1. ОТЗЫВЫ О ТВОРЧЕСТВЕ


писатель Василий БЕЛОВ (из статьи, вологодская областная газета «Красный Север», 16.12.79 г. (№288):

«Прошедший недавно областной семинар молодых литераторов порадовал вологжан появлением новых имен, еще не известных широкой общественности. Особенно приятно то, что большинство участников семинара – люди действительно молодые, не перешагнувшие тридцатилетний рубеж. Среди них выделяются такие прозаики, как Олег Ларионов (вологжанин) и Александр Драчев (уроженец Великоустюгского района). Молодость в литературе, как и везде, предоставляет человеку свои преимущества и свои опасности. Преимуществ не так уж и много, а вот опасностям, как говорится, несть числа…»



писатель Николай ЖУРАВЛЕВ, рецензент Северо-Западного книжного издательства, г.Архангельск, (из аннотации, 8.12.86 г.):

«По прочтении рукописи О.Ларионова (повесть «Пепел», рассказы) у меня создалось впечатление, что мы имеем дело с незаурядным дарованием. Олег Ларионов – поэт по самой сути мировидения. Все рассказы его (или этюды, как он их называет) тому подтверждение. Да и повесть «Пепел» высвечивает эту грань романтической души автора… Банальный, вроде бы, случай обрел здесь сюжетный разворот. Вернее, сюжетом стал психологический анализ любовной интриги. Верность тона, убедительность мотивировок придали значительность расхожему факту. И этот факт стал фактом искусства».



Юрий РАТНИКОВ, заслуженный работник культуры Российской Федерации, председатель Вологодской областной организации Союза журналистов России, член жюри Всероссийского национального конкурса «Сельский портрет» (по Вологодской области). Из рецензии на материалы конкурса, 2003 г.:

« На мой взгляд, первой премии заслуживает рассказ Олега Ларионова «Беда над Спасом». Вещь очень человеческая. Через характер и позицию главного героя Ивана Артемова как бы проходит история и судьба советского крестьянства. Это портрет крестьянина и одновременно портрет эпохи со всеми ее плюсами и минусами. Когда читал рассказ, то невольно вспоминались «Старик и море» Хемингуэя и распутинская (а, может быть, абрамовская – точно не помню, но, думается, не в этом суть) деревня под водой».


поэт и литературовед Александр ШВЕЦОВ, (из рецензии):

«О прозе Олега Ларионова мне неоднократно приходилось и писать, и говорить… Сюжет у него – не просто цепь событий в их логическом единстве, а… выражение идеи, что представлялось и представляется мне явлением в сегодняшней литературе. Во всяком случае, читая прозу Ларионова, всегда выходишь на большой огляд с нее к таким понятиям, как идеал, мировоззрение, традиция, психологизм…»




Наталья БАТУРИНА, заведующая литературным музеем Игоря Северянина «Усадьба Владимировка» (Череповецкое музейное объединение), 2006 г.

«Олег Иванович Ларионов - автор многих прозаических произведений (как выходивших отдельными книгами, так и публиковавшихся в центральных «толстых» журналах), в которых сочетаются высокое художественное мастерство и публицистический пафос, лиризм и гражданственность».


писатель Сергей БАГРОВ, отрывок из рецензии на повесть «Пепел», Вологодская писательская организация:

«Олег Ларионов был участником областных, зональных и республиканских литературных семинаров, где его произведения вызывали всякий раз горячие споры. Не случайно на одном из обсуждений В.И.Белов сказал: «Ларионова надо принимать в Союз писателей не тогда, когда станут выходить его книги, а сейчас, когда он воспринимает мир своих героев непосредственно и честно»...

