Успенский собор

https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/rbPtBB#5979378464307599266



Филевский П.П. История Таганрога:
Если у нас нет прекраснаго обычая немецких колонистов начинать жизнь в новом поселении с постройки церкви и школы, то мы все таки можем себя утешить до некоторой степени тем, что одною из первых общественною постройкою при развитии поселения является церковь; школа же к глубокому прискорбию является очень нескоро, а иногда без участия властей и вовсе не появляется.
В 1769 году возобновлен был Таганрог, а в 1782 году форштадт у крепости состоял уже из 66 дворов купеческаго населения, которое в 1778 году и возбудило вопрос о церкви.
В крепости церковь была во имя св. Троицы, но пользование этим храмом имело много неудобств: он был мал, удален от города; а ночью крепостныя ворота запирались и в экстренных случаях пригласить священника было невозможно. возбуждая ходатайство о разрешении соорудить храм пред епископом Славенским Евгением, общество Таганрогских купцов имело только лишь 1000 руб., а потому оно измышляло средства к дешевому сооружению храма и просило епископа разрешения купить на снос в Ростове крепостную церковь, которая оставалась свободною вследствие ухода из крепости св. Дмитрия части войск, кроме того купечество ходатайствовало о разрешении собирать в течение трех лет пожертвования на построение в Таганроге храма во имя Успения Пресвятыя Богородицы. Разрешение от епископа и книга для сборов вскоре были получены и 29 сентября 1781 года епархиальное начальство получило уведомление от Таганрогскаго крепостнаго начальства, что купеческое общество на построение Успенской церкви собрало более 2000 руб., из каковых употреблено на приобретение колоколов 700 руб. и бревен для постройки на 600 руб. Епархиальное начальство получило сведение и о том, что для усиления сборов построены лавка и весы на бирже, что доставляло 800 руб. доходу; вместе с тем сообщены были и имена деятелей по постройке храма. Это были комендант крепости Ив. Петр. Касперов, городской голова Тиханов, городовой староста Ив. Сарычев, бургомистр Дм. Проскурняк и ратманы Василий Селезнев и Федор Есауленко.
Но затем дело почему то стало, по всей вероятности, препятствие представило епархиальное начальство, так как при новом епископе Амвросии опять возбуждено было ходатайство о построении Успенскаго храма; на этот раз епископ Амвросий снесся поэтому поводу с Екатеринославским наместником Каховским; который, имея по этому вопросу точныя сведения, сообщил, что по указу Императрицы место для храма отведено между крепостью и городом, что дворов, для каковых сооружается церковь 108 и что на содержание причта положено жалованье: священнику в год 60 руб., дьякону 40 руб., дьячку 25 руб. и пономарю 15 руб. Сообщая эти данныя, правитель края с своей стороны просил епархиальное начальство не препятствовать доброму начинанию. В виду всего этого 13 июня 1789 года последовала резолюция епископа. Желание строителей было искренное, а действия были энергичныя; недовольные медленною перепискою строители послали в епархию купца Федора Есауленко, который раньше не уехал, пока не добился резолюции и лично не получил благословенную грамоту. 2-го сентября 1789 года протоиереем Стефаном Разорецким было освящено место. 
Постройка шла очень быстро и чрез год 13 сентября 1790 года была окончена и не только постройка, но и иконостас и все необходимое для богослужения, почему и поступило ходатайство о разрешении богослужения; согласие епископа Амвросия последовало чрез месяц и прислан антиминс. Освящение храма последовало 19 декабря 1790 года тем же протоиереем Разорецким.
С улучшением города и увеличением населения построенный храм оказывался и мал и недостаточно красив для достатков города, тем более, что это была главная соборная церковь; по этому в 1808 году градоначальник Кампенгаузен ходатайствовал о ссуде для постройки соборнаго храма 86.868 руб., но правительство отказало; нужда же в новом здании для храма была велика, так что преемник Кампенгаузена Папков снова возбудил этот вопрос, но уже не расчитывал на ссуду от правительства, а создал коммиссию для сбора пожертвований. Первыми и крупнейшими жертвователями оказались: градоначальник Папков (500 руб.), городской голова Проскурин (200 руб.), полициймейстер Икономов (50 руб.), надв. совет. Мартос, Усов, протоиерей Завиновский, Талалаев, Коваленский по 25 руб., Васильков (200 р.) Резников (100 р.) Гнутов (100 р.) Зелененко (100 р.) Поляпин (300 р.) Самойлов, Голуб, Тестенников, Шапошников, Середенко, Маловичко, Солод, Мих. Белоусов по 50 руб., Вукашев, Набережный, Ляшенко, по 25 руб., другие меньше; при чем жертвовали и учреждения: таможня (850 руб.) канцелярия градоначальника (1680 руб.), магистраты Ростовский (74 р. 90 к.) городничий Ростовский (500 р.) магистрат Нахичеванский (1006 руб. 50 к.), греческий суд в Мариуполе (717 руб. 37 к.), командир Керченскаго адмиралтейства (123 р. 80 к.). Однако же суммы этой все таки было мало, не смотря на всю энергию Папкова, вследствие настойчивых сборов котораго жертвовали даже иногородния учреждения, зависимыя от него. Тогда градоначальник обратился к Таганрогским гражданам с упреком в незначительности сборов. Это имело благоприятныя результаты: купеческое и мещанское общество постановило обязательные сборы. Папков благодарил не совсем добровольных жертвователей и, когда сумма в 25 тысяч была готова, приступлено было к делу, для чего составлена коммиссия под председательством городскаго головы Проскурина, каковая и открыла свои действия 15 апреля 1814 года. В то же время старостою церкви был избран купец Аким Петриченко, и градоначальник просил епархиальное начальство разрешить закладку храма, план и фасад котораго был составлен в Петербурге академиком Мельниковым. В первые годы до 1818, пока попечителем строившегося храма состоял градоначальник Папков, дело быстро подвигалось, но затем он по какой то причине сложил с себя эту обязанность и постройка храма осталась в руках коммиссии. Но коммиссии всегда одинаковы, как прежде, так и теперь, а потому дело ни на иоту не подвигалось вперед до 1823 года, когда новый градоначальник Наумов уничтожил коммиссию, и строение храма передал строительному комитету, который поручил это дело своему члену Ивану Цысоренко. Достройка храма стала подвигаться быстрее, хотя все таки недостаточно скоро, так что в 1828 году был сведен главный купол, что а было отпраздновано благодарственным молебном подрядчиками Добрыниным и Лосевым. Старую церковь тогда разобрали, как, совершенно, обветшавшую; и хотя церковь внутри еще отделывалась по подряду некиим Тарабриным, однако 3 ноября 1829 г. она была освящена протоиереем Друзякиным и началось в ней богослужение. Некоторым подспорьем в последнее время при построении храма служили две церковных лавки, построенных для церкви на свой счет в 1821 году старостою Гусачевым при настоятеле Федотове. В то время весь соборный храм состоял из одного большаго Успенскаго придела; других же меньших не существовало; но этот главный купол есть лучшая часть храма и весьма трудное архитектурное сооружение, он требовал искусных и внимательных строителей, не говоря уже о значительных затратах, но зато широко раскинутый купол делает храм открытым, светлым и с хорошим резонансом.
В сороковых и пятидесятых годах старостою соборной Успенской церкви был Гавриил Яншин; он относился к своей обязанности с большим вниманием. При нем в 1854 году был привезен из Москвы колокол для собора и по просьбе прихожан колокол торжественно был сопровождаем протоиереем Иоанном Себовым от ярмарочной площади по Петровской улице до собора и повешен на звонице устроенной для того. Этот же староста стал хлопотать об устройстве башенных часов на колокольне, но это ему сделать не удалось; охотники же исполнить его предположение нашлись и стараниями подполковника Македонскаго и городского головы Кобылина сумма в 1200 руб. была собрана и часы в 1859 году поставлены, но они просуществовали только до 1869 года, когда были заменены другими, поставленными старостою Василием Третьяковым, каковые и по сие время существуют.
Но тот вид, который собор имеет в настоящее время и который дает ему право считаться одним из лучших храмов не только в Екатеринославской епархии, но и вообще на юге России, он получил уже в шестидесятых годах во время деятельности старосты Василиа Николаевича Третьякова. В 1863 году был утвержден план пристройки к Успенскому храму еще ныне существующих пределов во имя Благовещения и Рождества Пресвятые Богородицы и колокольни. Но для выполнены плана церковь не имела средств. По смете требовалось 31710 руб., а на лицо было 8220 руб., тогда староста В. Н. Третьяков пожертвовал 10,000 руб. в память своего дяди бывшаго старосты Гавриила Яншина и постройка была разрешена. А когда она была окончена, то в 1867 году он же озаботился устройством новой железной ограды. Затем последовали новыя украшения храма: позолота глав и приобретение большаго колокола который в Таганроге же и был вылит.
В 1874 году Таганрогский Успенский собор был украшен благотворительным братством. — оно было устроено причтом церкви, во главе котораго стоял в то время протоиерей Феодор Покровский, и другими радетелями из прихожан. Приятно видеть храм украшенный золотом и драгоценными каменьями, еще приятнее — произведениями искусства — хорошею живописью, пением и пр., но нет лучшаго украшения для христианскаго храма, как дела благотворения и просвещения. В первое время братство быстро росло, энергия, свойственная всем начинающим общественным предприятием, была свойственна и ему: в 1877 году уже было 2976 руб. 34 коп. поступлений, наиболее было поступлений от членских взносов братников. В делах братства деятельное участие принимал градоначальник П. П. Максутов, в квартире котораго собирались даже заседания братства. Между членами братства было очень много иногородних и в особенности иерархов русской церкви; казначей братства Митрофан Егорович Чехов с неустанной энергией пропагандировал идеи братства и даже иногда впадал в крайности, разсылая слишком просительныя письма, доходящия до унижения, разным лицам. Член совета братства о. Спиридон Желткевич деятельно проповедовал о благой цели братства и вызывал участи прихожан церкви.
В 1885 году братство имело поступлений 2322 руб. 12 к. и кроме обычных дел благотворения воспитывает одну девицу в местной женской гимназии и студента в Киевском Университете. Среди членов братства мы встречаем не только православных, но и католиков, лютеран, лиц англиканскаго вероисповедания и евреев. Доктора Точиловсий (католик) и Добро (еврей) с самаго начала братства предложили свои услуги пользовать безвозмездно бедных больных по указанию братства. Б этом же году была открыта я братская школа, которая, впрочем, до самаго последняго времени была скудно обставлена и даже не всегда имела учителей на жалованьи, а пользовалась услугами благотворения. В отчете за 1889 год значится учителю жалованье, да и то слишком жалкое 200 руб. В следующем году для братской школы приобретен дом за 4073 руб. на крутом берегу над гаванью, недалеко от главнаго спуска; место, хотя, быть может, и здоровое, как говорит отчет, но для школы совсем не подходящее, потому что лежит далеко решительно от всех точек города, на немощеной улице и в глуши.
В 1892 году при школе имелось уже два учителя, при чем оклад им значительно увеличен и дано помещение. Вследствие появления холеры в этом году братство делает усиленные расходы на дела благотворения; повсеместный неурожай; остановленный вывоз хлеба из Таганрога, лишил также и местных рабочих средств к существованию, что также потребовало усиленных расходов — братство оказалось в это время на высоте своего призвания и, как может, помогает ближнему, но в то же время встречаются и такия не совсем понятныя для нас действия: в день св. Митрофана бедным выдавалось по три коп., чтобы они ставили свечу на эти деньги святому угоднику? Отчеты следующих годов братства решительно ничего интереснаго не представляют; вероятно, в связи с такою спокойною: деятельностью стоить и значительное понижение суммы членских взносов. Главный и энергичный деятель братства Митрофан Георгиевич Чехов умер в 1893 году.

