Церковь Святого Архангела Михаила

https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/rbPtBB#5979378447635377010

Филевский П.П. История Таганрога:
Церковь св. Архангела Михаила.
Мы уже упомянули, что староста церкви св. Архангела Михаила, бывшей в крепости, Белов предложил выстроить новую церковь на ярмарочной площади, так как в этом районе города не было церквей. Для таковой цели городское общество приговором 26 мая 1865 года безвозмездно уступило место как для храма, так и для школы и постройки дома для причта. В 1868 году 4 апреля преступлено было к постройке, а в 1877 году храм был окончен. Первым священником новой церкви был бывший до того священником в церкви того же святаго, но в крепости, о. Василий Бандаков. Он был академиком, но вследствие решительнаго, смелаго и правдиваго характера много в своей жизни перенес гонений и далеко не мог пойти в служебной иерархии. До принятия духовнаго сана он так бедствовал, что ему приходилось браться за черную работу, которую он мог выносить, потому что отличался крепким телосложением. Сделавшись священником, он оставался всегда смелым и независимым, что, конечно, не в духе консисторских порядков и о. Василия постоянно перемещали с одного плохого места на другое худшее.
В захудалой, разрушавшейся крепостной церкви в Таганроге о. Василий начал свою, хорошо известную в Таганроге, проповедническую деятельность. Он был довольно большаго роста, прекраснаго сложения; крупныя и грубоватыя даже черты его лица обрамлялись большими седыми волосами и большою совершенно белою бородою. Наружность чрезвычайно внушительная и, как и его проповеди, сильно напоминавшая ветхозаветных пророков. Речи его были кратки, просты и чрезвычайно сильны. Обо всех событиях города, о всех проявлениях общественнаго темперамента произносил о. Василий свои полныя христианской правды слова и поучения. Его хриплый, драматический голос и полныя достоинства манеры и движения усиливали значение проповеди и неотразимо действовали. Обидно было только, что арена его действий не велика и скромна. Жалки, безцветны и длинны казались методическия, прилизанныя речи других проповедников после речей о. Василия. Когда его речи были отпечатаны в нескольких томах, то оне встречены были церковной критикой самыми похвальными отзывами и разошлись по всем краям России в большом количестве, потому что для сельскаго духовенства оне составляют громадный, неизсякаемый источник простых и кратких поучений, на которых может выработаться проповедник из всякаго священника. Популярность о. Василия была очень велика, в особенности с его переходом в новую церковь, которая с проведением железной дороги в Таганрог и с развитием поселка Касперовки, сделалась центральною рабочаго населения. Помимо влияния своим словом сама по себе личность о. Василия пользовалась уважением; он был глубоко веровавший человек и благочестивый по своей жизни. Последнее время своей жизни он не ел мяса; говорят, что сорок лет он его не употреблял в пищу. К нему несли больных и просили его молитв над больным и обращались к нему за советом. Оканчивая его краткую характеристику, прибавим, что он был пастырем не богатых купцов и купчих, не чиновных влиятельных людей, а простого, темнаго и беднаго народа, который с благоговением вспоминает о. Василия, а 30 января собирается к его могиле в ограде церкви и поет ему панихиду; народ этот и детям и внукам перескажет про добраго пастыря и учителя; но почестей, приемов, приглашений в хоромы он не видал. Когда о. Василий скончался, то при отпевании его нельзя было протиснуться не то что в церковь, но даже и в ограду церкви. Когда о. Василий стал слабеть, ему дали второго священника о. Ивана Якимовскаго — это был простой, кроткий и добрый человек. Эти два священника приобрели для церкви имя особенно благочестиваго храма. Много способствовал быстрому украшению храма и первый его староста Митрофан Георгиевич Чехов, не будучи человеком богатым и не имея возможности жертвовать от своего достатка, он энергично работал и находил жертвователей; необыкновенно быстро изукрасился при нем храм; очень жаль, что его забота о благолепии была одностороння: ставились иконы, богатыя, но не художественныя, поставлен был престол кованый серебром, повешен большой колокол; но ни школы, ни больницы, ни другого истинно христианскаго украшения не было им создано. Прекрасная, большая, лучшая в городе церковноприходская школа была устроена уже после его смерти старанием новаго старосты Якова Константиновича Гутника и прихожанина Авраама Дмитриевича Акимова.

