Дом 34

Дом 32 по переулку Итальянскому

https://lh3.googleusercontent.com/a2lmtHifB3BtTf2bFIx0FkPeYURFAaC2QkCuWWBYnrQjCvVfAK_nlviLphkw98z774bnb4aFMPAIcUw-y2YBZaWMqpbBTR8GI-4Br9UvoMQ6U9DQA-UcbuZXMt2Dku-xK6G_HHlhGcjQhIQ2CGfAr1i16S6A5ezLoapRqNqjEKpzazVs81JX_kG4Vz6BV575vwpOe_CH5SACiOJ41KqmOWT5RB9b6c4rZsw71opkEJtb5oSKva5VeMNmsTsSPRiACKeu7TX0P0Px73BrkMs-MZd30yHMKFJAnULJ6ZXlru7j__f26_GZLqlX5vMsNRgGI7YQOofdTWjE5gVXd8spdv5TTM0SrA6JCVN4iAUB-M0UBRliArQpE0UvZlUttLihjnL14KAJZy0F-_X93YM5zIIcj9lGiTwI0CV5V-t6ObXup3DW0keCzrz_UzMCayQmrfcNnRR-S_0oQiym3trlH-f2hwvfWQNfQuJzcaUtq7tE5p9AeHLyndGbLG_JM2kQ4sK66jAlrzhNakWpQ-R_QxcHZihh7mBOpHLJKIpkcu4j1YwGVDvtSqOuRmTbxqJNMBJ8CD6OVZkReBNe2Qp1ddxk0jTrTGW0sEty5nsRaTYoSJdXLut5CZxKZPAub_mEdlb2oKwypv56cfh6JT8-u-NeFiz4V4ip=w1403-h935-no
Дом 36 по переулку Итальянскому с фрагментом дома № 34
Волошин В.А. "Вдоль и поперек Итальянского"
Итальянский, 34 Мы жили по соседству 
Поистине легендарная личность проживала во дворе Исполкомовского переулка, 34 по соседству с пивным киоском. Звали этого человека Сергей Артемович Акопов. Вообще-то, его настоящая фамилия была Акопян, но во время переписи населения, проводимой царским правительством, все армянские фамилии переделывались на русский манер с окончанием «ов». И Акопяны стали Акоповыми. Участника Гражданской и Великой Отечественной войн, кавалера двух орденов Красного Знамени, ордена Отечественной войны 1-й степени и многих медалей хорошо знал не только Исполкомовский переулок, но и чуть ли не весь город. Свою популярность он по праву заслужил всей своей необычной биографией, наполненной яркими событиями и приключениями. 
С.А. Акопов родился в 1896 году в городе Карее, входившем в те годы в состав Российской империи. В настоящее время город Каре находится на территории Турции. Его родители были достаточно состоятельными людьми, и семья жила безбедно. Помимо Сергея в семье еще воспитывались два его старших брата — Акоп (в России его называли Яков), Михаил и два младших. В 1915 году семья Акоповых вынуждена была бежать в Россию, спасаясь от геноцида армян, а попросту кровавой, беспощадной резни армян турками. Бросили собственный дом, все нажитое имущество и бежали в Тбилиси к родственникам. А уже оттуда вся семья перебралась в Ростов.
В Ростове многодетной семье Акоповых выделили большую квартиру по улице Большой Садовой, 102. В это время в городе стояла 1-я Конная армия С.М. Буденного, и молодой, горячий армянин Сергей Акопов записался в ее ряды. Он очень гордился своим бравым видом: гимнастеркой с «разговорами», на голове «буденновка» с красной звездой, но самое главное — шашка на боку, которая при его небольшом росте доставала до самой земли. 
