Универсалии

Универса́лии

(от лат. universalis — общий, всеобщий) языковые — свойства, присущие всем языкам или большинству из них. Теория языковых универсалий рассматривает и определяет: 1) общие свойства всех челове­че­ских языков в отличие от языков животных. Например, в челове­че­ском языке канал для любой языковой коммуникации является вокально-слуховым: на языке человека возможно легко порождать и легко воспринимать новые создаваемые сообщения; в языке человека непрерывно возникает новая идиоматика и т. д. 2) Совокуп­ность содержа­тель­ных категорий, теми или иными средствами выражающихся в каждом языке. Например, во всех языках выражены отношения между субъектом и предикатом, категории посессивности, оценки, определённости​/​неопределённости, множественности, все языки знают членение на тему и рему. 3) Общие свойства самих языковых структур, относящиеся ко всем языковым уровням. Например, во всяком языке не может существо­вать менее десяти и более восьмидесяти фонем; если в языке существует сочетание согласных вида «плавный + носовой», то существует сочетание вида «плавный + шумный»; если есть противо­по­став­ле­ние согласных по твёрдости — мягкости, то нет политонии гласных: во всяком языке есть противо­по­став­ле­ние компактных — диффузных гласных; отношение количества гласных к количеству согласных в звуковой цепи не может быть больше двух; если в языке слово всегда односложно, то оно одноморфемно и в языке существует музыкальное ударение; если существует флексия, то есть и деривационный элемент; если выражено множественное число, то есть ненулевой морф, его выражающий; если существует падеж с только нулевым алломорфом, то для всякого такого падежа существует значение субъекта при непереходном глаголе; если субъект в языке стоит перед глаголом и объект стоит перед глаголом, то в языке есть падеж; если субъект стоит после глагола и объект стоит после субъекта, то прилагательное помещается после имени; если в языке существует предлог и не существует послелог, тосуществительное в родительном падеже помещается после существительного в именительном падеже; если в языке существует послелог и не существует предлог, то существительное в родительном падеже стоит перед существительным в именительном падеже, и т. д. Известны и универсалии, относящиеся ко всем языковым уровням: для всякого противо­по­став­ле­ниямаркированный член имеет более редкую встречаемость, чем не маркированный (см. также СемантикаСемиотика). Известны универсалии лексико-семантического плана, например: ‘тяжёлый по весу’ приобретает значение ‘трудный’; ‘горький по вкусу’ — значение ‘горестный, скорбный’; ‘сладкий по вкусу’ — ‘приятный’; ‘пустой, полый’ — ‘бессодержательный, несерьёзный’; ‘большой по размеру’ — ‘важный’ и т. д.

Существует несколько классификаций универсалий, строящихся на разных основаниях. Так, различают следующие универсалии: 1) дедуктивные (т. е. обязательные для всех языков) и индуктивные (явление имеет место во всех известных языках); 2) абсолютные (полные) и статистические (неполные). К последним примыкают и так называемые фреквенталии, воплоща­ю­щи­е­ся в частотные явления, встречающиеся во многих языках; 3) простые (утверждающие наличие или отсутствие некоторого явления) и сложные (утверждающие определённую зависимость между разными явлениями); 4) синхронические и диахронические.

Знание диахронических универсалий проливает свет и на данные синхронной типологии, позволяя прогнозировать исчезновение одних явлений и возник­но­ве­ние других. Теория диахронических универсалий является существенной опорой для реконструк­ции прежних состояний одного языка и для сравнительно-исторического языкознания. При реконструк­ции некоторого праязыкового состоя­ния существенно «вычесть» из данных архаичного языка знание универсалий древних структур, с одной стороны; с другой стороны, знание диахронических универсалий даёт возможность верифицировать реконстру­и­ру­е­мые состоя­ния (особенно это относится к реконструк­ции синтаксических явлений по данным современ­ных, даже близких, языков). Диахронические универсалии существенны и для этимологии: например, вряд ли возможно, чтобы первичные коммуникативные односложные частицы восходили к «застывшим» местоименным словоформам.