У Олега Ларионова главный персонаж показан не только в развитии сюжета, но и во внутренней борьбе с самим собой, когда выясняется состоятельность и мера качеств человека… Полагаю, этот образ [герой повести «Пепел»] вылеплен Олегом Ларионовым убедительно и крупно... Не чувствуется, чтобы автор брал для себя примером кого-нибудь из писателей нашего или старшего поколения. Его герои пришли на страницы повести с улиц современного города. Такие большие подарки нынешние молодые писатели дарят читателю довольно редко, многие страницы их бумажных трудов засорены тенью того или иного широко известного писателя. Про Олега Ларионова, к счастью, сказать подобное нельзя».


поэт Александр РОМАНОВ, из рецензии, Вологодская писательская организация:

«Символ пепла (название повести О.Ларионова) возникает из сжигаемых за окном судебного помещения прошлогодних листьев, как знак очищения от миновавших заблуждений и горестных страстей. Вот, казалось бы, и все. Заурядная история… Однако Олег Ларионов… сумел потом эту заурядную историю развернуть в настоящую драму...»

писатель Сергей БАГРОВ, из рецензии, Вологодская писательская организация:

«Представленные миниатюры… свежи, самостоятельны. В каждой – неожиданное решение автора. Человека в них почти нет – есть его ощущение. Ощущение погони, предвидение катастрофы («Дом, сущий где-то»)… «Взгляд» – здесь ощущение славы, предчувствие любви и блаженства и крах надежд. Очень емкий этюд… «Цветок иван-чая» – о восприятии нами вечности и красоты. Рассказ символичен…»


поэт и литературовед Александр ШВЕЦОВ, журнал «Север», №8 за 1987 г., статья «Поймет ли он, чем ты живешь?..»:

«Это… не исключение, а правило в сегодняшней издательской практике. Достаточно вспомнить последнюю рукопись одного из самых, на мой взгляд, перспективных молодых прозаиков России – вологжанина Олега Ларионова. Несмотря на две положительные рецензии от вологжан и в целом положительную – Николая Журавлева рецензента издательства, рукопись издательством отклонена. И сколько подобных примеров! В Вологде, Архангельске, везде…»


критик Андрей СМОЛИН, предисловие к первому изданию повести «Дембельский аккород» :

«Страшную повесть предстоит вам прочесть — хочу предупредить изначально. Но даже если вы привыкли к чтению успокаивающему, а прозе благостной, светлой — прочесть ее надо!

Ощущение ада не покидает с первых страниц повести Олега Ларионова. На первый взгляд, она о том явлении, которое в том или ином виде не сходит со страниц газет или книг. Явле­ние это — «дедовщина» в армии. И тут можно вспомнить хотя бы «Стройбат» С. Каледина или «Холостой выстрел» М. Жаравина. Может показаться, что еще одна повесть на этом материа­ле — лишнее подтверждение сути явления, которое тща­тельно скрывалось от народа и было самой великой «воен­ной тайной» последних десятилетий.

Но в отличие от тех произведений, которые упомина­лись, Олег Ларионов попробовал дать более сложные, глубинные объяснения страшного явления. Он, как кажется, едва ли не первым говорит, что «дедовщина» — это не только явление социальное, что признается многими. Она еще и проявление «бесовских» глубин природы самого человека, который, не обретя в себе духовного начала и душевного благородства, незаметно, но достаточно легко в определенных условиях может превращаться в бессловесную скотину, даже раба своих истязателей.

И очевидно, что если этому способствует еще и устройство таких государственных механизмов, как армия, например, то метастазы духовного разложения поражают уже не од­ного только человека или отдельный коллектив, но и все об­щество.

Противостоять коллективному «бесовству» сложно, не­вероятно трудно, но возможно. Мы увидим в повести, что это возможно. Вот, например, Андрей Филиппов — главный персонаж. Всего два-три года его отделяют по возрасту от своих сослуживцев, но даже этого срока оказалось достаточно, чтобы воспитать в своей душе свойства характера, крепкие основы духа, чтобы не поверить, что устоявшийся порядок — правильный и единственно возможный для всех и каждого. Он вступает в противоборство, иной раз терпит поражения, но остается верным себе. И, может быть, испытания, которые ему предстоит пройти, еще больше укрепят его.