Следует сказать, что и два старших брата Сергея тоже оказались в гуще революционных событий. По всей видимости, дети пошли по стопам отца, одно время входившего в боевую группу легендарного Камо (С. Тер-Петросяна). По окончании Гражданской войны и установлению советской власти на Дону Сергей сменил военную форму на гражданскую. Отважного буденновца, активного комсомольца заметило руководство, и Сергей стал продвигаться по комсомольско-партийной линии. Во второй половине 20-х годов его направляют в Таганрог для организации работы отдела уголовного розыска. Располагался УГРО в здании по Исполкомовскому переулку, 6 (см. главу «Итальянский, 6. «Небоскреб» Майкопара»).
И Сергей вновь надевает форму, на этот раз милицейскую, которая мало чем отличалась от военной. Только не стало «разговоров» на гимнастерке, «буденновки» со звездой и боевой шашки. Неизменным оставался лишь наган в желтой кобуре, но чаще за поясом. 
Работники уголовного розыска тех лет больше ходили в штатской одежде. Носили пиджак или куртку, штаны- галифе армейского образца, заправленные в сапоги. Чуть ли не каждый день работникам УГРО приходилось гоняться за бандами грабителей, которые скрывались то на городском кладбище, то в подземных катакомбах, то в пещерах на крутых склонах побережья. 
Однажды, преследуя бандитов, уходивших в сторону одной из пещер, Сергей остался один на один с бандой. Из оружия только наган и семь патронов к нему. Ситуация непростая, но он смело сунулся вслед за ними в пещеру. То, что он там увидел, поразило его больше, чем бандиты с поднятыми руками. В центре пещеры стояло пианино в хорошем состоянии. По всей видимости, оно досталось грабителям во время налета на какой-то богатый особняк. В розыске С.А. Акопов проработал почти десять лет.
Бывая по делам службы в Ростове, Сергей познакомился с красивой, статной девушкой с огромными карими глазами. Звали ее Люсик Садетова. Девушка происходила из богатой аристократической семьи с княжеской родословной. Она свободно говорила по-французски, владела светскими манерами общения. Кроме нее, в семье росли младшие сестра и три брата, которых воспитывали гувернантки. Отец Люсик входил в круг самых известных и богатых людей в городе, имел свой выезд и содержал штат прислуги. В гостеприимном доме Садетовых нередко проходили пышные семейные торжества с приглашением большого числа родственников и близких друзей. 
Молодые люди сошлись взглядами, у них появились общие интересы. Сергея в девушке привлекали не только красивые глаза и внешние достоинства. Его прельщала в ней, прежде всего, высокая культура, образованность, семейный уклад жизни, воспитанный родителями. А ей нравилась самостоятельность Сергея, его жизненная активность и, конечно же, чисто мужское кавказское обаяние. В 1931 году они поженились и уехали в Таганрог.
Сергей и Люсик Акоповы в молодые годы. Фото 30-х годов. 
Городские власти предоставили им квартиру в жактовском дворе в Исполкомовском переулке, где они прожили всю жизнь. Забегая вперед, скажем, что супруги Акоповы прожили в мире и согласии более 50 лет. И за годы совместной жизни в семье не произошло ни одного конфликта, ни одного случая «семейной разборки». Со своей женой Людмилой Сергеевной (так называли Люсик на русский манер) они воспитали четырех дочерей. Валентина и Софья родились еще до войны, а Ольга и Нина — в начале 50-х годов.
В середине 30-х коммуниста Акопова партия направила на трудовой фронт. В то время в городе стали создавать систему стройснаба, и Сергею Артемовичу предложили возглавить новое ведомство. Базовым предприятием являлась лесоторговая база, входившая в структуру стройснабжения горкомхоза. Находилась она в Казачьем переулке, по соседству с городской тюрьмой. Она и сейчас там находится, только называется ООО «Лесоторговая база». 
Самым тяжелым испытанием в жизни С.А. Акопова стали годы войны. Призыву он не подлежал по возрасту, но и работать в стройснабе уже не имело никакого смысла. Война! Не до строительства. В сентябре сорок первого он пошел в военкомат и «честно признался», что ему в паспорте неверно записали год его рождения, «ошиблись» на два года. Но никто на самом деле не ошибся. Все это он придумал, чтобы уменьшить возраст и попасть на фронт. И его мобилизовали на общих основаниях. А жена с двумя дочерьми остались в Таганроге.