Энциклопедия Таганрога:
Располагался на месте нынешней Октябрьской площади, между улицами Петровской и Александровской, переулками Добролюбовским и Украинским.
После возобновления города Таганрога в 1769 году первым храмом стала Троицкая церковь в крепости, которая была труднодоступна для растущего гражданского населения города. В 1778 году городское купечество возбудило ходатайство перед епископом Славенским Евгением об устроении нового храма, вне крепости. Разрешение и книга для сборов были вскоре получены, но дело застопорилось, и при новом епископе Амвросии было подано повторное прошение. По указу императрицы Екатерины II место для храма было отведено между крепостью и городом, а на содержание положено в год священнику 60 рублей, дьякону 40, дьячку 25 и пономарю 25. 13 июня 1789 последовала резолюция епископа, 2 сентября протоиереем Стефаном Разорецким было освящено место, а уже 19 декабря 1790 года им же – новый храм в честь Успения Пресвятой Богородицы.
Так Успенская церковь стала городским храмом. Небольшая деревянная церковь, прозванная «Купеческой», она просуществовала до 1828 года, но уже в 1808 году по инициативе градоначальника Кампенгаузена быстро растущий город ходатайствовал о постройке большого каменного собора взамен деревянной церкви.
Правительство отклонило просьбу о ссуде в 86.868 рублей, но при градоначальнике начался активный сбор средств для возведения собора. Градоначальник Папков ревностно продолжал дело и даже обратился к таганрожцам с упрёком, что возымело последствия. В 1814 году началось строительство нового соборного храма по плану Петербургского академика архитектора А. И. Мельникова. Стройка продвигавшееся быстро пока Папков состоял попечителем дела, но после 1818 года дело замедлилась. В 1828 году наконец был сведён главный купол, после чего старая церковь была разобрана. 3 ноября 1829 года протоиерей Друзякин освятил новый храм, имевший тогда лишь один главный Успенский престол.
В 1840-50-х годах старостой прихода был Гавриил Яншин, ответсвенно подошедший к своему делу. Его радением был привезён из Москвы большой колокол в 1854 году, он же начал хлопотать об установлении часов на колокольне. Часы были устроены в 1859 году, а в 1869 году заменены на новые, выполненные по заказу старосты Василия Николаевича Третьякова часовщиком Францем Файстом.
В 1863 году был утверждён план пристройки к собору приделов в честь Благовещения и Рождества Пресвятой Богородицы и колокольни, который был выполнен к 1867 году. Затем была устроена железная ограда, позолочены главы и отлит большой колокол.
В 1874 году при соборе было создано благотворительное братство, с 1885 года поддерживавшее школу и немало помогшее горожанам в дни холеры и безработицы 1892 года.
Златоглавый Успенский собор считался одним из красивейших храмов Екатеринославской епархии и вообще юга России. С ним связаны жизни многих видных таганрожцев, включая род Чеховых, живших неподалёку. 27 января 1860 года здесь был крещён великий русский писатель Антон Павлович Чехов.
Соборный храм Таганрога некоторое время продолжал действовать и после революции 1917 года. Его разрушение произошло в 1930-х годах: постановлением горсовета в 1931 году запретили колокольный звон, в 1934 году сняли колокола, в 1936 году сняли металлическую кровлю, а в1938 году окончательно разрушили храм. На руинах устроили общественный туалет.
С 1952 года соборная площадь была названа Октябрьской, а на месте алтаря был установлен памятник Ленину.
Источник: http://drevo-info.ru

Гаврюшкин "Обелиски золотых куполов":

