Трансовые состояния

Транс (психическое состояние)

[править]
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 24 июля 2011; проверки требуют 24 правки.
Текущая версияпоказать/скрыть подробности
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 24 июля 2011; проверки требуют 24 правки.
Перейти к: навигация, поиск
У этого термина существуют и другие значения, см. Транс.

Транс (от фр. transir — оцепенеть) — ряд изменённых состояний сознания (ИСС),[1] а также функциональное состояние психики, связывающее и опосредующее сознательное и бессознательное психическое функционирование человека, в котором, согласно некоторым когнитивистки-ориентированным трактовкам, изменяется степень сознательного участия в обработке информации.

К. Хоффман утверждает, что "Транс до сих пор традиционно определяют, как состояние пониженного сознания или состояние дрёмы. Однако, более поздние антропологические определения связывают его с изменёнными состояниями сознания (Чарльз Тарт), и это становится всё более принятым". [1]

К. Хоффман также полагает, что "...состояние транса должно обсуждаться во множественном числе, потому что есть больше чем одно изменённое состояние сознания, значимо отличающееся от обыденного (повседневного) состояния".[1]

Транс сопровождается определёнными изменениями мозговой активности, в особенности — бета-волн[источник не указан 940 дней].

Транс отличается от обычного состояния сознания направленностью внимания - при нём у человека внутренний фокус внимания[неизвестный термин] (т.е. внимание направлено на образы, воспоминания, ощущения, грёзы, фантазии и т.д.), а не внешний, как при обычном состоянии сознания.[2]

Медициной транс, в свете исследование последователей Махариши Махиш Йоги, признается целебным состоянием сознания, при котором человек получает приблизительно в два раза больше отдыха, чем во время сна[источник не указан 940 дней]. Когда человек входит в трансовые состояния намеренно, то такой транс называется многими духовными школами востока медитацией.

Есть мнение, что намеренное вхождение в транс это одна из форм самогипноза[источник не указан 940 дней]. Человек может входить в транс также под воздействием усталости, информационной перегрузки и т.п. Именно таким образом организм защищает себя от стрессов, когда их количество и сила становятся чрезмерными[источник не указан 940 дней], после чего, обычно, человек стремится заснуть и тем самым ещё больше устранить последствия стресса в своей нервной системе.

Согласно М. Эриксону, транс сам по себе терапевтичен (то есть просто нахождение в нём), потому что во время его течения возможно психическое переструктурирование, сложно осуществимое в "обычном" состоянии сознания.[3]

Трансовые состояния очень сильно различаются по степени: практически любое сосредоточение на чём-либо из внутреннего фокуса внимания (попытка вспомнить или представить что-то) приводят к появлению транса, так как внимание человека, пусть и незначительно, но уже в меньшей степени, чем до этого направлено на "внешний", окружающий мир.[4]

Содержание

 [убрать

[править] Типы трансов

Согласно М. Эриксону следует различать 3 вида транса:[5]

1. Повседневный транс (обычная мечтательность, переход в сон, и назад в бодрствование, автоматическое выполнение привычных действий и т.д.).

2. Углублённый транс (обычно называют гипнозом) - намеренное усиление и продление по времени естественного феномена - транса, осуществляемое обычно при помощи другого человека.

3. Сомнамбулический транс - глубокое трансовое состояние, при котором человек выглядит и ведёт себя как не находящийся в трансе.

[править] Проявления транса

[править] Микродинамика транса

М. Эриксон и Росси выделили формально-динамические аспекты, обязательные для транса, назвав их его микродинамикой:[6]

  • фиксация внимания
  • Депотенциализаци сознания (временное снижение действенности, активности сознания). Для этого могут быть использованы такие техники, как:
    • Замешательство (особенно эффективна с теми, кто всё стремится объяснить логически, разложить по полочкам)
    • Насыщение (в современном сленге можно было бы выразиться: "загрузить" человека информацией - вызвать у него такую мыслительную активность, которую ему было бы сложно поддерживать)
    • Удивление (техника, близкая к замешательству, но с юмором и игрой слов)
    • Психологический шок
  • Запуск бессознательного поиска (терапевтический этап, связанный с активизацией работы бессознательного)
  • Бессознательные процессы и гипнотическая реакция (можно сказать - это постэффект, возникающий в результате терапевтической работы - предыдущего этапа)

[править] Минимальные признаки транса

М.Р. Гинзбург и Е.Л. Яковлева указали на целый ряд признаков трансового (гипнотического) состояния:[7]

  • Неподвижность (в "обычном" состоянии сознания люди никогда не находятся длительное время в неподвижном состоянии).
  • Закрывание глаз
  • Расслабление (мышц тела, в том числе на лице)
  • Изменение диаметра зрачков
  • Замедление дыхания
  • Замедление рефлексов, в том числе сглатывания
  • Мышечные подёргивания
  • Лёгкие покачивания головой
  • Дрожание ресниц

К дополнительным признакам транса относят, в частности, т.н. буквализ - человек в трансе склонен понимать (по крайней мере на уровне сознания) обращённую к нему речь буквально.[8]

[править] Физиологические проявления

Внешние и внутренние проявления транса у обыкновенных людей по данным современной медицины[источник не указан 940 дней]:

  • фиксация взгляда
  • расширение либо сужение зрачков
  • замедление глотательного и мигательного рефлексов
  • замедление и углубление дыхания
  • замедление частоты сердцебиения
  • снижение реакции на внешние раздражители
  • мышечная релаксация
  • разглаживание складок на лице
  • задержка моторных реакций

[править] Базовые техники наведения и поддержания транса

Традиционно различают два направления деятельности психолога с клиентами в трансовом состоянии: сопровождение и ведение. Действуя в этих широких направлениях, психолог обычно применяет различные техники:[9]

  • Сопровождение нацелено на то, чтобы помочь человеку полнее погрузиться в свои воспоминания и субъективный опыт, сделать его более подробным (увидеть образы, услышать звуки, испытать телесные ощущения, пережить эмоции и т.д.).

Чтобы сопровождать клиента в течение его транса, психологу необходимо предоставлять ему конгруэнтные описания, которые бы помогали ему оставаться в трансе. Для этого можно использовать технику неопределённые слова (например, родовые наименования, такие как - "одежда", для описания куртки, брюк, юбки, плаща; "время года" - для весны, лета, зимы, осени; или формулировка Я не знаю... (где вы, что вы делаете, чувствуете, видите, слышите, с кем вы, и т.д.), подразумевающая что клиент знает это и представить; и т.п.), которые создают пустую, неопределённую смысловую рамку (фрейм), которую заполняет сам клиент, нередко считая, что психолог детально описывает его переживания.

  • Ведение - создание нового опыта у клиента на базе имеющегося, на основе предложенного психологом сюжета для транса.
  • Сопровождение в приятном воспоминании.
  • Ратификация (подтверждение того, что психолог видит, замечает что человек входит в транс, по минимальным его признакам, сделанное в виде высказывания, одобряющего (как подкрепление) - облегчает вхождение человека в транс и поддерживает трансовое состояние.
  • Диссоциация - целый ряд техник, позволяющих клиенту разделиться (например, с частью собственного тела, посмотреть на себя со стороны, из другого места, или времени):
    • Диссоциативная речь - использование речи не ассоцирующей, а диссоцирующей (например, вместо "Вспомни", "Позволь прийти воспоминанию", вместо ""Ты чувствуешь контакт с..."", ""Твоё тело (рука, нога, и т.п.) чувствует контакт с..."", использование выражение, типа "Приходят образы", "Приходят звуки" и т.п., и т.д.).
  • Релятивизация - введение дополнительной степени свободы в утверждения при общении с клиентом, посредством делания высказываний относительными, менее утвердительными, и, соответственно, вызывающими меньше сопротивления. Например, вместо "Приходит воспоминание", употребить "Может прийти воспоминание" - оно может прийти и может не прийти - обе возможности предусмотрены, и это представлено нормальным, что помогает поддерживать и развивать трансовое состояние.

Этот технический приём позволяет внушение перевести из прямого в косвенное.