В повести, впрочем, возникает несколько тем, которые не часто поднимались в прозе XX века. Например, о разру­шительном воздействии на человека рабского труда. Этот порядок в армии существовал очень долго, что, конечно, ска­залось почти на каждом, кто ее прошел. И в конечном итоге, сказалось на разрушении всего армейского механизма, ко­торое наблюдается сейчас.

Но несправедливо считать, что новая повесть Олега Ла­рионова только о «дедовщине». Она о людях, хотя чаще и безобразных, но все-таки — людях. Будет ли им достаточ­но, что их покажут и опишут со стороны не самой приглядной?

В данном случае — это вполне оправданный замысел автора. И он ему следует с первой страницы до последней.

Рафинированным эстетам от литературы явно не будет хватать в повести О. Ларионова изысканности слова или поступ­ков. Да, это — «голая» проза, почти что — документ, дневник событий. Тут, видимо, автор следует принципам «новой» прозы Варлаама Шаламова, который тоже считал, что проза должна отражать суть явления, а не «показывать фигу в кармане». Но «документальность» повести как раз и оставляет самое сильное впечатление, вызывая доверие к тексту и тому, что в него заложено. Тут только не надо закрывать глаза, твердя, что — это не про меня!.. Там есть про нас всех. И даже тех, кто к армии не имел никакого отношения.

Чтобы понять это, надо повесть для начала прочитать. А потом еще и подумать над ней!..»

Александр МОСИЕНКО, поэт, заслуженный работник культуры Российской Федерации, член Союза писателей и Союза журналистов России, лауреат литературных премий, г.Пятигорск (из послесловия к книге «Чужой город», 2008 г.):

«Проза Ларионова, в отличие от разрекламированных и доведенных до сумасшедших по нынешним временам тиражей легковесных дамских романов, всегда оставляет пищу для глубоких размышлений о жизни. Его герои до боли знакомы читателю.

В повести «Дембельский аккорд» и проблематика - дедовщина в современной армии - и образы, типы показаны во весь рост...

Хотя события, описанные Олегом Ларионовым, относятся к началу девяностых, они - и о сегодняшнем дне. И потому эта повесть еще более актуальна, представляя собой знаковое явление...

Автор совершенно точно изображает психологическое состояние солдат. Пристальное внимание автора к движению души – одно из главных достоинств повести.

Я уверен, что это смелое и реалистическое произведение найдет своего читателя, а главное - привлечет внимание к тому, во что превращена наша армия и каковы могут быть последствия для всей России, если все будет оставаться по-прежнему, если забота о Вооруженных Силах и о солдатах будет ограничиваться косметическим реформированием, не станет одной из самых приоритетных забот государства. У великой страны должна быть великая ар­мия.


Роман «Чужой Город» - новый поворот в творчестве О.Ларионова. Это не фантастика, но жестокая реальность конца прошлого и начала нового века, реальность, возведенная до символа...

После многих разочарований, свалившихся на Игоря, становится понятным, почему Великий Город, так привлекавший героя и ему подобных, Город, представлявшийся для него идеальным, в конце романа превращается в монстра, отнимающего двух близких Игорю людей. А там, где должны править творчество и идея, бал правят дельцы от искусства и хищники. Мир переворачивается...

Многие страницы романа посвящены искусству, живописи. Но это только так кажется. Ткань романа - взволнованный рассказ о нас в этом безумном мире...

И тревожно звучит признание Игоря Ларисе в одной из заключительных глав: «Кажется, Лор, только сейчас до меня стало доходить, какую опасность несут большие деньги, если они принадлежат мерзавцам. Даже праведники нанимаются к ним за гроши и исполняют кощунство, не ведая того...».

Не призрак ли денег-долларов одурманивает миллионы людей в столицах мира, чтоб у многих из них отнять потом последнее, вместо того, чтобы дать им работу, бесплатные места в учебных заведениях и клиниках, а главное - глубоко осознанную веру в Справедливость и силу своей страны. Не они ли лишают миллионы достойной человека жизни?

