Сравнительно-историческое языкознание в России в 19-20 вв.

В российском языкознании первой половины 19 в. был весьма ощутим акцент сравнительного аспекта по сравнению с историческим (генетическим), что объяснялось и неактуальностью для славянских языковедов проблемы языка-источника, и серьёзным интересом к идеям универсальной логической грамматики (И С. Рижский, И. Орнатовский, И.Ф. Тимковский). В истории языка исследовались лишь отдельные ключевые моменты. Этим было обусловлено отсутствие в русской науке больших обобщающих трудов по сравнительно-исторической грамматике индоевропейских и даже славянских языков, подобных трудам Ф. Боппа и Я. Гримма.

Русские исследователи уделяли большее внимание слову в целом, нежели морфемам в его составе. Сильное воздействие на русских мыслителей оказали философия истории Гегеля и идеология романтизма. Первым представителем сравнительно-исторического языкознания в России явился Александр Христофорович Востоков (1781--1864). Он известен как поэт-лирик, автор одного из первых научных исследований русского тонического стихосложения, исследователь русских песен и пословиц. А.Х. Востокову принадлежит подготовка теоретической и материальной базы для последующих исследований в области исторического словообразования, лексикологии, этимологии и даже морфонологии.

Другим основоположником отечественного сравнительно-исторического метода был Фёдор Иванович Буслаев (1818--1897), автор многих трудов по славяно-русскому языкознанию, древнерусской литературе, устному народному творчеству и истории русского изобразительного искусства. Его концепция формировалась под сильным влиянием Я. Гримма. Он сопоставляет факты современного русского, старославянского и других индоевропейских языков, привлекает памятники древнерусской письменности и народных говоров. Ф.И. Буслаев стремится установить связь истории языка с историей народа, его нравами, обычаями, преданиями и верованиями. Исторический и сравнительный подходы им различаются как подходы временной и пространственный.

"Снятие противоположности" сравнительного и исторического подходов происходит в работах Ивана Ивановича Давыдова (1794--1863), Осипа Максимовича Бодянского (1808--1877), Измаила Ивановича Срезневского (1812--1880), Петра Спиридоновича Билярского (1817--1867), Михаила Никифоровича Каткова (1818--1887), Петра Алексеевича Лавровского (1827--1886), знакомых с трудами немецких философов и даже слушавших их лекции в Германии. Завершается синтез лишь в последующий период А.А. Потебнёй. В их работах сочетаются "морфологизм" сравнительного подхода и "фонетизм" исторического подхода.

Некоторые из представителей господствовавшей тогда "славянофильской" филологии — в угоду политическим взглядам — допускали фальсификацию отдельных фактов истории языка и искали в истории доказательства сравнительных достоинств и недостатков каждого культурного "организма", воплощение национального духа. "Славянофилы" увлекались психологическими аспектами говорения и социальными факторами. Наиболее выдающимися среди языковедов-славянофилов были Константин Сергеевич Аксаков (1817--1860) и Александр Фёдорович Гильфердинг (1831--1872).

Сравнительно-историческое языкознание послемладограмматического (или структурного) периода, начавшегося с 20-х гг. 20 в., несмотря на утверждение приоритета синхронного подхода к языку (и прежде всего в форме структурализма), сумело сохранить свои основны позиции в исследовании истории индоевропейских языков (а также языков других языковых семей). Его исследовательский арсенал существенно обогатился благодаря проникновению методов лингвистического структурализма. В этот период индоевропеистика добилась внушительных достижений, которые состоят в следующем:

* введение и освоение нового языкового материала, прежде всего фонетических и морфологических данных анатолийской группы языков (Ф. Зоммер, Э. Форрер, А. Гётце, Э. Стёртевант, Х. Ээвольф, И. Фридрих, Х Т. Боссерт, И.Дж. Гелб, Х. Педерсен, Э. Бенвенист, Г. Нойман, Х. Кронассер, Г. Оттен, П. Мериджи, У. Жюкуа, Ф. Джозефсон, О. Карруба, Вяч. Вс. Иванов, Т.В. Гамкрелидзе и др)

* доказательство исторической и генетической связи между древнейшими и более поздними — античной поры — анатолийскими языками (Х. Педерсен, Ф. Зоммер, Р. Гусмани, О. Карруба, А. Хойбек, Г. Нойман, О. Массон, П. Мериджи);

* дешифровка греко-микенских табличек (М.Дж.Ф. Вентрис при участии Дж. Чедуика);

* локализация пребывания носителей индоарийского в Передней Азии;

* изучение синдо-меотских и таврских реликтов индоарийского на Юге России (О.Н. Трубачёв);

* введение большого материала среднеиранских языков (Р. Готьо, Э. Бенвенист, К.Г. Залеман, Г.У. Бейли, И. Гершевич, В.Б. Хеннинг, Х. Хумбах, М.Й. Дресден, С. Конов, Р.Э. Эмерих, А. Марик, А.А. Фрейман, В.А. Лившиц, И.М. Дьяконов, М.Н. Боголюбов, Л.Г. Герценберг и др.);

