Дом 26

Гаврюшкин О.П. "По старой Греческой"

ПЕРЕУЛОК ИТАЛЬЯНСКИЙ, 24. КВАРТАЛ, 116 (ИСПОЛКОМОВСКИЙ, 24)
Одноэтажное на высоком фундаменте здание на пять окон с левой парадной дверью принадлежало купеческому сыну Антону Хандрину, затем супруге присяжного поверенного Людмиле Черницкой. В 1870 году в городе стали усиленно поговаривать об открытии в Таганроге городской общественной библиотеки, на что откликнулись многие жители и своими, по мере возможности пожертвованиями и участием, стали создавать ее фонд. Об одном из активных ее поклонников оставил в своих воспоминаниях Павел Петрович Филевский. «Весьма полезным учреждением в таком же роде является народная читальня Госпожи Черницкой, которая, положив необходимый на это дело капитал, кроме того, посвящает ему и значительную долю своего досуга. Ея читальня постоянно полна жаждущими духовного развития, одни читают там, другие берут книги на дом. Успех предприятия Госпожи Черницкой весьма поучителен, потому что пред открытием читальни люди инертные предсказывали ей неудачу, а наши вредные и ограниченные пессимисты и эгоисты даже злорадствовали наперед, но они не совратили просвещенную женщину с избранного ею пути, и благородная цель ее достигнута».
Черницкий Василий Иванович считался эрудированным и грамотным присяжным поверенным, членом Государственного Совета и Государственной Думы. После того как в городе появилась ставка генерала Деникина, Таганрог стали считать столицей, и в городе начали появляться миссии многих иностранных государств. В доме Черницких и Золотарева разместилась итальянская миссия, где-то поблизости японская. Французская миссия находилась на Александровской улице между Соборным и Гоголевским переулками.
В 1910-х годах дом приобрел Абрам Борисович Тараховский, в котором проживал со своей женой Фаиной Соломоновной, врачом по женским, детским болезням и акушерству. Скончалась уже при Советской власти 6 июля 1932 года.
Есть веские основания утверждать, что Абрам Борисович (Авраам Беркович) Тараховский имел дедушку Хаима Елизаровича, рождения 1801 года, скончавшегося от старости 10 ноября 1897 года в возрасте 96 лет. Его дочь Хая-Рахиль была замужем за Берком Фищуковым. Сын Берк Хаимович рождения 1842 года скончался в 1897 году и от Мани Лейбовны Мамеш имел несколько детей: Авраама (1866), Якова (1869), Любу (1877), Леву (1879), Соломона (1882) и, возможно, Софию (1882) и Израиля.
Абрам Борисович Тараховский
Один из перечисленных сыновей Абрам Борисович считался опытным журналистом, писавшим свои заметки под псевдонимом «Даров» и «Шиллер из Таганрога». От супруги Фаины Соломоновны родилось двое детей: Александр (1891) и Мария (1900). Напротив, через дорогу в доме под номером 19 Абрам Борисович держал собственную типографию, купив ее в 1900 году у Павла Поллака. В эти же годы возглавлял таганрогское отделении газеты «Приазовский край».
На одном из заседаний, будучи гласным городской думы, Павел Петрович Филевский сделал заявление, по которому следовало, что все заказы по типографским работам следует делить поровну между существующими в городе типографиями, а не одному Тараховскому, или тем которые берутся выполнять работы подешевле. Абрам Борисович на заявление Филевского страшно обиделся и сделался непримиримым его врагом, извращая каждое его выступление в думе, придавая такой характер, который губил популярность Павла Петровича.
Характеризуя деятельность Земельного банка П.П. Филевский на 157 странице своих «Записок» пишет.
«В это время директором городского банка был T. Л.Ковтунов весьма трудоспособный работник, но очень осторожный и на этой почве у него с нами, (т. е. членами думы - О.Г.) были столкновения. Мы стояли за широкое кредитование мелких торговцев и приказчиков, которые открывали свое дело раз они известны как добросовестные труженики, а так же мы настаивали на развитие кредитов среди крестьян, чего особенно боялся директор, а вдруг неурожай? Земля крестьянская в значительной доле заложена в Земельном банке, из чего получишь по векселям. Конечно, из этих споров выходило, что-то среднее, во всяком случае, банк хорошо работал и только понес потери от злостных неплательщиков двух братьев еврейской фирмы Тараховских».
Сущность этой неприглядной для фамилии Тараховских истории раскрывает заметка, помещенная в газете «Утро Юга» 1 ноября 1913 года.
«Прекращены платежи одной из очень крупных экспортных контор братьев Тараховских Я.Б. и И.Б. и скрывшихся, как говорят, за границу. Продолжают вызывать большие толки в городе, главным образом в отношении вопросов, как банки могли открывать им такие крупные кредиты, что общая задолженность достигла почти полутора миллионам рублей.
По делу братьев Тараховских вмешалась прокуратура с запросом, почему до настоящего времени от городского банка нет заявления о тех операциях, о которых в настоящее время говорит весь город. Сущность этих операций заинтересовала прокуратуру, заключающуюся в двойном залоге одного и того же товара. В Таганроге в делах братьев Тараховских заинтересованы банки: Государственный, Петербургский, Учетно-ссудный, Азовско-Донской, Коммерческий, Городской Общественный и Первое Общество взаимного кредита.
От Тараховских пострадали банки не только Таганрога, но и Ростова, Екатеринодара и Пятигорска. Они вели крупную спекуляцию на хлеб и 12 октября скрылись. После бегства обнаружилась растрата заложенного в банках хлеба, но, кроме того, огромные суммы были получены по учету векселей и под соло-векселя.
Только в Таганроге банки понесли потери на общую сумму 550 тысяч рублей, в Ростове - 900 тысяч рублей. Всего потерь — 1,5 миллиона рублей. Тараховские рисуются хищниками крупного масштаба и изумительной изобретательности. У одного из братьев имелась ссыпка на углу Кладбищенского переулка и Кузнечной улицы. Находчивый братец сумел получить в государственном банке две ссуды: одну под хлеб на Кладбищенском переулке, другую под тот же хлеб, но со съездом к нему по Кузнечной улице.
Были обнаружены амбары с заложенным хлебом, где сверху засыпана гарновка, а под ней труха. Наибольшая беззастенчивость замечалась в поведении Якова, который ни перед чем не останавливался и которому приписывали перекрашивание амбаров и залог одного и того же по двум ссудам. Кроме банков пострадали многие крестьяне, братья своего хлеба не имели. Вследствие низких цен они принимали его на свои амбары, для того, чтобы выдержать день и на этот чужой хлеб, лишь временно полученный на хранение, они оперировали закладным, перезакладывая по банкам».
В сентябре 1915 года Абрам Борисович Тараховский переехал на жительство в Ростов, где и умер.
Переулок Исполкомовский. Квартал 116. 1900-е годы
Comments