Решетняк (Решетников) Петр Федорович (1895 – не ранее 1943) 
 

Советский инженер-технолог, специалист в области переработки (гидрогенизации) нефти и селективной очистки масел.

Родился на х. Волчьем (с. Тишанка) Валуйского уезда Воронежской губ. в семье крестьян. В 1912 г. окончил городское училище в г. Валуйки, в 1915 г. – педагогические курсы, там же, по совместительству работал учителем начальной школы. В 1915 г. был мобилизован и направлен в школу прапорщиков в г. Тифлис, а в 1916 г. в звании подпоручика - в 266-ой Пореченский пехотный полк на Западный фронт, командир роты, затем начальник противогазовой обороны полка, награжден орденами Св. Анны и Св. Станислава 3-й ст. В феврале 1917 г. получил отравление газами.

В 1918 гг. – инструктор Союза потребительских обществ, г. Валуйки. С 1919 г. – член ВКП(б). С января 1919 по 1924 г. – в РККА: начальник военного обучения Валайского военкомата, командир 121 Валуйской роты особого назначения ВЧК. В 1925 – 1928 гг. – на партийной работе в Воронежской и Центральной Черноземной областях.

В 1928 – 1932 гг. – студент Московского химико-технологического им. Д.И. Менделеева и Московского нефтяного им. акад. И.М. Губкина институтов, «парттысячник», окончил химико-технологическое отделение МНИ.

С 1933 г. работал в Центральном институте авиамоторостроения (ЦИАМ) – заместитель начальника физико-химического отдела, с 1934 г. – заместитель начальника (директора) Центрального института авиатоплив и масел (ЦИАТИМ) по научно-технической работе, в 1934 г. выезжал в длительную командировку в США.

Автобиография

Родился я в сентябре 1895 г. в хуторе Волчьем-Тишанка, Борисовской волости Валуйского уезда Воронежской губ. Дед и бабушка по отцу крепостные помещика Шидловского. Дед – конюх, бабка – кухарка. Отец мой тоже всю жизнь прожил у помещиков, начиная с детства: пастух-конюх, чернорабочий, а мать тоже в этих же экономиях – работала на полевых работах.

В 1908 г. я окончил церковно-приходскую школу в селе Рогонь близь Харькова, где отец работал в имении Дельферих Саде. Учился я хорошо и при помощи учителя школы в 1908 г. поступил в Харьковское городское училище, где мне регулярно выдавали пособие на книги и одежду. К тому времени нас у отца было 5 чел. детей – а заработок мои родители имели 15 руб. в месяц правда на так называемых готовых харчах. Одновременно со мной при содействии того же участия в Харьков была устроена одна моя младшая сестра в приют благотворительного общества. Зимой учился а летом всей семьей работали у помещика – включая семилетних детей – пололи, пасли телят и т.п., зарабатывая по гривеннику в день.

В 1911 г. отец попросил хозяина прибавить ему заработок, но вместо этого его уволили и он остался безработным. И этот год мы с отцом вынуждены были с утра до ночи рыскать в поисках хотя какой-нибудь работы, но на постоянную работу ни он, ни я ни где не устроились и голодали зверски. И отец со всей семьей переехал в уездный город Валуйки, где жила его сестра и мать. Устроился на работу к купцу Добрынину, у которого работал рабочим на маслобойном, а затем на кирпичном заводе, а я стал продолжать учиться в Валуйском городском училище. Но в феврале 1912 г. отец умер, мать была тоже неработоспособной и я стал как старший (было 16 лет) ответственным за сохранение от голода матери и пяти малолетних братишек и сестренок. В этом году я уже окончил городское училище. Но по канцелярской части на первое время в уездном городке больше 5 рублей в месяц не получишь; и осенью этого года я поступил на 3-х годичные педагогические курсы, открытые земством, где мне как одному из лучших слушателей выдавали стипендию им. Ломоносова – по 12 руб. в мес. Но материальная нужда семьи заставляла все время учиться и работать. За 3 года учебы я все время имел различную или вечернюю, или ночную работу: имел уроки, работал лаборантом на маслобойном заводе Акционерного общества Иванова, имел уроки в образцовой школе при курсах и др., грянула империалистическая война. По тогдашним законам я, как единственный кормилец семьи, считал, что до меня очередь не дойдет. В мае 1915 г. окончил курсы, в мае же был призыв моего года на действительную службу – и, правда, я призван не был, а зачислен в ратники ополчения 2-го разряда. Но законом этим я пользовался не долго. В сентябре этого же года меня взяли в армию по мобилизации, как ратника, не взирая на то, что я был признан нестроевым по слабости зрения. В течение года я пробыл в различных военных частях рядовым солдатом.

