"Духовная купель"

Авторские статьи, интервью

 
 №8. 23.02.2001

Игорь ТЮЛЕНЕВ,
соб. корр. "ЛР" по Уралу

ДУХОВНАЯ КУПЕЛЬ

 

 

Русские писатели всегда были легки на подъём, а работающие в газете "ЛР" — вдвойне.
Сборы были недолги... и вот вокзал качнулся и остался в Москве, а мы —
главный редактор "ЛР" Владимир Ерёменко, его заместитель Вячеслав Огрызко
и ваш поэт Игорь Тюленев — покатили на фирменном поезде "Москва — Саранск" в Мордовский край.

Когда-то по этим местам проходила засечная сторожевая черта — щит Руси на пути крымских и ногайских орд. Бесстрашны и храбры были мордовские воины, и, как гласит предание, Иван Грозный наградил их медным крестом с орлом то ли за мужество, то ли за взятие Казани. В общем — Слово и Дело!

Но если вернуться к Слову, то пытливому глазу откроется и при солнечном свете удивительное созвездие русских поэтов. Если из Саранска проехать немного на юг, вы попадёте в Тарханы, к Лермонтову. Если повернёте на север и вспомните, что "здоровью моему полезен русский холод", — да, да, вы угадали — это Болдино! А если повернёте на запад, то в Константиново вас будет ждать сам Сергей Есенин. А если по любопытству своему вдруг заглянете в ДубравЛАГ, то заметите, как на тонких "эротично-кривых ножках" пробегает меж бараков Абрам Терц, в одном из которых сидит на нарах узник совести, уважаемый нами Леонид Бородин.

Я бы мог вспомнить и Михаила Михайловича Бахтина, жившего в Саранске многие годы. Много славных имён освещает Мордовскую землю печальным или радостным светом.

А реформатор церкви Никон! Друг и смертельный соперник протопопа Аввакума. А Огарёв?

Первое потрясение — это собрание наследия Степана Дмитриевича Эрьзи. Когда входишь в Республиканский музей его имени — будто попадаешь в энергетический поток, что выброшен из молниевидного разлома земной коры.

Резцом скульптора водила Божия рука. Вспомните композицию "Ева", "Моисей". "Ева" — как символ плодородия, цветок жизни, Женщина, способная выносить в своём лоне целый народ! Женщина-мать. Женщина-республика — это покруче Ренуара. Какая точность мазка, именно мазка, я не оговорился. Эрьзя рисует в мраморе. Достаточно скульптору коснуться поверхности камня, и... он рассыпается — остаётся только мысль художника, не отягощённая земным притяжением камня.

А голова "Моисея", выполненная уже из аргентинских тяжёлых древесных пород. Суровый взор библейского пророка обжигает зрителей сумрачным светом из-под всклокоченных, почти брежневских бровей, столь популярных в нашем народе. Длинные ноздри изогнутого, как боевой лук, носа гудят, как небесные трубы, и ветер, и песок пустыни только помогают шлифовать эти пушечные жерла Ветхого Завета. Лицо аскета, привыкшего усмирять любой зародыш бунта шатавшегося сорок лет по пустыне народа. Не борода, а корни Древа Познания, обвившего смертными волокнами первопроходцев греха — Адама и Еву... Мощен Моисей, но мощен и гениальный скульптор, но над ними Один — Господь Бог!

Пришло время молитвы, а это значит — наш путь лежит в деревню Пайгарму, где находится Параскево-Вознесенский женский монастырь. Интересна его история. Один крестьянин из села Рузаевки, находясь на военной службе, сильно заболел ногами, а вскорости и вовсе слёг. Сильно страдая от болезни и томясь тоской по родине, часто и долго молился он Богу. Однажды во сне явилась больному солдату женщина "небесной красоты" в голубом одеянии, с крестом в руках и сказала ему: "Хочешь ли быть здоровым и желаешь ли идти на родину?" Но не успел дать солдат ответ, как видение исчезло. Однако вскоре видение повторилось во второй и в третий, последний, раз. Видение закончилось радостными для больного словами: "Через три дня ты будешь совершенно здоров и возвратишься на родину, когда придёшь домой, сходи в деревню Пайгарму, приди в лес, что по оврагу с левой стороны от деревни, под горой в кустарнике увидишь небольшую яму с водой и здесь, в воде, найдёшь мой образ: устрой над этим источником сруб, построй часовню и поставь в ней найденный мой образ; после этого ты будешь здоров и никогда не будешь болеть ногами". И — о чудо! Через три дня солдат выздоровел и был отпущен со службы на родину. В указанном месте он нашёл икону мученицы Параскевы и поставил в этом месте сруб для источника и часовню, где и поместил обретённую святую икону целительницы Параскевы, и стал рассказывать всем о великих делах Божиих и чудесном своём исцелении. Многие люди стали ходить к святой иконе и источнику и получали исцеление от своих болезней. Вот так и возникла на этом месте женская обитель. Об этом нам рассказала монахиня Юлия, с ангельским ликом и просветлёнными, добрыми глазами Христовой невесты.

