Таганрогский Театр 1827-1927

https://drive.google.com/file/d/0ByOf6cOVPZIGU2s2MU13TWQ1MzA/edit?usp=sharing
ОЧЕРКИ ИСТОРИИ ТАГАНРОГСКОГО ТЕАТРА с 1827 по 1927 год.

Предисловие.
Причины, побудившие меня взяться за эту работу перво-начально, имели непосредственное служебное отношение ближе ознакомиться с первоисточниками, как члену литературной секции юбилейной комиссии. Только настойчивая необходимость иметь, хотя бы краткий исторический обзор, заставила придать этой работе вид очерков истории Таганрогского театра ко дню его столетнего юбилея Не ставя себе задачей дать исчерпывающий материал по затронутому вопросу, главное внимание было обращено на то, что бы на основании имеющегося в моем распоряжении материала, изложить ту роль, какую театр сыграл в общественно бытовой и политической жизни общества. Отдельным личностям было отведено внимание по стольку, по скольку они имели непосредственное отношение к поставленной мною задаче.
Жесткие сроки выполнения работы (2 -м-ца), в виду желания юбилейной комиссии иметь необходимый материал ко дню юбилея, заставйли ускорить темп работы.
Материал для набора, буквально, шел из под пера в черновиках и поэтому вполне понятно, что некоторые места страдают тем или другим недостатком
Всем принесшим мне помощь, как в подборе материала, так в его проработке, приношу сердечную благодарность. Считаю своим долгом отметить то сердечное отношение и внимание, которое про явили работавшие со мною: Л. В. Луккер, М. М. Андреев-Туркин, М. Ф. Дамианов, В. И. Демченко и В. А. Петров.
Основным материалом к составлению очерков послужили бумаги, полученные от М М. Андреев Туркина, извлеченные им из архивов б. Таганрогского Градоначальства, Магистрата, Строительного комитета, Городской Управы—всего в количестве 87 дел., относящиеся к истории театра с 1827 по 1920 г , лично принадлежащие ему коллекции афиш и деятелей театра и дела Окрполитпросвета за 1924—25, 26 и 27 годы.
Фактическим материалом, относящимся к исторической жизни Таганрога, к моменту возникновения театра послужило .История г. Таганрога" Филевского П. П.
АBTOP
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073551643861394
Народный Комиссар по Просвещению РСФСР Я. В. ЛУНАЧАРСКИЙ
Почетный Председатель Юбилейной Комиссии

1й ПЕРИОД,
ТЕАТР ПОЛУКРЕПОСТНИЧЕСКИЙ, ТЕАТР ПУБЛИЧНЫЙ с 1827 — 1865 год.
ВВЕДЕНИЕ .
На своем вековом, чрезвычайно разнообразном, красочном, жизненом пути Таганрогский театр пережил три различных эпохи. Экономика этих трех периодов и общественно-политическая структура не обычайно разнообразны по своему содержанию и направлению. Если первый его шаг, первый пульс его жизни уходил в глубокую феодально-крепостническую эпоху и сам он, не только по существу, но и по действительному, фактическому, социально-правовому положению был наполовину крепостным, то его вершина, его молодые, жизненно-шумные побеги гордо возвышаются в эпоху строительства нового социалистического общества. И наконец, второй период, период промежуточный, необычайно характерный, совпавший с развитием и пробуждением общественной мысли, вызванной бурным ростом, только что вошедшей в период товарно-производственных отношений, страны, жадно заимствовавшей от своих соседей капиталистическую экономику-культуру.
Итак, перед нами во всем своем многообразии выступают три периода развития существования Таганрогского театра:
1. Театр полукрепостнический, театр—публичный (с 1827 г. по 1865 год).
2. Театр „городской", театр—буржуазно- мещанский (с 1865 г. по 1917 год).
3. Театр народно-художественный, Революционный (с 1917 года, до ностоящего времени).