В июне 1916 г., не взирая на то, что у меня плохое зрение, меня направили в 1-ю Тифлисскую школу прапорщиков. которую я и окончил в сентябре 1916 г. А в начале декабря меня с маршевой ротой отправили на Западный фронт, где попал в 266 пехотный Пореченский полк – младшим офицером – командиром взвода 8 роты. Здесь 28 февраля 1917 г. во время наступления немцев у озера Нарочь я был отравлен удушливым газом, в результате чего был эвакуирован в Харьков, где пролежал в госпитале Красного Креста 5 месяцев. В конце июля 1917 г. меня еще больного, благодаря приказу авантюриста Керенского, затеявшего продолжать империалистическую войну, отправили опять на фронт, в этот же полк. Но как больного меня послали на нестроевую работу в команду противогазовой обороны. Здесь впервые я в окопах познакомился с основами учения К. Маркса. Один меньшевик, некто Штернберг, дал мне прочесть его манифест; несмотря на засилье эсеров в полку к нам попадала окопная правда, с ясными понятными лозунгами большевиков о войне, о мире, о земле.

С детства видя угнетение и эксплоатацию окружающих меня тружеников – моих родителей и нас детей, муки и страдания загнанных  в окопы рабочих и крестьян и их истинные цели и стремления, я сразу понял насколько близкими и понятными для меня являются слова Маркса, как долгожданны и родны были лозунги большевиков.

Я с большой энергией повел разъяснение среди солдат, о том, что надо кончать войну, о необходимости братанья с немцами и т.д. Но не законченное лечение после отравления удушливыми газами сказалось, я опять слег и был в сентябре 1917 г. отправлен в Витебск, а затем в Воронеж, где я пролежал до января 1918 г. и был вовсе освобожден от военной службы. По приезде домой в г. Валуйки продолжал лечиться в местной больнице. В апреле город был оккупирован немцами и за ними пришли гайдамаки. В это время я работал инструктором по кооперации – в Валуйском союзе потребительских обществ и опять пришлось наблюдать, как гуляла нагайка по спинам крестьянской бедноты, не могущей выполнить непосильных грабительских налогов оккупантов.

В декабре 1918 г. оккупанты ушли и 1 января 1919 г. я добровольцем вступил в ряды Красной Армии – и был назначен сначала инструктором, а затем начальником отдела всеобщего военного обучения при военном комиссариате, где спешно готовились пополнения для южного фронта Красной армии.

Но в июне деникинские белогвардейские части провали фронт и мы вынуждены были эвакуироваться на север до ст. Касторной – на время эвакуации комиссариата через Воронежский губвоенкомат и штаб Южного фронта, находившийся тогда в г. Козлове, я был послан в распоряжение начальника 6-й кавалерийской дивизии конного корпуса т. Буденного. Здесь я вел различную административную хозяйственную работу по налаживанию снабжения в полках. И здесь же в ноябре во время партийной недели в 32 кавполку вступил в партию.

В декабре того же год г. Валуйки был освобожден от белых банд и я был направлен на место постоянной работы – начальником военного обучения при увоенкомате. Но далеко отброшенные белогвардейские фронты не дали еще полной победы. Кулаки, бывшие остатки помещиков и эсеров начали формировать отряды и уничтожать Советы, партийные организации и людей, близких к Советской власти.

Для подавления этих выступлений были организованы отряды из коммунистов, впоследствии переименованные в части особого назначения, были организованы выездные сессии рев. трибунала.