  • Сигналинг (пальцевой идеомоторный сигналинг). Ле Крон в 1952 году предложил использовать идеомоторные движения пальцами для общения с человеком, находящимся в трансе (поставить так называемые "сигналы" на пальцы - "да", "нет", "не знаю", "не хочу говорить"). Некоторые авторы считают что более удобно пользоваться двумя сигналами - "да" и "нет". Такой сигналинг можно использовать для метакоммуникации с клиентом, находящимся в трансе, в частности для того, чтобы быть более конгруэнтным во время сеанса, а также для реализации возможностей коммуникации не только с вербализированными сознательными частями личности клиента, но и с невербализированными бессознательными его частями.
  • Гармонизация с клиентом (подстройка) - эти техники используются для создания и поддержания контакта с клиентом.
  • Использование многоуровневого языка (при коммуникации с клиентом, адресация обращения психологом как сознанию, так и к бессознательному клиента; также это использование слов в различных значениях, использование интонационного выделения для обращения к различным проблемам или уровням проблем клиента - самих слов и интонационного выделения, соответственно; использование метафор и рассказывание историй).
  • Говорение на языке клиента.
  • Самогипноз.

[править] Литература

  • Гинзбург М.Р., Яковлева М.Е. Эриксоновский гипноз: систематический курс. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. - 312 с. - ISBN 978-5-9770-0397-1
  • Hoffman, Kay (1998). The Trance Workbook: understanding & using the power of altered states. Translated by Elfie Homann, Clive Williams, and Dr Christliebe El Mogharbel. Translation edited by Laurel Ornitz. ISBN 0-8069-1765-2.

[править] Примечания

  1. 1 2 3 Hoffman, Kay (1998). The Trance Workbook: understanding & using the power of altered states. Translated by Elfie Homann, Clive Williams, and Dr Christliebe El Mogharbel. Translation edited by Laurel Ornitz. - P. 9.
  2. Гинзбург М.Р., Яковлева М.Е. Эриксоновский гипноз: систематический курс. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. - С. 13-14.
  3. Гинзбург М.Р., Яковлева М.Е. Эриксоновский гипноз: систематический курс. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. - С. 16.
  4. Гинзбург М.Р., Яковлева М.Е. Эриксоновский гипноз: систематический курс. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. - С. 14.
  5. Гинзбург М.Р., Яковлева М.Е. Эриксоновский гипноз: систематический курс. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. - С. 14-16.
  6. Гинзбург М.Р., Яковлева М.Е. Эриксоновский гипноз: систематический курс. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. - С. 34-39.
  7. Гинзбург М.Р., Яковлева М.Е. Эриксоновский гипноз: систематический курс. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. - С. 51-52.
  8. Гинзбург М.Р., Яковлева М.Е. Эриксоновский гипноз: систематический курс. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. - С. 78-79.
  9. Гинзбург М.Р., Яковлева М.Е. Эриксоновский гипноз: систематический курс. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. - С. 39-82.

Таблица глубины трансовых состояний

 

На этой странице поговорим о роли транса в саморазвитии и об эффективности различных трансовых состояний. Для начала приведу таблицу глубины транса (таблица Д.В.Кандыбы, 1989 год), на мой взгляд, она наиболее красноречиво и полно отражает все изменения, происходящие с углублением трансового состояния. Данная таблица используется для определения трансовой глубины гипнотических состояний, так как наведение и углубление транса с использованием гипнотических техник, на мой взгляд, самый быстрый и безопасный метод, то считаю нужным привести именно эту таблицу:

·        Нулевая стадия - нормальное бодрое состояние.

·       Первая стадия - удобная для пассивного СК  поза, концентрация внимания. СК - "Состояние Кандыбы",  термин используемый автором для обобщения различных трансовых состояний.

·        Вторая стадия - психологический покой, разлитое торможение.

·        Третья стадия - закрывание глаз.

·        Четвёртая стадия - сенсорное торможение и торможение мыслей.

·        Пятая стадия - каталепсия глаз.

·        Шестая стадия - значительная сонливость, каталепсия конечностей.

·        Седьмая стадия - возникает зона раппорта, лёгкая анальгезия.

·        Восьмая стадия - восковидная каталепсия (ригидность).

·        Девятая стадия - самопроизвольная анальгезия, общая "скованность".

·        Десятая стадия - торможение второй сигнальной системы, полное отсутствие собственных мыслей.

·       Одиннадцатая стадия - пружинящая каталепсия, частичная амнезия, реализация внушённых движений, возможность внушённых "видений", анестезия слизистой носа.

·        Двенадцатая стадия - парадоксальная фаза, амнезия после пробуждения.

·       Тринадцатая стадия - исчезает самопроизвольная каталепсия, появляется способность открывать глаза без изменения глубины СК, амнезия отсутствует.

·        Четырнадцатая стадия - кроме слуховых и зрительных, полностью реализуются иллюзии во всех анализаторах с открытыми глазами.

·        Пятнадцатая стадия - сомнамбулизм, вызывающая все положительные галлюцинации, частичная амнезия.

·        Шестнадцатая стадия - изолирование раппорта, амнезия, внушение сильнее реального раздражителя.

·        Семнадцатая стадия - реализуются все виды положительных и отрицательных галлюцинаций, реализуются положительные посттрансовые  внушения, амнезия.

·        Восемнадцатая стадия - управляемая амнезия, реализуются феномены регрессии возраста и пренатального состояния, управляемая гипермнезия (сверхпамять).

·        Девятнадцатая стадия - физиологический сдвиг исходной внушаемости, повышенная способность к творчеству и фантазированию, ролевое поведение, управляемая амнезия.

·        Двадцатая стадия - СК-2, реализуются любые посттрансовые внушения, возможно многолетнее кодирование на любую программу, реализуется феномен биолокации, управляемая амнезия.

·        Двадцать первая стадия - СК-2, реализуется феномен ясновидения и яснослышания на расстоянии, управляемая амнезия.

·        Двадцать вторая стадия - СК-2, ясновидение вне пространства и времени, управляемая амнезия.

·        Двадцать третья стадия - СК-2, способность к мысленному внушению на любое расстояние.

·        Двадцать четвёртая стадия - СК-2, состояние всезнания и ощущение тождества с Реальностью. Вход и выход прямо в СК-2 осуществляется мгновенно и по собственному желанию.

·        Двадцать пятая стадия - чистое СК-2, возникает способность к совершению телекинетических манипуляций и магических феноменов.

·        Далее следуют более глубокие СК, со своей спецификой и феноменологией.

 

Как показала практика, самым быстрым методом развития  излучений мозга, является длительная систематическая тренировка, направленная на освоение способности самостоятельно входить в максимально возможную глубину транса, так как при освоении определённой глубины транса у человека автоматически, последовательно открываются все описанные в таблице способности. Вначале синхронизируется работа обоих полушарий мозга и гармонизируется физиология. Затем, по  мере дальнейших трансовых тренировок, автоматически повышается общая и направленная чувствительность к любым внешним и внутренним сигналам-раздражителям. Затем, по мере углубления достигаемого транса, автоматически проявляются биолокационные, а затем и телепатические способности. Развитие идёт по пути освоения подсознания и полного отключения волевых проявлений самосознания (Эго). По мере дальнейших тренировок, достигнув необходимой глубины транса, занимающийся учится умению вновь включить в автоматически протекающие процессы всё более усиливающийся, по мере тренировок волевой контроль самосознания (Эго). Таким образом, занимающийся автоматически овладевает способностью, находясь в трансе, к произвольному вызыванию конкретных информационных видений. То есть, в глубоком трансе, с сохранением активного "Я", автоматически проявляется способность к ясновидению. Дальнейшее развитие волевых способностей "Эго" во всё углубляющемся трансе автоматически приводит к проявлению умения непосредственно, физически ощущать момент контакта с любым объектом или человеком, независимо от расстояния. На этом этапе к продолжающимся трансовым упражнениям отдельно добавляются специальные тренировки по развитию собственной воли. Развитие воли (силы "Эго") идёт автоматически и приводит к проявлению в очень глубоком трансе способности к прямому мысленному энергоинформационному (силовому) воздействию на любые объекты и людей, независимо от расстояния. Со временем такая скоростная техника автоматического развития способностей, через развитие глубины транса, получила название - "Прямой Путь".

Самый эффективный путь развития мозга - это систематические трансовые тренировки!