После затишья военных набегов с обеех сторон, вызванных „реформатором" Петром 1 и его ближайшими приемниками и „последователями", местность, ныне занятая Таганрогом, стала быстро заселяться жителями. После занятия развалин крепости гарнизоном екатерининских солдат, эта колонизация края пошла еще быстрее. К концу XVIII в. здесь уже образовался небольшой городок с количеством домов, доходившим до 300.
Колонизация края шла чрезвычайно быстрым темпом Сюда шли все, наиболее предприимчивые, наиболее смелые,—жаждавшие скорого и легкого обогащения. Со своей стороны, правительство, стремясь колонизировать край, имевший весьма важное значение в стратегическом и экономическом отношениях, предоставляло льготы по переселению. Эти льготы касались, главным образом, 'торговых и людей и дворянства, но правительству был не безынтересен прилив трудового населения.
К началу XIX столетия, после присоединения Крыма к России перспективы Таганрога сделаться портовым городом усилились еще - больше. По своей численности среди других колонистов -переселенцев особенно выделялись греки (дворяне). Привлекаемые сюда льготами и особыми стараниями Потемкина, греки-дворяне создали крепкую обособленную часть городского населения со своим сомоуправлением греческим магистратом.
Пользуясь особыми льготами в торговле, они весьма быстро наладили связи с заграницей, способствуя тем самым внешней торговли Последняя причина заставляла правительство очень долго смотреть сквозь пальцы на их самостоятельность.
Магистрат долгое время вел успешную борьбу с градоночальником Дашковым и вынудил, в конце концов, последнего уйти с градоночальнического поста. С открытием торгового порта, связь Таганрога с заграницей сильно возросла. Сравнительные данные с начала его возникновения до исторического момента нас интересующего, рисуют весьма характерную картину.
Годы        Вывоз       Ввоз
1775 1777  463000      196800
1792       439011      156058
1804      2528846     1965274
1813      2993507     5449638
1818      8516775    13856630
1823      5010202     7732910

Значение таганрогского порта возросло еще больше от того, что он стал выполнять функции посредника в товарообмене между необозримой, только что начавшей складываться в товарные формы хозяйства, Россией и заграницей.
Если просмотрим список товаров первых лет торговли Таганрога с заграницей, то мы увидим крайне интересную картину. Не смотря на свою техническую отсталость и слабую товарность, все-же главными экспортными товарами были предметы обрабатывающей—кустарной промышленности и с.-хозяйства, например: полосное железо, юфта, хлебное вино, китайка, деревянные ложки, посуда, свечи сальные, меха, рогожи, подошва, масло коровье, паюсная икра, и проч. Импортными же (ввозными) товарами исключительно были пряности. Товаров местного происхождения, так называемой местной промышленности, было очень мало. Главными товарами для экспорта служили товары транзитные, проходящие через таганроский порт Эта торговля приносила баснословные барыши и поэтому немудрено, что Таганрог привлекал к себе такое внимание купечества.
Например, из суммы вырученной от продажи коровьего масла в 9200 р., государство брало таможенных доходов 3000 р., а барыш торговцев равнялся 5500 р., т. е. 70 проц. Льняные товары из суммы 84000 р. правительству давали 1584 р., а купечеству по транзиту, за посредничество,—12000 р., на железе из суммы 75000 р. пошлин 16070 р. и торговцам—30,000 р.
Такая коммерция, выгодная для обоих сторон правительства и купечества, нашла свое отражение и в политической поддержке друг друга.
Самое возникновение театра на государственные средства не прошло без влияния, именно, этого акта.
В 1805 г. был образован Таганрогский таможенный округ. В 1808 г.—коммерческий суд. В ведение этого коммерческого суда были включены все торговые дела Ростова, Нахичевани и Мариуполя В состав таможенного округа вошли таможни: Керченская, Бердянская и Ростовская, а также Мариупольская застава и береговая стража.
