Лечение неходжкинской лимфомы 4-й стадии, цирроза печени, асцита, варикоза при пороке сердца и низком артериальном давлении

110. Пишу Вам уже второй раз. Первое письмо отправила в конце июля 1998 г.
Диагноз мне поставили в больнице г. Кишинёва, его я узнала в октябре 1997 года: «Неходжкинская лимфома, пролимфоцитарный вариант, с поражением селезёнки и костного мозга, стадия 4-А. Цирроз печени, субкомпенсированный. Портальная гипертензия. Асцит. Сочетанный митральноаортальный порок сердца с преобладанием недостаточности».
Вот такой был у меня «букет» болезней. Стали мне проводить химиотерапию: кололи винкристин. Сделали два укола и отправили домой, в Бельцы, для продолжения лечения.
Там мне сделали ещё три укола. Сначала я переносила уколы хорошо, но спустя месяц с небольшим начались ухудшения. Я ослабела (не могла даже встать на ноги), потеряла аппетит, не спала, была в критическом состоянии.
В больнице мне лечили печень, но я ослабла ещё больше и ушла домой. Точнее, не сама ушла, а меня вынесли и отвезли домой на машине. Дома мне тоже было очень плохо. Днём и ночью возле меня дежурили сын и невестка. Были сильные отёки, бессилие, большой живот (асцит, или «водянка живота»). Не могла даже встать с дивана.
1998 год встречала, сидя на подушке, куда меня посадил сын, перенеся с дивана. И даже на ней я не могла долго сидеть. Не могла повернуться на бок во время сна – меня поворачивал сын.
В мае того года я прочитала Вашу книгу. И на следующий же день, 29 мая, начала принимать смесь. Вначале было плохо; я пережила всё, что написано в книжке: и тошноту, и расстройство желудка. Моча шла бордового цвета, с осадком. Терзал сильный кашель с мокротой, длившийся месяц с лишним. Было желудочное кровотечение из-за варикозного расширения вен верхней части желудка.
Врач сказал, что варикозное расширение вен в таком месте – следствие цирроза печени, и что оно у меня было давно. Очень сильно отекали ноги.
Пью смесь масла с водкой уже 1 год и 7 месяцев. Чувствую себя нормально. Сама всё делаю: готовлю, стираю, хожу на рынок и т. д. К онкологам обращаюсь очень редко. Когда прихожу, они только восхищаются мной, но ничего толкового предложить не могут. Наш врач-онколог – за Ваш метод.
Я очень верю в победу, и поэтому, наверное, Бог даёт мне ещё дни жизни. Все, кто знают о моём лечении, в восторге. Мне 62 года, я ещё хочу жить.
Диету Вашу соблюдаю, исключила молочное и сладкое. Хотя летом и осенью кушала разные фрукты.
Селезенка у меня больших размеров и «находится в стадии ремиссии, на уровне крыла подвздошной кости» – так написано в выписке из больницы.
В октябре 1999 года я второй раз поехала в Кишинёв на обследование. Врачи выдали заключение: «Увеличенных периферических лимфоузлов не обнаружено». Но свой первоначальный диагноз «лимфома» не сняли, сказав: «Ошибки быть не могло».
Профессор сначала посоветовал мне сделать операцию по удалению селезёнки. Однако, когда он познакомился со всеми моими диагнозами и анализами и проконсультировался с анестезиологом и хирургом, то пришёл к выводу: операция в моём случае – очень большой риск.
Наш местный онколог об операции говорит: «Ни в коем случае!» А гастроэнтеролог (здешний, в Бельцах) сказала насчёт моей печени: «Я у Вас сейчас цирроза печени не нахожу». Думаю, а где же он?! Значит, я его вылечила маслом с водкой.
У меня из-за порока сердца было и осталось очень маленькое нижнее кровяное давление: 130/(20–30). Но сейчас меня сердце не беспокоит.
По сравнению с данными двухлетней давности, улучшились анализы крови: гемоглобин был 78, затем 85, а теперь 92 г/л. Билирубин был 45, а стал 9,6 (в норме). Тромбоцитов было 78 тысяч (в 2,5 раза меньше нормы), а сейчас их 300 тысяч, в пределах нормы. Это всё тоже говорит о нормализации работы печени и селезенки. Отёки у меня все прошли, из брюшной полости вода тоже постепенно ушла: уже полгода, как асцит исчез.
22 декабря 1999 г., В–овская Л.Н.,
г. Бельцы, Молдова.