ЧЕТВЕРТЫЕ ПОКРОВСКИЕ ЧТЕНИЯ

Архив : №1-2. 12.01.2001

Игорь ТЮЛЕНЕВ,
поэт

 

1. Главное открытие года и конца уходящего тысячелетия — это поэма "Путь Христа" русского поэта Юрия Кузнецова, напечатанная в журнале "Наш современник". Прочитав её, увидел в бездне Космоса Звезду Христа, которая показалась глубже всей Бесконечности.

В прозе — это книга Д.Мережковского "Иисус Неизвестный". За эту книгу Мережковский достоин не только нобелевско-шнобелевской премии.

2. Пишу цикл духовных стихов и работаю над Избранным.

г. ПЕРМЬ

http://www.litrossia.ru/archive/29/courier/664.php

 

ЧЕТВЕРТЫЕ ПОКРОВСКИЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ЧТЕНИЯ

9-13 октября в С.-Петербурге прошли IV Покровские педагогические чтения, которые в этом году были посвящены педагогическим традициям в 300-летней истории С.-Петербурга. Организаторами чтений выступили Отдел по духовному образованию Санкт-Петербургской епархии, Санкт-Петербургская Духовная академия и семинария и Российский Государственный педагогический университет им. Герцена.

Сопредседателями IV Покровских педагогических чтений выступили ректор Санкт-Петербургских Духовных школ архиепископ Тихвинский Константин и ректор Российского государственного педагогического университета Г.А. Бордовский. Научным руководителем был академик Российской Академии наук, профессор Российского государственного педагогического университета А.А. Корольков. Ответственным секретарем был избран С.Е. Прокофьев.

Первый день работы IV Покровских чтений проходил в актовом зале Санкт-Петербургских Духовных школ и был посвящен основной теме «Духовно-нравственное воспитание и образование в церковных и светских школах». Сначала состоялось богословско-педагогическое заседание в честь дня св. ап. Иоанна Богослова - Актового дня Санкт-Петербургских Духовных школ. Затем состоялось открытие IV Покровских педагогических чтений, приветствие сопредседателей и гостей. В первый день работы IV Покровских чтений прозвучали пленарные доклады по основным темам секций: «Актуальные вопросы духовно-нравственного просвещения в светской школе (современная ситуация)», «Воскресная школа как особая среда воспитания и становления личности христианина (программы, содержание и формы работы)», «Работа библиотекаря в церковной и светской школе (методическое объединение православных библиотекарей)».

IV Покровские педагогические чтения продолжили свою работу в секциях, которые проходили в Актовом зале Санкт-Петербургских Духовных школ 10 октября, а на следующий день в Российском государственном педагогическом университете им. Герцена, Отделе по духовному образованию Санкт-Петербургской епархии и Свято-Духовском центре (Александро-Невская лавра), Санкт-Петербургском государственном университете, Академии художеств, Университете культуры и искусств.
 
 

 

Гордиенко Н. Н.

Проблема духовного идеала в современной русской поэзии

 