* изучение остатков скифского (В.И. Абаев, Я. Харматта);

* описания памирских и дардских языков;

* фундаментальные исследование тохарского языка (Э. Зиг, В.Зиглинг, В. Шульце, В. Краузе, В.Томас, П. Поуха, А. ван Винденвекенс, Э. Швентнер, В. Куврер, Г.С. Лейн, Э. Эванджелисти, Х. Педерсен);

* изучение бедных памятниками языков иллирийского, мессапского, венетского, фракийского, фригийского, македонского (Н. Йокль, Х. Краэ, И. Фридрих, Ю. Покорный, Дж. Бонфанте, В. Пизани, А. Блюменталь, М.С. Билер, Д. Дечев, А. Мейер, В. Бранденштайн, М. Лежён, Й.И. Руссу, Г. Райхенкрон, Р. Катичич, Ч. Погирк, О. Хаас, В. Георгиев, И. Дуриданов, К. Влахов, Ю. Унтерман, К. де Симоне, Дж.Б. Пеллегрини, А.Л. Просдочими, О. Паранджели, Э. Поломе, Я. Каллерис, И.М. Дьяконов, В.П. Нерознак, Л.А. Гиндин);

* обращение к малоизученным средиземноморским языкам (этрусскому и др.) в целях определения их генетической принадлежности.

Был усовершенствован сравнительно-исторического метод (А. Мейе, Е. Курилович, Э. Бенвенист, В. Георгиев, А.М. Селищев, Л.А. Булаховский, В.М. Жирмунский, О.Н. Трубачёв, А.Н. Савченко, А.Е. Супрун, В.В. Колесов, Б.А. Серебренников, Т.В. Гамкрелидзе, Вяч. Вс. Иванов, Г.Б. Джаукян, Г.А. Климов, Э.А. Макаев, В.П. Мажюлис, З. Зинкявичюс, В.И. Собинникова). В 1948—1952 Моррисом Сводешом (1909—1967) был создан метода глоттохронологии, позволяющий измерять скорость языковых изменений и определять на этом основании время разделения родственных языков и степень близости между ними.  Были разработаны новые критерии внутренней реконструкции. Появились новые теории индоевропейского вокализма и консонантизма; получила дальнейшее развитие ларингальная теория. Были восстановлены акцентно-интонационные типов, связанные с определёнными грамматическими парадигмами (В.А. Дыбо, В.М. Иллич-Свитыч). Реконструированы прошлые состояния ряда грамматических категорий. Сформировались новые представления о древнейшей синтаксической структуре предложения. Достигнуты успехи в изучении индоевропейской лексики (А. Вальде, Б. Покорный). Появились этимологические словари древних индоевропейских языков — древнегреческого, древнеиндийского, латинского, балтийских. Активизировались исследования по индоевропейской ономастике и гидронимике (Т. Милевский, Э. Бенвенист, Г. Шрамм, М. Майрхофер). Подверглись ревизии представления о едином индоевропейском языке-источнике (сторонники идеи континуальности индоевропейской языковой области неолингвисты М. Бартоли, В. Пизани, Дж. Бонфанте, Дж. Девото; автор идеи конвергентного развития, приведшего к появлению индоевропейского языкового союза, Н. С. Трубецкой; авторы различных и весьма противоречивых схем диалектного членения индоевропейской области Дж. Бонфанте, И.А. Кернс и Б. Шварц, А.Л. Крёбер и К.Д. Кретьен, В. Порциг, Х. Краэ). Стали создаваться типологические описания индоевропейских языков (П. Хартман).

Получили дальнейшее изучение индоевропейские древности (М. Гимбутас, П. Боск-Гимпер, Р.У. Эрих). Исследованию подверглись социальные, правовые, экономические институты древних индоевропейцев (Э. Бенвенист). Пробудился интерес к индоевропейской мифологии (Ж. Дюмизель, П. Тиме, Г. Ломмель, Ф.Б. Я. Кёйпер). Былп построена ностратическая теория, предполагающая вхождение индоевропейских языков в “сверхгруппу” языков (вместе с семито-хамитскими, картвельскими, уральскими, алтайскими, дравидскими). В работе Тамаза Валерьевича Гамкрелидзе и Вячеслава Всеволодовича Иванова “Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры ” (1984) рассмотрению подверглась проблема взаимоотношения индоевропейского и других ностратических языков и проблема индоевропейской прародины. В работе Н.Д. Андреева "Раннеиндоевропейский праязык" (Л., 1986) были подвергнуту тщательному анализу двухсогласные корни и протосемы индоеврорпейского праязыка и показана тесная связь праиндоевропейского, прауральского и праалтайского в рамках бореального языкового единства. Стали выдвигаться новые теории о родстве всех языков мира (гипотеза моногенеза).      

Иван Павлович Сусов. История языкознания:

Учебное пособие для cтудентов старших курсов и аспирантов. Тверь: Тверской

гос. ун-т, 1999.

Гладкова Анастасия ЛГ12-1-2
Comments