Утверждения о наличии универсалий восходят к античным грамматикам; в средние века (13 в.) возникает термин grammatica universalis: с появлением грамматики Пор-Рояля (см. Универсаль­ные грамматики) это понятие обретает лингвистическую основу. Объектом современной лингвистики языковые универсалии становятся с начала 60‑х гг. 20 в. (главным образом в СССР и США). Накопле­ние материала по различным языковым универсалиям в 60—70‑е гг. было стимулировано успехами структурно-системного описания языков, в особен­но­сти фонологии, а также расширением границ структурной типологии, знакомством с языками Африки, Юго-Восточной Азии и Океании.

Теория универсалий проделала эволюцию от поисков поверхностных и затем имплика­тив­ных универсалий, главным образом в синхронии, к поискам диахронических универсалий и к широ­ко­му типологическому сопоставлению способов реализации одной и той же содержа­тель­ной универсалии (последнее характерно для европейской лингвистики). В 80‑е гг. наблюдается обращение иссле­до­ва­те­лей к универсалиям текста и порядку компонентов в синтаксических структурах. Эти универсалии находят объяснение в «картине мира», понима­е­мой через язык (новое семантическое направление, возникшее из анализа «глубин­ных структур» семантики).

Актуальным для современной теории универсалий является установка на интерпретацию универса­лий. Например, выдвижение к началу высказывания важных по смыслу элементов интер­пре­ти­ру­ет­ся через большую звучность (и большую воспри­ни­ма­е­мость) начальной позиции высказывания, подъём интонации в конце общего вопроса объясняется сжатостью голосовых связок говорящего, внутренне не закончившего коммуникацию, понижение тона в конце повествовательного высказы­ва­ния — релакса­ци­ей связок. Выход за пределы внутри­си­стем­ной интерпретации влечёт за собой новые возможности объяснения действия универ­са­лий: социаль­ные причины, кодификация, появление письменности и пр. Интер­пре­та­ция и верификация накопленных универсалий может облегчить поиск новых универсалий, сделав его не только эмпирическим, но и априорным.

  • Успенский Б. А., Структурная типология языков. М., 1965;
  • Языковые универсалии и лингвистическая типология, М., 1969;
  • НЛ, Языковые универсалии, в. 5, М., 1970;
  • Универсалии и их место в типологических исследованиях. Тезисы докладов, М., 1971;
  • Кацнельсон С. Д., Типология языка и речевое мышление, Л., 1972;
  • Универсалии и типологические исследования, М., 1974;
  • Мещанинов И. И., Проблемы развития языка, Л., 1975;
  • Принципы описания языков мира, М., 1976;
  • Категории бытия и обладания в языке, М., 1977;
  • Категория определённости — неопределённости в славянских и балканских языках, М., 1979;
  • Universals of language, 2 ed., Camb. (Mass.) — L., [1966];
  • Greenberg J. H., Language universals, The Hague — P., 1966;
  • Donzé R., La grammaire générale et raisonnée de Port-Royal, Berne, [1967];
  • Universals in linguistic theory, N. Y. — [a. o.], [1968];
  • Comrie B., Language universals and linguistic typology. Syntax and morphology, Oxf., 1981;
  • Apprehension, pt 1—2, Tübingen, 1982 (Language universals series, ed. by H. Seiler, v. 1);
  • Lehmann Ch., Der Relativsatz, Tübingen, 1984 (Language universals series, ed. by H. Seiler, v. 3);
  • Explanations for language universals, B. — [u. a.], 1984.

Т. М. Николаева.

Взято с http://tapemark.narod.ru/les/535c.html

Выходные данные книги: http://tapemark.narod.ru/les/001a.html

Подготовила Боченкова Ольга.

Comments