Своим творчеством Олег Ларионов ставит эти и многие другие, зачастую «не модные» ныне у парадных фасадов вопросы, и дай Бог ему новых успехов на этом благородном пути».


Андрей САЛЬНИКОВ, редактор журнала «Лад Вологодский», из статьи «Литература и жизнь», 3-й номер журнала за 2006 г.

«...Олег Иванович детективов не пишет, его повести — серьезная литература, хотя с крепким сюжетом. Чтение увлекательное — но совсем не бездумное. И что издатели «поп-литературы» пошли на сотрудничество с серьезным писателем, казалось хорошим признаком. Тем более, что книга "Дембельский аккорд" на прилавках не завалялась — значит, нашла читателя».
 
 

ДУША О РОДИНЕ БОЛИТ

(послесловие к сборнику «Чужой город»)

1.

Роман вологодского писателя Олега Ларионова «Чужой город», дав­ший название этой книге, - одно из самых актуальных и серьезных произведений послед­него времени. Но прежде чем говорить о нем и о книге в целом, хотя бы в нескольких строках расскажем о самом авторе.

Олег Иванович Ларионов родился в Вологде в 1959 году. Свои силы в литературе начал пробовать еще с раннего детства, только научившись читать. Но первые заметки, как и рассказы, появились в печати, когда Олегу было уже пятнадцать лет. Так он стартовал в журналистику и в литературу.

Позднее, отслужив в армии, он более твердо овладел пером, стал активно сотрудничать с различными газетами. За плечами остался факультет иностранных языков, работа переводчиком. Все-таки тяга к слову, за которым стоит собственный взгляд на мир, пересилила, и О.Ларионов становится профессиональным журналистом. Конфликты после острейших публикаций в газетах лишь закалили характер и оставили убежденность – не бояться говорить правду. Пожалуй, как творческому человеку, писателю повезло в жизни: ведь на его родине творили Константин Батюшков, Николай Рубцов, продолжает творить Василий Белов.

Могучая русская классика, творческий и жизненный пример выдающихся писателей-земляков придавали сил и вдохновения. О.Ларионов постепенно ушел от локальных проблем к масштабному изображению действительности.

Серьезной подпиткой его литературного творчества до сих пор остается журналистика: готовя статьи, очерки о конкретных живых людях, писатель находил и находит темы для художественных обобщений, художественных типов, ко­торые всегда трогают сердца читателей. И совершенно закономерно, что в 28 лет Олег Ларионов был принят в Союз журналистов СССР, а в 35 - в Союз писателей России. И так же закономерно, что О. Ларионов - редактор област­ной крестьянской (подчеркнем слово «крестьянской») газеты «Эхо земли». Здесь - его почва, его корни. И, как писал поэт Егор Исаев, «Там купно все, там все всему основа».

До выхода в свет романа «Чужой город» О. Ларионова печатали в издательствах «Кобуши Шобо» (Токио), «Импэто», «Теза» (Москва), Северо-Западном (Архангельск), литературных журналах «Наш современник», «Север», «Дальний Восток». Знаменательно, что первая повесть О.Ларионова «Пепел» вышла в издательстве «Художественная литература» (ленинградское отделение). Как говорит сам автор, его звездным часом в литературе стал выход в московском издательстве «Эксмо-пресс» в серии «Русский бестселлер» сборника повес­тей «Дембельский аккорд» (2000 год). В том же году Вологодская писатель­ская организация выпустила книгу его рассказов в серии «Вологда. XX век».

Я познакомился с Олегом Ларионовым в 1995 году в Москве. Так случилось, что его отец Иван Михайлович, тоже писатель, автор известного на Северо-Западе сатирического романа «Поющие глухари», а в прошлом - разведчик и переводчик, написал рецензию на книгу японского философа К. Курода на русском, а сопроводительное письмо автору - на японском. И направил в издательство. Через некоторое время получил приглашение в Москву встретиться с японскими издателями и родственниками философа. Иван Михайло­вич был болен и послал вместо себя сына. Так Олег оказался в Москве и ему, также переводчику, трудностей в общении не пришлось испытывать. На встрече оказался и автор этих строк, кстати, приглашенный как рецензент книги К. Курода «Сны Горбачева». С той поры все эти годы мы и поддерживаем с Олегом тесные творческие контакты.