УСПЕНСКИЙ СОБОР
С РАЗРЕШЕНИЯ ПЕТРА ПЕРВОГО

Через год после начала строительства города Таганрога была освящена первая церквь. Находилась она внутри крепости и обслуживала местный гарнизон. Посадские люди — торговцы и кустари, строительные рабочие и солдатские семьи — селились в слободах за пределами оборонительных сооружений. Испытывая большую потребность в своей, гражданской церкви, они в 1703 году писали Петру I.
«Державнейший царь, государь милостивейший. Присланы мы из разных городов с женами и с детьми в Троицкой, что на Таган-Рогу на вечное житие и по твоему ж великого государя указу написаны в солдаты и в посад и поселены слободами за городом, а церкви божьей в тех слободах не построено и священника нет и много у нас солдат и посацких людей без покаяния и без даров помирают. Повели в слободах, где мы живем, построить церковь божию по имя Успенья пресвятые богородицы».
Просьбу жителей поддержал архимандрит Иоасаф, епархия которого располагалась в Азове: «Переведенцы Троицкого города, что на ТаганРогу, сержанты и рядовые солдаты с товарыщи, по именам двадцать человек..., да посацкие люди по именам..., чтобы им в том Троицком городе, что на Таган Рогу в тех их слободах, где они живут построить им церковь Божию во имя Успенья пресвятые богородицы, а к той де церкви призвали они того ж града соборные церкви дьячка Александра, чтобы ему у той церкви их быть в попах».
В том же году в Азове был получен ответ. «Велено в Троицком в переведенцовых и солдатских слободах построить по церкви, во имя чье хотят». Азовский губернатор Иван Толстое, в ведении которого находилась церковь на Таган-Роге, 5 августа 1703 года отписывал в Петербург. «В Троицком, за городом две церкви деревянные строить начали июля в 26 числе и попы к тем церквам в Троицком есть, а надобны в те церкви святые иконы и ризы и вся церковная утварь и для освящения антиминсы».
При сдаче туркам Таганрога в 1711 году, по их требованию, все каменные строения в городе были взорваны, а деревянные сожжены.
РОЖДЕНИЕ ХРАМА.
После окончательного присоединения Таганрога в 1769 году местность за пределами крепости начала застраиваться и заселяться гражданским населением. «Рядом с магазинами, крытых соломой и камышом, разбросанных около крепости, стали показываться порядочные деревянные домики. Появились ветряные мельницы, кузницы и небольшие заводики по выгонке водки из заграничных фруктов и русского зерна». Через десять лет было уже 66 дворов, в городе поселились русские купцы, среди них Д. Проскурин и старообрядец И.Е. Кобылин. Поток швартующихся к причалам порта иностранных кораблей увеличивался с каждым днем. Заново построенная Троицкая церковь для растущего города стала уже мала и, к тому же, крепостные ворота на ночь закрывались и вызвать священника в это время суток было невозможно.
Общество таганрогских купцов обратилось к епископу Евгению с просьбой о постройке храма во имя Успенья пресвятой Богородицы. После получения разрешения начался сбор средств и к 1781 году собрали две тысячи рублей. Для пополнения средств на бирже построили лавку и поставили весы, дававшие дополнительный доход. Особенную заинтересованность в возведении храма проявляли комендант крепости Иван Петрович Касперов, городской голова Алексей Тихонов, городской староста Иван Сарычев, бургомистр Дмитрий Проскурин и ратманы (выборные члены) Василий Селезнев и Федор Есауленко. К этому времени в городе числилось уже 108 дворов. Строительство церкви началось в сентябре 1789 года после того, как протоиерей Стефан Разорецкий освятил место закладки храма. Уже через год, 19 декабря, церковь впервые открыла двери для своих прихожан. Небольшая по своим размерам, выполненная из дерева, она получила название Купеческой.
На расстоянии трехсот метров к северу и северо-востоку от выстроенного храма возвели деревянные балаганы и лавки для трех ярмарок и местных купцов. Впоследствии эти сооружения обозначили настоящее лицо площади и расположение современных улиц.  В сторону современных улиц Ленинской и Фрунзе построек не было и расстилалось поле, на котором круглый год велась рыбная торговля. Когда о болезни гостившего в городе Александра I узнал один калмыцкий князь, которых в России считали полудиким народом, он показал удивительный пример преданности императору и возвышенность чувств, достойных самого просвещенного и образованного человека. Прибыв на нескольких кибитках в Таганрог месяц тому назад, с целью поклониться государю, он был представлен ему и ласково принят. Узнав потом о внезапной болезни императора, князь с просьбой обратился к местным властям и священнику, чтобы тот от его имени отслужил в русской церкви молебен за здоровье царя. Ему ответили, что Христианская церковь не отвергает подобных просьб. На следующий день в 10 часов утра на С о борной площади во главе с калмыцким князем появилось около десяти ногайских всадников. Спешившись и оголив головы, они смиренно склонились до самой земли. Видя неподдельное усердие священник выполнил просьбу князя и отправил по его желанию молебен за здоровье Благословенного государя. 
Церковь просуществовала до 1828 года.
Макет Успенской церкви по первоначальному проекту
Проект изменения формы купола с добавлением кокошников

ГЛАВНЫЙ ХРАМ ГОРОДА
Успешный заграничный товарооборот способствовал усиленному росту города и благосостоянию его населения. Купцы сказочно богатели, богател и город. Деревянная церковь на фоне растущего города, застраиваемого каменными домами, уже казалась недостаточно красивой и в 1808 году, по инициативе градоначальника барона Б.Б. Кампенгаузена, городские власти обратились к правительству о ссуде 90 тысяч рублей на возведение каменного храма, в чем было отказано.
При новом градоначальнике генерал-майоре П.А. Папкове начался сбор средств от частных лиц и государственных учреждений. Жертвовали деньги не только таганрожцы, но и жители других городов Юга России. План храма составили в Петербурге и в отчете Академии Художеств того времени писалось. «Адъюнкт-профессор Мельников сделал прожект, по которому строится в Таганроге церковь с четырьмя портиками и с особенною колокольней и оградой...»
Строительство началось в апреле 1814 года и подвигалось очень медленно. Небольшую дополнительную денежную компенсацию строители получали от двух лавок, которые из собственных средств в 1821 году построил староста Гусачев. *
Здание собора и колокольню первоначально построили отдельно. «Это был редкий в России начала 19 века тип культового сооружения, почти все пространство которого помещалось под куполом большого пролета: крестово-купольный одноглавый храм со строгой симметрией плана и фасадов. Идеи этого храма воплощены в процессе проектирования в Москве грандиозного храма Спасителя, который был задуман, как триумфальный мемориал в честь 1812-1814 годов».
В 1828 году был сведен главный купол, а после того, как 3 ноября 1829 года собор освятил протоиерей Друзякин, в храме начались богослужения. Стараниями подполковника Македонского, отличившегося в 1855 году при осаде города англо-французами, и усилиями богатого купца Е.И. Кобылина в 1859 году на соборе установили башенные часы. В 1869 году их заменили на новые. Изготовил часы по заказу старосты церкви Василия Николаевича Третьякова часовой мастер, житель города Франц Файст. Часы отличались особенностями, удивлявшими обывателей. Чтобы избежать резких перепадов температуры, влияющих на ход, механизм часов находился в специально отведенном помещении внизу храма. Механизм же передвижения стрелок трех циферблатов, расположенных в верхней части колокольни, на расстоянии 25 метров, управлялся посредством проводов. Били часы через каждый час.
Широко раскинутый купол делал храм объемным, светлым и с хорошим резонансом. Внутренность выглядела впечатляюще — богато расписанные иконы, выдающиеся произведения картинной живописи, мерцание пламени свечей, блеск золотых украшений и драгоценных камней, голоса церковного хора. Одно  время регентом при храме был отец Антона Павловича Чехова, в котором звучали голоса его маленьких сыновей. Пространство вокруг храма во все времена поддерживалось в чистоте и было свободно от всякого вида построек. А вот весной, к пасхе, площадь Старого базара вблизи привоза представляла такую пестроту и шум, каких нельзя встретить в другое время. Вся площадь была уставлена временными лавочками и столиками с продающимися на них колбасами, молочными продуктами, пасхальными принадлежностями, краской для яиц, украшениями для пасхи и другими. Такой базар торговцы называли «Красным».
Перед установкой колоколов на Успенском соборе

