Карп зимой на мормышку

Ловля карпа зимой на мормышку

    Опыт ловли карпа и карася на мормышку зимой у меня с 1994 года. Максимальный улов  на диких прудах достигал 15 килограмм за день – два карпа (3 кг. И 700 гр.) остальное                      двухсотграммовый    карась. Но в 1997 году устроился я на работу. Ее специфика позволяла        частенько посещать           рыбхозы.  Так в  конце 1997 года сделал я первую попытку. Декабрь.   Мороз около десяти. Вдвоем видели одну ершиную поклевку и все. В феврале изрешетил весь     пруд  - ноль. На мели поймал одного окуня. Сторож – сухой маленький мужичок, констатировал   факт, что зимой здесь  никто не   ловит, и зря я трачу время. На что я ответил, что непременно    попробую еще чуть позже, так как карп на мормышку зимой все равно должен ловиться.          

    В начале марта наступила оттепель, все потекло. Шеф договаривается о рыбалке на среду.      Просыпаюсь – дождь, но деваться некуда, - рыбалка заказана - надо ехать. Беру второй комплект  одежды, зонт,  прыгаю в УАЗик , и вот я на пруду. Засверлил вдоль дамбы на разных глубинах,     засверлил устье примыкающего овражка, прокормил все лунки двумя ведрами жмыха. В              результате – за день  в районе впадения оврага в пруд, где бурно стекала вода с лесной               возвышенности, 3 карпенка и 3 карася грамм по двести.                                                                  

    Приезжаю домой довольный   - водоем распечатан. В воскресенье еду туда опять в надежде           оторваться. За бортом минус один. На льду мягкий нескрипящий снег. Ветер слабый южный,          пасмурно. Погода идеальная. Засверливаю район береговой линии в овражке и прилегающие 20-30 метров. Глубина от полутора до двух с половиной метров. Лунок штук пятнадцать  через 10-15       метров. Закармливаю. Вдруг бежит сторож и  запрещает мне ловить, так как  звонка сегодня от      директора не было. Сделав пяток безуспешных проводок в нескольких лунках, я ухожу с                приготовленного для ловли места. До  машины полкилометра, подхожу, и слово за слово,               затравливаю часовой разговор с прогнавшим меня сторожем о рыбацких историях. Он с интересом слушал, а мне торопиться было некуда, да к тому же выяснилось, что он хорошо знаком с моим      отцом. Что окончательно повлияло на его решение мне не ведомо, но оно было таковым: «Ты такой интересный заядлый рыбак. Я под свою ответственность разрешаю половить тебе до пяти часов». Что меня приятно удивило, и я,  прихватив ящик, пакет со жмыхом и пустой мешок из под сахара под рыбу, на всякий случай, отправился к прикормленному месту.  Подхожу к крайней лунке в 20 метрах от начала оврага. Насаживаю на крючок мормышки мотыля, кивок сигнализирует о касании наадки дна. Я провожу медленный низкочастотный подъем, следует вздрагивание кивка, за ним молниеносная подсечка и из лунки на лед с характерным всплеском вылетает двухсотграммовый карась. Снова мормышка касается дна, кивок чуть прогнут, а через секунду он плавно поднимается – подсечка – продир, похоже карп.  Делаю вторую попытку, опять подъем кивка, подсечка, хлыстик удилища максимально сгибается. Быстро винтом ослабляю катушку, отбрасываю удочку в сторону, леска 0,15 проворно скользит между моими большим и указательным пальцами, устремляясь в холодную водную пучину. Это карп. Удары сердца  содрогают все тело , как всегда. Дыхание перехватывает. Это те счастливые минуты, которых мы, рыбаки, терпеливо ждем и ради них готовы на все. Тем временем  сила сопротивления ослабевает и правая рука сбрасывает первый метр лески на мягкий бархатистый снег. Левая в этот момент медленно идет вверх, ожидая опять помощи правой. Итак, то сдавая леску, то обратно выбирая, происходит процесс спасения лески от обрыва. В итоге, через минут семь такой борьбы мой багорик  вытаскивает из лунки на белый искристый снег трехкилограммового желтого красавца с горящими ярко красными плавниками. Начало есть. Десять минут рыбалки – карась и карп.

    Все. Лунке надо отдохнуть – перехожу на другую, расположенную на центральной линии оврага, метрах в десять от береговой линии к середине пруда. Опускаю мормышку с пучком мотылей, едва просигнализировав о касании мормышки дна, кивок лениво подымается… Через пять минут описанного выше процесса багорик опять выволакивает карпа, вес которого два килограмма.

    Сердце опять постепенно успокаивается. Я принимаю решение поменять  удочку с более толстой леской – 0,2 (желтой семилетней не потерявшей качества японкой).

    Перехожу  на первую лунку – пяток карасей и килограммовый карп. Возвращаюсь обратно – карп на 2,5 кг.

    Теперь смещаюсь по центральной линии оврага  на уровень береговой линии.  Следует аналогичный предыдущим подъем кивка, леска  уходит и уходит, засекаю время – 11.20.  Леска остановилась, но и на подается,  держится в одном положении  +- 20 см. Здесь  до меня доходит, что карп в этот момент движется по окружности радиусом, равным длине лески. В нашем случае – около десяти метров. Через каждые две, три минуты радиус уменьшается и рыба круг за кругом постепенно сдается. Но внезапно, в 11.40 , ни с того ни с сего -  сход.

    Начинаю проверять все остальные лунки, в каждой из которых попадается или карась или карп до килограмма. Крупных больше нет Поэтому интуиция толкает меня проверить лунку, где был сход.

    Опять двадцать минут борьбы и уже в лунке подводит слабый щучий багор и мормышка летит мне в лоб, а карп медленно погружаясь, уходит. Досада и разочарование одолевают мной, но  с  третьей попытки все же мною из этой лунки был пойман карп весом 3,600.  А сопротивление было как у пятикилограммового.

    Так я резвился, не замечая времени.  А в три часа пришел сторож и, увидев количество рыбы – пол мешка, нарушил свое обещание и предложил  на этом закончить.

    Отдав сторожу за предоставленное удовольствие бутылку водки и десяток карасей, я , уставший и довольный, под монотонный гул своего УАЗика  возвращался домой. Ловля карпа зимой увенчалась успехом.

Comments