Вклад Ломоносова в живопись

Эмблема школы
МОУ "Ингалинская СОШ" Большереченского района Омской области,
ТРОЙКА "СТИХИЯ" + "ШТИЛЬ" + "ТАЙФУН"

представляют:

"МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ ЛОМОНОСОВ и ЖИВОПИСЬ"
У истоков новой русской художественной литературы высится исполинская по своей научной, культурной и общественной деятельности фигура Ломоносова.
Юбилейная печать
Он поистине был отцом новой русской науки и культуры. Механика, физика, химия, металлургия, астрономия, география, языковедение, поэзия, живопись - вот основные отрасли, в которых он работал. И везде он сказал своё слово, сделал много открытий. Ломоносов был гениальным человеком, горячо любящим свою страну. В нём воплотились лучшие черты, свойственные русскому народу: необыкновенная энергия и работоспособность, железная сила воли, разносторонняя творческая одарённость, беззаветное служение народу. 
Разносторонней была деятельность Ломоносова в области культуры. Самым замечательным было в нем сочетание ученого, общественного деятеля и художника.

      Деятельность М.В. Ломоносова как художника представляет собой яркую страницу в истории русского искусства.  Мозаичные картины, выполненные самим Ломоносовым и сотрудниками его мастерской, сыграли новаторскую роль в русской культуре XVIII в. – они возродили искусство мозаики, утраченное в России после XIII в.

В своем художественно-изобразительном творчестве Ломоносов соединил выдающийся талант химика и мастерство художника: разработанные им в Химической лаборатории рецептура и технология изготовления цветных непрозрачных стекол, смальты и скрепляющего раствора позволили создать в его мозаичной мастерской самобытные произведения изобразительного искусства . Принципы работы Ломоносова в области мозаичного искусства отличались от целей и приемов, характерных для мастеров римских мозаик XVII – XVIII вв., использовавших разноцветные смальты для копирования произведений масляной живописи. Произведения мастерской Ломоносова отличает лапидарное и яркое живописное решение художественного замысла, обобщенность композиции и выразительность отдельных силуэтов, интенсивность и насыщенность цветовых контрастов. В целом, все работы отличает декоративная манера исполнения. При перенесении в мозаику произведений, выполненных в технике масляной живописи, Ломоносов делал расчет на обозрение создаваемого произведения издалека, что обусловило приподнятый и величавый стиль мозаичных картин, отвечающий задачам монументальной живописи.

Портрет Петра Первого. Мозаика
Большинство мозаик Ломоносова создано в жанре портрета. Среди замечательных мозаик собственноручного набора Ломоносова сохранились две работы – «Нерукотворный Спас» (1753, ГИМ) и портрет Петра I с оригинала Г. Танауэра (1754, ГЭ). Из 40 мозаичных картин, выполненных в мастерской Ломоносова, до нас дошло 23 работы, среди которых «Апостол Петр» (1755, ГЭ), «Александр Невский» (1757 – 1758, Музей М.В. Ломоносова в Петербурге), «Бог-Отец» (1756 – 1757, ГИМ), портреты императриц – Елизаветы Петровны (1758 – 1760, ГРМ) и Екатерины II (1763, ГРМ), цесаревны Анны Петровны (1756 – 1757, Музей М.В. Ломоносова) и Великого князя Петра Федоровича (1758, ГРМ), портреты придворных П.И. Шувалова (1758, ГЭ), М.И. Воронцова (1765, ГЭ), Г.Г. Орлова (1764).

Признанным шедевром мастерской Ломоносова по праву считается «Полтавская баталия» (1762 – 1764, Главное здание РАН в Петербурге) – первая крупноформатная мозаичная историческая картина в России. Грандиозный замысел, воплощенный в свободной и декоративной манере, отвечал главной задаче Ломоносова – прославлению Петра I, русского оружия, «Геройских славных дел,  Что долг к Отечеству изобразить велел».