ПЕРЕСТРОЙКИ В ХРАМЕ.
Уже после начала богослужения собор подвергался многочисленным перестройкам. В 1863 году архитектор Мельников представил два проекта на перестройку соборной церкви с добавлением двух приделов и трехярусной колокольни. Один проект, в котором предлагалось изменить  форму купола, окружив его кокошниками, приняли, утвердив 14 марта 1863 года в Главном управлении Петербурга. 
Староста церкви В.Н. Третьяков, в честь своего умершего дяди, бывшего старосты Гавриила Яншина, пожертвовал десять тысяч рублей. Местная газета «Полицейский листок» в 1865 году поставила в известность таганрогских обывателей, что 26 сентября, в воскресенье, после поздней обедни, будет совершено поднятие большого креста на вновь построенную колокольню при соборной Успенской церкви. В 1867 году работы по перестройке полностью завершились. В том же году вокруг собора установили металлическую ограду, позолотили главы куполов и отлили новый колокол взамен того, который во время реконструкции колокольни упал с высоты и раскололся. Изготовление нового колокола стало в городе большим событием. Толпы народа валили на площадь, где мастер из Харькова занимался его отливкой. Процесс оказался длительным. Требовалось расколоть старый колокол на кусочки, изготовить в земле форму, соорудить плавильную печь и после заполнения формы расплавленным металлом дать время, и немалое, на его остывание. На отделку отлитого колокола ушло еще несколько недель. Весил он 600 пудов, язык 25 пудов.
«И вот в один истинно прекрасный летний тихий вечер, неожиданно для всех обывателей, раздались мощные басовые звуки нового колокола, — рассказывает старший брат Антона Павловича Чехова — Александр, — что это было за ликование! Все повысыпали на улицу и слушали новые звуки с таким наслаждением, с каким меломаны слушают оперу или симфонию. Это пробовали новый колокол. Сначала в него ударил мастер, потом кое-кто из соборного клира и, наконец, стали звонить и любители из числа обывателей. А их было много и густой звон тянулся беспрерывно до полуночи». В 1900 году для очистки от копоти стен, живописи и купола, с целью придания им первозданного блеска и яркости красок, пригласили мастера, некоего А.Г. Натуса. Или из-за недобросовестности, или отсутствия достаточного навыка, комиссия признала выполненную работу крайне неудовлетворительной, а живопись купола просто испорченной. 
ДЕЛА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ.
Благотворительность не отделима от церкви. «Нет лучшего украшения для христианского храма, как дела благотворения и просвещения», — говорил П.П. Филевский. Благодаря активности прихожан причт Успенского собора в 1874 году организовал благотворительное общество-братство. Посильную помощь в ее работе оказывал настоятель Федор Покровский, градоначальник П.П. Максутов, отец Спиридон Жолткевич, многие влиятельные и богатые прихожане, простые жители города. Казначей братства Митрофан Егорович Чехов идеям братства был предан самозабвенно. Впоследствии появившейся в 1892 году холеры и неурожая, средства братства использовались для оказания помощи населению, оказавшемуся без средств к существованию.  Членами братства являлись не только лица православного вероисповедания, встречались и католики, и лютеране и иудеи. Но не одна благотворительность малоимущим лежала в основе общества. В отчете таганрогского отделения Екатеринославского епархиального училищного совета говорилось:
«Развивая природные способности человека и обогащая их познаниями, указать им путь к добродетели». Так издавна связывались образование и воспитание. С развитием потребности в грамотности православие направило свое усилие в организации церковно-приходских школ. Одной из первых в Таганроге стала 2-х классная школа при Успенском соборе, где на первых порах занимались 60 мальчиков. За счет средств братства в женской гимназии воспитывалась одна девочка, в Киевском университете один студент.
В 1917 году П.П. Филевского почти единогласно избрали в церковно-приходской совет и он счел себя обязанным отплатить за такое доверие соборному приходу и предложил по воскресеньям, после вечерни, читать популярные лекции по русской истории, главным образом церковной. Такие лекции им делались и ранее в Михайловской церкви, и всегда это интересовало прихожан. Епископ Арсений одобрил предложение Филевского и, пригласив в алтарь, благословил на доброе дело.
ТОРЖЕСТВЕННЫЕ СЛУЖБЫ.
Таганрог являлся своеобразной копилкой известных людей, прославивших наш город и оставивших по себе память на долгие годы.  Многие из них были современниками Успенского собора и не раз посещали его.
14 сентября 1863 года из Ростова прибыл Николай Александрович, сын Александра II. Двадцатилетний наследник, находившийся в Таганроге одни сутки, кроме достопримечательностей города посетил и Успенский собор.
1870 год. Проездом в Новочеркасск, по случаю празднования 300-летия Войска Донского, посетил Таганрог и побывал в соборе наследник престола Александр Александрович (Александр III). 12 августа 1872 года, следуя пароходом из Керчи в Новочеркасск, при торжественном богослужении в соборе прослушал службу император Александр II со своими малолетними сыновьями Сергеем   и Павлом и дочерью, великой княгиней Марией Александровной. В октябре 1897 года Таганрог посетил Иоанн Кронштадский. «Кто не слышал об Иоанне Кронштадском? Чем силен этот пастырь, к которому со всех сторон земли Русской стекались многие тысячи народа? Силен верой и любовью. Верой, которая не мертва, ибо неразлучна с добрыми делами, любовью, которая пламенна, не делая различия между людьми, заставляет человека забывать о себе и делать его другом, братом, начальником и слугой всех страждущих и обремененных» («Кронштадский пастырь». А . В . Круглое. Издание 1902 года). На следующий день после прибытия в город, в восемь часов утра отец Иоанн прибыл в Успенский собор и, при большом стечении молящихся, отслужил заутреннюю литургию. По ее окончании у церковной ограды его встретила огромная масса людей. Торжественные службы совершались в дни тезоименитства царствующих особ; при знаменательных событиях, когда отслужив литургию, от собора начинался крестный ход. 8 ноября 1808 года, в день открытия коммерческого суда, все его чиновники в полной парадной форме, в присутствии генерал-майора Бачманова (исполнял обязанности градоначальника), городского головы, членов Русского и Греческого магистратов, а также других выборных лиц направились в собор. Там, в тогда еще деревянной церкви была отслужена литургия, молебен, и прослушана проповедь протоиерея Завиновского. Из собора все участники с крестным ходом двинулись к зданию суда, где свершилось водоосвящение и принятие выбранных купечеством членов. 16 мая 1896 года отслужена литургия в честь освящения места закладки новой таганрогской церкви апостолов Петра и Павла. Затем крестный ход направился к месту закладки, на Мясницкую площадь.
8 января 1912 года состоялось торжественное богослужение в день Богоявления Господня, после чего духовенство, во главе с епископом Таганрогским, преосвященным Феофилактом, совершило крестный ход к морю. Процессия, окруженная хоругвями, войсковыми частями местного гарнизона, в сопровождении представителей администрации и офицеров, в 12 часов дня, при громадном стечении молящихся, тронулась с Соборной площади и проследовала по Воронцовскому спуску на набережную Купеческой биржи. Явление это всегда привлекало внимание горожан. По мере движении колонны к ней присоединялись все новые участники и шествие превратилось в грандиозное и торжественное. По прибытии на место, возле Каменной лестницы, была сооружена Иордань. Обряд освящения воды совершил его преосвященство Феофилакт, после чего солдатами гарнизона были даны три ружейных залпа. В воздух выпустили большое количество голубей. Процессия сопровождалась оркестром из состава третьей казачьей сотни, расквартированной в городе.
Успенский собор

ПРИХОД
Являясь главным храмом города, и располагаясь в центральной ее части, Успенский собор считался престижным для русской зажиточной части населения. Приход, однако, был небольшим, частота совершения обрядов незначительно превышала одного в день. Многие прихожане, посещавшие собор, имели широкую популярность или стали впоследствии известными людьми.
20 октября 1854 года сочетались браком родители Антона Павловича Чехова, Павел Егорович и Евгения Яковлевна. В 1855 году крестили Александра, старшего брата Антона Павловича Чехова, а 27 января 1860 года обряду крещения подвергся и сам знаменитый писатель.
4 мая 1882 года служили панихиду по умершему от апоплексического удара пятнадцатому градоначальнику, контр-адмиралу Максутову Павлу Петровичу, причастного к делу Вальяно. Умер в возрасте 57 лет. 2 февраля 1884 года зарегистрирована смерть от простуды в возрасте одного года дочери Александра Павловича Чехова — Марии.
14 апреля 1855 года здесь венчались историк города Павел Петрович Филевский и Вера Матвеевна Добровольская. Таинство брака совершил протоиерей Федор Покровский.
19 мая 1898 года священник Аркадий Пузанов служил панихиду по настоятелю Успенского собора Федору Покровскому. Похоронен  в ограде церкви.
Второе полугодие 1900 года. Бракосочетание Александры Митрофановны Чеховой с Бреневым Василием Дмитриевичем.
3 сентября 1900 года. Панихида по историку донского казачества, участнику защиты Таганрога в 1855 году, генерал-лейтенанту Краснову Николаю Ивановичу. Умер в возрасте 68 лет.
8 мая 1915 года. Служба по умершему врачу Шедеви Павлу Матвеевичу, прототипу доктора Старцева в рассказе А . П . Чехова «Ионыч».
5 июля 1917 года отпевали Людмилу Павловну Чехову (урожденную Маркевич-Евтушевскую), жену дяди А . П . Чехова, Митрофана Егоровича.
16 октября 1917 года служили панихиду по умершему в возрасте 73 лет Михаилу Константиновичу Гобято, дяди изобретателя миномета Л.Н. Гобято.
В стенах храма совершали церковные обряды в отношении членов семьи известной фамилии Алфераки, родственников русского мореплавателя Ивана Федоровича Крузенштерна, музыканта Валериана Гаэтановича Молла, потомков купца Депальдо и других.
Наибольшее число обрядов по соборной церкви падает на 1903 год, когда было зарегистрировано 250 рождений, 98 бракосочетаний и 102 смерти.
Александр Павлович Чехов
Павел Матвеевич Шедеви
Прихожане Успенского собора

