Окоёмные люди




Окоёмные люди  Пока еще человечество необходимо Паутине, потому что люди способны на творческую игру, а Глобальный Разум - еще нет. Дело в том, что мы умеем гениально ошибаться... Торжество Паутины - и есть Конец Света, ведь Паутине нужен не свет, всего лишь питательная среда. Вербальный язык для человечества, генный язык для биосферы, язык математики для Вселенной и Паутины... Является ли Паутина дьявольским искушением? Как минимум, теперь через Паутину наиболее эффективно реализуются модели тоталитаризма даже если речь идет о тотальном поклонении Духу Свободы…

 




 

Скачать в PDF

Скачать в FB2




В тесной комнатушке-пенале, бывшем эконом-номере дорежимной пристанционной гостиницы, напротив дознавателя Скопцова поджав ножки сидел гнусный тип без особых примет в трениках с лампасами. Так выглядят фраера, вообразившие себя гопниками. Вел себя задержанный не как типовые урки, умеющие строить из себя целок: то потупит масляные глазенки, то стрельнет ими прямо в душу дознавателя. Какая-то в этом хмыре ощущалась инфернальная сила.  
Скопцов выполнял свою работу методично, задавая правильные вопросы с подковырками. Получалось скверно, ибо скользкая особь то ли отвечала искренне, то ли юлила, игра получалась не в пользу хозяина положения. Дознавательская работа только внешне нехитрая, на самом деле показания по горячим следам – предельно важный элемент успеха в деле прищучивания злодея, ибо качество протоколов в суде играет наипервейшую роль. Опытный дознаватель все сделает так, чтобы в суде обвиняемый не выдал: "На меня оказывали давление, меня запугали (запытали) и вообще они звери". Четыре года в системе сделали из Скопцова подлинного волка органов дознания, тем более что высшее гуманитарное образование помогает ему писать (ударение на последнем слоге) связно и без ошибок, что в правоохранительной системе исключительная редкость.    
Итак, обстоятельства таковы. В пригороде в текущем году зафиксированы несколько эпизодов с одним и тем же сценарием: перерубается оптоволоконный кабель, причем злоумышленники похищают метров десять-пятнадцать. К городу кабеля (не путать с кобелями) тянутся с разных сторон, здесь же "перекресток России", эдакое малосолнечное хитросплетение коммуникаций, и преступления совершаются в разных местах. Через три-четыре дня бригады связистов все восстанавливают, ущерб оценивается в малозначительную сумму, но нарушение связи – это же тоже урон. Короче, загадочные и бессмысленные действия, про которые, впрочем, в городе никто не знает, а значит как минимум не надо бояться резонанса и нагоняев сверху.  
И вот наконец свинтили негодяя, как всегда случайно: патрульный вышел на трассе пописать, в смысле, справить нужду - наткнулся на подкоп и задержал этого мерзавца, который при виде то ли мента, то ли его достоинства впал в ступор. Пойман с поличным, уже не открутится, а задача дознавателя Скопцова – навешать на подозреваемого остальные эпизоды, тем самым поправится статистика. Явку с повинной царапать отказался, про более ранние случаи говорит ни "да", ни "нет", включает дурачка. Крепкий попался все же орешек, хотя по личине не скажешь.  
Сквозь череду стандартных вопросов точила мысль: "Зачем?" Один разумный ответ: диверсант. Но это глупо, хотя... четыре года научили тому, что преступления у нас не так и часто бывают мотивированными, человек о-о-очень даже способен на спонтанные поступки, смысла которых он объяснить потом не в состоянии. Уж не хохляцкий ли засланец… те ведь сейчас на любую пакость пойдут – лишь бы москальским братьям-славянам нагадить. Да ну: политику пока не стоит нагнетать. И все же... одно дело - в сердцах раздробить бошку ближнего своего, другое - вручную выкопать траншею почти в человеческий рост.
- ...частица силы я, которая желая зла узрит добро... - Скопцов даже сам не понял, зачем он это пробормотал.
- Кто - вы... - Рассеянно ответствовал задержанный.
- Тимофей Арнольдович, - стараясь быть вкрадчивым, вопросил наконец Скопцов, - вы зачем все это... ну-у-у... если по правде.