2

Если говорить об общественном признании писателя Олега Ларионова, напомню, что он лауреат Всероссийской национальной премии «Сельский портрет», автор уже упомянутого сборника повестей «Дембельский аккорд», вышедшего большим тиражом в Москве. Публикация в крупнейшем издательстве страны «Художественная литература», имеющем весьма высокий профессиональный и читательский статус, затем в лучшем отечественном журнале – журнале писателей России «Наш современник» (рассказами О.Ларионова открывается майский номер за 2006 год) – также определенные вехи в признании его творчества.

Проза Ларионова, в отличие от разрекламированных и доведенных до сумасшедших по нынешним временам тиражей легковесных дамских романов, всегда оставляет пищу для глубоких размышлений о жизни. Его герои до боли знакомы читателю. Им сочувствуешь, им сопереживаешь, как, например, мужику, который вместе со своими земляками потерял доверие к властям, не способным оградить село от ежегодного затопления (рассказ «Беда над Спасом»). Он взялся в одиночку, вручную копать отводной канал, надорвался и умер, но дело свое завершил. Для блага односельчан.

Читателя возмущает поведение распоясавшегося олигарха (рассказ «Бронированный «линкольн»), которому ничего не стоит растоптать достойного человека, позволить девчонке-пустышке из «золотой молодежи» глумиться над ним.

В повести «Дембельский аккорд» и проблематика - дедовщина в современной армии - и образы, типы показаны во весь рост во всей их абсурдности (весьма распространенное в наши дни явление безнаказанно всё доводить до абсурда). Художественная и разоблачительная сила повести прежде всего состоит в том, что в ней это отвратительное и позорное явление показано глазами рядового Андрея Филип­пова, испытавшего все на себе сполна. И автор, безуспешно сдерживая свой гнев, показывает эту неприглядную сторону службы с показа первых дней появления молодых солдат в воинской части. Мы найдем в повести еще множество сцен, где с циничной последовательностью выбивают из солдат личность, бросая их то на ночную разгрузку угля, то на распиловку бревен, то на строительство городка для пополнения, забывая о главном назначении солдата - быть готовым к защите Родины.

Можно ли отработать боевое мастерство, если лишь два раза в году солдат стреляет боевыми патронами, делая от двух до пяти выстрелов? Так называемая «перестройка» больно ударила и по армии. Зачастую офицеры не занимаются своим непосредственным делом - воспитанием солдат. Им некогда: они отдали на откуп младшим командирам, «дедам» всю эту работу, а сами добывают семьям хлеб насущный, ибо уже забыли о своевременной и удовлетворительной зарплате. Отсюда и у солдат вместо любви нередко по­является ненависть к армии. Я помню, с каким почтением относились раньше к парням, уволившийся в запас. Они проходили в армии хорошую жизнен­ную школу, настоящую мужскую закалку. Старшие говорили: «О, этот па­рень «отслуженый», серьезный, значит, хорошим мужем будет». Теперь же под разными предлогами парни избегают службы в армии, достают мысли­мые и немыслимые документы, вплоть до справок из психодиспансера, - толь­ко бы не служить.

Сегодня то и дело слышно, как какой-то солдат, захватив оружие, перестрелял своих сослуживцев и бросился в бега, как бросают свои воинские части и дезертируют солдаты по всем параллелям и меридианам нашей вели­кой страны. Не так давно цифра дезертиров по России составляла свыше 12 тысяч человек. Ничего подобного никогда в истории государства не было.

Хотя события, описанные в повести Олега Ларионова относятся к началу девяностых, они - и о сегодняшнем дне. И потому эта повесть еще более актуальна. Болезнь дедовщины уходит вглубь. Полумеры государства по­ложения с армией не спасают. И здесь повесть О.Ларионова представляет собой знаковое явление.