ПРИЧТ ЦЕРКВИ
За период с 1865 года по 1919 год в Успенском соборе проводили службу (сохранена хронологическая последовательность): протоиереи Ф. Покровский, Н. Бояров, М. Знаменский, А.Калтынин, В Шарков, Н. Луценко; священники: И. Фирсов, С. Жолткевич, И. Постников, П. Капустенко, П. Илличевский, А. Гапонов, Г. Поцепухов, М. Зорин, П. Зосимович, И. Стефановский, Е. Грановский, А, Пузанов, М. Попандопуло, И. Попов, Г. Лафаки, М. Шумов, С. Вахнин; дьяконы: И. Сахновский, В. Кохановский, А. Хреновский, Д. Яновский, И. Постников, К. Бондаревский, И. Голоколосов, Н. Черняховский, И. Сидоренко, М. Зорин.
О Федоре Платоновиче Покровском следует сказать особо. Родился в 1834 году в Харьковской губернии, где его отец служил протоиереем. Окончил курс семинарии — Л в 1857 году был возведен в степень кандидата богословия. В Таганроге с 1865 года. В  середине 1866 года по требованию градоначальника, но без разрешения духовенства, освятил место закладки часовни, сооружавшейся в память спасения Александра II 4 апреля 1866 года. За этот поступок был лишен настоятельского места при соборе и переведен настоятелем Никольской церкви. В следующем году ему это место возвратили. Человеком он был необычным, известным не только в городе. Будучи учителем закона Божьего в мужской гимназии давал прозвища многим ученикам, дал его и Антону Чехову — «Чехонте». Подписывая этим именем свои ранние произведения Антон Павлович и дал мировую известность Федору Покровскому. Отмечая, что этот священник в новом духе, историк Таганрога П.П. Филевский дает ему такую характеристику. «Прежде всего он был блестящим во всех отношениях. Наружность, осанка, музыкальный голос, находчивость, дар слова — все в нем привлекало. Но это был человек не искренний, говорил не то, во что верил, был безжалостен к побежденному противнику и не стеснялся в средствах... Он интересно преподавал закон Божий, его любили молодые люди слушать, но было не научное богословие, а богословие «от чрева своего», а в низших классах он на уроках газеты читал и шутил с детьми... Он был удивительно находчив и остроумен». Остроумные, часто язвительные, реплики Покровского подхватывались и распространялись по городу. Таганрогские обыватели многое ему прощали за его прекрасные службы, которые он с блеском проводил в соборе. Держал он себя как артист, имел сильный баритон, пел так, что его голос покрывал собой пение хора. Участвовал в общественной и благотворительной жизни города. Имел награды — ордена Анны второй и третьей степени, Владимира третьей и четвертой степени. В 1894 году со своим семейством утвержден потомственным дворянином. Со своей женой Софьей Григорьевной жил в собственном доме оригинальной архитектуры на Воронцовской улице, 16 (Комсомольский бульвар, 43). Через свою сестру Серафиму и Веру Матвеевну Добровольскую имел дальние родственные связи с П.П. Филевским. Умер Ф.П. Покровский 17 мая 1898 года около четырех часов утра от перерождения сердца в возрасте 64 лет. Похоронен в ограде собора. Софья Григорьевна умерла в 1919 году в возрасте 78 лет.
Судьба священника Емельяна Михайловича Грановского типична для многих, вся жизнь которых была связана с религией. Родился в 1859 году в семье священнослужителя. Окончил Екатеринославскую духовную семинарию. В 28 лет женился на Антонине Васильевне Савицкой, дочери коллежского регистратора, дворянина. От совместной жизни имел четырех сыновей и четырех дочерей. Проживали по Чеховской, 87 (современная нумерация). Младший брат Федор женился на одной из многочисленных дочерей Блонских, Виктории. До окончания духовной семинарии отец Емельян служил в Архангело-Михайловской церкви, после окончания ее — священником в Успенском соборе, при советской власти настоятелем. Несмотря на гонения со стороны большевиков не изменил внешнему виду пастыря. Рясу, бороду, волосы носил по церковному обычаю. В обновленцы попал силою обстоятельств, но не по убеждению: куда деться, если семью кормить надо. В Советское время перенес много несчастий, к концу жизни был сломлен окончательно. Умер 23 января 1934 года. П.П. Филевский, с которым он поддерживал дружеские отношения, характеризует его как человека не глупого, не искавшего дешевой популярности и бывшего на своем месте.
ТЯЖЕЛЫЕ ВРЕМЕНА
В 1855 году английская эскадра при содействии турок, через Керченский пролив прорвалась в Азовское море. 20 мая достигла северных берегов и стала на таганрогском рейде. Через несколько дней корабли противника начали планомерный обстрел города,  который с перерывами продолжался три месяца. Несколько неприятельских ядер попали в собор. В субботу вечером 9 июля в соборе, как обычно, проводилось всенощное бдение. При значительном собрании верующих служение совершал священник Василий Шарков. Внезапно раздался звук выстрела и неприятельское 92-х фунтовое ядро ударило в алтарь и обрушило внутрь здания штукатурку, которой осыпало и поранило находившегося здесь священника Себова. Не выказав страха, отец Василий спокойно велел дьякону Моисею Егорову произвести обычную в таких случаях, при нашествии неприятеля, молитву: «...Заступник мой еси и прибежище мое, Бог мой, и уповаю на него. Яко Той избавит тя от сети ловчи и от словеси мятежна, плещма своима осенит тя, и под криле Его Надеешися; оружием обыдет тя истина Его. Не убоишися от страха нощного, от стрелы, летящие во дни, от вещи во тьме преходящие, от сряща и беса полденнаго...»
Народ стал на колени и никто не ушел до окончания службы. Стоявший на рейде английский неприятельский корабль «Джаспер» все утро безнаказанно, как в тире, забрасывал ядрами город, не имевший ни флота, ни артиллерии. Этот единственный выстрел, произведенный им вечером, и попал в собор.
Через три дня этот же корабль, покинувший окрестности Таганрога, в 60 километрах от города сел на мель. С покинутого командой корабля казаками были сняты пушки, флаги и судовые книги. Трофейные пушки поставили у стен собора, а флаги в дальнейшем были пожалованы Таганрогу и хранились в соборе. Когда в сентябре 1938 года разбирали стены собора рабочие обнаружили в них ядро с клеймом 1855 года. В один из дней апреля 1909 года обыватели прилегающих к собору кварталов не услышали привычного боя старинных часов. Часами пользовались и на базарах, где они служили для одновременного закрытия магазинов. Пущенные в ход часы после трехлетнего перерыва остановил мастер Иващенко, который объяснил свой поступок тем, что причт нарушил договор, не оплатив ему за ремонт часов, и не платит жалование. Недоразумение вскоре уладили и часы начали свой привычный ход.
В середине августа 1912 года около часу дня, по окончании поздней обедни, соборное духовенство во главе с преосвященным Феофилактом, таганрогским епископом, вышло из храма для молебствия и освящения вновь устанавливаемого креста. После богослужения обернутый ватой массивный крест при помощи блока был поднят на высоту восьми метров но, раздался треск и сорвавшийся с блока крест упал на землю. Через шесть дней крест, получивший значительные повреждения, после молебствия благополучно подняли на свое место.
Первая мировая война подорвала экономическую мощь России. Нехватка продуктов питания ощущалась все сильнее. Небольшой пример, когда даже авторитет церкви заставил усомниться в ней жителей города. Газета «Таганрогский вестник» 21 июля 1916 года писала. «По городу стали циркулировать слухи, что Успенский собор сделался местом хранения товаров, будто бы купец Цуканов, с разрешения старосты церкви Т.А. Ильченко, спрятал в подвалах собора несколько сот пудов сахара. Желая проверить эти слухи и успокоить покупателей, член обывательского комитета Н.И. Попандопуло вместе с уполномоченным О.Н. Золотаревым и приглашенными понятыми, осмотрели подвал собора. Никакого сахара и вообще ничего, кроме небольшого количества дров, в подвале не было».
Октябрьская революция внесла коррективы в отношения между государством и церковью. До 80 процентов священнослужителей было арестовано и подвергнуто всевозможным преследованиям. В 1922 году в доход государства были изъяты все церковные ценности, находившиеся в соборе: серебряные ризы с иконами в количестве 73 штук; царские врата с престолом весом около десяти пудов серебра, золотые изделия и драгоценные камни.
Артиллерийский лафет с бюстом В.И. Ленина у Успенского собора. Январь 1924 года