Все указанные мероприятия говорили за то, что стремление создать в Таганрогском порту базу выгодного товарного обмена, „со всеми вытекающими отсюда последствиями", было весьма сильным. Фабрично-заводская деятельность еще не возникла. Момент ее назревания не настал.
Год за годом росла торговая мощь купца-города. Его торговые обороты стали тревожить своей конкуренцией Одессу и другие приморские города. Чиновничество чутко учитывало настроение купечества, и старалось создать соответствующую обстановку, способствующую привлечению как своего так и иностранного „гостя". Эту роль и должен был сыграть никто другой, как театр.

Театр публичный.
Возникновение первого театра в г. Таганроге обязано по, своей инициативе, некоему „неслужащему дворянину Петровскому". Организовав театр за свой собственный риск и страх, Петровский скоро стал терпеть острую нужду. Видя такое положение театра, с одной стороны, и, с другой, потребность в нем, так называемой „публики", состоящей из местных аристократов, чиновников и купеческой знати, градоначальник Дунаев решил оказать ему содействие. Лучшим доказательством мотивов, побудивших Дунаева к организации театра, при поддержке Государственной субсидии, служит его рапорт, поданный на имя управляющего Новороссийскими губерниями и Бессарабскою областью от 28-го января 1828 г. эа №533.
"Бывшим Таганрогским Градоначальником покойный Тайный Советник Барон Кампенгаузен в прошлом 1808-м году ходатайствовал у министерства внутренних дел, об учреждении в Таганроге театра и об ассигнованиии на построение оного суммы. По докладу о сем бывшею Muнucтра Внутренних дел. Блаженным памяти Государю Императору, Его Величество Высочайше повелеть соизволил дать знать Барону Кампенгоузену, что предположение сие может быть проведено в действие в другое удобнейшее время. Причиной таковой отсрочки, как видно из переписки Барона Кампенгаузена, были тогдашние военные обстоятельства.
Если тогда Барон Кампенгаузен признавал нужным иметь театр в Таганроге, когда сей город был еще весьма маломоден и торговля его небыла столь значительна как ныне, то с умножением числа жителей через 19-ть лет и с распространением круга торговых действий Таганрога, теперь тем более представляется надобность в учреждении здесь постоянного театра.
Мысль, что существование театров в торговых и особенно в портовых городах, имеет немаловажное влияние и на самую торговлю оных, оправдывается последними тремя годами, в которые начали приезжать в Таганрог вольные, труппы актеров, с появлением оных и в которые приметно прибавилось здесь число Российских торговцев и иностранцев, привлекаемых неодними выгодами по торговле, но и, желанием иметь приятное отдохновение между своими занятиями.
Здесь находится другой год небольшая труппа русских вольных актеров под дирекциею неслужащего Дворянина Петровского, заслужившего хорошее расположение к себе публики выбором и представление театральных пиэс, числу лиц его труппы соответственных. По представление одних драмматических пиэс ограничивающихся числом актеров неудовлетворяет не только приезжих иностранцев, но и большей части жителей, состоящих из иностранцев Чтобы умножить труппу и ввести по временам представления опер, содержатель театра не имеет никаких способов, платя за наем дома под помещение театра значительную сумму; плата за сей наем столь ощутительна, чтобы из одного сбора за театральные представления неможет даже удовлетворять в свое время жалованием актеров.
Почему признаю я весьма необходимым для поддержания сей труппы, а с тем вместе и прибавления ея, взять помещение театра по примеру Одессы на счет города, отпуская из городских доходов ежегодно на наем способного для театра дома до четырех тысячъ рублей, отделением каковой суммы городские доходы нимало обремени не будут.
Представляя о сем на благоусмотрение Вашего сиятельства, я осмеливаюсь покорнейше просить, о позволении Вашего Сиятельства употреблять означенную сумму ежегодно на наем дома для театра из доходов Таганрога начав отпуск оный с наступившего года, с тем, чтобы, остаток, какой мог бы быть от 4000 рублей за употреблением на наем дома, обращать в пособие труппы на декорации и костюмы по распоряжению Строительного Комитета.
