Л. Троцкий‎ > ‎1918 г.‎ > ‎

Л. Троцкий 19180604 Два пути

Л. Троцкий: Два пути.

Речь, произнесенная на соединенном заседании членов ВЦИК IV созыва, Московского Сов. Раб. и Солд. Деп., Всеросс. и Моск. Центр. Сов. профессиональных союзов, представителей всех профессиональных союзов Москвы, Фабрично-заводских комитетов и других рабочих организавнй от 4-го июня 1918 г.1.

[Л. Троцкий: Как вооружалась революция (на военной работе). Т. 1: тысяча девятьсот восемнадцатый год. Москва 1923, стр. 68-73]

Продовольственный вопрос.

В настоящих условиях в области продовольственного вопроса могут быть только две политики: политика государственной монополии и твердых цен и политика более или менее открытой или совершенно неограниченной свободной торговли.

Вся критика, направленная сейчас против продовольственной политики Советской власти, была здесь представлена соглашательскими ораторами, которые, как всегда, не доводили до конца ни одной своей мысли. Их речи есть слабое заглушенное эхо другой, настоящей критики, которая исходит от серьезной и деловой буржуазии. Она хорошо знает, что могут быть, как уже указано, лишь две определенных политики или правительственной монополии и регулируемых цен или вольной торговли, свободной игры цен. Но политика свободной торговли, переходом к которой должно явиться повышение цен на хлеб, в настоящих условиях означает то, что хлеб будет монополизован в интересах одной части населения. Цена на хлеб будет повышаться в таких пропорциях, которые в самый короткий срок превратят его в монополию тех, кто за него может платить какую угодно высокую цену. Вот почему вопрос стоит так: или поддерживать государственную рабоче-крестьянскую монополию на хлеб или превратить хлеб в монополию богатых. Только так и стоит сейчас этот вопрос (Голос: «Мы уже превратили его в монополию богатых») - Если бы мы превратили хлеб, как мне здесь говорят с места, в монополию богатых, то меньшевики не протестовали бы против нас и против нашей продовольственной политики. Ибо, как мной упоминалось, вся меньшевистская критика сначала до конца есть не что иное, как неполное эхо буржуазной критики.

Недовольство и ненависть буржуазии определяется глубокими основными социальными причинами. О костлявой руке голода говорил Рябушинский и притом еще до октябрьской революции, когда не было Советской власти, а был режим меньшевиков и правых с.-р. Умная и дельная буржуазия уже в ту эпоху рассчитывала на костлявую руку голода в том смысле, что она положит конец русской революции. Вот почему, само собой понятно, что мы не можем рассматривать продовольственного вопроса, как самостоятельного и обособленного, и, призывая отдельных мудрецов из разных политических партий, редакций, закоулков и подворотен, предлагать им: «Вот разрешите нам российскую продовольственную задачу!» Нет, мы стоим на той точке зрения, что продовольственный вопрос есть составная часть общего «советского вопроса», есть одна из частных проблем режима классовой диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства. Рабочий класс передал помещичьи земли в руки крестьянства; он научит также деревенских бедняков отнимать у кулаков, мародеров и спекулянтов наличные продовольственные запасы и превращать их в общий продовольственный фонд пролетарского государства. Чтобы удержаться у власти, рабочий класс должен наладить механизм своего государственного управления, делая это в труднейших условиях, против всех препятствий, всех сопротивлений, мешающих его существованию и развитию. Когда нам говорят, что это есть путь гражданской войны, мы недоумеваем. Само собой разумеется, что Советская власть есть организованная гражданская война против помещиков, буржуазии и кулаков. Советская власть не боится этого сказать, как нс боится призывать массы к гражданской войне и для этого их организовывать. И не представителям тех партий, которые в первые 8 месяцев революции вели беспощадную войну против рабочих и крестьян, партий меньшевиков и с.-р., не им появляться здесь для критики и для обвинения Советской власти; не им с бесстыдством предателей спрашивать нас: «а вы забыли, что по Брест-Литовскому договору немцы взяли в свои руки Украину с ее богатыми запасами?»