Полтавская битва. Мозаика

 “ Полтавская баталия “ — составлена из столбиков смальты толщиной всего 1-6 мм и длиной 5 см. Полтавская баталия, грандиозное настенное мозаичное полотно, задумана М.В. Ломоносовым как часть серии мозаик для внутреннего убранства Петропавловского собора, прославляющих деяния Петра I. Мозаика огромна (309,764 кв. м). Она состоит из миллиона тридцати тысяч кубиков смальты, набранных и укреплённых на плоском медном подносе весом 80 пудов (1280 кг). Ломоносов работал над этой мозаикой с семью помощниками. В левой части композиции, ближе к её центру, изображён Пётр I на вздыбленном коне в образе смелого полководца, ведущего русские войска в бой. На нём тёмно-зелёный мундир Преображенского полка. Поза его величественна, взгляд смел и решителен. В руке — сабля. За ним — его соратники. Среди них можно узнать Б.П. Шереметева и А.Д. Меншикова. В самом центре композиции, перед Петром I на коне, изображён простой солдат с мушкетом, преграждающий путь царю. Он будто бы сдерживает его от порыва прорваться в гущу схватки и возможности погибнуть. Ломоносов выдвигает на первый план простого солдата, символизирующего народ, роль которого - по мысли художника — столь же значительна, как и самого Петра I, то есть проводит идею единства народа и героя. Язык мозаики лаконичный и чёткий. Цвета насыщенные, построенные на контрастных сопоставлениях.

Почему мозаика?

“Живописцы, — писал Ломоносов, — употребляют цветы главные, прочие чрез смешение составляют; то в натуре ли положить можем большее число родов ефирной материи для цветов, нежели она требует и всегда к своим действиям самых простых и коротких путей ищет?”

Ломоносов показывает мозаику
 Ломоносову было душно и тесно в холодных стенах Академии наук. Ему хотелось уйти из-под опеки постылой академической канцелярии, найти для себя самостоятельную деятельность, в которой могла бы проявить себя его кипучая натура. Еще до того как Ломоносову удалось обзавестись химической лабораторией, он обратил внимание на мозаику — древнее искусство составлять из цветных стеклянных сплавов (смальт) немеркнущие картины и портреты. Несколько мозаичных работ привез в 1746 г. из Рима граф Михаил Илларионович Воронцов, в доме которого часто бывал Ломоносов. Среди них была и мозаичная картина ”Плачущий апостол Петр” работы неизвестного ватиканского мастера с оригинала Гвидо Рени, отличавшаяся богатством и разнообразием красочных оттенков при передаче розового хитона и голубого плаща апостола. Ломоносова живо заинтересовала искусная работа итальянских мастеров, доведших свою смальтовую ”палитру” до нескольких тысяч оттенков, что позволяло им виртуозно копировать масляную живопись. Ломоносов хорошо знал, что мозаика была известна еще Киевской Руси, и он воодушевляется мыслью не только возродить это древнее искусство в нашей стране, но и снабдить его новым, совершенным материалом.

 

Ломоносов в работе
Приготовление смальт хранилось в строгой тайне итальянскими мозаичистами. Ломоносова-химика привлекала к себе задачка раскрыть этот секрет и самостоятельно разработать рецептуру для получения смальт.  В протоколах академической Конференции все чаще отмечается отсутствие Ломоносова, “очень занятого в лаборатории”. Живой художественный и практический интерес к мозаике, овладевший Ломоносовым, сочетался с давно волновавшими его вопросами теоретической физики и химии.

 Ломоносов разрабатывал теорию цветов, исходя из своего понимания физической природы света. Он полагал, что белый свет состоит из трех основных цветов — красного, желтого и голубого. Он стал на эту точку зрения, ибо не мог и не хотел создавать громоздкой теории эфира для семи цветов, и потому, что хорошо видел, что на практике можно получать всё бесконечное разнообразие цветов, исходя из трех основных.