Теперь некоторые пояснения к таблице. Стадии с первой по девятую - лёгкий транс. Стадии с десятой по четырнадцатую - средний транс. От пятнадцатой стадии - глубокий транс. Примерно с этой стадии, если отключить вербальные функции левого полушария мозга можно добиться глубочайшего трансового состояния за несколько занятий. Чем глубже трансовое состояние, тем быстрее можно достичь ещё более глубоких трансовых состояний в кратчайший срок. Как Вы обратили внимание, то пассивное трансовое состояние в котором находится человек в лёгком и среднем трансе, к двадцатой стадии преобразуется в активный транс - СК-2. Разницы между бодрствующим человеком и человеком в СК-2 для неспециалиста нет никакой, хотя это уже глубочайший транс! Что касается гипноза. Запад давно принял эту технику наведения трансового состояния, а мы, как в каменном веке живём. Страшного в этом - нет! Страшен лишь человеческий фактор, а он даёт сбой  не только при использовании гипноза.  Роль гипнолога сводится лишь к обучению навыкам, которые в дальнейшем человек  будет использовать самостоятельно.  Не стоит бояться таких слов как: амнезия, галлюцинации... Уверяю, это менее страшно, чем дорогу перейти. В качестве примера сравним медитацию, гипноз, СК-2 и СК с отключенным левым полушарием мозга:

Представьте океан. В его водах находятся четыре человека. Один плавает по поверхности, изредка ныряя на незначительную глубину (медитация). Второй погружается с аквалангом на большие глубины (гипноз), а третий погружается вместе с ним, но уже без снаряжения (СК-2). А вот четвёртый может нырнуть, без снаряжения, и достигнуть дна Марианской впадины...

Медитации - это очень хорошо, но медитировать, получая весь положительный эффект, нужно на глубине... Почему эффект от медитативных техник слабый, а Йога, кроме как для физического совершенства, мало эффективна? Потому что во время медитации достигается лёгкая или максимум средняя глубина трансового состояния, а в глубоком трансе контроль сознания теряется и человек засыпает. Чтобы научиться сохранять контроль сознания в глубоком трансе, у йога уходят годы и десятилетия тренировок. С помощью гипноза этому можно научиться за несколько недель или месяцев занятий (в самых сложных случаях - максимум несколько лет). Но какой путь выбрать - дело сугубо личное...

И в заключение.

Для быстрого и качественного развития желаемых феноменов и способностей необходима пятнадцатая стадия. Это отправная точка! Нет пятнадцатой стадии – нет результата! Или очень посредственно. Категорично, но это так. Как быстро можно добиться данного состояния? Вот тут всё зависит от индивидуальных особенностей вашей психики: воображения и внушаемости.  Кто-то на первом же сеансе достигнет требуемой глубины и освоит все остальные стадии за период от 2 недель до 2 месяцев занятий. А кому-то потребуются месяцы только для того, чтобы к этой пятнадцатой стадии приблизиться. Вот так всё просто и сложно. Если бы было иначе, ясновидение и телепатия были бы для нас обыденностью. Но тем, кто сразу не добился желаемой трансовой глубины, расстраиваться не следует – от сеанса к сеансу транс становится глубже. Порой очень медленно, но верно. Наберитесь терпения.  Иначе, к сожалению – никак.

Начнем с того, что измененные состояния сознания - предмет столь же таинственный для самого автора, сколь и для читателя. Говорить о них непросто, ибо словесному описанию они поддаются с трудом. Для человека, испытавшего их хотя бы единственный раз, само существование этих состояний, широкий диапазон которых простирается от кратковременного поверхностного транса до глубокого мистического экстаза, становится настолько же естественным, как движение, дыхание, как сама жизнь. Но их внутренние механизмы продолжают оставаться для него необъяснимыми, чудесными и загадочными. Человеку же, не сталкивавшемуся с ними на собственном опыте, даже в их существование непросто поверить, не говоря уже о том, чтобы понять их глубину. И все же давайте попытаемся решить эту непростую задачу - развеять ореол таинственности и туман незнания, окутывающие эту проблему.

В сущности, главное, что известно об измененных состояниях сознания, и единственное, что известно о них определенно и окончательно - то, что эти состояния... принципиально отличаются от обычных. Само понятие измененных состояний сознания (altered states of consciousness) было предложено американскими психологами, в частности, в связи с изучением опыта, пережитого несостоявшимися самоубийцами. А точнее - людьми, которые, находясь в тяжелом душевном состоянии, пытались покончить жизнь самоубийством (к счастью, неудачно), бросившись в воду с высокого моста, носящего мрачное название "моста самоубийц". Прыжок с которого, если думать о случайном везении, следуя чистой теории вероятностей, оставлял ничтожно малые шансы остаться в живых, не разбившись о воду при падении с огромной высоты - может быть, один шанс из миллиона. И все они - оставшиеся в живых - описали свои переживания во время этого смертельного полета, длившегося всего несколько секунд, удивительно сходно.

За эти краткие мгновения они успели вспомнить всю свою жизнь, все ее основные события, промелькнувшие, как кадры киноленты в ускоренном темпе. И не просто вспомнить, но как бы пережить заново. При этом все хорошие моменты прошедшей жизни переживались необыкновенно ярко. А то, что казалось когда-то безысходным горем, что послужило причиной попытки уйти из жизни, напротив, воспринималось спокойно и просветленно. И возникало новое, чрезвычайно ясное видение проблем своей жизни, источника их возникновения.

И приходило осознание ничтожности и мелочности былых проблем по сравнению с бесценностью самой жизни. И просыпалась жажда жизни. И в самый последний миг это желание жить включало неведомые мозговые механизмы, позволившие сохранить свою жизнь, так сгруппироваться в полете, чтобы войти в воду под единственно возможным спасительным углом. Сохранить жизнь, которая после этого опыта пребывания на грани между жизнью и смертью, перед лицом неизведанного и беспредельного, неузнаваемо преображалась, освободившись от груза прежних проблем, оставив их в прошлом.

А потом были исследованы другие измененные состояния сознания, целое множество подобных состояний. Сколько же их, спросите Вы? Какие вообще состояния сознания бывают? Как измененные состояния сознания соотносятся с обычными состояниями сознания, какое место занимают по сравнению с ними в общем ряду? Отвечая на этот вопрос, современные психологи (из широко доступной литературы сошлемся, к примеру, на учебник Ж. Годфруа) повторяют классификацию, разработанную... древними индийскими философами несколько тысячелетий назад, разделившими все состояния сознания на четыре класса: обыденное (бодрствующее) состояние сознания; сон без снов; сон со сновидениями; и, наконец, "четвертое состояние", в современном описании - измененные состояния сознания.

Но если для древних индусов критерием "четвертого состояния" была возможность общения с божественным мировым началом, то в современной трактовке, на примере описанных выше грустных случаев со счастливым финалом, можно выделить такие основные признаки измененного состояния сознания, как:

1. Перераспределение ролей между сознанием и подсознанием, "смена власти"

Вспомним, что в обычном, бодрствующем состоянии наше сознание командует подсознанием (по крайней мере, пытается), подавляет его. В измененном же состоянии сознание как бы на время замолкает, отключается, выпускает из рук "бразды правления", уходя на второй план. В то же время подсознание "берет власть в свои руки", резко активизируется. При этом происходит мобилизация резервов подсознания, помогающих решить неотложные внешние проблемы. В частности, помогающих найти выход в экстремальной ситуации - например, спасти свою жизнь. (Необходимо иметь в виду, что если в ситуациях, связанных с физической угрозой для жизни, это происходит автоматически, то в обыденных жизненных ситуациях этому использованию подсознательных резервов необходимо учиться).

2. Разрешение внутренних, психологических проблем

В отношении проблем, связанных с прошлым, или тягостных воспоминаний, это достигается за счет замены связанного с неприятным воспоминанием эмоционального "ярлыка". В отношении же проблем, проецирующихся в будущее, связанных с внутренними барьерами, стереотипами, их разрешение достигается за счет формирования новых связей, новых выборов, расширяющих узкие рамки стереотипного реагирования. Кроме того, измененные состояния сознания несут с собой еще некоторые "прелести", как бы побочные полезные эффекты. Здесь и отдых, и снятие последствий стресса, и активизация естественных восстановительных процессов организма, способствующая излечению связанных со стрессом заболеваний (что и используется достаточно широко современными целителями - как в белых халатах, так и без оных).

Разновидностей измененных состояний сознания, как впрочем и способов их достижения, великое множество. В картах "внутреннего пространства", рисуемых современными психологами, находят место и состояние простого расслабления, и состояние медитации дзен, и йоговское самадхи, и состояние мистического, религиозного экстаза...