Очевидец тех событий, П.П. Филевский вспоминает: «Отобрание церковных ценностей производило очень тяжелое впечатление. Если это было для борьбы с голодом, надо было отбирать ценности, не обижая прихожан. Между тем, такие лица, как Филипенко, снимая серебряные оклады, тут же топтали их ногами, входили в алтарь в шапках, клали револьверы на престол. В соборе стали просить не брать ковчег серебряный, обещая соответствующий вес серебра. В одно из воскресений, 10 мая, поставили стол для сбора. Несмотря на всеобщую нужду сбор посыпался: столовые ложки, чайные ложки, оклады икон, лампады, подстаканники — требуемое количество быстро переполнялось. Давали и плакали. Молились перед обобранными церковными вратами и плакали».
Постановлением горсовета от 26 октября 1931 года: «В целях обеспечения тишины в городе, для отдыха трудящихся и работы учреждений, учитывая пожелания избирателей», запретили колокольный звон. К 1934 году завершилось снятие колоколов и сдача их на переплавку для нужд промышленности. В 1936 году, чтобы воспользоваться золотом позолоченных глав, сняли  металлическую кровлю. Впоследствии собор использовали для складирования церковной утвари закрываемых в городе церквей, а затем превратили в склад для хранения зерна. В 1938 году храм уничтожили. Нельзя назвать однозначным простое разрушение здания храма. Варварски уничтожили замечательный по замыслу и исполнению русский православный памятник архитектуры. Веру  же в справедливости религиозных убеждений из сознания людей уничтожить не удалось.


Григорян М.Е., Решетников В.К.- История архитектуры и градостроительства

Петровская площадь (илл. 33) вплоть до начала XX века сохраняла свою важную роль - как градостроительную, так и функциональную - в структуре городского плана, и не случайно в 1810-х годах на ней началось строительство нового каменного Успенского собора взамен деревянной Купеческой церкви, построенной еще в 1789 году. Собор возвели в месте пересечения Католической (Фрунзе) улицы и Успенского (Добролюбовского) переулка, пересекающего площадь под углом. Место его излома, отведенное для строительства здания собора и отдельно стоящей на его оси колокольни, обозначило смысловой и композиционный центр Петровской площади. Проект нового храма был составлен петербургским зодчим, академиком архитектуры Авраамом Ивановичем Мельниковым.

Широко известен вид Успенского собора во второй половине XIX - начале XX века, запечатленный на множестве старинных фотографий этого времени, когда здание уже подверглось нескольким значительным переделкам (см. илл. 232). Первоначальный же проект храма, долгое время считавшийся утраченным, авторам книги удалось обнаружить в фондах Государственного архива Ростовской области. Документ, датированный 1814 годом и собственноручно подписанный Авраамом Мельниковым, «членом Римской и Санкт-Петербургской Академий», не оставляет сомнений в его подлинности (илл. 34). Кстати, как свидетельствуют архивные документы, А. Мельников представил три различных варианта проекта Успенского собора, из которых был выбран именно этот, имеющий резолюцию градоначальника генерал-майора Петра Афанасьевича Папкова.

https://lh3.googleusercontent.com/-C-UKZUSSjRc/Vy7Q3tSw_DI/AAAAAAAAKb4/_HMI6EKDaoQSu2svXCg85zJyU0ugVsuIgCCo/s1600/Greg_31.JPG

Илл. 33 Петровская площадь. Фрагмент плана 1808 г. Экспликация

A. Успенский собор.

B. Успенский пер. (Добролюбовский).

C. Католическая ул. (Фрунзе).

D. Торговые лавки.

 

Исходя из представленного в документе изображения, Успенский собор принадлежал к широко распространенному в классицистический период типу большепролетных центрических - так называемых «пантеонообразных» - храмов, чей облик, несомненно, был навеян впечатлениями мастера от монументальных купольных сооружений античного и ренессансного Рима*. Основой здания являлась мощная ротонда диаметром более двадцати метров, которую венчал довольно низкий, пологого очертания купол. Его барабан был прорезан группами арочных окон, чередующихся с глухими участками стены. В плане собор представлял собой правильную геометрическую фигуру в виде равноконечного греческого креста, каждая из ветвей которого завершалась четырехколонными портиками дорического ордера под строгими, лишенными декора треугольными фронтонами (илл. 36). Примечательной особенностью храма являлась легкая и изящная трехъярусная колокольня, увенчанная золоченым шпилем и свободно стоявшая в некотором отдалении от храма. Основой колокольни служил кубический объем, имевший, как и ротонда, колонные портики с каждой из четырех сторон.

https://lh3.googleusercontent.com/-NCMCSb0Z9pg/Vy7Q4612iKI/AAAAAAAAKb4/yDl2BANzJloA9JYV54ThoiKFqiNBMzScgCCo/s1600/Greg_32.JPG

Илл. 34 Успенский собор. Проект 1814 г. Арх. А. Мельников. ГАРО.

Возведение собора было начато в 1814 году и окончательно завершено в 1828 году (в 1829 году храм освятили). В процессе строительства проект А. Мельникова был подвергнут некоторым изменениям: купол ротонды приобрел более выпуклые очертания, размеры окон светового барабана были уменьшены в сравнении с первоначальным вариантом, что, вероятно, объяснялось неуверенностью в прочности изменяемой конструкции; были увеличены размеры алтаря (хотя сама алтарная часть и не вышла за пределы колонного портика, обозначенного Мельниковым) и, кроме того, к восточной части храма были пристроены два дополнительных подсобных помещения, не предусмотренных проектом столичного архитектора, но необходимых для функционирования храма - «ризница» и «пономарня». Главное же отступление от первоначального проекта заключалось в том, что колокольня была соединена с основным пространством собора посредством сквозной крытой колоннады, составленной из шести пар колонн дорического стиля.

https://lh3.googleusercontent.com/-WsITXRw9qTY/Vy7Q5gdp6nI/AAAAAAAAKb4/_a1NwBftvKMBa8QHDPZHdHT3PjIKxsaCgCCo/s1600/Greg_33.JPG

Илл. 35 Макет Успенского собора. Фотография второй половины XIX в.

 Именно такой облик имел Успенский собор после завершения строительства, насколько можно судить по изображению его макета на старинной фотографии (илл. 35). Это изображение, а также план «существующей Соборной церкви во имя Успения Божия Матери», выполненный местным архитектором М. Петровым в связи с планируемой кардинальной реконструкцией храма в 1862 году, являются, по всей видимости, единственными источниками, дающими представление об архитектуре Успенского собора в конце 1820 - начале 1860-х годов (илл. 36).

Интересно отметить, что таганрогский градоначальник П. А. Папков, в свое время собственноручно утвердивший проект А. И. Мельникова на постройку Успенского собора, «выбыл из должности» в 1820 году и тогда же покинул город, оставив, по его уверению, колокольню и внутреннюю отделку храма «совершенно оконченными». Будучи после долгого отсутствия проездом в городе (уже в качестве частного лица), бывший градоначальник нашел измененный облик Успенского собора «совершенно обезображенным» по сравнению с первоначальным проектом и выразил опасение, что этот новый вид храма «навсегда оглашать будет имя его упреком, коего он нисколько не заслуживает». П. Папкову чрезвычайно не понравились изменения, коснувшиеся алтарной части храма («придел алтаря увеличен против плана, от чего исказился фасад правильной крестообразной фигуры и обратился в неправильную фигуру»), вызвали недоумение новая, более выпуклая, форма купола, пристройка к алтарю подсобных помещений, появление колоннады, соединившей ротонду с колокольней.

https://lh3.googleusercontent.com/-UplsM9C0n10/Vy7Q6CUxJZI/AAAAAAAAKb0/-eA5bott5lI85sXZ6LMd-suW6jR-vSMPQCCo/s1600/Greg_34.JPG

Илл. 36 Успенский собор. План. 1862 г. РГИА.