Много молоденьких, обиженных миром девичьих сердец ищут утешения и защиты за монастырскими стенами. Почему? Почему девчонки, будущие монахини, отказываются от мирских соблазнов, родителей, любимого человека, подруг детства... и всецело посвящают себя Господу Богу? Я это не пытаюсь понять, тем более осудить. Значит, так нужно Ему — Небесному Начальнику.

А может быть, только у них, этих девушек, и есть девственная сила, способная защитить народ наш от врага человеческого и всемирного грехопадения? Не знаю... Но под взглядами этой хрупкой девушки мы втроём, с Володей Ерёменко и редактором саранского журнала "Странник" Костей Смородиным, в тридцатиградусный мороз окунулись в целебный источник и не превратились в ледяные глыбы. Холодно, когда раздеваешься. Холодно, когда заходишь в воду. Но когда, перекрестившись, окунаешься в источник, а затем, поднимаясь по ледяным ступеням, попадаешь в хрустские объятья тридцатиградусного русского мороза — холода совершенно не чувствуешь. Скажу о себе — спокойно утёрся полотенцем, не торопясь стал надевать носки, брюки, дымясь, как паровой котёл на уральском заводе, только уж потом спокойно накинул рубаху и шубу. Полотенце, правда, примёрзло к срубу, и его пришлось отдирать уже втроём. Надеюсь, что малую часть грехов мы оставили в ледяной купели. Забыл сказать, что среди нас был и четвёртый писатель, но он побоялся нырнуть в ледяную воду, а стоял в куртке, наблюдая за нами, и от холода и сопереживания весь покрылся лиловыми пятнами, да такими, что смотреть на него было страшно. В монастырской трапезной нас потом долго отпаивали чаем. Но писатели в отличие от других — всё же натуры тонкие и часто становятся рабами настроения.

А вот что нам рассказывала монашка и наш гид Юля: приехали как-то к этому источнику моряки, может быть, даже с Северного флота, и напрочь отказались искупаться в источнике, хотя погода стояла более тёплая и мягкая. Эти мужественные парни признались хрупкой девушке (не постыдились), что они боятся. Я думаю, что наша троица вернула былое уважение к сильному полу, хотя бы и в глазах монахини.

Источник этот и ныне привлекает множество верующих. Особенно большое стечение богомольцев бывает в девятую пятницу после Пасхи. Со всей России и из ближнего зарубежья прибывает сюда верующий народ. Как мне сказали, из моего родного города Перми уже несколько раз приезжает сюда за исцелением одна женщина и находит его.

Слава Богу, что вновь на Руси возрождаются иноческие обители. Пусть пока не шестьсот монахинь в этом монастыре, как было в далёкое уже время, а всего шестьдесят, но всё течёт и меняется. Вера и чудеса снова возвращаются к нам.

С февраля 1990 года замироточила икона Пресвятой Девы, именуемая "Благодатное Небо".

Первая мироточивая икона Пресвятой Богородицы появилась в городе Созоле Писидийской, в Малой Азии. А сейчас появилась в Республике Мордовия, в Параскево-Вознесенском монастыре, в деревне Пайгарме. Сколько людей спасли монахини монастыря этим чудесным маслом от хвори и болезней, особенно глазных. А мальчик деревенский Ваня даже прозрел. У него с детства не открывался левый глаз, и он ничего не видел им. А слышал от злых соседских детей одни насмешки. У него даже было прозвище "косой китаец". Почему именно "китаец" — не знаю. Но как-то матушка Серафима, игуменья, помазала незрячий глаз Вани маслицем от иконы, и... мальчик прозрел, глаз приоткрылся, и в него хлынул свет. По этому поводу приезжали сюда телевизионщики и журналисты "Комсомольской правды" — освещать это чудесное событие.

А вот если бы нашим правителям, слепым поводырям, помазать глаза этим маслом — быть может, они нашли бы русский путь и вывели Россию из духовной пустыни?

Много было встреч на Мордовской земле у нашего писательского десанта. И в студенческих аудиториях университета, и в редакции молодёжного журнала "Странник", и в администрации главы Республики Мордовия Николая Ивановича Меркушкина с творческой интеллигенцией города Саранска. И где бы мы ни были, где бы ни выступали — везде нас встречали добрыми словами и открытыми улыбками. Я — за децентрализацию России. Не только в Москве или Санкт-Петербурге должны быть творческие центры, нет, художественно-творческий потенциал нашей Родины должен равномерно распределяться по всем регионам и республикам. Очаги культуры должны быть во всех городах, больших и малых, посёлках и деревнях. Это можно показать на примере столицы Мордовии. Уже дважды Саранск гостеприимно принимал участников Всероссийского фестиваля исполнителей патриотической песни. Представители нескольких десятков регионов России каждый раз с воодушевлением показывали своё вокальное искусство. Издательство вот-вот выпустит Энциклопедию Мордовии.

А ведь это не самая нефтеносная или алмазодобывающия республика. Здесь каждая копейка на счету. Но, несмотря на многие проблемы, Глава Республики Мордовия Николай Меркушкин находит средства, чтоб поддержать культуру родного края. А значит, в Мордовии не погаснет духовный очаг — и талантливым юношам и девушкам будет где применить свой творческий потенциал, а от этого выиграет не только художник, но и в конечном итоге государство.

Игорь ТЮЛЕНЕВ,
соб. корр. "ЛР" по Уралу