В 1920 г. я работал членом выездной сессии революционного трибунала.

В 1921 г. был членом тройки Воронежской губчека по борьбе с политическим бандитизмом и начальником прод. отряда и заведующим отделом народного образования.

В 1922 до 1924 г. был командиром частей особого назначения.

Кроме того в 1923 г. был редактором уездной газеты.

После расформирования частей особого назначения 1924 г. был демобилизован и Воронежским губ. комитетом ВКП(б) был прислан на партработу инструктором Нижнедевицкого уездного комитета ВКП(б), заведующим орг. отделом Укома ВКП(б).

С 1925 г. работал инструктором Воронежского губернского комитета ВКП(б), зав. информ.-стат. п/о и членом редколлегии “Известий губкома”, а после районирования работал зав. информ. отделом орг. бюро ЦК ВКП(б) по Центрально-Черноземной области и впоследствии обкома.

В сентябре 1928 г. в счет парттысячи был послан на учебу в Московский химико-технологический институт им Менделеева.

В 1930 г. перешел в Московский нефтяной институт и в 1932 г. окончил Химико-Технологическое отделение. Комиссией при ЦК ВКП(б) по распределению парттысячников инженеров был послан на работу в ЦИАМ в качестве зам. начальника физико-химического отдела по научно-исследовательской части, затем зам. нач ЦИАМ по научно-технической части.

В 1934 г. был в командировке в Америке, где изучал вопросы производства авиационных масел. По возвращении работаю инженером, руководит. исследовательской работы «Разработка методов очистки авиационных масел селективными растворителями».

П. Решетняк” 

(из фондов Российского государственного архива экономики).

Выписка из протокола № 2 заседания Совета ученых ЦИАТИМ от 15 октября 1935 г.

6. Слушали.

О присуждении тов. Решетняку Петру Федоровичу ученой степени Старшего Научного сотрудника. …

Совет ЦИАТИМ констатирует, что:

1. тов. Решетняк П.Ф. имеет 4 ½ летний химико-технологический стаж.

2. тов. Решетняк П.Ф. достаточно хорошо ориентируется в вопросах нефтелогии и обладает достаточной эрудицией в области химии и технологии масел.

3. В настоящее время тов. Решетняк работает ст. инженером и руководит работой в области селективной очистки нефтепродуктов с целью получения высокосортных авиационных масел, как в лабораторных условиях, так и на опытном заводе ЦИАТИМа.

4. В указанной области работы тов. Решетняка было проявлено знание дела и разработаны:

1) Способы получения высококачественных авиомасел, образцы которых сейчас испытываются на авиационных заводах.

2) Метод получения авиамасел из Эмбинского концентрата путем очистки нитробензолом

3) Метод получения авиамасел путем очистки того же сырья дихлорэтиловым эфиром.

4) Методы получения авиамасел из мазута Сураханской нефти путем очистки нитробензолом с предварительной и последующей депарафинизацией сырья.

Проведенные тов. Решетняком П.Ф, научно-исследовательские работы легли в основу для проектирования строящихся в ближайшее время заводских инсталляций.

Постановили:

… Совет ЦИАТИМа постановляет возбудить ходатайство перед Квалификационной Комиссией НКТП о присвоении Ст. Инж. П.Ф. Решетняк звания Старшего Научного Сотрудника по специальности химии и технологии масел.

Председатель Вирабян” 

(из фондов Российского государственного архива экономики).

Подготовил Ю.В. Евдошенко


Публикации  в журнале ''Нефтяное хозяйство"

Хохряков П.А., Решетняк П.Ф., Гетманова И.П. (ЦИАТИМ, Москва)
Первые опыт работы заводской установки очистки масел селективными растворителями
Раздел: Архив журнала / 1935 / Август / Нефтепереработка

Решетняк П.Ф., Макеева Е.Д., Геликман З.Л. (ЦИАТИМ, Москва)
Опытная полузаводская установка для очистки масел нитробензолом (противоточная экстракция)
Раздел: Архив журнала / 1937 / Октябрь / Нефтепереработка