Грядущему светописцу



Здесь будет рассказано о неочевидных вещах. Фотография – и как техническое средство, и как род человеческой деятельности – интересна уже тем, что предоставляет нам широчайший спектр возможностей, а последствия предсказать невозможно. Это и есть настоящее творческое пиршество. Остается только занимательно рассказать о нем, что я и попытаюсь сделать. Стандартных банальностей простите за вульгарное словечко, «втирать» не буду, с ними и так все ясно. Зато в светописи, как, впрочем, и во всем нашем бытии, много совершенно неясного, странного, а то и таинственного. Оно везде – над нами, под нами и вокруг нас. И, кстати, внутри ― тоже. От нас требуется только чуточку повнимательнее вглядеться, и фотография здесь – замечательное подспорье.

С детства меня донимает вопрос, который именно что «детский»: почему в ярком, многоликом мире фотографии так много условностей, правил, законов? Будто некто злонамеренно понаставил запретительных и предупреждающих знаков: «Не пей из этой лужицы, козленочком станешь!» А книги о фото для взрослых учат: «Не снимай неправильно – козлом прослывешь!» И кругом пасутся «жрецы светописи», говорящие, как вредный старик из повести братьев Стругацких «Улитка на склоне»: «Это нельзя потому что непозволительно, запрещено, не положено». Нынешние «гуру фотокомпозиции», унтеры Пришибеевы от светописи, умело разлагающие картинки на треугольники, квадраты и овалы, слишком, пожалуй, часто уподобляются данному персонажу.

Еще школьником начал подозревать, что светопись – занятие, приносящее радость. Но книги о фотографии преподносили готовые схемы, они содержали почти что военно-полевые инструкции типа "туда нельзя - сюда нельзя". Или мне не везло с книжками, на которые я натыкался? Мне нравились и нравятся фотографии и авторы, которые будто дышат внутренней свободою и чихают на условности. Все интересное лично мне почему-то выше правил, и никаких законов вовсе не нужно...


 




Скачать в PDF

Скачать в FB2




Все более склоняюсь к мнению, что у фотографии нет своего языка. Потому что фотография — и есть язык. Я говорю не о "творческой", "художественной", “бытовой”, "коммерческой" или "документальной" фотографии, а о фотографии вообще. Кто-то парирует: "вообще" не существует, автор чересчур абстрагируется. Знаете... мы все говорим по-русски, и вне зависимости от того, к какой социальной или профессиональной группе относимся, неплохо друг друга понимаем. Замечу: украинец с русским, говоря каждый на своем языке (мове), вполне обходятся без толмача. И даже более того: финн и китаец, не знающие ни слова на языке оппонента, могут договориться (или поссориться) напрямую и без разговорника – потому что кроме вербального языка есть еще интонация, мимика и жесты. Ну, и еще некая ментальная составляющая, названия которой человечество еще не придумало. Все потому что в человеческом общении вербальные языки – некая условность. То же относится и к визуальным языкам.

Полагаю, фотография – не искусство, но есть искусство фотографии, так же как существуют искусство дипломатии, войны, мошенничества и убеждения. А кроме искусства существует естество. Но мы же не звери, чтобы всегда быть естественными. В этом и состоит смысл всякого искусства, хотя, гениальные художники как раз и способны возвести искусственное до степени совершенства естества...


https://drive.google.com/file/d/0B3qsMeX1qQfsU01wdUJoaXM1RTA/view