История античного языказнания

Проблемы языкознания в Древней Греции первоначально интересовали философов, и только потом они стали разрабатываться с точки зрения грамматики.

Поэтому существует деление греческой лингвистической мысли на философский и грамматический периоды.

С конца VI до конца IV века до нашей эры возникают споры о том, как соотносятся друг с другом предметы и их наименования. Это приводит к возникновению двух основных теорий: «фюсей» («по природе», т. е. название определяется самой природой предмета) и «тесей» («по установлению», т. е. название – это продукт соглашения между людьми, оно никак не связано с природной сущностью предмета).

Создатели этих теорий - Гераклит Эфесский (540–480 гг. до н. э.) и Демокрит из Абдеры (460–370 гг. до н. э.). Гераклит утверждал, что каждое имя неразрывно связано с той вещью, которую оно обозначает; поэтому название отражает природу обозначаемой вещи.

Демокрит, напротив, считал, что вещи обозначаются словами исключительно согласно обычаю, по установлению людей. Доводами служили такие явления как многозначность слова, синонимия, изменение названий, отсутствие словесных обозначений для целого ряда вещей.

Так же античные философы выдвинули все те идеи, которые только к 18 веку оформились как различные теории происхождения языка. Например, представители стоической философской школы, главой которой был Хрисипп (280–206 гг. до н. э.), придерживались теории звукоподражания. Она утверждает, что язык возник благодаря тому, что человек имитировал звуки природы при помощи своего речевого аппарата. Последователи Эпикура (341–270 гг. до н. э.) склонялись к теории междометий, согласно которой первоначальными элементами языка были непроизвольные выкрики, сопровождавшие те или иные человеческие эмоции.

Одним из важнейших аспектов древнегреческой философии языка стала попытка осуществить классификацию слов на логической основе. Начало ее связано с именем Платона, который выделял в языке или речи две части – имя и глагол. К имени относятся слова, о которых что-либо утверждается (т.е. выступают в качестве подлежащих); к глаголу – слова, показывающие, что именно утверждается об именах (т.е. выполняют функции сказуемых). Однако подлинная разработка логической системы частей речи связана с именем Аристотеля (384–322 гг. до н. э.).
    Считая, что «природных» имен не существует и последние получают условное значение, когда становятся символами, Аристотель в своем труде «Поэтика» выделяет следующие части речи: элемент, слог, союз, имя, глагол, член, падеж, предложение.

 Под элементом Аристотель понимает неделимый звук, однако не всякий, а такой, из которого может возникнуть разумное слово (причем звуками, по Аристотелю, могут быть и сами звуки, и слова, и даже предложения, хотя философ и оговаривает, что некоторые из них являются составными). Слог представляет собой состоящее из элементов образование, не имеющее самостоятельного значения. Союз (сюда будут, согласно Аристотелю, относиться также местоимения и члены, т. е. артикли) также не имеет самостоятельного значения. Важнейшими частями речи являются имя и глагол, которые он разделял по оттенку времени. Как имена, так и глаголы могут иметь падежи, т. е. косвенные формы и формы множественного числа. Кроме того, имена делятся по родам на мужские, женские и лежащие между ними (т. е. средние). Предложение же представляет собой составной звук, имеющий самостоятельное значение, причем в отличие от других сложных образований, таких как имена и глаголы, его составные части также имеют самостоятельное значение. Аристотель отмечает, что могут существовать и предложения без глаголов, например, определение человека; однако в любом случае какая-либо часть предложения будет иметь самостоятельное значение. Однако, в другой работе – «Риторике» – Аристотель указывает, что из трех частей речи – имен, глаголов и союзов – первые две имеют самостоятельное значение, тогда как союзы выполняют определенные грамматические функции.
    После Аристотеля значительный вклад в изучение языка внесли философы стоической школы. Они перенесли логический термин «часть речи» в языкознание, различая глагол, союз, член, имя собственное и имя нарицательное, причем, в отличие от Аристотеля, все части речи признавали значимыми. Представителями стоической философии был введен в изучение языка и термин «синтаксис».

 Наконец, говоря о древнегреческой философии языка, следует упомянуть, что ее представители занимались и такой сугубо лингвистической дисциплиной, как фонетика, хотя при этом не различались звуки и буквы. Так, в диалоге «Кратил» Платон различал гласные, безгласные звучные и безгласные беззвучные; позднее более детальную классификацию звуков дал Аристотель, выделяя гласные, у которых «звучание слышится без прикладывания языка», полугласные, «звучание которых слышится при прикладывании языка», и безгласные, которые при наличии прикладывания языка самостоятельного звука не дают, а делаются слышными в соединении со звуками, имеющими какую-нибудь звуковую силу (по современной классификации к полугласным можно отнести сонорные и фрикативные согласные типа р и с, а к безгласным – взрывные, например б и г). Аристотель отмечает, что они различаются в зависимости от формы рта, места образования, густым и тонким придыханием, долготой и краткостью, острым, тяжелым и средним ударением. Поскольку же под элементом философ понимал только такой неделимый звук, из которого, может образовываться разумное слово, историки языкознания отмечали, что он приблизился к понятию фонемы.
    Проблемы фонетики нашли отражение и в трудах стоиков, выделявших 24 буквы, которые подразделяются на гласные и согласные.
    Таким образом, уже в первый – философский период – древнегреческая лингвистическая мысль обращалась помимо общефилософских и к собственно языковым вопросам. Однако превращение изучения языка в самостоятельную дисциплину (грамматику в широком смысле слова) связывают уже со вторым периодом ее развития.

