Философские фрагменты

Вниманию читателя, обладающего философским интересом, предлагаются следующие семь философских фрагментов:

1. Опыт подхода к математической интерпретации философии естественноисторического процесса (эскиз философии природы и общества, периодический закон развития – 28 стр.)

2. Логика корреляции рекурсивных отношений (философские терцины – 42 стр.)

3. Логика корреляции рекурсивных отношений (набросок введения -24 стр.)

4. Постановка проблемы (переход к высшей фазе коммунизма и интенсивное осуществление современной НТР как гносеологически-новая социально-философская проблема, связанная с недостаточностью гносеологического аппарата, созданного при осмыслении капитализма «с отрицательной стороны») – 31 стр.

5. Научное мышление как процесс постижения в понятиях – 16 стр.

6. Проблема адекватного понимания будущего (первый набросок – 23 стр.)

7. Проблема адекватного понимания будущего (второй набросок – 19 стр.)

Итак, всего 183 страницы. Первый фрагмент написан в 1962 г. Пятый – в 1973. Остальные – в 1981-82 гг. И тем не менее, несмотря на различие тем и времени написания, всем им свойственно нечто общее.

Общим является то, что все фрагменты пронизаны тремя сквозными идеями:

1. За всем, что попадает в поле философского исследования, стоит не просто объект, но и некая генеральная логика всеобщего бытия.

2. Эта логика может быть схвачена только тогда, когда мы постигаем в понятиях.

3. Постижение в понятиях предполагает развитие самого понятийного постижения.

Автор как бы говорит, что его интересуют не просто проблемы, а – философия логики проблем. «Философия логики» – в том смысле, что величайшей философской ценностью является достижение знания не только того, что «мир построен из» (из атомов, из элементарных частиц, из общественных или из геологических формаций), а знания того, что всё это «построено» ещё и из специфических «логик», из специфических логических связей. И это последнее столь важно, что если мы этого не будем знать, не будем к этому знанию стремиться, то всё остальное наше знание просто невозможно как эффективное, практически значимое.

Философия логики проблем… Это не просто философия формальной логики, либо разговоры, ведущиеся в печати, о диалектической логике. Автор как бы оставляет это в стороне как недостойное серьёзного внимания. В самом деле, эти разговоры о диалектической логике как таковой – несерьёзны. Ибо они – абстрактны. Из контекста философских фрагментов вытекает, что автора интересует конкретная логика, выводимая им из практики, из определённого исторического (типологически специфического) уровня развития труда. Каков исторически специфический уровень (типология) труда, такова и специфика логики, ибо логика происходит из практики. Это – материалистическая установка.

Неудовлетворённость автора шаблонной типологией мышления со всей отчётливостью проявилась уже в первом философском фрагменте. Всё содержание этого фрагмента свидетельствует о страстном стремлении найти такие гносеологические средства интерпретации отношений, которые невозможны, если следовать традиционным возможностям словесно-речевой выразительности. И автор находит такие средства. Это – подход к математической интерпретации отношений в системе декартовых координат. Такой подход позволяет внести дополнительную определённость в категориальные средства отражения: синтетическая эра, аналитическая эра, масштаб абстракции, цикл формаций, эволюта, дуга, понимаемая как дуга в одном масштабе абстракции, и как тетрахиада – в масштабе иного цикла, переходы от минуса к плюсу и от плюса к минусу и т.д. Здесь же сформулирована уже и идея рекурсивности отношений.

Сама по себе подобная попытка найти новые средства постижения в понятиях беспрецедентна и уникальна. Кажется, ещё шаг, и автор начнёт пользоваться уравнениями для интерпретации этих кривых, построенных удивительно изящно в декартовской системе координат, которая позволяет эти уравнения выписать и начать оперировать с ними. Но автор этого не делает. Он строго ограничивается той задачей, которая вынесена в заголовок: опыт подхода к математической интерпретации… И это естественно, ибо замысел этот сам по себе – громаден и требует, конечно, не рамок статьи, а монографии.

Следующий философский фрагмент представляет собой совершенно новый, оригинальный философский жанр. Это – философские терцины. Ничего подобного за всю историю философии ни у кого из крупнейших философов нет.

а) Это, прежде всего, удивительная афористичность текста. Мысль поразительно сжата, будто её прессовали сверхвысоким давлением.

б) Удивительная ясность мысли.

в) Кажется, что это разрозненные афоризмы. – Они даже напечатаны каждый на отдельной странице. – Но при повторном чтении убеждаешься, что в их последовательности есть некая общая идея, ведущая нас к осознанию, во-первых, социально-практических истоков логики и, во-вторых, к осознанию необходимости новой логики – Логики (с большой буквы), которой Маркс нам не оставил. И здесь намечаются её основы.

г) Сам текст (и контекст) представляет собой терцины. Обратите внимание, как начинается этот философский фрагмент: первая идея – это «тезис», вторая – «антитезис», третья – «синтез». Нечто подобное мы находим только в поэзии Петрарки, с которого начинается Эпоха Возрождения. Но там – поэзия. А здесь – глубочайшие философские идеи, но выраженные, по существу, в поэтической форме. Эта трёхчленная структура мысли в каждом афоризме проявляется не только в трёх последующих афоризмах, но и в одном, на отдельной странице (см., например, афоризм № 10). Это даёт повод назвать это философскими терцинами. Жанр афоризма в нашей философской литературе совершенно неизвестен. Это – высокий жанр, ибо он свидетельствует о высочайшей мобильности и свободе философского интеллекта.

Если же говорить о содержании этого фрагмента, то бросается в глаза свежесть мысли, умение сказать новое по поводу того, что известно и воспринималось как должное. См., например, афоризм № 38. Все это читали у Ленина. Все прочитали и … проглотили. Автор же вскрывает как бы дальнейшую жизнь этой идеи, её гносеологический аспект, прочерченный в будущее.

Поражает идея о социальной содержательности понятий. Удивителен масштаб философского видения этой проблемы. Казалось бы, что логика – это логика. И при чём тут социальная содержательность понятий? Чтобы эту идею высказать, необходим интеллект, который парит над историей мыслительной потенции и видит её качественные ступени. Мы же привыкли, что логика – одна, на все времена и для всех народов.

Вообще же всех тех «выходов», которые следуют из этого фрагмента, перечислить невозможно. Удивительно, но факт, работу эту хочется перечитывать. И это, наверное, потому, что она составляет момент самосознания нашей эпохи, ибо всё, о чём пишет автор, удивительно актуально. Но актуально – в каком-то возвышенном смысле.

Что же касается остальных фрагментов, то все они столь же интересны и актуальны.

Философскими фрагментами открывается том первый Собрания сочинений, выпущенного издательством "Директ-Медиа" (Москва - Берлин, 2017): https://www.directmedia.ru/author_164557_natarov_nikolay_artemevich/


Comments