 В связи с этим П. Папков направил соответствующую претензию в Таганрогский Строительный комитет, требуя представить объяснения, по какой причине были внесены отступления от утвержденного проекта столичного архитектора, и потребовал свериться с этим документом. Однако выяснилось, что план Мельникова не сохранился, исходя из чего Папков в своем письме на имя министра внутренних дел (1833) высказал предположение, что документ этот был сознательно уничтожен с целью «избежать ответственности». В конце концов, 19 февраля 1834 года в Таганрогский Строительный комитет был Подан рапорт городового архитектора П. Македонского, возглавлявшего строительство собора в 1820-1828 годах, с подробными объяснениями по каждому пункту предъявленного Папковым обвинения, из которых следовало, что вносимые изменения осуществлялись либо по личному приказанию тогдашнего градоначальника А.И. Дунаева, либо с целью исправления ошибок, допущенных на начальном этапе строительных работ, которыми руководил архитектор А. Молла.

В частности, в рапорте было сказано, что "при самом начале основания церкви не была соблюдена горизонтальная линия на местоположении площади», в результате чего фасады церкви оказались ниже, чем это было предусмотрено планом. Далее, «стропила [купола] были несколько подняты выше по приказанию бывшего тогда градоначальника Александра Ивановича Дунаева, потому что по плану поставляемые стропила оказались совершенно низкими»... «Наружные стены церкви сделаны по размеру, значащемуся в плане; придел алтаря увеличен потому, что оказался не вместительным, но чрез то наружная пропорция не потеряна, будучи в границах колоннады заключаема»... «сделаны с обеих сторон пристройки для помещения ризницы и пономари и в боковых окнах алтаря согласно нормальным правилам для церквей Высочайше утвержденным»... «промежуток же церкви и колокольни соединен колоннадой сходно с мыслью самого архитектора Мельникова, который на чертеже своем показал оную в пунктире».

Илл. 37 Успенский собор в перспективе Николаевской улицы.

Почтовая открытка начала XX в.

 Вероятно, представленные объяснения показались начальству исчерпывающим, в связи с чем дело не получило дальнейшего развития.

Изменения, внесенные в облик собора, спроектированного столичным мастером, несомненно, несут в себе черты провинциализма и, кроме того, обусловлены чисто функциональными причинами (увеличение размера алтаря, появление необходимых подсобных помещений для хранения церковной утвари). Выверенный, строго классицистический проект А. Мельникова, выполненный в лучших традициях «русского палладианства», построенный на принципах гармонии и соразмерности, был, по всей вероятности, признан несколько отвлеченным  и  идеализированным,  не  приспособленным для функций торгового города  с  блестящими  перспективами  развития  и  возможностью  дальнейшего роста  и  процветания.  Ясно,  что  самая  композиция  этого  гармоничного  и уравновешенного, строго центрического здания исключала возможность его дальнейшего расширения и приспособления для нужд быстро растущего городского населения.  Идея  соединения  храма  и  колокольни  посредством крытой колоннады  явилась  отражением  стремления  зрительного  укрупнения  собора в  пространстве  площади,  повышения  его  значимости. Сомнительно, чтобы эта колоннада действительно присутствовала хотя бы в качестве  пунктира  в  том  самом  утраченном  рабочем  проекте  А.  Мельникова.

https://lh3.googleusercontent.com/-AQFptrTjeos/Vy7Q6SShgBI/AAAAAAAAKb0/MQqzsZRnDeAgDLI6wxCRFQxZObGqa7fPwCCo/s1600/Greg_36.JPG
илл. 38 Вид Петровской площади с колокольни Успенского собора. Фотография начала XX в. ГНИМА.

На протяжении всей своей активной архитектурной деятельности, которая продолжалась до 1850-х годов, он никогда не обращался к подобному решению, хотя идея центрического храма с отдельно стоящей колокольней проходит красной нитью через все его творчество. При этом, однако, Мельников применяет либо решение строительства храма «кораблем» (Спасо-Преображенский собор в Рыбинске), либо ставит колокольню на значительном расстоянии от храма без каких бы то ни было соединительных элементов (храм Рождества Христова в Кишиневе).

В то же время проект Успенского собора в Таганроге должен быть признан именно тем самым первоначальным звеном, с которого начались все дальнейшие поиски мастера в этом направлении. Проект этот, без сомнения, занимает достойное место в творческих решениях А. И. Мельникова - одного из ведущих и наиболее ярких мастеров русского классицизма так называемой «второй волны».

Илл. 39 Петровская площадь и Успенский собор. 1918 г. Аэрофотосъемка.

 Успенский собор, построенный на Петровской площади в Таганроге, явился главной высотной доминантой центра города. Он хорошо обозревался с различных сторон, но особенно впечатляюще выглядел в перспективе Николаевской улицы, застроенной невысокими полутора- и двухэтажными каменными особняками (илл. 37). Свою доминирующую роль в пространстве площади Успенский собор сохранял на протяжении всего периода своего существования (илл. 39). 



...

https://lh3.googleusercontent.com/-Ik0JB_cRowk/Vy7Qm8hBTLI/AAAAAAAAKbI/uo-dR_2keTAV75a5jCcU_sOrhmsX6fHOACCo/s1600/Greg_164.JPG

Илл. 232 Успенский собор в процессе перестройки. На снимке виден еще не застроенный колонный портик. Фотография 1860-х гг. 

Значительная перестройка была предпринята в 1863-1867 годах и в отношении главного городского храма - Успенского собора на Петровской площади, построенного по проекту А. Мельникова в первой трети XIX века (илл. 232, ср. с илл. 34, 35). В 1862 году местный архитектор М. Петров представил проект на реконструкцию храма, который предусматривал его расширение за счет исчезновения сквозной колоннады (илл. 233, 234). На ее месте появлялся крытый переход - трапезная, соединившая ротонду храма с новой, более мощной трехъярусной колокольней. Верхняя часть стен трапезной, согласно проекту М. Петрова, увенчивалась барочными по форме завершениями, окна были украшены килевидными наличниками, а входы в боковые приделы оформлялись традиционными для русской архитектуры колонками с гирькой. Причудливые кокошники различной формы и размеров окружали основание купола (илл. 235). Этот проект был одобрен в Общем Присутствии Екатеринославской губернской строительной и дорожной комиссии, но не был утвержден в высшей инстанции «по неблаговидности фасада». Вместо него в 1863 году в Таганрог был направлен высочайше утвержденный «заменительный проект», согласно которому верхняя часть трапезной оставалась гладкой, без дополнительных украшении, окна вместо килевидных получали арочные обрамления, а кокошники, окружающие купол, - более спокойную форму и одинаковый размер (илл. 236). Помимо этого увеличивался размер окон светового барабана и их количество - если раньше группы по пять окон чередовались с глухими участками стены, то теперь окна сплошным поясом прорезали основание купола, значительно улучшая освещенность в храме. 

https://lh3.googleusercontent.com/-THv8O14mQgI/Vy7Qm1J--BI/AAAAAAAAKbI/viR515jqgtcYzj3pGnSdCOMqMkg49YRmwCCo/s1600/Greg_165.JPG
Илл. 233 Успенский собор. План реконструируемого храма. 1862 г. Арх. М. Петров. РГИА. 

В 1860-1870-х годах Успенский собор был перестроен в точном соответствии с рассмотренным проектом; именно такой его облик зафиксирован на многочисленных фотографиях и открытках конца XIX - начала XX веков*, (илл. 37, 39, 232). 

https://lh3.googleusercontent.com/-5A_v4F2-txw/Vy7Qm9iodkI/AAAAAAAAKbI/wAYwH6Qqxj021A_yyHPsIlZM7mOn5b5VgCCo/s1600/Greg_166.JPG
Илл. 234 Успенский собор. Разрез реконструируемого храма. 1862 г. Арх. М. Петров. РГИА. 

https://lh3.googleusercontent.com/-ra4xFURuD98/Vy7QnOQux_I/AAAAAAAAKbI/C8fyZB3Pkmc0XRCUJKnj8mdcma__FYbLwCCo/s1600/Greg_167.JPG
Илл. 235 Успенский собор. Проект реконструкции (не осуществленный). 1862 г. Арх. М. Петров. РГИА. 