В современной России проблема отсутствия высоких духовных устремлений, особенно в среде молодежи, стоит довольно остро. Хлынувшая с Запада пропаганда жестокости и насилия, культ наслаждения жизнью перевернул традиционные для нашей страны нормы и ценности. Говоря словами Паисия Святогорца, практически нашего современника, «мир потерял контроль над собой»1. Нынешние люди «не имеют в себе идеалов, они тяготятся тем, что живут»2. Именно поэтому в современных условиях так необходимо обратиться к незыблемым, константным идеалам высокой духовности, которые мы имеем в православии. Важно отметить, что многие современные писатели и поэты, создающие свои произведения в русле классических традиций отечественной литературы (В. Распутин, В. Белов, В. Крупин, Ю. Кузнецов, Б. Чичибабин, Ю. Лощиц, Ст. Куняев, и др.), обращаются в своем творчестве к христианским мотивам и образам. Абсолютным духовным идеалом в православии считается Христос. «Путь Христа» (2001) – так называется поэма Юрия Кузнецова (1941-2003), одной из ключевых фигур в русской поэзии второй половины XX века, чье творчество, по мнению литературоведов К. Анкудинова и В. Баранова, «неизбежно будет оказывать влияние и на поэзию следующего столетия»3. Как отмечает И. Стрелкова, «публикация поэмы Юрия Кузнецова – это не внутренне дело редакции4, а большое событие в русской литературе, ответ на вопрос, может ли современный художник обратиться к великой теме Христа”5. Поэма, посвященная земной жизни Спасителя, не претендует на роль нового Евангелия и не является его современным поэтическим переложением. Говоря словами историка богословия Н. Лисовского, «лучше и поэтичнее! – евангелистов никто о Христе не скажет”6. «Но если Юрий Кузнецов, большой поэт много думавший, много перестрадавший в своей творческой жизни, в пору зрелости и духовного расцвета обращается к евангельской теме, осознает “Путь Христа” как цель; к которой он – может быть подспудно, может быть, не всегда осознанно и последовательно – шел всю жизнь, – слава Богу”7. То что поэма – зрелый плод раздумий ее автора о Спасителе, не вызывает сомнений. «Я долгие годы думал о Христе, – пишет Ю. Кузнецов в размышлениях о русской поэзии, своеобразном духовном завещании поэта. – Я Его впитывал через образы, как православный верующий впитывает Его через молитвы”8.

«На “Путь Христа” я бросил все силы. А их у меня немало, – признавался поэт в беседе с И. Тюленевым. – Все стихи я писал вполсилы! А здесь бросил все, что у меня было»9.

Находясь в поиске своей точки соприкосновения с Богом, что, по мнению многих богословов (таких как игум. Георгий (Шестун), прот. Д. Смирнов и др.) является определяющим в духовной традиции, Ю. Кузнецов обращался к книге бесед с Серафимом Саровским, записанным Мотовиловым, а также к духовному наследию отцов Церкви10. Несмотря на то, что написание поэмы было сопряжено во многом с творческим вымыслом, использованием знаний человеческой психологии, проецированием действий зрелого Христа на детство и юность, обращением к апокрифическому материалу, уже в самом начале поэмы находим установку на богодухновенные Писание и Предание, составившими основу духовной поэмы:

Так говорят небеса и преданья святые…

Все художественные средства были подчинены основному творческому замыслу поэмы – показать «живого Христа, а не абстракцию»11. Нисколько не умаляя Божественной сущности Христа, поэт шел к созданию образа через прием «пульсирования» в нем человеческих и божественных проявлений.

Оценивая поэму в целом и задаваясь вопросом ее адресации, В Кожинов отмечает, что «художественные произведения на религиозные темы создаются не для весьма узкого круга людей, обладающих существенными богословскими знаниями, но обращены ко всем людям, для которых восприятие таких произведений нередко становится более доступным для них путем к обретению Веры»12. Около полусотни деятелей литературы и культуры (В. Белов, Ю. Бондарев, В. Костров, Ст. и С. Куняевы, В. Клыков, И. Шафаревич и др.) подписали отклик на смерть Ю. Кузнецова, в котором пророчески убедительно прозвучали слова: «Его поэма “Путь Христа” еще будет осмысливаться, изучаться и побуждать русские умы к новому познанию вечных православных истин в меняющемся мире. Откипят и схлынут сиюминутные страсти и раздоры, а чистое золото его поэзии пребудет вечно»13.

 

8 Воззрение // Наш современник. 2004. № 11. С. 107.

9 Воспоминания. Игорь Тюленев // Там же. С. 177.

10 В частности, известно, что он читал и рекомендовал для чтения другим труды блаженного Августина, свт. Игнатия (Брянчанинова). См. об этом: Воспоминания // Наш современник. 2004. № 11.

11 Во тьме ада. Интервью с Юрием Кузнецовым // Завтра. 2003. № 33 (Авг.). С. 7.

12 К юбилею Юрия Кузнецова. Отзывы и поздравления // Наш современник. 2001. № 2. С. 29.

13 Наш современник. 2004. № 1. С. 116. 

 

Comments