 Разрабатываемая Ломоносовым теория “трех цветов” имела, несомненно, значение для развития цветоведения. Установив трехмерность многообразия цветов, Ломоносов указывал пути для решения практических задач цветотехники, нашедшей в наше время такое широкое применение в цветной фотографии, печати, кино. Он трудится над созданием приборов для получения любых цветов через сложение или вычитание трех основных. Принципы этих приборов осуществлены в современных колориметрах.

 Ломоносов всегда стремился связать свои теоретические изыскания с живой и непосредственной практикой. Работа по изобретению цветных прозрачных и непрозрачных стекол была для него одним из средств обоснования теории цветов. Здесь сама химия приходила ему на помощь, так как точно установленные химические вещества, взятые в точно измеренных весовых пропорциях, определяли характер и интенсивность цвета, окрашивающего стеклянную массу. Проблема света и цвета получала здесь как бы идеальное разрешение.

 Ломоносов с энтузиазмом принялся за опыты.  Сверкающие, как самоцветы, смальты Ломоносова, были несравненно ярче и богаче по своим красочным возможностям итальянских. Но этого было недостаточно. Ломоносову предстояло еще разработать методы отливки и шлифовки смальты, из которой составлялись картины. Пришлось ему отыскать и лучший рецепт мастики, которой смальта скреплялась на медном подносе, и, наконец, стать самому художником, так как мастеров-мозаичистов у нас не было.

 

Ломоносов демонстрирует Екатерине второй мозаику собственного изготовления
Вне связи с вековыми традициями мозаичного искусства, Ломоносов совершенно самостоятельно добился исключительных результатов. По немногим образцам он не только постиг мозаичную технику, но и осознал художественный смысл мозаики — ее суровую и выразительную простоту, ее красочные возможности, декоративное значение и эпическую монументальность. Летом 1752 года Ломоносов заканчивает первую художественную работу — мозаичный образ Богоматери по картине итальянского живописца Солимены. 4 сентября того же года он подносит его Елизавете Петровне. Образ был принят ею с «оказанием удовольствия».
Мнения о Ломоносове как художнике
Ломоносов с учениками
Мнения о даровании М. В. Ломоносова как художника, если и не расходятся до противоречия, то дают его понимание, естественно, в различном преломлении. Искусствовед В. К. Макаров предоставляет оценку уже с высоты ретроспективного взгляда на роль его творчества, в большей степени независимо, нежели Я. Штелин — с неизбежными, но и закономерными для его современного явлению восприятия — обескураженностью и некоторым скепсисом, в значительной мере обусловленным бессознательным, но искренним сочувствием энергии и энтузиазму дерзновенного дилетанта, не имеющего способных исполнителей. И если первый справедливо сопоставляет ломоносовские мозаики с «монументальной мозаичной живописью нового времени», которая берёт своё начало как раз в масштабности и монументальности задуманного и осуществлённого М. В. Ломоносовым, то второй — констатирует, что для эскизов и картонов, служивших этому воплощению в натуре, не нашлось достойных живописцев, низводя роль мозаики до прикладной функции имитации живописи, хоть бы и монументальной, без осознания ценности её самостоятельных пластических особенностей. В то же время, именно понимание особенностей мозаики позволяло М. В. Ломоносову сознавать и отсутствие надобности досконального следования картону в материале, когда многое придёт к единству за счёт этих уникальных пластических свойств модульного набора.