Нас же, исходя из практических целей, будет интересовать лишь одна из разновидностей измененного состояния сознания - транс, главная характеристика которого - то, что человек может по собственному желанию как "войти" в него, так и легко "выйти" обратно. Подобные состояния, целительные для психики, по-видимому, использовались человечеством с незапамятных времен. Они берут начало от племенных ритуалов, от ритуально-магических танцев первобытных охотников, прослеживаясь далее в истории человечества в виде различных религиозных ритуалов, что дало основание многим психологам говорить о "трансовой культуре" разных народов и цивилизаций.

На самом же деле транс не представляет собой что-то из ряда вон выходящее, таинственное или сверхъестественное. Как заметил выдающийся психотерапевт Милтон Эриксон, трансовые состояния часто встречаются в нашей обычной, повседневной жизни. Так, уважаемый читатель, когда Вы ловите себя на том, что замечтались, глядя в окно автобуса во время долгой поездки... или когда Вы, стоя в длинной очереди, задумались о чем-то, забыв об окружающей суете... и вдруг, приходя в себя, резко опомнились - оказывается, на какое-то время Вы "отключались", пребывая в состоянии транса.

По Эриксону, транс - это такое состояние сознания, когда человек углубляется в свои воспоминания или внутренние переживания, в свой внутренний мир, отвлекаясь от внешних впечатлений, от окружающего мира. Некоторые ученики Эриксона, рассматривая распространенность транса, пошли еще дальше, утверждая, что мы и жить без транса не можем. Так, С. Геллер считает трансовые состояния настолько неразлучным нашим спутником, что по его мнению, буквально каждый раз, уважаемый читатель, когда Вы чему-либо научились в Вашей жизни (даже когда Вы всего-навсего запомнили, сколько будет 2х2) или когда Вы убедили в чем-то собеседника, дело не обошлось без кратковременного, "мимолетного" транса.

Какие же физиологические изменения приводят к возникновению транса? И здесь дело не обходится без известной уже нам асимметрии полушарий. Как показывают электрофизиологические исследования - запись ЭЭГ (биотоков головного мозга) в состояниях транса, достигаемых при глубокой медитации, во время дыхательных сессий ребефинга, разница между полушариями - их асимметрия - выравнивается, исчезает. Вот тогда-то и наступает для человека состояние без времени и пространства, состояние, в котором нет неразрешимых противоречий, в котором совмещаются, интегрируются казалось бы, диаметрально противоположные точки зрения, разрешаются внутренние проблемы организма - и физиологические, и психологические. Важно, что при этом происходит как бы возврат мозга в состояние, свойственное для ребенка - физиологическая возрастная регрессия.

Вхождению в транс способствует ряд моментов, помогающих изменить функциональное состояние мозга, изменить состояние сознания:

- Сосредоточение внимания на внутренних ощущениях, уменьшающее приток внешних раздражителей к мозгу, помогая тем самым отвлечься от окружающей реальности, от внешнего мира и окунуться в глубины мира внутреннего.

- Дыхание, удерживающее внимание своим размеренным ритмом, заставляя внимание следовать за собой, а также помогая направить его в определенные участки тела.

- Мышечное расслабление в удобной позе, уменьшающее приток информации от мышц к мозгу, помогая ему погрузиться в состояние покоя.

При этом необходимо также учесть, как изменяются в состоянии транса взаимоотношения полушарий. Дело в том, что с учетом асимметрии полушарий их взаимное уравновешивание выглядит как движение навстречу: более активное, доминантное полушарие снижает свою активность, как бы несколько умеряет свой пыл. Противоположное же полушарие, ранее сравнительно пассивное, наоборот, активируется. Иначе говоря, в типичном случае - у правшей, необходимо снизить активность левого, "сознательного" полушария и повысить - правого, "подсознательного".

Отметим заодно, что в состоянии стресса межполушарная асимметрия может, напротив, усиливаться. Причем до такой степени, что это даже становится заметным внешне, по походке человека, по его жестам. Подобная закономерность нашла отражение и в языке. Вспомним, к примеру, образные выражения, описывающие внешне поведение человека, находящегося в состоянии сильного душевного расстройства: он встал "не с той ноги", его "заносит" (и на самом деле, подчас человек полностью здоровый в момент волнения замечает, что при ходьбе его то и дело "заносит" в одну сторону. Женщины иногда отмечают, что при сильном волнении они не могут пользоваться ножницами, шить - разрез отклоняется в сторону, строчка идет криво. Все это признаки чрезмерного "диктата" одного полушария).

Как добиться углубления транса, как помочь временному уменьшению активности доминантного полушария? Очень просто: путем подавления его специфической функции - речи. Имеется в виду не просто обычное молчание, а молчание внутреннее - остановка привычных, словесно оформленных мыслей, прекращение постоянно протекающего внутри нас внутреннего диалога, так называемая "ментальная пауза", или "внутренняя тишина". (Кстати, аналогичный подход применяется при обучении технике быстрого чтения. Это типичный пример повышения возможностей человека за счет использования резервов подсознания). И тогда "речевое" полушарие, лишенное на время привычной работы и не зная, чем себя занять, на время вынужденного "безделья" успокаивается. Активизации же правого полушария помогает сосредоточение внимания на внутренних ощущениях, к примеру, связанных с дыханием - ведь оно теснее связано с восприятием информации от внутренних органов, чем левое. Также помогает этому и музыка. Ведь восприятием музыкальных мелодий "заведует" правое полушарие, музыка его активирует, как бы "подпитывает" энергией. Музыка может гармонизировать отношения между полушариями - особенно спокойная, переливчато-плавная, медитативная.

Так, в единстве и борьбе полушарий, возникает транс. Вернее, и возникает, и "живет", углубляясь, идя дальше в глубины подсознания. Ведь транс - это не просто состояние, а процесс, который развивается по своим законам. По нашему опыту, углубление транса обычно происходит в определенной последовательности, постепенно захватывая все новые области сознания, в полном соответствии с представлениями о структуре сознания выдающегося отечественного невролога В. М. Бехтерева. Это значит, что в процессе протекания транса можно условно выделить 4 этапа, или 4 степени его глубины:

1. Изменяется ощущение тела.

Вначале появляются знакомые ощущения тяжести, тепла, "протекания энергии". Затем, по мере углубления транса, могут появляться ощущения противоположного характера - легкости, невесомости, вплоть до ощущения "растворения" тела. При этом также часто происходит, как принято говорить, изменение схемы тела. Это означает, что в нашем восприятии как бы деформируются привычные рамки собственного тела: изменяются привычные размеры, привычные пропорции, соотношения между частями тела. Может возникать ряд весьма необычных ощущений: от "удлинения" конечностей или шеи, "мягкости" костей (по образному выражению Булгакова, "ноги лишаются костей") до возможности ощутить свое тело... шарообразным, бестелесным "сгустком энергии" (люди, именующие себя специалистами по "экстрасенсорике", называют это состояние "выходом в астрал". С точки же зрения физиологии, как Вы теперь знаете, дело обстоит гораздо проще и полностью обходится без мистики).

2. Изменяется восприятие времени.

Время может как бы то уплотняться, когда часы пролетают, как одно мгновение, то растягиваться, когда за считанные минуты, а то и секунды "внешнего", реального времени во "внутреннем" времени проходят часы, дни, а то и годы (помните, как люди успевали вспомнить и пережить заново всю свою жизнь за краткие мгновения свободного падения). В то же время внутренние "биологические часы" продолжают идти, не сбиваясь со своего размеренного ритма, что позволяет человеку заранее "запрограммировать" время своего пребывания в состоянии транса. Кстати, и в механизмах развития ИСС наши биологические часы, или внутренние маятники, играют весьма важную роль. Быть может, даже весь ход, все течение ИСС определяется тем, как раскручивается туго заведенная пружина этих часов. К обсужению этого важного механизма мы вернемся чуть позже.

3. Изменяется восприятие окружающего пространства.

Для человека, погруженного в транс, лежащего или сидящего с закрытыми глазами, в его мысленном представлении окружающее пространство может то сужаться, как бы сжимаясь вокруг него, облегая его тело, сливаясь с его границами ("не существует ничего вне моего тела - ничего, кроме моего собственного "Я", как центра Вселенной), то расширяться до бесконечности ("мое "Я" - лишь ничтожно малая песчинка в океане беспредельности"), то "надвигаться" на него, то "отступать", либо изменяться еще каким-то иным, иногда весьма причудливым образом. Изменяться может не только восприятие пространства, но и ориентация в нем, или, как принято говорить, нарушается ориентация человека в месте своего нахождения - изменяется, а то и совсем пропадает, когда человек на время забывает об этом пресловутом месте, "выпадает" из него. Прибегая к физической аналогии, хотя и в большой мере условной, можно представить, что человек как бы выходит за границы нашего привычного трехмерного мира, попадая в четвертое измерение. Пользуясь сравнением, предложенным философом П.Д.Успенским (учеником Г.Гурджиева), можно сказать, что четвертое измерение "находится внутри нас".