- Вас как зовут? - Неожиданно строго парировал вопросом допрашиваемый.
- Я вообще-то представлялся. Александр Александрович, если вам угодно.
- А вы не боитесь?
"Ч-ч-чорт, параноик!" - догадался Скопцов. Нужна еще и психиатрическая экспертиза... 
- Чего же мне бояться.
- Я тоже так первоначально думал. Хотя и связист. 
- В каком смысле... - Скопцов предположил, что задержанный сейчас понесет пургу про связь с Космосом или какой-нибудь параллельной реальностью.
- В прямом. Профессия такая. - Ах, да, осек себя Скопцов: сам же написал в графе "место работы и профессия": наладчик систем связи на жэдэ. 
- Понятно. Ну и расскажите мне про страхи...
- Нам следует бояться того, что мы, то есть, люди, превратимся в биомассу для... - Шамшин запнулся. Лицо его изобразило тяжелое борение мысли.
- То есть, - Скопцов нашелся, что сказать, - своим поступком вы хотели предотвратить гибель человечества. Так? - Да, успокоил себя дознаватель, маньяк в стиле лайт, фанатик какого-то учения. 
- Пал Палыч....
- Сан Саныч. 
- Ах, не в этом дело.
- А в том, что ЭТО вы уже творили неоднократно. - Скопцов хищно почуял добычу. - Да?
- Что - ЭТО?
- Кобелей... тьфу - то есть, кабеля перерубали. И ради святого дела, насколько я понял. Итак...
- Обижаете, гражданин начальник. - Человечек изобразил гордость великоросса.
Кино насмотрелся, заключил Скопцов, отечественный кинематограф хорошему не учит. С идейным преступником Скопцов на самом деле встретился впервые, и он не знал, что с такими делать и как их раскручивать. Почему-то все злодеи безыдейные, хотя тоже с гонором.  
- Хорошо. Но ведь зачем-то вы это сделали. И намекнули мне, что мы скоро превратимся в биомассу.
- Про "скоро" я ничего не говорил. 
- А про страх.
- Хотите правды.
- Именно для правды и установления истины мы здесь сидим. Итак...
- Человечество превращается в рабскую цивилизацию. Вот правда. 
- А истина? 
Задержанный мелко, противно рассмеялся. Когда приступ истерики истек, он пробормотал:
- Я ищу. 
- Докапываясь до кабелей?
- Нет. Да и вообще. Мне просто захотелось узнать, как выглядит оптоволоконный кабель. Чисто человеческое любопытство. 
- Вы же связист. Должны были видеть и раньше.
- У нас на железке такого пока не проводят. Вы так и запишите: раскопал из любопытства. 
Скопцов записал. Ну, и еще пару оборотов внес в протокол, рассудив: бумага ВСЕ стерпит.
- Всегда приятно, Тимофей Арнольдович, осознавать, что у человека есть внутренний мир. Но когда в нем внутренняя война...
- Какая же она внутренняя... 
- Ладно, ладно... Вот, прочитайте. 
Скопцов протянул протокол, задержанный близоруко принялся водить носом по бумаге. Действительно, подумал Скопцов, какой мерзкий и мутный индивидуу. Наконец, когда злодей оторвал свой шнобель от документа, дознаватель спросил: 
- Согласны?
- С чем... - Хрипло выдавил человечек.
- С написанным.
- Почти.
 Тогда пишете... вот здесь: с моих слов написано верно и мною прочитано, дату, подпись, фамилию, инициалы. Да ближе присядьте, не стесняйтесь, здесь не бордель.
Задержанный встал, подобострастно подгреб к столу, склонился, застрочил. Закончив, облегченно крякнул. 
- Вася! - Позвал скопцов дежурного. Тот появился не сразу. Пауза длилась мучительно, задержанный, отойдя от стола, встал посреди комнаты будто в картине "Опять двойка". Скопцов подумал: Иисус и Понтий Пилат... Наконец вошел сонный Вася, молча вытолкал злоумышленника из пенала в реальность. 
Протокол сдуло со стола внезапным дуновением сквозняка. Дознаватель едва успел подхватить бумажку, прочитал:
"С моих слов написано НЕверно, мною прочитано и заключено: все было не так. Борец с Паутиной Тимофей Арнольдович Шабшин".
- Вот ........ ! - Грязно выругался дознаватель. - "Что есть истина", богудушумать. 
Придя домой, то есть, на съемную квартирку, Скопцов неожиданно для самого себя вытащил из дальнего ящика застарелую рукопись, практически рыбу, и, сварив кофе, принялся переделывать. Просидел до рассвета, удовлетворенный и вымученный провалился в небытие. Вот, что у него получилось....


https://drive.google.com/file/d/0B3qsMeX1qQfsUHZvc25MSTRhMkk/view

Comments