Верно: правитель канцелярии (подпись).
Что может быть красноречивее и нагляднее этого сухого и делового „рапорта." Здесь все, что мог сказать чиновник александровской эпохи.
Здесь дана и дешевая установка театра, по отношению к "Российским и иностранным" торговцам, ищущих „приятное отдохновение между своими занятиями", и темп развития самой исторической значимости города, его торговли, и даже дана причинная связь между, торговлей и театром. В этой сжатой формулировке: „приятное отдохновение", автор рапорта установил, сам того не замечая, целую эпоху в жизни театра.
В ответ на рапорт, градоначальник Дунаев получил от Управления Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора в июле 1828 года извещение, что „журналом Высочайше Утвержденном 12 сего июня положено, разрешить отпускать на сей предмет помянутую сумму из доходов таганрогской Городской Думы".
Получив такое извещение, таганрогский градоначальник отношением своим от 10 дек. 1828 г. за № 5886 на имя таганрогского строительного Комитета сообщает, что он ,в силу полугодового траура по императ. Марии Федоровне, имеющего продолжиться до 24 апреля будущего 1829 г.—разрешает сделать отпуск из городских доходов с 1-го июля, то есть за полугодие 2000 руб .".
Имея на руках подобное „уведомление", Строительный Комитет исполнявший иногда функции по постройке всех зданий города, порта и военных строений, приступил к организации театра.
Выписка из журнала „в Таганрогском Строительном Комитете, 1829 года 28 марта состоявшегося" дает нам представление о первоначальных организационных формах управления театром с достаточной ясностью.
„Разсуждали: что предложением Г. Градоначальника от 10-го декабря прошлого 1828 года о обращении содержания в Таганроге театра на счет городовых доходов и об отчислении на сей предмет ежегодно по 4.000 между прочим предписано комитету для Управления хозяйственною частью театра постановить и в вести в действие правила сообразные с благоустройством театра, и с пользою самой труппы Актеров, к приведению ныне во исполнение упомянутого предложения Г. Градоначальника, комитет признает необходимо нужным иметь при театре директора на обязанность коего отнести как устройство и порядок в театре бьпь долженствующие, так и самое заведывание доходами театра из коих актеров и музыкантов жалованием удовлетворятся должны; а потому приказали:
Так как Г. Градоначальник объявил комитету, что по его приглашению из'явил согласие быть директором Театра Г. Коммерции Советник Александр Гер, то оставляя Его в сем звании поручить, чтобы он теперь же занялся составлением правил сообразных с предположением комитета, к благоустройству театра, и представил оные на усмотрение и утверждение комитета немедленно, так. чтобы те правила могли быть в ведены в действие совершенно открытия театра с 24 числа наступающего Апреля месяца, которого наложенный полугодовой траур по кончине Блаженныя памяти Государине Императрице Марии Феодоровны снимется при чем так же он Г. Гер не оставил бы войтить в разсмотрение и положить меру по скольку каждый из актеров должен получать в год жалования и особо бенефисы, о чем зделав с каждым письменныя условия представил в комитет.
Подлинный за подписом Г.Г. Присутствующих и за скрепою правителя дел Верно канцелярист ЦЫПКИН."
Повидимому, к открытию театра было все готово, но мешал полугодовой траур.
В первый год своего существования из средств городских доходов в 1828 году театр получил только за 2-ю половину 2000 р., затем ежегодная субсидия в 4000 р. отпускалась более или менее регулярно, будучи доведенной в последний период до 9000 т, руб.
Театр находился в приспособленном здании купца Псалти „по Екатериненской части в 7-м квартале под № 32".
По арендному договору Псалти обязывался произвести ремонт и сдать помещение в полной исправности. Для себя лично Псалти оставлял одну ложу в верхнем ярусе.