4. Изменяется восприятие собственной личности.

Это совершенно естественным образом вытекает из положения, когда в результате прохождения трех предыдущих этапов - "ступенек" углубления транса наше "Я" оказывается в состоянии вне тела, вне времени и пространства. Вначале наше "Я" может наблюдать за происходящим как бы со стороны (ощущение "мыслящей точки", или "стороннего наблюдателя". В традиционных психотехнологиях это именуется диссоциацией, в дианетике - экстериоризацией "Я"). А затем наше "Я" может и совсем растворяться, как бы воплощаясь в другие обьекты в нашем мысленном представлении. Впрочем, это уже характерно для перехода к более глубоким ИСС, нежели транс.

Именно этот сдвиг восприятия собственного "Я", погружение внутрь своего "Я", позволяющее увидеть себя с иной точки зрения, как бы со стороны, и дает нам возможность действительно познать себя. Дает нам возможность понять, что на самом деле лежит в основе наших желаний и поступков. Дает нам возможность увидеть, что творится в укромных закоулках и тайниках нашей собственной души, в подсознании. Недаром, по мысли того же П. Д. Успенского, в обыденной жизни (в обычном состоянии сознания) человек представляется "живущим как бы на поверхности самого себя, не зная и не сознавая того, что именно находится в его глубине".

Обязательным условием, скорее даже основой, произвольного (подчеркиваем, произвольного - по собственной воле и за счет лишь собственных усилий) погружения в транс, как впрочем и в любое ИСС, является произвольное управление собственным сознанием. В принципе, неважно даже, достигается ли это целенаправленно или как побочный эффект, когда целью является не переживание ИСС само по себе, а нечто другое - от целей возвышенно-духовных (совершение молитвенных ритуалов в восточных религиозно-духовных практиках, творческое вдохновение поэта, художника и музыканта, интуитивное озарение мыслителя, погруженного в поиски истины) до приземленно-практических (к примеру, таких как придание телу нечувствительности к боли в восточных боевых искусствах). Но если Вы хотите использовать транс, как полезный рабочий инструмент в Вашей жизни - то, что официально именуется утилизацией ИСС - необходимо научиться добиваться этого целенаправленно.



Типы трансов
 
  (…) Когда Бургиньон и Эваску сосредоточили внимание на обществах, где встречаются эти культурно–институционализированные состояния (транс – Т и транс одержимости – ТО. – О. Г.), то обнаружилось, что вся выборка может быть разбита на четыре типа обществ или «типов трансов»: 1) общества, которые показали только Т; 2) общества, имеющие и Т, и ТО; 3) те, в которых есть только ТО; и 4) 10 %, которые, насколько мы можем сказать, не имеют никакой формы ИСС. Поскольку эта последняя группа очень мала, а также поскольку мы предполагаем, что «нет ИСС» в действительности означает «нет сообщений», мы опустили эту последнюю группу из нашего анализа. Рассматривая региональное распределение трех типов обществ (Т, Т/ТО, ТО), мы обнаружили, что Т имеет высокую корреляцию с Северной Америкой и в меньшей, но все же значительной степени с Южной Америкой. В Северной Америке поиски видений являются важным фактором, а в Южной Америке широкое распространение использования галлюциногенов* прямо связано с широкой сферой охвата Т. С другой стороны, мы обнаружили, что ТО значительно коррелирует с прилегающими к Сахаре районами Африки и в меньшей степени – со средиземноморским регионом. ТО настолько редок в Северной Америке, что мы имеем статистически значимую негативную связь между этим типом ИСС и Северной Америкой.
   Североамериканские индейцы были преимущественно охотниками–собирателями, тогда как народы прилегающих к Сахаре районов Африки традиционно были садоводами [10]. В первой серии тестов [7] мы обнаружили, что наши три типа обществ показали статистически значимые различия по 12 характеристикам обществ, 6 из которых несомненно связаны с различиями в сложности обществ. Эта находка стимулировала нас к дальнейшей разработке этого вопроса. …Мы отобрали четыре переменные. классовое разделение, иерархическая структура, степень или процентное соотношение, в которой хозяйство, обеспечивающее жизнедеятельность общества, зависит от производства (скотоводства, земледелия или их сочетания), и, наконец, процентное соотношение зависимости от земледелия. Результаты ясно показали, что чем больше сложность общества и чем выше уровень хозяйства, обеспечивающего жизнедеятельность, тем более вероятно, что общество скорее имеет ТО, чем Т. [9].
  
Как мы можем объяснить эту связь? Более внимательный взгляд на то, каким образом вызываются ИСС и какую культурную роль они играют, может помочь нам понять эти функциональные связи. Прежде всего, американские индейцы часто используют наркотики для достижения измененных состояний. Ла–Барр [25; 26] несколько раз перепроверил обширные свидетельства существования того, что он назвал «наркотическим комплексом Нового Света», охватывающим большую часть коренных жителей Америки от южной половины Соединенных Штатов до большей части бассейна Амазонки и Анд. Отметив, что ботанические источники галлюциногенов (в грибах, кактусах и ползучих растениях, а также во многих семенах, коре, цветах, корнях и соке растений) доступны в Старом Свете так же, как и в Новом, ботаник Р. Е. Шульц спрашивает, почему американским индейцам известны восемьдесят или более разновидностей галлюциногенов, тогда как народы остальной части мира знакомы приблизительно лишь с шестью подобными веществами? Ла–Барр связывает это большее знание о галлюциногенах со специализированным интересом к этому предмету, проистекающим из «…повсеместной живучести шаманизма среди коренных народов–охотников Нового Света» [26, 272]. Связь между ними объясняется наблюдением, что «шаманизм экстатических видений является, так сказать, культурно запрограммированным на интерес к галлюциногенам и другим психотропным наркотикам». Ла–Барр отмечает, что старые религии шаманизма народов–охотников Евразии и Африки были совершенно трансформированы новыми традициями, которые стали результатом революции неолита. (…)
   В этом обсуждении все согласуется с полученными нами данными как в отношении географического распределения транса и транса одержимости, так и в отношении связи между типом транса и типом жизнеобеспечения общества. (…) Для ряда обществ Нового Света, объединяя данные Северной и Южной Америки, мы обнаружили, что там, где используются наркотики, транс (Т) является гораздо более вероятным, чем транс одержимости (ТО). Эта связь имеет большую статистическую значимость [5, 20]. Что касается значения образа жизни охотников–собирателей, который типично связан с шаманскими религиями, необходимо подчеркнуть, что когда Ла–Барр говорит о «туземных народах–охотниках Нового Света», он обращается к подавляющему большинству коренных обществ Северной Америки и значительному меньшинству групп Южной Америки. Из североамериканских обществ, закодированных в атласе Мердока, 77 % в своем жизнеобеспечении в значительной степени зависят от охоты, собирательства и рыболовства; и это относится к 28 % южноамериканских обществ. Напротив, только 4 % обществ прилегающих к Сахаре районов Африки сильно зависят от этих видов деятельности по добыванию пропитания [10].
   Однако в этой группе значительное место занимают !Kung, среди которых трансовые состояния видений играют значительную роль.
   Транс видений
  