Всю войну он провоевал в пехоте на Кавказском фронте, оборонял Туапсе, участвовал в боях в предгорьях Кавказского хребта. В семейном архиве Акоповых хранится его удостоверение горного стрелка. Свой первый орден Боевого Красного Знамени Сергей Артемович получил за взятие Керчи и штурм горы Митридат. Затем последовала Севастопольская операция, в результате которой город был освобожден от немецко-фашистских захватчиков. Вторым орденом Красного Знамени его наградили за форсирование Днепра и освобождение Киева. 
Войну С.А. Акопов закончил в Праге в мае сорок пятого, но домой вернулся только в сентябре. Грудь демобилизованного воина, помимо орденов, украшали медали «За оборону Кавказа», «За освобождение Севастополя», «За освобождение Праги» и самая главная медаль всех фронтовиков — «За победу над фашистской Германией в Великой Отечественной войне». А еще — шесть ленточек, желтых и красных, означающих, что их обладатель получил шесть ранений. Были среди них и тяжелые. 
Ветеран Великой Отечественной войны и труда С.А. Акопов. Фото 70 X годов.
После лечения Сергей Артемович вернулся к труду на свое прежнее место работы — лесоторговую базу, где проработал в общей сложности тридцать пять лет. В 1965 году он вышел на заслуженный отдых. Но сидеть сложа руки и бездельничать не мог. Поэтому и занялся, как бы сказали сегодня, индивидуальной трудовой деятельностью. 
Он мастерски владел специальностью сапожника. Несмотря на то, что в те годы в Таганроге на каждом углу стояли сапожные будки, у него появился свой круг заказчиков, в основном соседи по улице, хорошие знакомые, друзья и близкие ему люди. Кому каблуки подбить, кому подошву подшить. Сапожное дело он знал хорошо. 
У советского пенсионера выработался свой ритм жизни. Вставал он с петухами, не позднее пяти часов утра, ставил на плиту чайник и, выпив стакан чаю с «армянским» сыром, шел к себе в каморку и часа два-три стучал молотком, колдуя над обувью, принесенной ему в ремонт. Затем переодевался и шел на колхозный рынок за провизией. Возвращался домой часам к девяти-десяти, завтракал уже по-настоящему и спешил в городской Совет ветеранов или на встречу с пионерами. 
Как участника двух войн, ветерана труда С.А. Акопова приглашали на праздничные городские мероприятия по случаю Дня Победы, освобождения Таганрога от немецко-фашистских захватчиков, 1 Мая или 7 Ноября — главного праздника Страны Советов. И он охотно откликался на все приглашения.
В начале 80-х годов у него случился инфаркт. Спустя несколько дней Сергею Артемовичу стало легче, и он пошел на поправку. Родственники вздохнули с облегчением — пронесло! В это время ему пришло приглашение из Севастополя на встречу с моряками-подводниками. Он как узнал об этом, сразу воспрянул духом и стал собираться в дорогу. Как только его ни отговаривали — все было бесполезно. Надев праздничный костюм с орденами, ветеран автобусом (!) уехал в Севастополь. Вернулся через неделю бодрым, радостным, помолодевшим на 
несколько лет. Как будто никакого инфаркта и не было. 
Во время праздничных демонстраций Сергей Артемович неизменно стоял на гостевой трибуне среди таких же, как и он, ветеранов войны и труда. Пока позволяло здоровье, он встречался с учащейся молодежью города, рассказывал о своей боевой молодости, о пройденном жизненном пути. Его активности и неутомимой энергии удивлялись многие, кто его знал. Он часто прогуливался по Итальянскому переулку в давно вышедшем из моды сером макинтоше и неизменной фетровой шляпе. Но годы брали свое, и болезни все чаще давали о себе знать. Девятого мая 1985 года он в последний раз вышел к праздничному столу при полном параде — со всеми своими боевыми наградами. А 22 мая его не стало. Умер он тихо — лег утром отдохнуть и не проснулся. Его Люсик пережила супруга на два месяца и скончалась 1 августа 
того же года. 