Нет, мы ничего не забыли! Мы не забыли, во-первых, того, что Брест-Литовский договор явился той петлей, которую нам на шею накинули буржуазия и с.-р., виновники наступления 18-го июня. Мы не забыли и не забудем, во-вторых, того, что те, которые открыли врагу ворота страны на Украине, те, которые отдавали ее продовольственные запасы германскому империализму, были украинскими и правыми с.-р. и меньшевиками, в лице Киевской Рады. А когда нам задают другой вопрос: «Помним ли мы, что сейчас получение продовольствия из Сибири затруднено, вследствие чехо- словацкого восстания?» — которое, разумеется, будет нами раздавлено, то мы говорим спрашивающим: «а помните ли вы, что чехо-словацкое восстание организовано Ново- Николаевскими и другими меньшевиками и правыми с.-р. (Голос «Троцким»), которые действовали в Сибири, и единомышленники которых, ближайшие их друзья, находятся здесь, направо?» И наша задача разъяснить это рабочему классу Рукоплескания, шум).

Товарищи, кто-то из негодяев, здесь находящихся, имени которого я не знаю, сказал, что чехо- словацкое восстание вызвано мною (Голос: «сказал Череванин»), Я заявляю, что все эс-эровские и меньшевистские негодяи в Сибири, Пензе, Самаре и Сызрани подлой ложью о том, что именно я хочу предать чехо- словаков в руки немцев, будоражили и отуманивали несчастных чехо- словацких солдат и этими предательскими клеветами свели с ума значительную часть их (Шум, крики справа). Здесь, на этих скамьях находятся члены трех партий, которые в Сибири подняли против нас чехо- словаков, которые в Ново- Николаевске заявили даже, что ими создано новое русское правительство из правых эс- эров и меньшевиков, опирающееся на штыки чужеземцев — чехо-словаков. Эс-эры и меньшевики говорят об этом всем и всюду, а одновременно их единомышленники являются сюда и тоном упрека указывают нам: «вы забыли про чехо-словаков». Нет, мы не забыли про чехо- словаков, мы не забыли также и про вас, их подстрекателей, и гражданская война, которую мы ведем, есть и будет войной также и против тех, которые осмеливаются возбуждать темных, потерявшихся чехо- словаков (Шум, крики справа: «Троцкий… инсинуация». Председатель призывает к спокойствию).

Здесь было сказано: «Не играйте с голодом!» Это правильное слово, и его мы бросаем в голову буржуазии и ее лакеев. «Не играйте с голодом!»

В данный момент мы входим в два - три наиболее критических месяца русской революции: хотя до сих пор у нас была гражданская война, но террора, во французском смысле слова, русская революция еще не знала. Теперь Советская власть будет действовать более решительно и радикально. Она предупреждает : не играйте с голодом, не науськивайте чехо-словаков, не подталкивайте против нас всех буржуазных лакеев, не организуйте саботажа и не отравляйте рабочие массы ложью и клеветой, которой наполняете вы свою клеветническую печать, ибо вся эта игра может закончиться в высшей степени трагически! (Мартов с места: «мы пе боялись царского режима, не испугаемся и вас». Крики: — «царский режим был страшно свиреп и мы его не боялись, так что не пугайте»).

Не играйте с голодом!

Мы ставим продовольственный вопрос перед собой, как вопрос вооруженной борьбы за хлеб. Ни сама Советская власть, ни одна из ее реформ, ни один из вопросов коммунистических преобразований немыслимы, если сейчас, на ближайшие месяцы жизни нашей страны рабочий класс и крестьянская беднота не возьмут в свои руки тех продовольственных запасов, которые в стране имеются. Иллюзию и ложь представляет мнение, что, при помощи частичных средств, премий, торга и надбавок в цене, мы можем сейчас соблазнить кулака, экономически обожравшегося ассигнациями, а, в смысле политическом, развращенного до мозга костей партией буржуазии и ее слуг. Надеяться получить теперь хлеб у этого кулака при помощи паллиативных средств — есть жалкая утопия.