Хотя галлюцинаторное трансовое состояние, или трансовое состояние видений, имеет такое большое значение для коренных жителей Америки, оно не всегда вызывается наркотиками. Случай шамана сиу Джона Lame Deer'a иллюстрирует широко распространенный комплекс духа–покровителя. Поиски видений в одиночку, четыре дня изоляции и поста, изредка, как среди индейцев Cheyenne [16], различные виды смирения и самоистязание – неотъемлемая часть этой модели. Хотя в некоторых обществах женщины и девушки тоже занимались поисками видений, это все же преимущественно мужская деятельность. Свенсон [32] обратил внимание на то, что эта североамериканская практика представляет собой вид пубертатной инициации, но значительно отличается от типичных церемоний инициации в Африке и Австралии с их групповой деятельностью и «школами» инициации. Свенсон говорит о поисках духа–покровителя как об обряде «уполномочивания», посредством которого ищущий «посвящает себя» во взрослые. Видение – отличительная черта этого комплекса. Посредством видения дух дарует человеку силу. …Ла–Барр… пишет:
   «В этом обществе охотников, где центральное положение занимают мужчины, странным образом и зрелость мальчика, и мужественная доблесть на охоте и войне, и сексуальность – все приходит как дары извне – то есть как «целительная сила» впитывается извне, как нечто обобщенное, безличное, подобное манне, сверхъестественное…» [26, 274].
   Поскольку этот дар приобретается от духов, к которым надо приблизиться в полных страха поисках, Свенсон доказывает, что комплекс духа–покровителя связан с индивидуальной инициативой, порождающей потребность в этой силе и желание приобрести ее. Тогда поиски представляют собой эффективный тест на независимость мальчика, его благоразумие и на силу его стремлений. Такие личностные характеристики важны в обществах, говорит Свенсон, в которых, помимо групповых целей и интересов, люди обладают значительной степенью автономии для преследования своих собственных целей. Рассматривая данные, полученные Барри, Чайлдом и Бэконом… [2], Свенсон говорит, что существенная, но не полная зависимость от охоты, собирательства, рыболовства вызывает тот тип давления социализации, который требует уверенности в своих силах и достижения и согласуется с такой религиозной моделью. Статистический анализ данных, проведенный Свенсоном по сорока двум обществам коренных североамериканцев, подтверждает эту гипотезу.
   (…) Д'Андраде [13] на распространенной по всему свету выборке из 48 обществ проанализировал использование снов для поиска и управления сверхъестественными силами; те, которые имеют этот культурный комплекс, фактически более вероятно являются обществами, где присутствует транс видений, чем те, в которых его нет [6]. Он ставит перед собой цель проверить гипотезу о том, что использование снов для приобретения духа–помощника в фантазии проистекает из боязни остаться одному, боязни ответственности за себя и из опасения быть независимым. Он проверил эту гипотезу посредством двух индикаторов, предположив, что в обществах, где используют сны для поиска и управления сверхъестественными силами, с наибольшей вероятностью принято, что 1) сын уходит из родительского дома, местной группы или своей деревни после женитьбы, 2) велико воздействие социализации, требующей независимости и уверенности в собственных силах. Д'Андраде, основывая свою работу на исследовании Барри, Чайлда и Бэкона [2], ожидал, что общества, сильно зависящие в своем жизнеобеспечении от охоты, собирательства и рыболовства, используют сны таким образом. Обе гипотезы подтвердились.
   (…) Свенсон пишет, что, когда мальчика толкают к тому, чтобы быть независимым и уверенным в своих силах, он сам должен сделать себя мужчиной, не ожидая, что общество сделает это за него. Он должен продемонстрировать свою стойкость, пройдя через суровые испытания в поисках духа–покровителя, от которого он приобретает силу, и эта сила становится тогда его собственной. Кроме того, как отмечает Ла–Барр [25], сила понимается как приходящая к мальчику извне, она не является естественной частью его собственного развития. (…) Д'Андраде говорит, что, если мальчика, который должен покинуть своих родителей и стать самостоятельным, толкают к тому, чтобы он был уверенным в своих силах, он будет тревожиться; лишенный возможности зависеть от поддержки людей, он будет искать сверхъестественную помощь, или, можно сказать, будет воображать, что подобная поддержка помогает ему быть уверенным в себе.
   Этот анализ подсказывает возможное направление объяснения связи между трансом (Т) и типами хозяйств, связанных с охотой, собирательством и рыболовством. В таких обществах мальчиков с ранних лет толкают к тому, чтобы они были уверенными в своих силах, и требуют, чтобы они достигли такой же уверенности в собственных силах и независимости, как взрослые, и они открыты для определенных видов тревоги. С одной стороны, видение, дух–покровитель и сила, приобретаемая таким образом, компенсируют стрессы, проистекающие из недовольства подчиненностью в детстве, и с другой – они дают молодому человеку поддержку в его предприятиях. Тогда транс не только дает выражение этой ситуации, но и предоставляет средство исцеления.
   …Давление социализации в сторону независимости соответственно гораздо больше для мальчиков, чем для девочек, и охота – гораздо более независимая и связанная с риском деятельность, чем собирательство. Однако могут существовать и другие факторы, отчасти в других обстоятельствах, которые также делают транс (Т) преимущественно мужским опытом. Среди них социальный контекст и символическое содержание использования галлюциногенных наркотиков типа аяхуаски (которая также называется shori, «яге» (yaje) или «каапи» (caapi)), который, как сообщалось, существует в ряде амазонских племен.
   Жанет Сискинд описывает ритуал питья shori среди индейцев шаранауа* (Sharanahua) в джунглях восточного Перу. Мужчины пьют приготовленный галлюциноген в группе, но каждый из них поет свои собственные песни, призывая своих собственных духов. Через песни и через мифологию, связанную с shori, a также через рассказ об опыте видений других людей молодой человек должен «…научиться придавать зрительным иллюзиям и физиологическим ощущениям форму и очертания духов… Мужчины поют о том, что они видят, и их пение вызывает видения» [31]. Кроме того, прием shori является пугающим, и этот страх связан, с точки зрения Сискинд, не только с ощущениями и видениями, вызываемыми наркотиком, но и с группой:
   «Когда шаранауа в первый раз принимают shori, они напуганы. Окружающие их змеи, которых они видят в галлюцинациях, лишь очень медленно, после месяцев участия в ритуалах трансформируются в прекрасные образы. Эта трансформация ужаса в эйфорию <…> является значительной частью ритуала. Ужас перед shori для шаранауа – это ужас перед чужаками, теми самыми людьми, с которыми человек пьет shori. Для большинства молодых людей это не его родственники (sic), a [чужаки], из чьей деревни или семьи он нашел жену. В продолжении ритуала страх молодых людей постепенно исчезает, змеи становятся прекрасными, и они начинают учиться вызывать духов и «знать»» [31, 137].
   В этих матрилокальных народах мальчик ищет себе жену в семье сестры своего отца. Поэтому мужчины деревни не являются родственниками друг другу. Ритуал shori, считает Сискинд, исполняет для мужчин назначение ритуала сплоченности. Женщины, состоя друг с другом в родстве, не нуждаются в таком ритуале. Однако здесь есть другой уровень, выше установления сплоченности, – это уровень фантазии и регресса, который связан с господством:
   «Ужас перед shori – это детский ужас, и переживание транса – это переживание беспомощности. Человек, как младенец, находится во власти shori и духов. Отказываясь от культурной роли зрелости, как мужчина [в мифе] отказывается от роли охотника, чтобы имитировать тапира (путем спаривания с Женщиной–Змеей), человек снова испытывает давно похороненные желания свободно дающегося удовлетворения, секса без антагонизма, дружбы без соперничества… Сильное удовольствие от shori заключается в этих моментах соединения…» [31, 141].
   Автор предполагает, что истинный смысл ритуала заключается в повторяющейся «галлюцинации социального единства», которого не существует в действительности [31, 147]. Динамика этого ритуала, говорит Сискинд, включает «…чувство общности между мужчинами, достигающееся путем их общего желания и общего антагонизма по отношению к женщинам…» [31, 145]. Мифы и некоторые песни вызывают сексуальные образы, и по крайней мере некоторые видения включают женщин наряду со змеями. Некоторые мужчины сравнивают shori с сексом и чувствуют сексуальное желание под его действием. (…)
   Хотя эти амазонские группы не зависят в своем жизнеобеспечении преимущественно от охоты, собирательства и рыболовства, упоминание Ла–Барра о «мужецентричных обществах охотников» применимо к ним. Например, Сискинд говорит нам, что общество шаранауа сильно сконцентрировано на мясе, добываемом охотой, при том, что на 60 % зависит в своем жизнеобеспечении от сельскохозяйственной продукции. Охота же, действительно, является основным занятием мужчин и даже их исключительным видом деятельности. (…)
   Транс одержимости
