Пражская школа фунциональной лингвистики. Лингвистическая концепция Н.С. Трубецкого. Исследования в области грамматики. Теория об актуальном членении предложения В. Матезиуса

Одним из направлений структурализма является Пражская лин­гвистическая школа (Пражский лингвистический кружок, как на­зывали себя пражские структуралисты). Она образовалась в 1926 г. и просуществовала до 1952 г. Во главе школы стоял В. Матезиус, помимо него, среди представителей ее были Б. Трнка, Б. Гавранек, И. Вахек, Я. Мукаржовский, и др., в кружок входили представители Московского универси­тета Н. С. Трубецкой, Р. О. Якобсон.

Отличительной особенностью Пражской школы является тесная связь с перечисленными русскими и западноевропейскими учены­ми — К. Бюлером (Австрия), Л. Блумфильдом (США), А. Мартине (Франция)

Теоретические взгляды представителей Пражской лингвистичес­кой школы нашли свое отражение в "Тезисах Пражского лингвис­тического кружка" (1929 г.).

На формирование лингвистической теории пражских языкове­дов большое влияние оказали некоторые взгляды Ф. де Соссюра, а также русской лингвистики, представленной трудами И. А. Бодуэ-на де Куртенэ, Ф. Ф. Фортунатова, А. А. Шахматова.

За. Одним из важнейших положений в концепции Пражской лин­гвистической школы является понятие языковой функции. Поня­тие функции языка у пражан основывается на учении немецкого языковеда К. Бюлера о языковых функциях, изложенном им в рабо­те "Теория языка. Структурная модель языка".

Пражские лингвисты развивали представление о языке как фун­кциональной системе, видя в языке систему средств выражения, слу­жащих определенной цели. Термин "функция" пражане понимали не в математическом смысле (выражение строгой зависимости), а как целевую установку речевого высказывания. Введение понятия функции привело к установлению так называемой телеологичес­кой (целевой) точки зрения, согласно которой любое языковое яв­ление следует оценивать с точки зрения цели, к которой оно на­правлено.

Требование системности так же необходимо в изучении языка, как и требование функциональности. В "Тезисах" записано: "Ни одно явление в языке не может быть понято без учета системы, к которой оно принадлежит".

Условием включения явления в систему является выделение его различительных признаков и рассмотрение языковых категорий как оппозиций. Представители Пражской лингвистической школы вы­явили дифференциальные признаки фонем и морфем, разработали учение о языковых оппозициях, причем между фонологическими и морфологическими оппозициями установили структурно-логичес­кий изоморфизм, так что учение о категориях системы языка было истолковано как процедурно-методическое. Системность и функциональность являются двумя характерны­ми особенностями Пражской лингвистической школы, вот почему ее называют школой функциональной лингвистики.

Пражские структуралисты отвергли приписываемое де Соссюру противопоставление синхронии и диахронии. В "Тезисах" от­мечалось, что нельзя воздвигать непреодолимых преград между син­хроническим и диахроническим подходами. Вместе с тем пражс­кие языковеды подчеркивали преимущество синхронного анализа, поскольку изучение современного состояния языков представляет­ся единственным критерием, дающим исчерпывающий материал и позволяющим составить о языках непосредственное представление. Признание тесной связи синхронии и диахронии привело праж­ских языковедов к целому ряду важных положений.

Основатель Пражской лингвистической школы В. Матезиус выд­винул метод "аналитического сравнения" языков, согласно которо­му в синхронном плане сравниваются системы родственных и не­родственных языков с выявлением тенденций их развития.

Ф. де Соссюру приписывают высказывание о том, что два языка в одном синхронном срезе ближе друг к другу, чем к своим более ранним состояниям.

Изучение сходных явлений в родственных и неродственных язы­ках, генетически относящихся к разным языковым семьям, позво­лило пражским ученым разработать понятие языкового союза в противоположность понятию языковой семьи.

Под языковым союзом они понимали группу географически смежных неродственных (или не близкородственных) языков, об­ладающих сходными чертами в синтаксической, морфологической и фонологической структурах. Сходные черты возникают в резуль­тате контактов народов — носителей этих языков, когда возникают общие особенности, которые со временем проникают вглубь ареа­лов распространения языков.

Члены Пражской лингвистической школы описывали Балканс­кий языковой союз. Как известно, на Балканах функционируют язы­ки славянской, романской, албанской, греческой групп индоевро­пейской семьи: болгарский, македонский, сербохорватский (частично), восточно-романские, албанский, новогреческий. В процессе интенсивного взаимодействия языки, относимые к Балканскому языковому союзу, выработали комплекс типологических схождений, так называемых балканизмов, на всех уровнях языковой структу­ры.

Основоположник теории языковых союзов — Н. С. Трубецкой, выдвинувший также понятие Балканского языкового союза. Он впер­вые в 1923 г., а затем в 1928 г. на I Международном конгрессе лин­гвистов на примере Балканского языкового союза обосновал необ­ходимость отграничения языковых союзов от языковых групп и се­мей. Исследованием проблем Балканского языкового союза зани­мались Р. О. Якобсон, П. Скок, Б. Гавранек, В. Скаличка, Значительный вклад в изучение Балканского языкового союза принадлежит отечественным языковедам А. М. Селищеву, А. В. Дес-ницкой, С. Б. Бернштейну, Т. В. Цивьян, Г. А. Цыхуну, М. А. Габинскому и др.

