Виноградов В.В.

Начало биографии

Из семьи священника (отец был репрессирован в 1930 и вскоре умер в ссылке в Казахстане, как и поехавшая за ним мать). В 1917 окончил Петроградский Институт истории искусств и Археологический институт. В начале своей научной деятельности (1917) — историк церковного раскола. Продолжил научную подготовку в Петроградском университете. Научные интересы учёного изначально были необыкновенно широки. Свою первую работу он посвятил самосожжению старообрядцев. И параллельно он занимался исследованием по проблемам исторической фонологии. В 20-е годы он входил в круг русских учёных, увлеченно изучавших строение художественных произведений.

Литературовед

Получил первую известность благодаря литературоведческим публикациям (о стиле писателей-классиков и современников: А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского, Н. С. Лескова, А. А. Ахматовой и др.; выступал также с чисто историко-литературными работами, публикациями неизданных произведений и т. п.). Свой метод определял как историко-литературный (с обязательным исследованием широкого исторического контекста изучаемого «шедевра», в том числе «малых имён», «низовой литературы»), однако считал необходимым особое исследование языка и стиля писателя. При этом он скептически относился к господствующему в 1920-е годы классово-социологическому подходу. Всю жизнь не терял интереса к литературоведению, особенно к изучению индивидуального стиля писателей (руководил составлением «Словаря языка Пушкина» в 1950-е; см. также библиографию) и к сравнительным историко-литературным исследованиям.

Виноградова и его жену Надежду Матвеевну связывали многолетние приятельские отношения с Ахматовой; Виноградов участвовал в обсуждении нескольких её пушкинистских работ.

Лингвист

Достаточно рано Виноградов активно выступает и как лингвист; он стал одним из последних учеников А. А. Шахматова (работа о фонеме ять в северных говорах). До 1929 работал в Петрограде, (Ленинграде), где учился у Л. В. Щербы, но затем переехал в Москву и создал собственную лингвистическую школу (т. н. виноградовскую школу русистики). Работал в МГПИ, МОПИ, Заочном педагогическом институте. В своих работах он продолжал традиции русского дореволюционного языкознания, скептически относясь к структурализму и другим влиятельным направлениям лингвистики XX века; для его работ характерно внимательное отношение к конкретному языковому материалу, прежде всего русского языка и в особенности русского языка классической художественной литературы (практически все его лингвистические работы посвящены именно русистике). Одна из самых интересных и оригинальных его работ — не вышедшая отдельным изданием при жизни «История слов» (1-е изд. 1994), посвящённая истории возникновения и развития семантики русских слов, со множеством редких примеров; в этой области до сих пор сделано не очень много. Виноградов был автором широко цитируемой книги «Русский язык. Грамматическое учение о слове» (написанной в основном в 1930-х годах и в переработанном виде опубликованной в 1947), за которую ему и была присуждена Сталинская премия. Под его редакцией была подготовлена «Грамматика русского языка» (1952—1954), первая «академическая грамматика» русского языка, созданная в советский период. Ряд положений грамматической концепции Виноградова восходит к работам Ш. Балли.

Виноградов — автор ряда заметных работ по истории русского языкознания. Свой анализ русской синтаксической традиции В. В. Виноградов изложил в книге «Из истории изучения русского синтаксиса (от Ломоносова до Потебни и Фортунатова)» (1958) и в статьях, посвященных грамматическим взглядам М. В. Ломоносова, А. Х. Востокова, А. А. Потебни, А. В. Добиаша, А. А. Шахматова, А. М. Пешковского, Л. В. Щербы, И. И. Мещанинова, М. Н. Петерсона и других ученых (Эти статьи переизданы в кн.: Виноградов В. В. Избранные труды: Исследования по русской грамматике. М., 1975). В. В. Виноградов напечатал широкий обзор работ по русскому литературному языку — «Русская наука о русском литературном языке» (1946). Посмертно вышел также сборник избранных работ В. В. Виноградова по истории русских лингвистических учений, рекомендуемый в качестве учебного пособия по одноимённому курсу и выдержавший уже 2 издания: Виноградов В. В. История русских лингвистических учений. 2-е изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 2005.- 559 стр.

Во главе советской лингвистики

После возвращения из тобольской ссылки в 1944 становится деканом филологического факультета МГУ, в (1945) заведующим кафедрой русского языка МГУ. И уже в следующем году избран академиком АН СССР, не будучи даже членом-корреспондентом АН СССР. Однако для партаппарата В. В. Виноградов сохранял клеймо неблагонадёжности[источник не указан 150 дней] и поэтому подвергся проработке марристов в 1949 — начале 1950[источник не указан 150 дней] (и как результат — лишился поста декана филфака). Тем не менее по личному распоряжению Сталина, развенчавшего марризм, Виноградов был поставлен в 1950 фактически во главе советского языкознания:

директор института языкознания АН СССР (1950—1954).

академик-секретарь Отделения литературы и языка АН СССР (1950—1963).

редактор журнала «Вопросы языкознания» (с 1952).

заведующий кафедрой русского языка МГУ (до конца жизни)

С 1958 Виноградов возглавлял Институт русского языка АН СССР, который теперь носит его имя; покинул пост директора за год до смерти.

Виноградов занимал также ряд государственных и общественных постов: был депутатом Верховного Совета РСФСР, депутат Московского городского Совета депутатов трудящихся, членом Советского комитета защиты мира. Виноградов был председателем Международного комитета славистов. Многие зарубежные академии наук избирали В.В. Виноградова своим членом: Болгарская, Польская, Румынская, Французская, Датская и др.

В последние годы жизни Виноградова его идеи получали признание широкого круга лингвистов, и его школа сформировалась как крупнейшая (численно) в русистике. В то же время у некоторых филологов, как сторонников структурного метода, так и представителей традиционного языкознания (Р. И. Аванесов, С. Б. Бернштейн) сложилось негативное отношение к Виноградову как к «советскому начальнику», препятствующему свежей инициативе в науке и неспособному эффективно ею руководить. Мемуаристами и историками науки (в том числе нейтрально или положительно относящимися к Виноградову) отмечалась слабость академика к различного рода званиям и почестям. Известно, впрочем, что Виноградов не злоупотреблял своими административными полномочиями, нередко помогая находившимся у властей на недобром счету старым коллегам (например, М. М. Бахтину, с которым они никогда не были особенно близки, напротив, скорее являлись многолетними оппонентами). Следует учитывать и нежелание бывшего ссыльного идти на конфронтацию с властью, которой он был благодарен за освобождение и неожиданное возвышение. Этим некоторые объясняют согласие 70-летнего Виноградова участвовать в качестве эксперта со стороны обвинения в процессе Синявского и Даниэля и «научно» подтвердить «антисоветский» характер их произведений.

Список литературы

  1. Виноградов, Виктор Владимирович — статья из Большой советской энциклопедии

  2. Профиль Виктора Владимировича Виноградова на официальном сайте РАН

  3. Академик В. В. Виноградов (некролог) // Вестник АН СССР, 1969, № 12, стр. 113



       Фадеев А.Б. (ЛГ-12-2-4)
Comments