   …Обратимся к трансу одержимости (ТО) и исследуем социальный контекст, культурный и символический смысл этой модели. Как мы сообщали ранее, транс одержимости широко распространен в прилегающих к Сахаре районах Африки и, в меньшей степени, в средиземноморском регионе. Он также наблюдается в Евразии и на островах Тихого океана и часто встречается в Афро–Америке среди потомков африканских народов, которые в значительной степени сохранили религиозные традиции своих предков. Гаитянский вуду представляет собой подходящий пример.
   Как упоминалось ранее, ТО более вероятно обнаруживается в обществах, сильно зависящих от земледелия и производства пищи, в противоположность охоте, собирательству и рыболовству. Система ценностей, в которой сельскохозяйственной продукции отдается предпочтение, играет здесь существенную роль. Согласно Барри, Чайлду и Бэкону [2], мы ожидаем, что в таких обществах большее значение придается послушанию, надежности и заботе о младших и слабых – одним словом, уступчивости. Более того, эти же авторы показали, что, независимо от типа хозяйства, забота о младших и слабых, надежность и послушность занимают более высокое место в социализации девочек, чем в социализации мальчиков [2]. Поэтому можно сказать, что, в противоположность обществам охотников и собирателей, накопительские общества подчеркивают «женские» ценности послушности, ответственности и заботы о младших и слабых.
   Транс одержимости, по–видимому, является типично женским феноменом. Хотя мы не имеем никаких значимых статистических доказательств в поддержку этого тезиса, многие этнографы и другие исследователи, описывающие ритуалы транса одержимости, сообщают, что большинство впадающих в транс одержимости – женщины или что группы культа транса одержимости состоят исключительно из женщин (см. также [28]). Например, большинство подробных рассказов о случаях впадения в транс одержимости, описанных в книге Крапанзано и Гаррисона [12], относятся к женщинам, и все взяты из жизни сложных обществ. Более того, транс одержимости типичен для групповых ритуалов и поддерживается культовыми группами. Сам по себе этот факт – интересный и заслуживающий внимания феномен. Помимо всего прочего, он поднимает вопрос о возможной связи между групповой природой поведения ТО и большей зависимостью женщин от поля – меньшей дифференциацией женщин как самостоятельных личностей, о чем сообщал Виткин [35].
   Коротко ознакомимся с примерами обществ, в которых женщины в ритуалах транса одержимости играют активную роль, и рассмотрим некоторые сопутствующие этому обстоятельства. Дж. Д. Гусслер [19] представляет обзор литературы, посвященной трансу одержимости у ряда южноафриканских племен, среди них зулусы*, свази* и коса* (Xhosa). Один из наиболее важных контекстов транса одержимости в традиционной жизни этих обществ проявляется в культе предсказателей, большая часть членов которого – женщины. Женщина присоединяется к подобному культу, когда она заболевает, и ее болезнь диагностируется как вызванная одержимостью духом. Тогда предсказатель, обнаруживающий эту причину, принимает женщину в свою культовую группу, чтобы исцелить ее. Как и в восточно–африканском культе Зар*, который упоминался ранее, дух, являющийся причиной болезни, не изгоняется, а обращается в союзника. Некоторые бывшие пациенты со временем сами становятся лидерами культов. Гусслер отмечает, что в этих нескольких группах народностей банту* – обществах со строгой иерархией – женщины как правило имеют низкий статус. Хотя они могут быть сильно привязаны к своей родной семье, после замужества они уезжают жить к чужакам, где занимают низкое положение и даже могут быть вынуждены конкурировать с другими женами за внимание мужа.
   Новая жизнь женщины окружена великим множеством табу, и сфера ее деятельности строго ограничивается. Среди этих табу – ограничения в различной пище, богатой животным протеином и витаминами А и В. Эти ограничения налагаются на женщин особенно в периоды ритуальной уязвимости, такие как менструация и послеродовой период. В то же время именно в эти периоды организм человека особенно нуждается в этих питательных веществах. Гусслер предполагает большую распространенность одержимости духа (или болезни ukuthwasa) y женщин в этих обществах с социальными, психологическими стрессами и стрессами, которым они подвергаются в связи с питанием. Рацион с высоким содержанием маиса, с недостатком животного протеина и витаминов А и В ведет к большому распространению пеллагры в Южной Африке; и многие симптомы этой болезни, по документам Гусслера, сходны с симптомами болезни ukuthwasa зулусов и их соседей. Во время ритуалов посвящения–исцеления в качестве жертвоприношения предкам рубят крупный рогатый скот, и, как отмечает Гусслер, авторитетные предсказатели могут иметь хороший и регулярный запас говядины. Таким образом, присоединение к культу предсказателей может смягчить симптомы как из–за изменений в питании, так и потому, что женщина теперь обладает гораздо большей свободой и престижем.
   Ленора Гринбаум [17] выявила в африканских обществах значимую статистическую связь между «фиксированными различиями внутреннего статуса» (рабство и социальное разделение) и давлением транса одержимости. Она предполагает, что транс одержимости связан с существованием жесткой социальной структуры, и предлагает гипотезу, что «в жестком обществе… обществе, где социальные структуры отвергают индивидуальную свободу в достижениях и личном контроле над повседневной жизненной деятельностью, вероятно, что транс одержимости широко распространен» [18, 59]. Давая «одержимому», медиуму* возможность принимать решение за человека и позволяя таким образом духам брать на себя ответственность за эти решения, человеку предоставляют определенную степень свободы действий. Гринбаум нашла серьезную поддержку своей гипотезы в обзоре данных по 14 африканским обществам. Зулусы и их соседи, которых более подробно рассмотрел Гусслер, представляют собой хороший пример жесткого общества с фиксированным различием внутригруппового статуса, и в этих обществах мужского доминирования наиболее жестко контролируются женщины. (…)
   Культы транса одержимости, где преобладают женщины, не ограничены Африкой и афро–американцами. Например, Клив Кесслер [24] сообщает о том, что такие культы существуют в штате Malay Kalentan. Он отмечает, что, хотя целителями являются мужчины, большая часть пациентов – женщины. Этот факт он связывает со стрессом, свойственным их социальному положению. Другой пример пришел из Соединенных Штатов, где, согласно Джун Маклин [30], женщины в два с половиной раза чаще, чем мужчины, являются духовными медиумами, признанными одной из основных спиритических (см. «Спиритизм»*) организаций.
   И. М. Левис [28] объясняет культы одержимости зулусов, как и культ Зар, откуда пришла большая часть первоначальных данных, как выражение войны между полами. Болезнь представляет собой орудие, которое используют женщины, чтобы управлять мужчинами (в частности, своими мужьями и родственниками), оплачивая посвящение–исцеление и тогда позволяя пациенту или временно исцеленному пациенту присоединиться к обществу женщин и приобрести таким образом определенную степень свободы. (…)
   Как отмечают Левис, Гусслер и Гринбаум, культы транса одержимости несомненно обеспечивают определенную степень социальной манипуляции. Бесспорно, однако, что для понимания часто наблюдающегося превосходства женщин в культах одержимости факта социальной манипуляции недостаточно. Здесь может помочь сравнение с трансом видения, который мы обсуждали ранее. Позвольте резюмировать: транс более вероятно обнаруживается в слабо иерархизированных, относительно простых обществах, зависящих в своем жизнеобеспечении главным образом от охоты, собирательства и рыболовства; транс испытывается преимущественно мужчинами. Он может вызываться через смирение и изоляцию – как в поисках видений, где транс является частью посвящения в мужчины. Он может быть связан с социальной структурой, основанной на матрилокальном проживании, когда мужчины живут среди чужаков. Это напоминает нам гипотезу д'Андраде о том, что практика использования снов для поиска и управления сверхъестественной силой связана с мужским страхом перед необходимостью остаться одному и требованием быть независимым и полагаться на свои собственные силы.
   Если мы сопоставим эту группу особенностей с особенностями, связанными с трансом одержимости, то обнаружим поразительные различия. Напомним, что транс одержимости вероятнее встречается в более сложных обществах, в большей степени зависящих от земледелия или от сочетания земледелия и скотоводства. Также более вероятно, что эти общества имеют социальное разделение и более сложные политические структуры. Такие общества, как предположила Гринбаум [18], наиболее вероятно являются жесткими. Женщины оставляют свои родные семьи, чтобы жить среди чужаков. В таком случае мы не можем ожидать, что в этих обществах мужчины будут испытывать тревогу оттого, чтобы остаться одному. Здесь угрозам чуждого социального окружения подвергаются женщины. В этих обществах люди, и в особенности женщины [1], воспитываются скорее в духе уступчивости, послушания, надежности и заботливости о младших и слабых, чем независимыми и полагающимися на собственные силы. Они не будут искать помощи духов для укрепления собственных сил, чтобы быть способными иметь дело с враждебной группой. Вместо этого они призывают могущественных, властных духов действовать за них. Возможно, наименее уступчивая, наиболее упрямая из женщин, для которой адаптация к своим новым условиям жизни наиболее трудна, может больше других нуждаться в механизме бегства, обеспечивающем культы транса одержимости. Заметим, что, тогда как североамериканские поиски видений (в тех обществах, где они существуют) обязательны для всех молодых людей, культы транса одержимости всегда существуют для меньшинства. Каждый тип ИСС по–разному вскрывает источники стресса в этих разных типах обществ.