Гаврюшкин "Обелиски золотых куполов"
АРХАНГЕЛО МИХАЙЛОВОКАЯ церковь
С увеличением численности населения и расширением границ города возникла потребность в устройстве еще одного храма в той его части, которая была бы наименее удалена от существующих и, в то же время,  учитывала дальнейший рост города. По предложению богатого купца, старосты Ружской церкви Афанасия Белова, место выбрали на ярмарочной площади (район существующего молзавода). Городское общество безвозмездно уступило участок земли и в апреле 1868 года строительство церкви начали, а в феврале 1878 года в ней начались богослужения.
Крытое железом, длинное каменное здание церкви, в плане напоминающее крест, имело пять глав и шестую колокольню. Шесть установленных на звоннице колоколов имели общий вес 500 пудов, из них самый большой достигал веса в 400 пудов. Звук его был так силен, что слышен был в селе Николаевка. Здание храма обнесли металлической оградой, установленной на каменном фундаменте. Церковь имела три престола, богатые по стоимости иконы, не представляющие, однако, художественной ценности и кованый серебром престол.
Церковно-приходская школа.
Стараниями старосты Якова Гутника при храме устроили богато оборудованную церковно-приходскую школу, считавшуюся лучшей в городе. Для священнослужителей, недалеко по Александровской улице, имелся специально приспособленный дом.
Первым священником во вновь построенную церковь назначили Василия Анастасьевича Байдакова, интересного для своего времени человека. Родился он в 1809 году в семье священника Бессарабской области и уже своим рождением предназначался к тому служению, которое он так усердно и честно проводил. В книге П.П. Филевского «История города Таганрога» автор дает прекрасную характеристику отцу Василию. «Он был академиком, но вследствии решительного и правдивого характера много в своей жизни перенес гонений и далеко не мог пойти по служебной иерархии. До принятия духовного сана он так бедствовал, что приходилось браться за черную работу, которую он мог выносить, потому, что отличался крепким телосложением. Сделавшись священником, он всегда оставался смелым и независимым, что, конечно, не в духе консисторских порядков и отца Василия постоянно перемещали с одного плохого места на другое худшее. В захудалой, разрушавшейся крепостной церкви Таганрога, отец Василий начал свою, хорошо известную в городе пропагандистскую деятельность. Он был довольно высокого роста, прекрасного телосложения: крупные и грубоватые черты его лица обрамлялись большими седыми волосами и большой совершенно седой бородой. Наружность чрезвычайно внушительная и, как и его проповеди, сильно напоминающие ветхозаветных пророков. Речи его были кратки, просты и чрезвычайно содержательны. Обо всех событиях города, о всяких проявлениях общественного темперамента произносил отец Василий свои полные христианской правды слова и поучения. Его хриплый, драматический голос и полные достоинства манеры и движения усиливали значение проповеди и действовали неотразимо.
Архангело Михайловская церковь.
Помимо влияния своим словом сама по себе личность отца Василия пользовалась уважением. Он был глубоко верующим человеком и благочестивый по жизни. Последнее время своей жизни он не ел мяса; говорят, что сорок лет он его не употреблял в пищу. К нему несли больных и просили его молитв над больным и обращались к нему за советом. Он был пастырем не богатых купцов и купчих, не чиновников и влиятельных людей, а простого, темного и бедного народа, который с благоговением вспоминает отца Василия». Проповеди его под общим заглавием «Простые и краткие поучения» изданы в 12 томах и их можно найти во всех церковных библиотеках России.
