ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА В ПЕРМЬ

Авторские статьи, интервью


Игорь ТЮЛЕНЕВ, поэт.

 ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА В ПЕРМЬ

«Я взглянул окрест меня – душа моя,
страданьями человечества уязвлена стала»
А.Н Радищев

Словно нарочно выбрал я время пожаров и безжалостной жары на Руси для своего летнего путешествия из Перми в Санкт-Петербург и обратно.

Погрузили нехитрую поклажу в жигулёвскую семёрку и… в путь! Пока ехал в нашу, так сказать Северную Пальмиру, не замечал разбитых дорог, разрушенных деревень, буржуйских особняков… Жал на педаль и мчался по градам и весям, как ошпаренный. Но действительность напомнила о себе за Нижним Новгородом – клубами дыма и треском горевших деревьев. Чтоб хоть как-то дышать и одновременно управлять машиной – одел сразу два респиратора, и в таком устрашающем виде проехал все посты ДПС без остановки.

За весь период бушующей стихии в России было зафиксировано более 29 тысяч природных пожаров на площади около 930 тысяч гектаров.

Погибло в огне 53 человека и 3,5 тысяч человек остались без крова. Сгорело много деревень и школ. А ущерб от лесных пожаров, по словам Сергея Шойгу составил 12 миллиардов рублей.

По другим данным выгорело 500 000 га русского леса, а это в пять раз больше площади Москвы. Говорят, что наш бывший губернатор, ныне министр Трутнев – насмешил всю Россию, сказав, что лес с этими проблемами справится сам и что пожар ему только на пользу.

Вспоминаю в детстве, когда я жил в лесном посёлке, мы восстанавливали вырубленные и сгоревшие леса новыми посадками. Я сам посадил целую сосновую рощу - не меньше 100 деревьев. Даю бесплатную идею министру – всем министерством выйти взять саженцы и посадить хотя бы столько сосен, сколько посадил школьник Тюленев!

Ну, едем дальше. Вот она мировая культурная столица – Санкт-Петербург! Смешно когда наша раздолбанная, провинциальная Пермь начинает пыжиться и головами или рылами местных чиновников мямлить и вякать, что именно она и есть мировая культурная столица? Ну, братцы, это же смешно! Мне кажется, что всем пермским чинушам пора идти работать в цирк. Там их зрители будут воспринимать более естественно, не замечая вопиющую провинциальную спесь «артистов».

Будем реалистами! Бывал я в Париже и могу сравнить фонтаны и парки Версаля и Петергофа. Версаль слабое подобие Петергофа. Петергофский Большой каскад – крупнейшее фонтанное сооружение, включающее 75 фонтанов и 250 скульптур, где, в том числе и моя любимая скульптура Самсона, раздирающего пасть льву, поставленная в назидание нашим врагам в честь 25-летия Полтавской победы России над Швецией. Понятна и аллегория, что Самсон это Россия, а лев – поверженная Швеция…

А мы, пермяки из чиновьечьего дома, каким фонтаном блеснём и какой скульптурой – типа «робокопа» у бывшего Речного вокзала, который забрали у пермяков власть предержащие и отдали под музей актуального искусства.

Я когда-то написал стихи-памфлет на эту тему. Вот небольшой отрывок:

Только вдруг налетели карманы-гельманы,
Стали мозги чинушам пороть и кроить.
Пермяки позабыли о «Парме» романы,
Ведь с Речного вокзала теперь не уплыть.

Как для виселиц врыли столбы у вокзала,
Чтобы классику вешать на этих столбах?
Стали люди плешивого слушать бахвала
У которого - сперма блестит на губах…

http://zwezda.perm.ru/local/zvezda/page.php/zvezda/2009-07-31/3

А краевая газета «Звезда» написала об этом, назвав автора лучшим автором газеты за 2009 год: «Известный русский поэт Игорь Тюленев первым в Перми ещё в 2008 году публично выступил против захватнического вторжения галериста Марата Гельмана в культурное пространство Прикамья.