Те, кто говорит, что положение с продовольствием катастрофично, правы; но из катастрофического положения вытекает именно полное осуждение, как недействительных, как жалких и бесплодных, — всех предлагаемых ими мелких хозяйственных и домашних средств борьбы с кулаком. У нас другой, более верный взгляд. Мы говорим: страна голодает, города начинают пухнуть от голода. Красная Армия не способна сопротивляться из-за отсутствия продовольствия, и в этих условиях всем голодающим элементам страны должно быть известно, что хлеб в стране есть, и есть у кулаков, у хищников, у эксплоататоров голода и несчастья; что мы предлагаем этим кулакам определенную допускаемую государственными финансами цену, и они по ней хлеба не дают; и что в таком случае мы хлеб у них отнимем с применением оружия; путем насилия над кулаками накормим рабочих, женщин и детей! Сейчас нет и не будет другого пути (Шум).

Чтобы перейти от слов к делу, мы пришли к планомерной продовольственной мобилизации передовых элементов рабочего класса. Им будет поручена ответственная работа — проведение пролетарской диктатуры в деревне.

Таково решение ВЦИК2. Да, цвет рабочих Москвы в ближайшие недели должен быть превращен в вооруженные и снаряженные кадры продовольственных отрядов, и этот цвет рабочего класса должен иметь при себе не только винтовку против кулаков, но и братское слово к крестьянской бедноте.

Да, вы, московские пролетарии, именем масс, которые вас выбирали, пойдете под знаменем Советской власти в деревни крестовым походом на кулаков; вы скаягете в деревне, что явились, с одной стороны, для теснейшего братского союза с голодающими крестьянами, с которыми вы и разделите тот хлеб, что вырвете у . кулака, — а, с другой стороны, для беспощадной и истребительной войны против кулаков, хотящих взять измором рабоче-крестьянскую советскую Россию.

Если эту насущнейшую задачу московские рабочие це выполнят, если они, поколебленные предательскими голосами бурясуазной печати, Змеиным шипом этих прислужников и лакеев издыхающего капитала, (Голоса справа: «неправда, неправда») опустят руки, то это значит, товарищи, что рабочий класс не способен справиться с той задачей, которую поставила ему история. Но этому, товарищи, коммунистическая партия не может поверить, и вы также не верите этому. Мы знаем, что в ближайшие недели в Москве мы поставим на ноги для борьбы с голодом лучших рабочих, которые знают, что такое голод городов, и сознание которых просветлено идеалами социализма. Их мы стройными колоннами бросим в деревни для братского единения с беднотой. При помощи их, мы возьмем на учет все продовольственные запасы, имеющиеся в стране, чтобы сделать их монополией рабочих и крестьян, а не монополией кулаков и богачей. Между этими двумя монополиями нужно сделать выбор : он должен быть сделан не на словах, а на деле, и сущность выбора есть гражданская война. И наша партия — за гражданскую войну! Грая:данская война уперлась в хлеб. Мы, советы, в поход!.. (С места (иронически) Да здравствует гражданская война!) «Да, да здравствует гражданская война! Гражданская война во имя хлеба для детей, стариков, для рабочих и Красной Армии, во имя прямой и беспощадной борьбы с контр-революцией. Да здравствует поход рабочих в деревни за хлебом и за союзом с крестьянской беднотой!

Я предлагаю принять резолюцию, которая должна выражать нашу твердую волю к борьбе с голодом. Я еще раз призываю вас, товарищи, не поддаваться ни унынию, ни скептицизму, ни тем лукавым и предательским советам, которые мы слышим справа. Мы, ведь, их слышали и накануне октября. Они гласили: «не берите, рабочие, власти, ибо вы и двух недель не продержитесь: у вас не хватит продовольственных запасов, их отнимут крестьяне и буржуазия». Тем не менее, мы в октябре власть взяли, прожили в трудах и муках не две недели, как нам сулили, а 7 месяцев — на зло всем нашим врагам. Теперь нас ждут впереди три самых тяжких месяца, но и они не страшны нам. Мы обещаем друг другу не опускать рук, не терять духа и бороться против всех предстоящих трудностей. Эти три месяца мы проживем, как прожили семь, а, проживши их, утвердим советскую республику навсегда!