 

     Грамматическая традиция в изучении языка возникла не в самой Греции, а за ее пределами – в Египте, столицей которого стала Александрия. Там возникла необходимость сохранить греческую литературную традицию, филологически объяснить классические тексты греческих авторов (Гомера, Эсхила, Софокла и др.), сформулировать те правила, которым должна отвечать «правильная», нормированная речь.

Поэтому в Александрии во III–II вв. до н. э. сформировалась так называемая Александрийская школа грамматики, расцвет которой падает на II в. до н. э. – II в. н. э. Эта школа была создана трудами Аристарха Самофракийского, Дионисия Фракийского, Дионисия Галикарнасского, Асклепиада из Мирлеи, Деметрия Хлора, создавших собственные, но близкие друг другу грамматические системы.
    Наиболее известной из них стала грамматика Дионисия Фракийского (170—90 гг. до н. э.), по которой обычно и излагают грамматические взгляды александрийцев в целом.

Во II в. до н. э. появляется одно из наиболее известных сочинений Александрийской школы – «О синтаксисе» Аполлония Дискола. В своем труде он обращает особое внимание на синтаксические отношения между частями речи. Аполлоний указывает, что полнозначное предложение рождается в результате сочетания имен и глаголов, с одной стороны, и зависимых от них слов (члена, т. е. артикля при имени, наречия при глаголах) – с другой. Отмечает он и «замещающие» имена и глаголы части речи (местоимения, причастия и др.).

Наконец, при рассмотрении Александрийской школы отмечают и создание ее представителями (Зенодот из Эфеса, Аристофан Византийский, Аполлодор Афинский) лексикографической традиции. Она оказала огромное влияние на словарную работу в последующие века. При этом сами типы создаваемых словарей были весьма разнообразны: глоссарии (толкования непонятных слов и выражений), этимологические (пытавшиеся установить происхождение слов), диалектологические (где отражались особенности греческих диалектов) и идеографические (группирующие слова по общности понятий).

 

 Говоря об основных направлениях лингвистической работы в Древнем Риме, выделяют обычно следующие моменты:
    – из философских проблем языкознания римских авторов интересовал вопрос о происхождении языка. Здесь в основном имели распространение те же теории, что и в греческой традиции; одна из них – звукоподражательная – отразилась в знаменитой поэме Тита Лукреция Кара (I в. до н. э.) «О природе вещей»;

    – в области фонетики Варрон к выделенным александрийцами 24 звукам добавил еще двадцать пятый – заднеязычный носовой (в современной транскрипции [г|]);
    – в сфере грамматики основная работа заключалась в приспособлении выработанных греческими учеными схем к латинскому языку. Задача облегчалась тем, что оба этих языка, не являясь в собственном смысле слова близкородственными тем не менее очень близки по своему строю. Среди внесенных римлянами изменений отмечают введение отсутствовавшего в греческой грамматике особого падежа – аблятива (лат. ablativus – «отложительный»), а также исключение из числа частей речи отсутствовавшего в латинском языке члена (артикля) и выделение Варроном в качестве особой части речи междометий – слов, которые выражают эмоции человека;
    – продолжали римские авторы заниматься и этимологическими изысканиями. Кроме самого Варрона, в этой связи обычно вспоминают философа Луция Аннея Сенеку (4 г. до н. э. – 65 г. н. э.), а из позднеримских христианских мыслителей – Аврелия Августина (354–430 гг. н. э.), однако отсутствие твердых принципов этимологического исследования приводило к произвольным, а часто и просто фантастическими толкованиям.

    Своеобразным итогом развития античной лингвистической мысли стали грамматики Элия Доната и Присциана. Донат создал «Ars grammatica» («Грамматическое искусство») в III–IV вв. н. э. Она представляла собой относительно сжатый свод правил нормативной латинской грамматики, опиравшейся на сложившуюся греко-римскую традицию.

    Труд Присциана, который назывался «Institutionum grammaticarum» («Об основах грамматики»), появляется в Константинополе в VI в. н. э., т. е., строго говоря, уже после традиционно понимаемого «конца античности». Он представлял собой самую полную из всех античных грамматик и состоял из 18 книг. Первые 16 рассматривают фонетические и морфологические явления, последние две книги  посвящены анализу синтаксических комбинаций. Как и Донат, Присциан, строя свою грамматику и объясняя факты латинского языка, следует принципам Александрийской школы, руководствуясь сочинением Аполлония Дискола.   


Источники:

Нелюбин Л.Л. Хухуни Г.Т. История науки о языке. Флинта, Наука, 2011. Режим доступа:  http://www.kniga.com/books/preview_txt.asp?sku=ebooks319530


Страницу создала Халдеева Дарья, ЛГ-12-2-3. 

01.03.14 

ĉ
Maria Knyazeva,
1 апр. 2014 г., 12:50
Comments