Сравнение типов транса
   На основе того, о чем говорилось ранее, позвольте нам теперь сравнить эти два типа ИСС в двух аспектах: характерных для них моделей взаимодействия и их образности и символизма.
   Транс включает в себя взаимодействие с одной или более личностями, существом или силами через опыт галлюцинаций, тогда как транс одержимости включает в себя воплощение другой личности. Впадающий в транс видит, слышит, ощущает, воспринимает другого и взаимодействует с ним; впадающий в транс одержимости становится этим другим. Короче говоря, транс – это переживание; транс одержимости – представление. Представление совершается перед зрителями; действительно, транс одержимости требует аудитории, поскольку он, как правило, сопровождается амнезией, и, следовательно, без слушателей память о событии не может быть записана. В действительности зрители могут быть вынуждены сообщить о действиях и словах воплотившегося духа. Опыт транса помнится, и без этой памяти переживание часто неполно. Для того чтобы быть эффективным, опыт транса должен быть сообщен другим (как в случае с предсказателем, который возвращается из путешествия души с информацией для клиентов). Визионер должен помнить указания духа–покровителя, силу которого он приобрел.
   Впадающий в транс, как правило (хотя не всегда), – мужчина; впадающий в транс одержимости, как правило (хотя не всегда), – женщина. Транс, как правило, вызывается гипогликемией*, обусловленной постом, сенсорной депривацией, смирением и наркотиками. Опыту предшествует обучение тому, что ожидать и как интерпретировать то, что воспринимается или чувствуется. Транс одержимости вызывается барабанами, песнями, танцем, заражением толпы или, реже, наркотиками. Здесь подготовка включает в себя обучение поведению, свойственному каждому из тех духов, которые могут прийти в гости и быть воплощены.
   Для впадающего в транс переживание транса является интрапсихическим и по существу пассивным, хотя он может вести к активному исцелению пациентов. Пассивность и беспомощная зависимость наиболее верны применительно к опыту поиска видений во время инициации. Напротив, впадающий в транс одержимости включен в активное представление, исполняя роль перед зрителями. Физически пассивный визионер взаимодействует с духами; психологически пассивное тело впадающей в транс одержимости женщины используется как средство передвижения, посредством которого духи прямо взаимодействуют со зрителями, пока сама она психологически отсутствует.
   Обратимся теперь к сравнению образности, символизма и фантазии, связанных с каждым из этих двух состояний. В каждом случае образность относится к двум основным аспектам: впадающий в транс посылает свою душу в путешествие; он говорит с духами или даже сражается с ними, чтобы вернуть душу пациента. Он получает от них дар, будь то исцеление, некоторая особая сила или знание. Активный транс одержимости, с другой стороны, представлен подчиненной, пассивной образностью. Впадающая в транс одержимости является женой духа, его верховым животным (лошадью, мулом или верблюдом), его средством передвижения или сосудом. Дух оседлывает ее, садится на нее или входит в нее, она действительно одержима духом. Впадающий в транс остается собой и, взаимодействуя с другим существом, получает силу или через жалость этого другого (как в поисках видений), или через борьбу (как в путешествии шамана). По контрасту, впадающая в транс одержимости женщина перестает быть собой; она становится другим через идентификацию с ним и на время теряет свою собственную идентичность, становясь пассивным орудием этого другого.
   Однако в обоих примерах поражает тема господства: впадающий в транс достигает господства, получая в дар от сверхъестественного существа силу, знание, успех или специальные дары. Впадающая в транс одержимости достигает этого, отрекаясь от своего собственного «Я», идентифицируясь с более сильным «Я» или освобождая для него место. Ее тело, принимая это «Я», совершает яркие действия. Поразительно то, что измененные состояния, характерные для женщин, включают в себя активное представление, связанное с пассивной фантазией, тогда как измененные состояния, характерные для мужчин, включают в себя пассивное переживание, часто связанное с активной фантазией.
   Эти типы состояний и переживаний, по–видимому, «имеют смысл» с точки зрения практики социализации в тех обществах, где они встречаются, тех типичных ролей, которые приписываются мужчинам и женщинам, и тех стрессов, которые облегчаются в этих ритуализированных ситуациях. Мы уже отметили, что социализация женщин характеризуется подчеркиванием послушания и недостатком самостоятельности. В трансе одержимости послушание и зависимость получают предельное выражение. Кроме того, этот транс также показывает, как эта самая послушность, достигая максимума, становится средством управления жизненными ситуациями. Человек перестает быть собой, идентифицирует себя с более могущественным другим и воплощает его. Выступая в качестве этого другого, послушная и пассивная личность может не только дать разрядку запрещенным или подавленным чувствам, но и положить начало изменениям в своей собственной жизни, а также в жизни других.
   Мужчины, которых учат быть независимыми и полагающимися на собственные силы охотниками, ищут покровительства воображаемого помощника в лице тех духов, которых они видят в видениях, а также во сне. Проблема женщин совершенно другая. Они не могут иметь дело с духами напрямую, они должны использовать определенные особенности иерархии общества, заставив могущественного союзника, иногда предка, действовать от своего имени. Эта ситуация частично объясняет то частое наблюдение, что транс одержимости, по–видимому, является процессом самообслуживания, в котором духи без особой маскировки выражают желания одержимого человека. Это наблюдение привело к обвинению, вероятно, оправданному в некоторых отдельных случаях, что в действительности измененные состояния лишь симулируются, а не происходят на самом деле. Однако симуляция ни в коей мере не относится ко всем случаям. (…)
Резюме
   Теперь мы коротко суммируем некоторые основные пункты, рассмотренные в этом обсуждении: институционализация измененных состояний сознания в сущности универсальна для всех человеческих обществ. Однако типы состояний, способы их вызывания и их ритуализация и толкование варьируются от общества к обществу.
   Мы провели различие между двумя основными типами ритуализированных измененных состояний сознания: трансом и трансом одержимости. Они связаны с разными уровнями социальной сложности и, в конечном счете, с разными уровнями жизнеобеспечения. Они также по–разному распределены географически: для Америки, главным образом для обществ охотников, характерен транс, а для африканских обществ, преимущественно обществ земледельцев, характерен транс одержимости. Два типа хозяйствования различаются также по моделям социализации.
   Модели социализации также различаются в зависимости от пола: мужчины – особенно в обществах охотников – социализируются с тем, чтобы быть независимыми и полагаться только на себя, а женщины – особенно в обществах земледельцев – социализируются с тем, чтобы быть послушными и уступчивыми. Ввиду различий в социализации, связанных как с типом хозяйства, так и с половыми различиями, не удивляет обнаружение различий в измененных состояниях в зависимости от пола наряду с зависимостью от типа общества. На основании ряда причин мы предположили, что галлюцинаторный транс, часто вызываемый наркотиками, более типичен для мужчин, особенно в обществах охотников, тогда как транс одержимости более типичен для женщин, особенно в обществах земледельцев.
   Тип институционализированного измененного состояния и природа институционализации сама по себе вскрывают точки напряжения внутри общества. Типичные точки напряжения варьируются от общества к обществу, от одного уровня жизнеобеспечения к другому. Напряжение связано с моделями социализации, половыми ролями и с теми позициями в социальной системе, которые находятся под наибольшим давлением, как, например, молодые люди или только что вышедшие замуж женщины. Они испытывают давление, заставляющее их быть независимыми, часто во враждебной среде (как на охоте, войне или в сексе); молодые женщины испытывают напряжение, поскольку при уходе из родного дома сталкиваются с контролем свекрови, необходимостью производить потомство или конфликтными отношениями с другими женами. Я хочу высказать предположение, что именно эти различия в типе напряжения (стресса), наряду с различиями в целях и практиках социализации, ведут к тому, что общество «выбирает» в качестве прототипа «женский тип» измененного состояния (транс одержимости) или «мужской тип» (галлюцинаторный транс).

Comments