Изучая экономическую сторону Таганрогского театра, по источникам его средств и формам эксплоатации мы наблюдаем два основных курса. Во-первых, содержание театра по принципу хозяйственного расчета и ведения дел от имени города, в лице его строительного комитета и уполномоченной для этой цели дирекции театра, и во-вторых, ведение дела путем антрепризы. Как тот так и другой способ хозяйственного ведения дела, по времени своего сушествования, весьма значительны. Первый период начиная с самого момента возникновения театра на государственной субсидии, продолжался до 1866 года, т. е. совершенно точно совпадал с его основной у становкой театра публичного, предназначенного для определенного контингента, именуемого „публикой", т. к. чернь, холопов и прочих ремесленников никто тогда публикой не называл.
Второй период, период антрепризы, совпал с постройкой нового театрального здания на средства акционерного О-ва из среды купечества. Этот период совпал с пореформенным городским сомоуправлением и отсюда театр получил название Городского. Этот период продолжался до самой революции 1917 года.
Кроме этих двух видов эксплоатации театра существовал еще третий, в виде товарищества, или „драматической кооперации", или коллектива. Этот третий вид употребляется в исключительных случаях, и занимал в истории театра, в его вековом периоде, очень мало времени.
Первый период, как мы видим, возник с момента приема первой вольной труппы на государственную субсидию. Была ли первая труппа товариществом или частною, сказать нетрудно, ибо из переписки градоначальника Дунаева видно, что Петровский не мог свое временно уплачивать жалование актерам.
Из сохранившихся записей в кассовых книгах можно установить достаточно ясную, хотя и не полную картину, существования театра в первый указанный период.
Театр помещается в каменном сарае, арендуемом у купца Псалти. Здесь же во дворе имелись флигеля для квартир актеров.
Зрительный зал делился на бельэтаж в 15 лож, бенуар—8, кресел—39, стульев—36, партер—40 и галлерея—30, авсего около 237 мест.
Цены местам были следующие-- ложи бельэтажа—3 р., бенуар - 2 р., Кресло—1 р., стул—60 копеек, партер 30 копеек и галлерея— 25 Театр освещался деревянным маслом, в приспособленных для этого лампах, а в корридорах горели плошки и шкалики.
Внешняя сторона театра украшалась четырмя часовыми, бдительно и зорко охранявшими „приятное отдохновение от занятий" публики получая за эту охрану господ 57 к. серебром в вечер. Солдаты несли не только сторожевую охрану театра, но и выступали статистами на сцене. Причем плата статисту —солдату за его выход и прокат его штанов была одинакова, т. е. по 7 коп , а иногда и дешевле.
Поставка статистов по удешевленным ценам в розницу и оптом, целыми взводами, не происходила даром для власть имущих. За солдата, за его „амартизацию", капитан получал „ в презент" бесплатное кресло, стоимость которого, как для виду, сносили по кассовой книге.
Желая проверить правильность расходования сумм, отпускаемых на театр, правительство назначило в 1846 г. ревизию. Эта ревизия интересна в том отношении, что она даст нам освещение характера театральной дирекции, ее взглядов на свои собственные обязанности и на театр.
Дирекция, относящаяся к этому времени была назначена в 1844 г. при градоначальнике Угречич—Требинском. Ее назначение произошло путем личных переговоров с каждым кандидатом в члены дирекции.
Таковыми были назначены: коллеж ассесор Варваци, титулярный советник Флуки, от купечества и иностранных гостей: Доменюк, Рослы, Лаекораки и Попов.
Ревизор, надворный советник, Анисимов потребовал от дирекции театра все книги по ведению дела театра, а также опись и акты о приемке театра и его имущества, с подробной оценкой последнего. Дирекция ответила, что таких дел в ее распоряжении нет и не было: „Правил или инструкций не било дано; Она (дирекция) действовала во всем по собственному усмотрению, соображаясь только с действительными потребностями театра и имея в виду пользу и выгоду его, а целью доставление здешнему обществу удовольствия"...
