Всеобщая грамматика Пор-Рояля

    Языковеды XVII века взяли у рационалистов только признание ведущей роли разума в человеческой деятельности, — в частности в языковой деятельности. Законы разума были распространены на язык. К этому в грамматике того времени уже была подготовлена почва: опираясь на формальную логику Аристотеля, уже объясня­ли предложение как выражение формально-логического суждения; подлежащее — выражение субъекта суждения, сказуемое — пре­диката. Но если Аристотель считал, что только некоторые типы предложений можно рассматривать с логических позиций, то те­перь в предложении любого строя усматривали выражение логи­ческого суждения, а весь строй языка подчиняли законам логики.

    Плодом рационализма в языкознании явились универсальные фи­лософские грамматики. Основываясь на том положении, что зако­ны разума всеобщи и одинаковы для людей всех рас, племен и эпох, языковеды полагали, что можно на основах разума (т. е. формаль­ной логики, поскольку считалось, что деятельность разума проте­кает по ее законам) построить универсальную (т. е. всеобщую, одну для всех) грамматику. Ее примером может служить "Всеобщая грам­матика, построенная на основах разума и содержащая обоснование искусства говорить, изложенная ясным и естественным способом". Составили ее А. Арно и К. Лансло на французском языке в 1660 году. Грамматика была написана в монастыре около Версаля Пор-Рояль. Пор-Рояль был широко известен как крупнейший центр про­свещения и науки, в истории языкознания эта грамматика и извест­на под именем грамматики Пор-Рояля.

    Грамматика устанавливала "общие всем языкам принципы и при­чины встречаемых в них различий", строилась она на материале французского, древнегреческого, латинского и древнееврейского языков. Ясно, что каждый из этих языков (особенно выделялся из них древнееврейский язык иной семьи и иного строя) имел свои особенности, которые не укладывались в логические априорно по­строенные схемы рациональной грамматики. Однако это не смуща­ло ее авторов: если что-то в языке не соответствовало предложенным схемам, то это объяснялось порчей языка и предлагалось его исправление или устранение из языка подобных фактов. Граммати­ка строилась не на наблюдениях над грамматическим строем язы­ков, а дедуктивным методом — из общих положений, законов, при­писываемых разуму. Грамматика диктовала правила языку.

    Конечно, известная соотносительность логических и граммати­ческих категорий не подлежит сомнению, но это не значит, что все категории логики должны прямолинейно находить отражение в язы­ке (например, понятие должно соответствовать значению слова, суж­дение и умозаключение — различным типам предложения), что язы­ковые явления не могут переступать пределы логики.

    Каждое выражение мысли может определяться с логической, пси­хологической и лингвистической точек зрения. Языковеды должны заниматься лингвистической стороной. Поэтому подмена лингвис­тического подхода к языку логическим анализом ведет к априор­ным построениям, игнорирует специфику грамматики конкретно­го языка. В каждом языке имеются слова, которые не отражают логических понятий, а связаны с выражением чувств, побуждений, волеизъявлений, т. е. того, что не допускается логикой. В любом языке имеются односоставные предложения, вопросительные и вос­клицательные предложения, которые противоречат логическим оп­ределениям.

    Грамматика Пор-Рояля имела для своего времени большой ус­пех, вызвала многочисленные подражания, а её рационалистичес­кие принципы часто встречаются в грамматических работах пер­вой половины XIX века (Беккер в 1836 году "Пространная немец­кая грамматика", Ф. И. Буслаев "Историческая грамматика русско­го языка"). Отзвуки идей Пор-Рояля наблюдаются в структурном и математическом языкознании.

Признание активной роли разума проявилось также в попытках создания международных искусственных языков. За последние 300 лет было выдвинуто приблизительно 600 проектов искусственных языков.

Comments