В некрологе, написанном Антоном Павловичем Чеховым, на смерть В . А . Бандакова отмечается, что: «...содержание его проповедей не было относительным, они носили оттенок насущных потребностей общества: неурожаи, повальные болезни, солдатский набор, открытие нового клуба и затрагивали все слои общества, от солдата до богача...»
Умер известный проповедник и духовный писатель, настоятель таганрогской Михайловской церкви, протоиерей отец Василий 16 января 1890 года. Покойный долго болел, слабея год от года, умер на 82 году жизни. Похоронен 18 января при большом стечении верующих, в ограде церкви. Не только духовенство всех церквей, но даже священнослужители ближайших окрестное селении собралисо па отпевапие усопшего. Присутствовали многие его почитатели, приехавшие из Ростова и других соседних городов, даже из Харькова. Дату его смерти, 30 января по новому стилю, народ не забывал, собирался в этот день у его могилы прослушать панихиду по усопшему. 
Священник И.И. Якимовский.
Вторым священником, которого дали в помощь стареющему отцу Василию Бандакову, стал Иван Иванович Якимовский, так-же в летах. Добрый и простой, с отцом Василием они составили в Архангело-Михайловской церкви замечательный дуэт и создали ей прекрасную репутацию. До назначения в Михайловскую церковь Иван Якимовский служил службы в церкви при Тюремном замке, являлся первым законоучителем в открывшемся приходском училище.
Под председательством протоиерея Федора Покровского был первым казначеем в таганрогском отделении Екатеринославского епархиального училищного совета. Будучи в ее составе, тяжело заболел и вскоре умер. Первым старостой избрали Митрофана Егоровича Чехова, дядю Антона Павловича Чехова. Человек старательный, но небогатый, он много усилий приложил, чтобы оправдать доверие прихожан. Запустив торговые дела, полностью посвятил себя обществу, которое, видя его неподдельное усердие в служении Богу, избрало церковным старостой и даже постановило выплачивать жалование, чего до сих пор никогда не делалось. Умер Митрофан Егорович Чехов от водяной болезни в 1894 году, когда ему исполнилось 63 года. Похоронен в ограде церкви. С 1896 по 1915 год священником в храме прослужил Ляшевский Николай Аркадьевич, грамотный и заслуживающий доверия человек. В 1913 году избирался казначеем таганрогского отделения епархиального училищного совета.
Служили священниками, но непродолжительное время: П. Дмитревский, Ф. Жолткевич, И. Викторовский, М. Белый, П. Лавров. Из дьяконов, долгое время прослуживших в храме, известны Софрон Харламов и Михаил Хоцинский.
ПРИХОЖАНЕ
Павел Петрович Филевский, как человек глубоко верующий, посещал все церкви Таганрога. Бывая в других городах, селах и деревнях, он в первую очередь заглядывал в культовые храмы и интересовался их историей. Для бракосочетания с Верой Матвеевной Добровольской выбрал Успенский собор, а вот для крещения своих двух дочерей: Теи (1889) и Мелитины (1894) выбрал Архангело-Михай лове кую церковь. В этой же церкви в 1885 году венчалась его сестра Екатерина с преподавателем мужской гимназии В.А. Сосняковым.
Онуфрий Иванович Лобода, родственник Антона Чехова по материнской линии, в 1880 году оформлял здесь брак с дочерью священника Надеждой Александровной Тимофеевой. На свадьбе в качестве гостя присутствовал Антон Чехов, шафером - его брат, свободный художник Николай. В 1881 году в Михайловской церкви крестили двоюродную сестру Антона Павловича Чехова - Елену, дочь дяди Митрофана Егоровича. Обряд с дьяконом Софроном Харламовым совершил священник Иоанн Якимовский.
Одна из многочисленных дочерей Блонских - Виктория, в 1892 году бракосочеталась с псаломщиком Михайловской церкви Федором Михайловичем Грановским.