Подобный ответ начальству не очень понравился. Повторив свой запрос еще два раза и два раза получив тот же ответ: „Действовали по крайнему своему разумению, имея в виду одну цель доставление таганрогскому обществу удовольствия. Анисимов, повторив еще раза два предписание, потребовал, наконец, немедленно составить опись всего имущества кому и что? в противном случае он будет вынужден донести об этом высшему начальству. И только после этой,—трех месячной переписки, после грозного окрика было приступлено к составлению описи театра.
Сравнивая бюджет театра в этот первый период по представленной графике мы видим, что лучшею порою его жизни были 30-е и конец 50 десятых годов XIX столетия. Особенно плохими оказались 1854 и 1855 г. г., когда театр совершенно бездействовал, т. к. в это время на таганрогском рейде стояли английские военные суда. Касса театра, как и кассы других учреждений, была вывезена в Луганский литейный завод.
Во время бомбардировки города, здание театра пострадало, но было восстановлено архитектором Муратовым.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073510442089442
Директор Таганрогского театра с 1844 по 1876 СИНОДИ—ПОПОВ С. Г.
Кассовые записи 1838 года говорят за то, что театр работал круглый год; причем летние месяцы, не смотря на духоту, по сбору были не хуже, а иногда и лучше зимних.
Кроме разовых билетов очень рано начали распространяться абонементы. Средняя цена на абонемент ложи равнялась от 115 до 150 р. серебр. в сезон.
Но таких удачных лет, как 1838 год было немного. Театр терпел острую нужду и дирекция принимала все меры для того, что-бы поднять доходность театра. Одною из таких мер, как наиболее приемлемой, являлись гастроли в ближайшие города Ростов и Бахмут.
Для того чтобы гастролировать в Ростове, нужно было совершить целое переселение. За отсутствием в Ростове приличной декорации и оборудованной сцены, все это нужно было тащить из Таганрога. Железной дороги в то время еще не было, а поэтому все приходилось переправлять на воловых фурах. Актеры ехали пароходом во втором классе, а прислуга и «нижние чины" в третьем.
Выгодность гастролей для дирекции была несомненной т. к. по договору актеры, кроме проездных и квартирных, другого вознаграждения не получали.
В Ростове в 1849 г. сбщий сбор дал—4610 р. 90 коп. серебр. и Бахмут—2251 p. 49 к . . серебр. Эти гастроли повторялись из года в год и вошли для Таганрогского театра в систему. От этих гастролей не отказывались даже и тогда, когда приходилось играть в 1858 году в Ростове, в построенном для этой цели наследниками купца Садомцева, — балагане.

Актеры .
Изучение общественно-бытовой жизни театра является самой основной для нас задачей. Если его материальная сторона является базой, характеризующей возможности, из которых исходили при театральном деле в цепом, если его литературная часть, (репертуар) являлась основой, то актер являлся творцом; его художником, в умелых и талантливых руках которого из художественного материала создается художественно-передаваемая эмоция зрителю, включающая в себе сумму действий, настроений, переживаний и всего того, что носит комплексное понятие человек и человеческое.
Материалов, относящихся к этому вопросу, сохранилось немного, но они очень глубоки по своему содержанию.
В них мы видим правовое положение актера, степень его обществености, грамотность, социальную среду и его роль в театре. Конечно, многого здесь нет, но и это немногое является весьма характерным для того времени.

Типовый договор .