А в июле 2009 года «Звезда» публикует стихотворение И.Тюленева «Речной вокзал», вызвавшее переполох в стане заезжих культуртрегеров. Ведь поэт утверждает, что у них «вместо искусства мусор и хлам». М.Гельман выставил это стихотворение на свой сайт и даже объявил конкурс о Чорном Гельмане. Но и независимо от этого стихотворение пермского поэта широко разошлось по Интернету и активно в нём обсуждалось…»

Хотел бы добавить, что мы русские люди, никак не научимся (как гельманы) любой удар противника использовать в своих целях – превращая этот удар в "пиар" или конкурс своего имени и т.п. Мы молчим, а они повсеместно нахваливают себя. Мы стесняемся лишний раз вспомнить публично имена наших поэтов и писателей, а некоторые русские критики то и дело вывешивают поминальный список либеральной тусовки? Не хочу мараться их именами и поэтому не повторяю этих имён!

Понятно, что, всяк кулик хвалит своё болото. А в пермском болоте, которое создал на Речном вокзале провинциальный галерист Гельман, есть свой потасканный Олег Кулик всю жизнь косящий под придурка. Голый лающий и кусающий человек-собака. Хотя сам Кулик жалкое подобие Бренера, который наложил в художественном музее на лист картона перед картинами передвижников, потом поднял этот картон и стал кричать, что вот оно ваше искусство. Кулик жалкое подобие, как и пермский музей актуального искусства – жалкое подобие музея Гуггенхайма в Бильбао (Испания). Не знаю чем и как такие «галеристы» и «художники», как и такие «губернаторы» могут прославить наш город?

А вот Питер любой дом прославляет. Возьмём Царскосельский лицей. Пушкин. Державин. Царское Село – здешние мужская и женская гимназии альма-матер Николая Гумилёва и Анны Ахматовой. Директором в те годы Царскосельской гимназии был известный критик и поэт И.Ф.Анненский. Вспомним и художников, связанных с этим местом – Петров-Водкин, Сомов, Чистяков, Лансере. Головин, Добужинский. И памятников там, кроме Александру Пушкину в Лицейском саду, я никому не заметил.

А в наши пермские леса как-то заехал Пастернак толи от армии косить, толи за женой Збарского поухлёстывать… Тут же впаяли его бюст в сквер у оперного театра и стали носиться с ним, как с торбой. А ведь и Маяковский был у нас и Чехов, и Мандельштам, о котором так сказал Владимир Владимирович: «Есть у нас плохой поэт Жаров, хуже его только Мандельштам».

Можно было бы рассказать о Петербурге Достоевского или Пушкина, рассказать о Комарово, но не позволяют газетные площади.

Когда я возвращался из Санкт-Петербурга уже домой в Пермь умиротворённый и спокойный, то стал обращать внимание на города и деревни, и дороги. Так вот, несмотря на пожары и засуху, во многих республиках и областях собирается урожай, заготавливаются корма. Пасутся на убранных полях стада бурёнок и лошадей.

Стоят крепкие деревни, где строятся новые дома. Но только пересёк я границу Пермского края со стороны Игры, то попал на дорогу, где недавно прошла ковровая бомбежка, причем удачно прошла. Ехать можно было не более 10 км . в час. Даже встречные гаишники пожаловались мне, что сломали диск колеса на таких дорогах. А вдоль дороги разрушенные деревни, поля заросли сорняком. В общем – мерзость запустения и скрежет зубовный! И в то же время - огромные и дорогие, отвратительной архитектуры особняки буржуинов. Невольно вспоминаешь слова незабвенного Радищева:

« Богатство сего кровопийцы ему не принадлежит. Оно нажито грабежом, и заслуживает строгого в законе наказания».

И ещё: « Варвар! недостоин ты носить имя гражданина».

Но плохая или хорошая, но это моя родина и давайте вместе очищать её от сорняков, распахивать землю и выращивать пшеницу, писать прекрасные картины. И строить новые светлые жилища! А с вороватыми чиновниками пусть разбирается прокуратура.