Безусловно, необходимо остановиться не только на проблематике, но и на художественных достоинствах повести «Дембельский аккорд». Автор совершенно точно изображает психологическое состояние солдат. Пристальное внимание автора к движению души – одно из главных достоинств этого произведения.

Не только главный герой Андрей Филиппов, но и некоторые другие солдаты, как могли, сопротивлялись системе дедовщине. Одному из них, другу Филиппова Лаврентьеву, это стоило жизни. Однажды ночью, когда он дневалил по ро­те, ефрейтор Шамов и «дед»-латыш просто задушили его. А труп подвесили в умывалке, инсценировав самоубийство. Сверхэнергичная работа полкового начальства после этого ЧП сводилась к одному: доказать, что Лаврентьев слюнтяй, слабак, не выдержал естественных в армейских условиях «тягот и лишений службы». Несчастный случай. Такие, дескать, бывают везде. Заботясь о своей карьере, всех, у кого иное мнение, начальство быстрень­ко отправило подальше. Так Филиппов из района с символическим названием Черные Кольцы для продолжения службы отсылается в другую часть. Но там будет еще хуже.

Олег Ларионов с неутихающей болью в сердце описывает армейский садизм «дедов». Мы видим лицемерие командиров, беспардонную матерщину, вынужденное приспособленчество солдат, отсутствие настоящей во­енной подготовки, полное подавление личности в человеке.

Писатель О.Ларионов не только изображает явления, но и порой непосредственно размышляет по поводу описанного им же. «...Было такое ощущение, что какая-то нечисть пробралась на самый верх, и творит там свой сумасшедший шабаш, пока на­род дремлет, но стоит ему очнуться, и через неделю, в крайнем случае, ме­сяц, от нее не останется и следа... Какое-то время нас словно бы окружал ва­куум. А однажды замполит сообщил солдатам, что Горбачев - предатель всех времен и народов, и если он подобно Иуде сам не повесится на суку, то все равно его и клику преемников Меченого постигнет возмездие... Через неделю замполит был уволен из Вооруженных Сил».

«Между тем офицеры продолжали разглагольствовать о высоком моральном и боевом духе войск. Черные Кольцы попали в число образцовых по этому самому показателю...»

Я уверен, что это смелое и реалистическое произведение найдет своего читателя, а главное - привлечет внимание к тому, во что превращена наша армия и каковы могут быть последствия для всей России, если все будет оставаться по-прежнему, если забота о Вооруженных Силах и о солдатах будет ограничиваться косметическим реформированием, не станет одной из самых приоритетных забот государства. У великой страны должна быть великая ар­мия.


3

Роман «Чужой Город» - новый поворот в творчестве О.Ларионова. Это не фантастика, но жестокая реальность конца прошлого и начала нового века, реальность, возведенная до символа. Автор в разговоре со мной обронил как-то: «Образ Города собирательный. Это символ. Это не Москва, не Питер, не Нью-Йорк. Это символ, хотя в нем есть нечто от всех этих городов, даже узнаваемое...».

Манера письма в этом романе существенно отличается от всего, написанного Ларионовым ранее. Он избрал единственно верную для подобного замысла лиро-эпическую форму повествования. Обыденность жизни, лаконично обозначенная автором, которую не избежать на экране романного повествования, несет в себе параллельный, философско-социальный смысл. Автор, который старше и мудрее своего юного героя, старается, особенно в первой книге, показать мир во многом именно с точки зрения молодого человека, а это отнюдь не легкая задача для писателя и психолога. Тем самым писатель оставляет для читателя поле раздумий, пусть и горько окрашенных, достойное человека поле поисков и надежд.

Роман состоит из двух частей, неравнозначных по исполнению (вторая часть, на мой взгляд, сильнее первой); но так задумал ав­тор и тому есть «оправдание»: первая часть более «камерная». В ней показа­но состояние юной души, ищущей и не находящей искомого. Вторая часть представлена как более социальная: здесь на фоне величайшей трагедии - развала Союза, и Город, и страна становятся для очень многих людей чужими.