После перестройки интерьер собора был заново расписан; кроме того, храм получил новый колокол и позолоченные главы куполов, которые приобрели иную, чем прежде, - луковичную форму. Шпиль звонницы был утрачен; на месте северного и южного колонных портиков, примыкавших к основанию купольной ротонды, появились два придела: Благовещенский и во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Благодаря произведенной реконструкции основание колокольни вместе с ее колонными портиками и ротонда на высоту первого яруса оказались включенными в монументальный прямоугольный объем, образованный трапезной и боковыми приделами, создающими впечатление некоего постамента, как бы поглотившего всю нижнюю часть храма, спроектированного в 1814 году А. Мельниковым. Существенно изменившееся как в формах, так и в размерах здание Успенского собора имело уже очень мало общего с произведениями эпохи классицизма. 

https://lh3.googleusercontent.com/-yYkMUA-bbFI/Vy7QnEX4QCI/AAAAAAAAKbI/NtNhk1Sl8qE_3lhlQDxHATPRl9cmLh4CACCo/s1600/Greg_168.JPG
Илл. 236 Успенский собор. Проект реконструкции (осуществленный). 1863 г. РГИА. 

В сущности, предпринятая в 1860-е годы перестройка двух важнейших таганрогских храмов была закономерным отражением процесса, который происходил в русской архитектуре того времени. «Русско-византийские» проекты К. Тона 1840-х годов продолжали активно воплощаться в жизнь в течение второй половины XIX века на территории всей России, в том числе и в южных регионах. 

Следствием перестройки в 1860-е годы Николаевской церкви и Успенского собора явилось нарушение стилистическою единства таганрогских культовых зданий, традиционно имевших строгие и торжественные классицистические формы. 

https://lh3.googleusercontent.com/vk42KxsOWhx4iGGyV9-T_dd3HcCU7d2sHXj_MThILEMrvACZuggXWH1rFxZjKjOxrfjotgwENAtT5WXN5K9sFF5DOAnVRR1SHo6Ya4a9V33FqfKw1e-ZTEW7xgfkiSEYdLT2eqGVIHi472J_69CuB3GyPhyUXgyxp7UCI1_kBolbKlw3bzEM4JFx4mYb6zp-RICi0ymCmA3cf0NC5klrFS5xyOuZL0ynVJ99MENAwSYhpX69_4L_IG3e5vFktFc4VfxlB2FS_jfmJkveWGikzSMD1hp2r7180fnnKTMBRkVva26pwFSYx6NjXTlu9hNsQuP-1XjRAYEN0wxi00L1ScHHxn82IlXJAb6KYc3Nq05PUlIHtIr46iawXsLHlwRV-AILIfI8V-L2N8Ov4zzsiVLfyIxUsD-NALKz275NIGbvbsm_r2FYvMHdIUEeTjsBFmjpykXxDIP3tTYhvAslU7RzkrZHo_nIsPZMrLrVILCPywFdexHXUZPM0E4s7c3vEpVOz-6UfMEXOP8TgjuN6L6RnxL6t8QqfqoRnTWSFxA6LojU_WqrA-HqHpOYmVb54LxDvP6JJcfXBrS4FaZiks3t8izdHMLslH42CBDn7EY5ZE2y0yHlG6KeYDhmZpBI2OZhwKamW0hHQqok2ChrVKSTQSGTDDkl=w1320-h881-no

https://lh3.googleusercontent.com/IcH0X4gKiG4dJsALZAJp0DrUnOCP-LKLnvw4Tso5xyWxfu_pyp_nLIRM8QysAXYLhuv9OOUPBFn3tc4s3S336zO6cZruUbot5YpfICt1xs7EYMqzfYdRlPc4h4QvCcFVByZofpjOsEtPNhj-vj6VnMcNjBww1JwWhxZfgp8KCkFa0fLj00L1naNzaAMothD8-NrGufTYJL166mMbMy4KEKMY5JQ082AgeG54e1BlSIY1UhZAoLBaoEQP2r_JJIdNu3jGfIkLCkHoXxofwiQ_b-8RCiyJ6fI-AcOEcuJXxYPu68fUdDsjXjVXXDtlWjkaRYVvcGIS8YyjjEszB4bczFTYBXNKAxNq63KQvpYgCgVWn1Q9LOxhebkjWT1tDgOyirDDIdH9OaXgl-FfDklmTwPTxMfw2XdReaPlvtrSZJOzhwuJYoZW6SU9GbkM72WpWOEESgFVgnYc9gH9muG2XPRqxz5daRDDNqVTSaJwqxI5-_kMnSDHM4AUchlTnlbzYf-DNZ1dYTLkUIfV0cRGqSBJ2VIccsZXyMJN8vfbiJt0yBrXVQP0AdEedlRbDZ02MzvapMAoTidwjnFMUD5e2hcyv5Q4cAwSuUZXukCyd_k-0enRGgB9P4jJiuF0LZuG9KvbaGAVgh2tdsLb12HfRApv_Xh4JL2C=w1320-h881-no

Энциклопедия Таганрога: Успенский собор (Храм Успения Пресвятой Богородицы) - главный храм города. Впервые его двери были открыты для прихожан 19.12.1790. Небольшая по размерам, выполненная из дерева, церковь получила название Купеческой и просуществовала до 1828. В 1808 по инициативе градоначальника Кампенгаузена в городе было решено построить каменный храм, для чего обратились к правительству с просьбой выделить ссуду в 90 тыс. руб. Здания собора и колокольни первоначально построили
отдельно. Это был редкий для России начала XIX в. тип культового сооружения, почти все пространство которого помещалось под куполом большого пролета: кресто-вокупольный одноглавый храм со строгой симметрией плана и фасадов. Идеи этого храма воплощены в процессе проектирования в Москве храма Христа Спасителя, который был задуман как триумфальный мемориал в честь победы в войне 1812 г. В 1828 был сведен главный купол, и 3 ноября 1829 протоиерей Друзякин освятил новый храм. Широко раскинутый купол делал храм объемным, светлым и с хорошей акустикой. Внутри храм тоже выглядел впечатляюще. В 1859 по заказу старосты Третьякова установили новые часы, изготовленные часовщиком Францем Файстом. Одно время руководителем церковного хора (регентом) был отец А.П. Чехова, который привлекал к пению своих детей. Впоследствии храм подвергался перестройкам. В 1863 архитектор Мельников представил проект перестройки церкви с добавлением двух приделов и трехъярусной колокольни. В 1867 работы по перестройке завершились. Вокруг собора установили металлическую ограду, позолотили купол и отлили новый колокол взамен того, который разбился во время реконструкции колокольни. Новый весил 600 пудов, язык - 25 пудов. Вот как описывает пробу звучания колокола Александр Чехов: «И вот в один истинно прекрасный летний тихий вечер, неожиданно для всех обывателей, раздались мощные басовые звуки нового колокола - что это было за ликованье! Все повысыпали на улицу и слушали новые звуки с таким наслаждением, с каким меломаны слушают оперу или симфонию». Постановлением горсовета в 1931 запретили церковный звон, в 1934 сняли колокола, в 1936 - металлическую кровлю, а в 1938 окончательно разрушили храм.


Энциклопедия Таганрога: Таганрогское благотворительное братство при Успенском соборе. Основано в 1874 году. Его организаторами были священнослужители собора во имя Успения Пресвятой Богородицы во главе с протоиереем Ф.П. Покровским, а также некоторые прихожане. Председатель - протоиерей М.И. Знаменский. В делах братства принимали деятельное участие градоначальник П.П. Максутов и М.Е. Чехов (дядя писателя), который являлся казначеем. На средства братства была открыта школа, а также оплачивалось обучение одного студента в Киевском университете и одной девушки в местной гимназии. Оказывалась материальная помощь нуждающимся и бесплатная медицинская помощь больным прихожанам. К концу XIX века деятельность братства несколько уменьшилась. О времени его ликвидации сведений нет.
Comments