Дом 2

Гаврюшкин О.П. "По старой Греческой"
УЛИЦА МАЛО-БИРЖЕВАЯ, 2. КВАРТАЛ, 161 (ШМИДТА, 2)
Полутораэтажный дом построили в 1850-х годах по проекту архитектора Иванова, и в 1870-х годах он принадлежал торговцу бакалеей, купцу 1-й гильдии Павлу Филипповичу Перушкину, отличавшемуся, как известно, широтой взглядов, жертвовавшему на дело образования и другие нужды города значительные суммы. Торговлю в городе начинал с небольшой лавки на Старом базаре. Владел также домами на Петровской улице под номерами 38, 55, 57 и в других местах города. В доме по Петровской улице, 38 (ныне ресторан «Волна») держал бакалейный магазин и открыл первую в городе гостиницу.
В конце 1870-х годов дом купила одесская мещанка Луиза Кальви, перешедший после ее смерти в 1895 году в собственность Александру Кальви. По воспоминаниям бывшего таганрогского жителя, ученика мужской гимназии В.В. Зелененко, один из учеников по фамилии Кальви «был большой юморист и забияка, любивший давать тумаки, младшим но возрасту ученикам».
В бытность Луизы Кальви некий француз мсье Триль, державший казино на Петровской улице, по свидетельству Александра Павловича Чехова, в ее доме открыл гостиницу под названием «Бель-Вю» и бани, отличавшиеся большой оригинальностью. Не надо забывать, что в своих рассказах Александр Павлович, в ущерб действительности, всегда вкладывал чуточку юмора.
Улица Мало-Биржевая, дом 2. 1910-е годы
«Прогоревший, но не утративший предприимчивости, Триль ухитрился в этом доме погнаться за двумя зайцами сразу, которые однако же, к его досаде, разбежались. Пользуясь тем, что из окон дома открывался вид на море, он в верхнем этаже открыл гостиницу «Бель- Вю», рассчитывая, очевидно, на путешественников, приезжающих в Таганрог по морю. Нижний же этаж он превратил в номерные и очень оригинальные бани: настроил в ряд несколько деревянных, низеньких чуланчиков, отапливающихся проведенным по труба паром, для чего сбоку здания был установлен паровик. По другим трубам подавалась холодная и горячая вода. Верх над этими чуланчиками пустовал и предприимчивый Триль предполагал отдавать его под «спектакли и представления». Подобная фантазия могла придти в голову только французу. В этих банях, между прочим однажды мылся и Антон Павлович вместе о братьями и одним знакомым старичком, которому Павлом Егоровичем был поручен присмотр за детьми. Гимназисты, войдя в номер, до того заинтересовались необычностью обстановки и массою труб и крантиков, что чуть было не обварили бедного старика паром, открывая то один, то другой крантик. Он даже набожно перекрестился, когда вышел из номера и почувствовал себя в безопасности. Он вздохнул полной грудью, покачал головою и проговорил: «Ну, уж и дети!... И чему их в гимназии учат».
Французу, по-видимому, и тут не повезло. Все пассажиры с пароходов почему-то проезжали мимо «Бель-Вю» и предпочитали останавливаться в городе. Пришлось ликвидировать дела, но когда это случилось - не могу сказать, я уже не жил в это время в Таганроге. А дом действительно стоит на очень удачном месте и за границей из него сделали бы прелестный уголок. При взгляде на него невольно чувствуется легкая грусть».
Улица Мало-Биржевая, дом 2. 1990-е годы
В конце 1889 года на постоянное местожительство в Таганрог приехал врач К.Н. Никитин, который купил у семьи Кальви их дом и сделал над домом надстройку в виде башенки со шпилем, красиво смотревшейся со стороны Воронцовского спуска и придававшей постройке законченный, неповторимый вид.
Никаких сведений из жизни Константина Никитина и его семейного положения у автора книги не имеется. Владел домом до установления в юроде Советской власти.
Энциклопедия Таганрога:
«Бель-Вю» гостиница (Шмидта, 2). Полутораэтажный дом постройки 1850-х, снесенный в 2007, был построен с преобладанием классического декора. По фасаду - парадный вход, четыре прямоугольных окна с сандриками, по фасаду бывшей башенки - два прямоугольных окна с закругленными сверху проемами. Декоративное убранство представлено горизонтальными тягами и венчающим карнизом. Дом являлся фоновой застройкой середины XIX в. В 1870-1880-е в этом здании размещались гостиница «Бель-Вю» и паровые бани в цокольном этаже и пристройке. Домовладение принадлежало: в 1873 - купцу П. Перушкину, в 1875-1880 - Луизе и Карлу Кальви (Бианки) - предкам замечательного русского писателя В.В. Бианки; в 1890-1915 - врачу Константину Никитину, у которого дом купил Толоконников. В 1911 «Таганрогский вестник» писал, что «гостиница» «Трансвааль » находится в конце Воронцовского спуска...» Этот дом с башенкой и шпилем был описан в «Записках случайного туриста» Ал. П. Чеховым: «Ранее я упоминал о мосье Трилле, содержащем в доме Третьякова «казино». Француз, прогорев, на некоторое время исчез с горизонта, но затем вдруг неожиданно вновь воскрес. На левом отлете Воронцовского спуска (если идти из города) стоит сине-пепельного цвета двухэтажный дом. Погоревши, француз не утратил предприимчивости: Трилль ухитрился в доме погнаться за двумя зайцами. Пользуясь тем, что из окон дома открывается вид на море, он в верхнем этаже открыл гостиницу «Бель-Вю», рассчитывая, видно, на путешественников, проезжающих через Таганрог по морю. Нижний же этаж он превратил в номерные и очень оригинальные бани: настроил в ряд несколько деревянных низеньких чуланчиков, отапливающихся проведенным по трубам паром, для чего сбоку здания был установлен паровик. По другим трубам подавалась холодная вода и горячая. Верх над этим чуланчиком пустовал, и предприимчивый Трилль предлагал отдать его под «спектакли», представления. Подобная фантазия могла прийти в голову только французу. В этих банях, между прочим, однажды мылся и Антон Павлович Чехов вместе с братьями и одним знакомым старичком, которому Павел Егорович поручал присмотр за детьми. Гимназисты, войдя в номер, до того заинтересовались необычностью обстановки и массой труб и крантиков, что чуть было не обварили бедного старика паром, открывая то один, то другой крантик. Он даже набожно перекрестился, когда вышел из номера и почувствовал себя в безопасности. Французу, по-видимому, и тут не повезло. Все пассажиры с пароходов почему-то проезжали мимо «Бель-Вю» и предпочитали останавливаться в городе. Пришлось ликвидировать дело». Ныне дом разрушен.
Comments