Одной из основных заслуг Пражской лингвистической шко­лы перед мировым языкознанием является создание фонологии как научной дисциплины. Наиболее полно взгляды на сущность и ме­тодику изучения фонологических проблем изложены в книге Н. С. Трубецкого "Основы фонологии" (в нашей стране эта книга вышла в 1960 г. (пер. с нем.). Напомним, что разработка учения о фонеме принадлежит главе Казанской лингвистической школы И. А. Бодуэну де Куртенэ.

Н. С. Трубецкой подчеркивал: "Никогда не следует забывать, что в фонологии основная роль принадлежит не фонемам, а смысло-различительным оппозициям". Фонема как член оппозиции не со­впадает с конкретным звуком. Конкретные звуки являются лишь материальными символами фонем. Фонема может реализоваться в ряде различных звуков. Такие физически различные звуки, в кото­рых реализуется одна и та же фонема, Н. С. Трубецкой называет вариантами фонем. Например, в словах кон — конь имеется одна фонема [н], реализуемая [н] и [н'], которые являются вариантами этой фонемы; огубленное [ду] в слове дупло и [д] с боковым взры­вом в слове длань являются вариантами фонемами [д]. Н. С. Тру­бецкой, вслед за И. А. Бодуэном де Куртенэ, различает фонетику — науку о звуках речи и фонологию — науку о звуках языка.

Фонема — кратчайшая фонологическая единица языка. Фоне­мы, различая слова, характеризуются различительными (дифферен­циальными) и неразличительными признаками. Различительные признаки образуют фонологические оппозиции.

Оппозиции изучаются с точки зрения их логической структуры и представленности в реальных языках. По мнению Н. С. Трубец­кого, оппозиции могут классифицироваться по трем основаниям — по отношению к системе оппозиций, по отношениям между члена­ми оппозиции и по действенности в различных позициях.

Принципы структурного и функционального подхода члены Пражской лингвистической школы стремились распространить на изучение проблем морфологии и синтаксиса.

Пражане признавали изоморфизм фонологического и морфоло­гического исследования, поэтому логическая классификация оппо­зиций, разработанная для фонологии, применяется и для морфоло­гии. Эти принципы были обоснованы в работах В. Скалички "О грамматике венгерского языка" и Р. О. Якобсона "Очерк общего учения о падеже".

Морфологическая проблематика Пражской лингвистической школы ограничивалась изучением морфемы и морфологических оп­позиций (например, нейтрализация родов во множественном чис­ле), совокупности оппозиций. Так, имя существительное в русском языке понимается как способность слова, принадлежащего к этой части речи, участвовать в оппозиции падежей, чисел и родов.

В работах Р. О. Якобсона о грамматических оппозициях была поставлена задача поисков единого семантического инварианта каж­дого из членов морфологической категории, обосновывался тезис о непременной бинарности лингвистической (в том числе грамма­тической) оппозиций, выдвигалась идея неравноправности членов морфологической корреляции (связанная с соответствующими на­блюдениями русских грамматистов и с идеей Трубецкого о нерав­ноправности членов фонологической корреляции).

Морфология как раздел теории лингвистической номинации в учениях Пражской лингвистической школы была противопостав­лена синтаксису как теории синтагматических способов.

В синтаксисе противопоставление языка и речи ведет к разгра­ничению предложения и высказывания.

Член Пражской лингвистической школы В. Матезиус разрабо­тал теорию актуального членения предложения, чем и заложил ос­новы функционального синтаксиса (работы "О так называемом актуальном членении предложения" (1947 г.), "Основная функция порядка слов в чешском языке" (1947 г.) и др.).

Отметим, что идеи о психологическом членении предложения были ранее высказаны представителями Московской лингвистичес­кой школы Ф. Ф. Фортунатовым и А. А. Шахматовым.

Актуальное членение, по В. Матезиусу, следует противопоста­вить его формальному, грамматическому членению. Если формаль­ное членение разлагает состав предложения на его грамматические элементы, то актуальное членение выясняет способ включения предложения в предметный контекст, на базе которого оно воз­никает.

В качестве основных элементов актуального членения В. Мате­зиус выделяет исходную точку (или основу) высказывания, то есть то, что является в данной ситуации известным или, по крайней мере, может быть понято из контекста, и ядро высказывания, т. е. то, что говорящий сообщает об исходной точке высказывания. Основны­ми средствами актуального членения выступают интонация и по­рядок слов. В отечественно синтаксисе более распространены тер­мины тема-рема. Функциональный подход был плодотворно применен к ис­следованию проблем литературного языка и культуры речи (у пра­жан — языка). Решению этих вопросов способствовали также прак­тические задачи, стоящие перед чешскими лингвистами. Эти зада­чи были обусловлены особенностями развития чешского литера­турного языка.

Утверждение Пражской лингвистической школы о том, что "каж­дая функциональная речевая деятельность имеет свою условную си­стему языка в собственном смысле", вряд ли правильно, так как до уровня "языка" поднимаются различные стили: поэтический, фами­льярный и т. п., а о поэтическом и о литературном языке говорится как о различных языках, отличающихся от общенародного языка.

Функционализм Пражской лингвистической школы сказался в теоретическом обосновании проблемы культуры языка. Под куль­турой языка пражские ученые понимают заботу о стабильности, ус­тойчивости литературного языка, который должен избавиться от всех ненужных колебаний. Деятельность Пражской лингвистической школы сыграла важ­ную роль в истории языкознания. Она оказала и продолжает оказы­вать существенное влияние на развитие мировой лингвистики. Ос­новные идеи Пражской лингвистической школы не утратили акту­альности и в наши дни.
Comments