Лечение метастазов злокачественной параганглиомы в легких. К чему приводят сомнения в диагнозе врачей

79. Хочу рассказать Вам свою историю. Меня зовут Ольга, мне сейчас 23 года, пишу Вам с Украины. В 2006 году после проведённой открытой биопсии легких в областной больнице города Хмельницкий мне поставили диагноз: "Канцероматоз (то есть, рак) легких", а в гистологическом заключении было написано, что исследованный материал с большей мерой вероятности можно отнести к метастазам злокачественной параганглиомы.
Перед тем, как выписать с больницы, врач сказал моей маме, что с таким диагнозом больше 3-х месяцов я не проживу. Но всё же направил меня в Хмельницкий онкодиспансер на химиотерапию.
В это же время в руки моей мамы попала Ваша книга, и мы решили отказаться от химиотерапии, и начали лечиться по Вашей методике. Моя мама тогда (в 2006 году) Вам писала, и Вы нам ответили. Я пила смесь из 40 мл водки + 40 мл подсолнечного нерафинированного масла, соблюдала диету.
Всё у меня было хорошо, ничто нигде не болело. Я была полна сил и энергии, даже поступила в университет на стационар.
Каждый год проходила обследование. Поначалу пятна в легких никуда не девались, но и не увеличивались, и новые не появлялись. Затем с каждым годом снимок легких начал становиться лучше. Опухоли уменьшались, хоть и очень медленно.
Врачи удивлялись, спрашивали, чем я лечусь. Когда я говорила, что водкой с маслом – некоторые улыбались, другие говорили: "Если помогает, то пейте".
Врачи и вообще многие знакомые всё чаще говорили: "Что-то здесь не так, такого не может быть. С таким диагнозом так долго не живут; это, наверное, мне диагноз не тот поставили".
С меня даже уже хотели снять инвалидность, которую дали в 2006 году. У меня тоже начали появлятся сомнения, а вдруг врачи правы и никакого рака у меня и не было.
Я пропила водку с маслом ровно 2 года, и в 2008 году решила сделать перерыв побольше. Но так больше и не начала пить смесь, думала: "Ну всё же и так хорошо. Если метастазы будут увеличиваться, я снова начну пить водку с маслом". И это была моя ошибка! Вы в своей методике не зря предупреждаете, что ни в коем случае нельзя бросать это лечение до полного исцеления...
В 2011 году в январе я сломала правую руку. Когда сняли гипс и сделали снимок, то оказалось, что в месте перелома и немного выше на кости появились подозрительные "пятна". Меня опять направили в Хмельницкий онкодиспансер, всё началось сначала.
Сделали обследование, и оказалось, что у меня за последние три года (прошедшие без Вашго лечения) метастазы "сидят" уже не только в легких, но и в печени, костях. Сделали биопсию правой плечевой кости. Очень долго выясняли правильный диагноз, и наконец-то поставилитот же, что и в 2006 году: "Злокачественная параганглиома IV стадии без установленного первичного очага, с множественными метастазами".
Мне назначали то одну, то другую химиотерапию. Я была в шоке от всего этого, и Ваш метод почему-то вылетел у меня из головы. Как я сейчас об этом жалею!
В результате химиотерапий у меня сломалась ещё и ключица, метастазы везде увеличивались. Мы очень испугались, правой рукой я ничего не могла делать. А после перелома левой ключицы, я вообще слегла. Мама кормила меня с ложки.
Врач предложил капать дорогую "химию", а для укрепления костей – тоже не дешёвый бифосфонат ("бонефос"). Это немного помогло, я стала чувствовать себя лучше. Боли в костях уменьшились, рост метастазов замедлился. Но метастазы-то ничуть не уменьшаются! В моей правой руке метастаз уже размером с яблоко, структура кости разрушена.
Я уже прошла 7 курсов химиотерапии. Понимаю, что "химия" не вылечит, а только на какое-то время сдержит рост метастазов. Но при этом она сильно вредит другим органам.
Поэтому всё же хочу вернуться к Вашему методу и снова начать пить водку с маслом. Я уверяна, что Ваш метод помогает, и уже буду пить водку с маслом столько, сколько понадобится до полного исцеления.
3 октября 2011 г., Ольга М.,
г. Хмельницкий, Украина.