Вперед, товарищи, на борьбу, с надеждой и верой!

Резолюция по вопросу о борьбе с голодом, вредложеннвя т. Троцким ц принятая на соединенной заседании ВЦИК IV созыва, Московского Сов. Рабоч. и Солд. Деп., Всероссийс. и Моск. Центр. Совет. профессиональных союзов, представителей всех профессиональных союзов Москвы, Фабрично-заводских комитетов и других рабочих организавнй от 4-го июня 1918 г.

Война, порожденная хищными аппетитами буржуазии всего мира, разорила и опустошила все страны и довела все народы до края гибели.

Голод воцарился во всех как воюющих, так и нейтральных странах.

Со всех концов Европы идут вести о протестах и возмущениях голодающих масс.

Война и вызванная ею разруха довели до голода и нашу земледельческую Россию, с ее богатыми хлебными запасами.

Голод стучится в двери наших городов, фабрик, заводов и деревень. Голод является лучшим союзником контр- революции, которая надеется вызвать голодающие массы на взрывы отчаяния, утопить революцию в крови и восстановить власть помещиков и капиталистов, как это сделано на Украине.

Борьба с голодом является поэтому коренной задачей всех сознательных рабочих и крестьян.

Объединенное заседание Советов, ВЦИК и московских рабочих организаций призывает всех рабочих и революционных крестьян напрячь все силы для борьбы с голодом. В России есть хлеб. Он укрывается кулаками, спекулянтами, в то время как города, Красная Армия и деревенская беднота голодают.

Чтобы страна могла жить, чтобы революция не погибла, чтобы сохранить, упрочить и развить Советскую власть, необходимо вырвать хлеб из рук кулаков и распределить его планомерно между голодающим населением.

Буржуазия и ее прихлебатели требуют отмены государственной хлебной монополии и ломки твердых цен. Встать на этот путь значило бы наличные запасы хлеба сделать монополией богатых и обречь городскую и деревенскую бедноту на голод, эпидемии и вырождение.

Объединенное совещание признает единственно правильной политику Советской власти, политику продовольственной диктатуры, которая означает беспощадную борьбу против врагов народа, кулаков, спекулянтов, мародеров, стремящихся измором взять социалистическую революцию.

Мобилизация голодающих рабочих, их обучение и вооружение, их братский союз с деревенской беднотой, их совместный поход против кулаков и спекулянтов, — вот единственный способ собрать по доступным народу ценам хлебные запасы и обеспечить трудящийся народ до нового урожая.

Объединенное совещание призывает рабочих к организованной, планомерной, энергичной, решительной борьбе за хлеб.

Строгая трудовая дисциплина, строгий трудовой порядок везде и всюду и прежде всего в железнодорожном и водном транспорте, строгий учет всех наличных з«ніасов ? строгое распределение их в стране, — таков путь спасения социалистической революции.

На борьбу с голодом, рабочие Москвы и всей России!

Победив голод, мы победим контр-революцию и укрепим коммунистическую республику навсегда.

122. С основным докладом по вопросу о борьбе с голодом выступил на этом собрании то в. Ленин. В качестве критиков продовольственной политики Советской власти выступали: от меньшевиков Череванин, от левых эс-эров Карелин, от правых эс-эров Дислер. После этого от Коммунистической фракции слово получает тов. Троцкий.

2 31-го мая 1918 года Совет Народных Комиссаров опубликовал воззвание к рабочим с призывом о формировании вооруженных отрядов для изъятия у кулаков хлебных излишков. Наиболее выдержанные и стойкие рабочие служили кадрами для этих отрядов. Организация их поручалась Народному Комиссариату продовольствия.

Comments