Приход церкви являлся самым многочисленным в городе. Расположенный в районе железнодорожного вокзала, храм посещали многочисленные верующие из ближайших сел и Собачеевки. За короткую, сорокалетнюю жизнь храма обряду крещения здесь  подверглись 33415 человек, венчанию 9770 и акту отпевания 21320 жителей. Наибольшее число обрядов пришлось на 1904 год, когда их было исполнено 7,2 в день. Средняя частота — 4,4 раза. 
КОНЕЦ СЛУЖБАМ
В 1922 году в доход государства из церкви изъяли церковную утварь из серебра 84-й пробы: десять риз с иконами, десять ламп, одно кадило, два креста, две чашечки, две тарелочки, две звездницы и одну цепку с брелком.
Когда в 1923 году комиссия опечатывала церковь, не все прошло гладко. В своем докладе Управлению по отделению церкви от государства при НКВД комиссия писала.
«...7 апреля приступили к закрытию и опечатыванию Греческого монастыря и Церкви Михаила Архангела. Греческий монастырь опечатали без какого-либо волнения и протеста со стороны верующих. Что касается церкви Михаила Архангела, то здесь комиссии пришлось столкнуться со священником этой церкви Высота, которому комиссией было приказано присутствовать при опечатывании церкви, но несмотря на данное предупреждение священник Высота демонстративно удалился из церкви. По окончании опечатывания церкви, в присутствии священника Викгоровсхого, дьякона Коновалова и двух понятых, комиссия при выходе из ограды столкнулась с толпой женщин-старух и детей, из которой некоторые женщины-кликуши с плачем стали требовать от комиссии открытия церкви. Около семи часов вечера группа верующих старух во главе со священником и сопровождаемая любопытными гражданами подошла к зданию исполнительного комитета и подстрекаемая агитаторами и темным элементом предъявила требование немедленно открыть церковь. Для ведения переговоров предисполкомом было предложено выделить от верующих несколько человек с приглашением всего совета. Между тем принятыми мерами были изъяты из толпы более десяти человек, ярые защитники церкви, крикуны и подстрекатели. После чего толпа начала расходиться».
В 1923 году церковь закрыли и в дальнейшем разобрали. Полученным от разборки щебнем засыпали сырую местность в районе бывшей лесной биржи, а кирпич использовали при строительстве Дворца культуры комбайностроителей.
В заключении приводится текст ПРОЩАЛЬНОЙ БЕСЕДЫ с прихожанами Архангело-Михайловской церкви гооода Таганрога, прочитанной ее священником Василием Байдаковым.
«В последний раз, быть может, беседую я с Вами, братие! Не знаю, кто из нас согрешил, вы, или я, что Господь нас разлучает? Справедливее всего и вы, и я: я своею ленностью к частому богослужению, и своим нерадением к преподаванию слова Божия; а вы своею ленностью к хождению в храм Божий, и своим невниманием к слушанию слова Божия...
И вот Бог разлучает меня с вами. Жаль мне вас, и вы, я знаю, жалеете за мною. Тяжелый камень лежит у меня на сердце.1 Но что   я был бы за пастырь, ежели бы не носил на себе креста? Буря поднялась на меня великая, волны житейского моря большие, но — успокойтесь: якорь надежды в руках Иисуса Христа, поэтому мой корабль не разобьется о скалу; тучи пройдут, небо благополучно прояснится, и солнце милосердия Божия покажется. Быть может Господь даст мне других овец, которые не суть от двора сего, и которых тоже нужно мне привести ко Христу... В церкви главное лицо не пастыря, а лицо Иисуса Христа, который невидимо здесь пребывает и отвергает уста к глаголению и слух к слушанию слов его. Если вы имеете любовь к Христу то полюбите и нового пастыря. Старость располагает меня к лени, а молодой пастырь с большим усердием станет совершать священнослужения слова для приведения вас к вечному спасению...