Во всяком случае, именно Якоб Штелин, конечно, будучи потрясён, но и желая верить в целесообразность задуманного, предостерегал М. В. Ломоносова от создания мозаики по той «жалкой картине», которую представляла собой подготовленная работа [10]; с другой стороны, вероятно, он, как и многие другие, в том числе профессиональные художники, не способен был во всей полноте представить ясно видевшееся М. В. Ломоносову, и уже созданное, в конце концов, своими масштабами и выразительностью ошеломившее Я. Штелина; не умея рисовать, М. В. Ломоносов, тем не менее, обладал очень ценным для художника даром обобщения, и способность к абстрагированию давала ему широту видения условного, монументального — свободу от натуралистического буквализма. тенетами которого обременено было восприятие «художественной правды» его оппонентов по этой части, в том числе и Я. Штелина. Большой знаток творчества последнего, К. В. Малиновский, объективно характеризует уровень и способность понимания им деятельности М. В. Лмоносова, отмечая, что «представления о художественной ценности мозаичных работ (восхищение иллюзорностью, имитацией масляной живописи) свидетельствуют, что в данном вопросе Штелин следовал вкусам своей эпохи и не мог быть беспристрастным арбитром. Ломоносов был ближе к нынешенму пониманию живописности картины и, соответственно, мозаики».  

Первый современник-исследовтель творчества М. В. Ломоносова даёт исчерпывающий каталог его наследия в мозаичном искусстве.— ни одна другая посвящённая этому работа уже не содержит такой полноты документальных сведений о сделанном им. Здесь названы известные портреты Петра I и П. И. Шувалова, «Полтавская баталия», несколько других знакомых по различным экспозициям произведений, сохранившихся или упоминаемых исследователями: «Апостол Пётр» (1761), св. Александр Невский (1757—1758), погрудный профиль Екатерины II (1763), портрет великого князя Петра Фёдоровича (1758—1759), портрет великой княгини Елизаветы Петровны (1758—1760), портрет графа М. И. Воронцова (1765); но Якоб Штелин упоминает ряд произведений самого М. В. Ломоносова и его мастерской, не упоминаемые никакими другими источниками: портрет великого князя Павла Петровича, два пейзажа (1765—1766), портрет графа Г. Г. Орлова (1764), св. Пётр (с картины П.-П. Рубенса).

Подводя итог этому последнему разделу творчества М. В. Ломоносова, завершающему его служение и науке и искусству, Н. Н. Качалов в таких словах отмечает основные его результаты: "Разработана и внедрена в лабораторную практику подлинно научная методика экспериментального исследования с соблюдением строгого постоянства условий опытов, с точным учётом наблюдаемых явлений, с систематизированным хранением образцов и с ведением лабораторного журнала. Проведено первое, строго научное капитальное исследование действия на стекло разнообразных минеральных красителей и заложены начала методики изучения влияния состава стекла на его свойства. При крайне ограниченном количестве известных в то время минеральных красителей разработана рецептура многочисленных цветных стёкол с применением самых передовых методов химико-лабораторного экспериментирования. Разработана богатейшая палитра мозаичных смальт. Осуществлено внедрение методики варки цветных стёкол и производство, в результате чего отечественные стекольные заводы начали выпускать разнообразно расцвеченные художественные изделия. Построена стекольная фабрика, передовая по оборудованию и методам работы, предназначенная для производства различных художественных изделий из цветного стекла по технологии, разработанной Ломоносовым".

Наше мнение:

Ломоносов — гениальный ученый, выдающийся писатель и поэт — был, вместе с тем, большим и смелым художником. Его творческие успехи в области искусства поразительны. Всё, к чему обращался его гений, носило характер глубокого профессионализма. Так было и с живописью. Как художник он был на высоте требований времени, а во многом и превзошел уровень творческих поисков своих современников. Этому великому человеку, с его глубокой проникновенностью во все окружающее, открылся мир искусства — мозаичное монументальное художество, древнее и, вместе с тем, вечно молодое, способное внести в жизнь красоту необычайной силы.
Источники информации в сети Интернет (основные):
http://ru.wikipedia.org/wiki/ - ВикипедиЯ. Свободная энциклопедия
http://www.lomonosov300.ru/ - Сайт, посвящённый М.В. Ломоносову


Comments