Не буду останавливаться на подробном изложении всех перипетий романа, скажу лишь о некоторых, с моей точки зрения, определяющих его «ли­цо». Ось романного повествования держится на судьбах главных героев - ху­дожника Игоря, его любимой - реставратора старинных икон Ларисы, их старшего друга художника Широкова, и их антипода, дельца от искусства, занимающего высокое положение в обществе (даже депутатом избран) - Глото­ва, олицетворяющего весь преступный мир, которому раз плюнуть - убрать любого, кто посмеет не подчиниться ему или не будет заодно в его аферах.

Отличный человек Вадим Широков. Однажды он говорит Игорю: «...у тебя дар божий. Без сомнения. Но тебе предстоит еще большая работа. Есть много художников, которые пишут технически совершенно, но духовно стоят на низком уровне. Таких художников, пожалуй, большинство. У тебя – наоборот - духовный уровень высок, а пишешь ты зачастую грубо и неряшливо ... тебе не хочется работать над деталью, тебе лишь бы поскорее мысль выразить. Но пойми, деталь порой настолько важна, что это главное только через нее показать и можно, и если работа над нею слаба, то и весь труд напрасен».

И как горько будет Игорю, когда этот талантливый художник будет убит подручными Глотова, как он пожалеет о том, что не смог предотвратить беду, что в последнее время так мало виделся с ним, не поговорил о наболевшем.

А сколько захватывающих страниц о любви Ларисы и Игоря, созданных друг для друга, так и не ставших счастливыми, потому что щупальца Глотова достали и Ларису, отказавшуюся стать ему любовницей, так как кроме Игоря ей никто не был нужен. Ее тоже нашли мертвой.

Многие страницы романа посвящены искусству, живописи. Но это только так кажется. Ткань романа - взволнованный рассказ о нас в этом безумном мире. «С августа девяносто первого миром всецело правит капитал. Отнюдь не доброта. Отнюдь не любовь. Не правда. И не справедливость… Задача наших ненавистников искусство разрушить, вкус уничтожить… Тогда и страну легче будет добивать».

И тревожно звучит признание Игоря Ларисе в одной из заключительных глав: «Кажется, Лор, только сейчас до меня стало доходить, какую опасность несут большие деньги, если они принадлежат мерзавцам. Даже праведники нанимаются к ним за гроши и исполняют кощунство, не ведая того...».

После многих разочарований, свалившихся на Игоря, становится понятным, почему Великий Город, так привлекавший героя и ему подобных, Город, представлявшийся для него идеальным, в конце романа превращается в монстра, отнимающего двух близких Игорю людей. А там, где должно править творчество и идея, бал правят дельцы от искусства и хищники. Мир переворачивается, но герой не сломлен, хотя ему невыносимо тяжело смотреть на то, как спровоцированная врагами России крошечная часть ее расстреливает Дом Советов и как за это чья-то жирная рука протягивает палачу-танкисту толстую пачку денег (сюжет картины художника Широкова, немедленно снятой с выставки). Не призрак ли денег-долларов одурманивает миллионы людей в столицах мира, чтоб у многих из них отнять потом последнее, вместо того, чтобы дать им работу, бесплатные места в учебных заведениях и клиниках, а главное - глубоко осознанную веру в Справедливость и силу своей страны. Не они ли лишают миллионы достойной человека жизни?

Своим творчеством Олег Ларионов ставит эти и многие другие, зачастую «не модные» ныне у парадных фасадов вопросы, и дай Бог ему новых успехов на этом благородном пути.

Александр МОСИЕНКО, заслуженный работник культуры Российской Федерации, член Союза писателей и Союза журналистов России, лауреат литературной премии имени А.Тристана-Губина.


 

Ċ
Олег Ларионов,
31 окт. 2009 г., 08:38
Comments