Перепутье на бездорожье



нескучные странствия по лабиринтам русской истории



На мой взгляд,

не глупее вас был тот англичанин,

который, выслушав содержание

«Мертвых душ» Гоголя, воскликнул:

«О, этот народ неодолим».

  • «Почему же?» — говорят.

Он только удивился и отвечал:

«Да неужто кто-нибудь может

надеяться победить такой народ,

из которого мог произойти такой

подлец, как Чичиков».


Николай Лесков, «Железная воля»


Читать или скачать в PDF


Читать или скачать в FB2


...Детский смех гуляет меж крутых, но не шибко высоких берегов речки Перерытицы. Малышня катается с горок, а я надолго задерживаюсь невдалеке, созерцая оживший брейгелевский пейзаж. Одна из девчонок вдруг отделяется от этой кутерьмы (Господи, ведь детишки сейчас абсолютно искренно счастливы!) и обращается ко мне:

- А знаете, я в доме Грушеньки живу...

Ого... ей лет восемь, неужели “Братьев Карамазовых” читала?! Нет, передо мной галлюцинация — успокойся, сконцентрируйся на подлинном... Ну, слава Всевышнему — земля уже не уплывает под ногами, я собрал мысли в кучку.

- Кто же такая - Грушенька? – прикидываюсь, наивным (ну, как не поиздеваться над ребенком, натура наша такая...), изображаю недоумение.

- Вы что... это же героиня Достоевского! Ее любил Димитрий Карамазов, который старика хотел убить.

Снова чувствую, что реальность уходит из-под ног. Я глянул в ее карие глаза; они смотрели на меня совершенно серьезно и даже как-то растерянно. Я едва выдавил:

- Ты... читала?

- А как же. Я читала то, что на доме нашем написано... У нас табличка на доме: “Тут жила Агриппина Меньшова, прототип Грушеньки”. А остальное мне мамочка рассказала...

Ну, отлегло: не читала она Достоевского, а только “нахваталась” от родителей, значит рассудок мой пока в норме. Федор Михайлович именно здесь, в Старой Руссе, написал и “Братьев”, “Подростка”, и “Бесов”. Как говорится, приют спокойствия и вдохновенья. Рушане теперь реализуют весьма оригинальный проект. После долгой борьбы сотрудники здешнего Музея Достоевского вкупе с интеллигенцией смогли отвоевать и отреставрировать дом купца Беклемишевского, на втором этаже которого в будущем откроют экспозицию “Дом Карамазовых”. “Дом Грушеньки” ― из той же “оперы”. В общем процесс, пусть и с многочисленными экономическими и прочими затяжками идет. Но есть тут одна “загвоздка”.

Город, в котором происходят трагические события романа, писатель назвал Скотопригоньевском. Причем, упоминается это, мягко говоря, неблагозвучное имя всего один раз, со стыдливой оговоркой: “...увы, так называется наш городок, я долго скрывал его имя...” В те времена через Руссу проходил большой скотопрогонный тракт, да и главный рынок здесь тоже был Скотный, а посему не стоит особенно обижаться на Достоевского, ведь в плане жизни он ничего не сочинил ― ну, а если говорить о скрытом смысле, о том, что смутно проявлялось в мыслях...








Подстраницы (2): Часть 1 Часть 2
Comments