Сегодня в старом жактовском доме в Итальянском переулке, 34 продолжает жить его дочь Нина с мужем Владимиром и внучка Надя. Дочери Софья и Ольга, внуки Михаил и Сергей (названный в честь деда) также живут в Таганроге. Династия Акоповых продолжается. 
Главный инженер «Горэлектросети» 
Если в двадцать восьмом номере по Исполкомовскому переулку проживал директор «Горэлектросети» Ф.И. Волошин, то через два дома от него, в тридцать четвертом номере, жила семья главного инженера «Горэлектросети» — Семена Исаевича Гороховского. В детские годы мне не раз приходилось бывать в доме Гороховских, но Семена Исаевича помню плохо, так как он все время находился на работе. Лучше запомнились его жена Елена Петровна и сын Юрий, который был старше меня на несколько лет. Одно время мы с ним даже дружили.
В доме Гороховских стояло старинное с бронзовыми подсвечниками пианино, на котором Юру учили играть. Когда мы с бабушкой приходили к ним в гости, мне разрешали сесть на круглый вращающийся стул и тихонько поиграть (на самом деле просто постучать по клавишам). Но тихонько у меня не получалось, и я с силой бил по черно-белым клавишам, за что меня отсаживали от инструмента и отправляли на улицу поиграть с дворовыми детьми. 
Уже после смерти деда бабушка рассказывала, что Федот Иванович (так она называла мужа) очень ценил своего главного инженера как хорошего специалиста и организатора производства. И часто повторял, что другого главного инженера ему не надо. 
В 1957 году Гороховские получили большую благоустроенную квартиру в четырехэтажном доме по улице Фрунзе, 35 и переехали с Исполкомовского переулка. На какое-то время наши пути с ними разошлись. Но спустя несколько лет фамилия Гороховских вновь всплыла в нашем доме.
В 1966 году я поступал в радиотехнический институт на факультет радиотехнической электроники (ФРТЭ). На письменном экзамене по русскому языку и литературе одна из сотрудниц, выдававшая пакеты с вариантами заданий, взяв в руки мой экзаменационный лист, спросила меня, какое отношение я имею к Федоту Ивановичу Волошину. Узнав, что я его внук, она только улыбнулась, но ничего мне не сказала. А когда я, уже студент факультета радиотехнической электроники, впервые перешагнул порог деканата, вновь увидел эту яркую, красивую женщину. И вот тут все прояснилось. 
— Виктор, — обратилась она ко мне, — а ты разве меня не помнишь? Я — Елена Петровна Гороховская. 
Дома я рассказал родителям об этой встрече. Но, оказывается, и отец, и мать, и бабушка знали, что Елена Петровна работает в институте. Но мне об этом ничего не рассказывали. А деканом у нас тогда работал Николай Афанасьевич Бакаев, тот самый, который жил в десятом номере. Все же земля — круглая! 
Сын Гороховских Юрий тоже учился в ТРТИ, только на факультете автоматики и вычислительной техники. Окончив в 1967 году институт с отличием, он по распределению уехал в Москву. Работал в каком-то престижном секретном НИИ.
Дальнейшая судьба семьи Гороховских сложилась не самым лучшим образом. Примерно в 1978 году в Москве умер Семен Исаевич, в 1990 — Елена Петровна. В 1995 году, в возрасте 50 лет, неожиданно скончался их сын Юрий. 
Проходя чуть ли не каждый день мимо дома, где когда-то жили Гороховские, невольно вспоминаешь эту семью, маленький узкий двор и старенькое пианино с вращающимся стулом и бронзовыми подсвечниками.
Comments