Простите меня братие и сестры, если я в чем либо согрешил перед вами, или сказал кому обидное слово, или не сделал что-то по прошению; — простите меня богатые, которых я часто укорял словом по ревности к вашему спасению; простите бедные, на которых часто возлагаем нелегкое иго поста и подвигов; простите нищие и убогие, которым малую подавал милостыню; простите братии и сестры, малые и старые, воины и земледельцы; прости меня храм Божий, в котором я недостойный и многогрешный приносил святейшую, бескровную жертву.
Да пребудет благодать Божия и благословение Божие и мое над всеми вами ныне и всегда о во веки веков. Аминь».


Строительство в 1877 году в месте пересечения Гимназической улицы и Кладбищенского переулка Архангело-Михайловской церкви закрепило перекресток улиц, ведущих к вокзалу, и завершило формирование этой части города* (илл. 220). Пятиглавый храм с обширной трапезной и высокой трехъярусной колокольней у западного входа получил оформление с использованием мотивов ренессансной архитектуры. Позднее вокруг церкви появилось ажурное кованое ограждение в «готическом» стиле, выполненное, как считают местные исследователи, по эскизу Ф.О. Шехтеля. Несколько секций этой прекрасной ограды сохранились до наших дней: сегодня они украшают придомовую территорию бывшего особняка Е. Шаронова, также построенного по проекту Ф.О. Шехтеля (илл. 221). 

https://lh3.googleusercontent.com/-z_S9o2sdQeI/Vy7Ql11MdwI/AAAAAAAAKbM/CaVz6ji43Pka226ssMlIUOC2COUQia0XgCCo/s1600/Greg_153.JPG
Илл. 220 Церковь св. Архангела Михаила. 1877 г. Фотография 1918 г. 

Следует отметить, что ориентация главных таганрогских улиц на культовые здания строго сохранялась на протяжении всего XIX столетия, и район Ярмарочной площади в этом плане не являлся исключением. Панорама города второй половины столетия по-прежнему строилась по принципу «раскрытия» главных архитектурных доминант, которые, воспринимаясь как с моря, так и со стороны поля, создавали живописный силуэт старого Таганрога. В отличие от большинства крупных городов, где храмы возводили в этот период не только в пространстве площадей, но и непосредственно в квартальной застройке, в Таганроге культовые объекты по-прежнему являлись необходимыми элементами площади, «собирая» вокруг себя застройку окружающих кварталов. Силуэты церквей были видны издалека; вместе с монументальными общественными зданиями и фрагментами крепостных сооружений (земляными валами, бастионами, казармами) они являлись основными элементами градостроительной композиции. Создаваемые ими вертикальные акценты служили основой панорамной характеристики города. 

https://lh3.googleusercontent.com/-snCSXo9U_Y0/Vy7Ql9CX7jI/AAAAAAAAKbI/S4R5_2gO5d02dlC8Fploe1VdKV6Lh51TgCCo/s1600/Greg_154.JPG
Илл. 221 Фрагмент ограды, окружавшей церковь св. Архангела Михаила (?). Установлена по адресу: ул. Фрунзе, 80. Современная фотография. 

https://lh3.googleusercontent.com/0Rbd439fliOA_zhF67_z3UWvxTS0Fhp9JC2cCW3m2BZ1KLJ6X_wghVtBCJX5M46_0OE8Zd8Babvusw2b-zA154CMW4Mb5VPylss7kiYh20x_q_dMPJVt6xMZpgOg8Pux_2wuHWRyJ-IrXeIddmP7UnLS_Kd_A21zd-wfp-SAKHe_FleeE2Yj02315XJ0OYa9D6K9tTx6zIvxJdfq0tGiqMMYRNRbU1XcGjXSQgubPHIn5ReRLWAwx0Wd5GGwEE3wLoaJOeINli09n4ysh4LcoSH52IFc9yfC-xs7SSpHxJLxkvk0MK3H7q0hdPZ-QI9WPBSxFCTHwbQJV3orISH_CPStP_7kMz1OjXPgdYysqh0x0TNQaQxbA-3WrNRAC7CEb9O_qdON4N8Srl6fvQP4b3cjYFAoAoRV-lT7qbDV2P04bxW2GV_mgd5Nrh3pm9yj-BQ9nM7oqsoktZuPHNvmar2BGvJowmn_DtWF_ZqiU1NC3B22jpHxSCsBSa-ECUphqVM6RfAgocIs4OLvMJD3EliA4zlDZvg3L9AL000v0bt80_LJpJcKYKVvpNcddWUAJ_7eBSAUB4C12fZRia750Xs-h7BjmRpBn2vBGUdfIVRPs9kewHXsIyUD1tnH9mgcFI3TUb6gFZMYTGnvyg2-GkH8Oqz1OO2Y=w1320-h823-no


Из Энциклопедии Таганрога: Архангело-Михайловская церковь (Октябрьская, 31). Староста церкви Св. Архангела Михаила, бывшей Троицкой в крепости, Афанасий Белов предложил выстроить новую церковь на Ярмарочной площади. Городское общество приговором 26.05.1865 безвозмездно уступило место как для храма, так и для школы и постройки дома для приюта (Александровская, 126). 04.04.1868 началось строительство, а в 1877 церковь была построена.
А.-М.ц. была трехпрестольная: главный - средний во имя Архангела Михаила (храмовый праздник 8 ноября); правый - во имя Афанасия, архиепископа Александрийского (18 января); левый - во имя св. Тихона, епископа Воронежского-Задонского Чудотворца (13 августа). Церковь построена на собственные средства купцом Афанасием Андреевичем Беловым. Внешний вид ее, наподобие креста, имел пять глав, а шестая колокольня. Колокольня, как и вся церковь, каменная (кирпичная). В церковь вели три двери. В трапезной храма были четыре четырехугольные колонны, на которые опирался церковный купол. Трапезная храма освещалась 8-ю большими окнами, по четыре с южной и северной стороны. Резной алтарь освещался двумя большими окнами, а боковые приделы - каждый одним окном.
Во всю ширину храма простирался иконостас, причем иконостас главного алтаря был как бы вдавлен в середину, а боковые - выдвигались вперед так, что внутри храма образовывался правильной формы крест. Иконостас был золоченым, иконы в нем написаны масляными красками по дереву. Храмовая икона св. Архистратига Михаила имела массивную серебряную, местами позолоченную ризу.
Из икон, располагавшихся в трапезной храма, обращала на себя внимание икона Божьей Матери - копия с древней иконы Адонской, именуемой  "Скоропослушницею", она находилась на северо-западной колонне в серебряной позолоченной ризе, усыпанной разными драгоценными камнями, вокруг иконы был позолоченный киот. Местными жителями эта икона весьма почиталась и признавалась чудотворною.
Первым священником новой церкви стал отец Василий Бандаков, бывший до того священником в церкви того же святого, но в крепости. Популярность отца Василия была очень велика, а с переходом его в новую церковь, с проведением железной дороги и развитием поселков Касперовки и Собачеевки («Петербурга»), стала еще значительней.
Много способствовал быстрому украшению храма и его популяризации его первый староста Митрофан Георгиевич Чехов.
Прекрасная большая, лучшая в городе церковноприходская школа была устроена уже стараниями нового старосты Я.К. Гутника и прихожанина А.Д. Акимова. В 1912 настоятелем церкви был священник И.В. Викторовский. В 1930 церковь была разобрана. В 1933 Центросоюзом принято решение на базе городского молочного пункта, организованного в 1929, создать молокозавод, который и был пущен 11.03.1941 г. на месте Михайловской церкви.
Comments