„1829 года мая 1-го числа мы нижеподписавшиеся дали сие обязательство определенному от Таганрогского Строительного Комитета директору Таганрогского театра Г. Коммерции Советнику Геру в том что нанялись мы быть при упомянутом театре актерами в течении одного года считая срок со дня дачи сего обязательства па следующих условиях: 1-е роли в пиессах какие нам от режиссера по нашему дарованию назначиться будут принимать без всякого прикословия выучивать оныя сколь возможно тверже, в продолжении одной недели, и ежели бы указала надобность то сверх одной роли принимать и другие какие назначаться без оговорочно. 2-е весть себя всегда честно на репетициях а тем более в дни представления быть трезвым и являться вовремя назначения директором и Режиссером из за сего ежели мы репетицию пропустим или заставить всех ожидать болие часа то за всякой таковой проступок должны заплатить штрафу рублей что и будет производится вычетом из нашего жалования. 3-е Крепредентациям должны мы иметь собственное наше чистое и прилично франзузское-платье как то чулки башмаки и желеты галстуки короткие борные белье кальсоны фраки и сапоги и быть совершенно готовым к представлению получасом прежде сезда публики 4-е, Ежели по распределению директора мы должны будем отправиться кудабыть нибыло с труппою актиоров на ярмонки или в другой город то в таком разе переезд и наем квартиры будет нащет издержек дирекции асодержание пищею и прочим мы должны иметь несобственный свой щет и 5 е за службу нашу получать нам жалованье в год Бусинову пятьсот и Громому четыреста рублей которое и выдавать нам по прошествии каждых двух мисяцов сколько за оные причтется, до сверхтого получить один бенефис время представления коего назначить дирекция,—-все издержки по театру какие попредставлению пиесы Бонефиса нашего произойти могут должны оставаться на нашем отчоте, весь сей договор мы должны сохранить без малейшего изменения. Таганроской актер Николай Бусинов получил сорок рублей в щет жалования. Таганрогской актер Константин Громов получил сорок рублей в щет жалования".
Подобных типовых договоров директором Гером с актерами было заключено 15, а именно:
1. С режиссером театра Валентином Петровским.
2. „ его женою Ульяной Петровской
3. С актером Михаилом Мачихиным.
4. „ Манульским.
5. „ Федором Кочевским.
6. С женою его Александрой Кочевской.
7. С актрисой Анисией Бысровой.
8. С актером Мартыном Черняевским.
9. „ Василием Шацким.
10. „ Николаем Буйновым.
11. С актером Константином Громовым
12. . Жемчужинковым.
13. С актрисой Демной Шварценберг.
14. „ Василисой Протасовой.
15. С живописцем Францем Юремгом.

Вольные и невольные.
Одновременно с труппой актеров, организуемой на началах из ложенных в договоре, был возбужден вопрос об организации оркестра для обслуживания музыкальных постановок: комедий, опереток, и водевилей, а также и для игры во время антракта. Рынок сценического музыкального труда, того времени, был чрезвычайно слаб. Квалифицированного музыканта и, тем более, хориста, было найти трудно.
В „дворянских гнездах" в богатых вотчинах, среди дворовых, под батоги „кволифицировались музыкальные „ансамбли" ... и только изредка, в одиночку, бродили вольно отпущенные в поисках лучшей доли"
В Таганроге уже около трех лет, к началу возникновения театра находились крепостные музыканты некоего помещика Корнеева. Эгих то музыкантов и решила купить для театра Таганрогская „публика". Личная переписка дирекции театра с помещиком Корнеевым и его женой о купле продаже 13 человек музыкантов, или, как они их называли, „музыки", чрезвычайно знаменательна. По приводимым здесь копиям, читатель с полною ясностью увидит соединение верха изысканности со всеми признаками великосветского тона вежливости, предупредительности и деликатности—с черствою, деловою
бессердечною тупостью, пошлостью и издевательством над человечёскою бесправностью.
Заместитель Таганрогского градоначальника Гусев, письмом своим от 20-го июля 1828 года, просил жену помещика Корнеева „уступить таганрогской публике" 13 человек с инструментами при них за 15 тыс. рублей. -,,Естъ-ли ваше Превосходительство изъявит изволите согласие Ваше по уступке музыкантов таганрогской публике, то город тем весьма много обязать изволите, а музыкантов через сие уступку доставите величайшее благолепие, ибо они бyдут на условии пока выплатится театром следующая сумма лицам оную за них вносящим, а по окончании уплаты свободны будут во всех отношениях".
Помещица Корнеева не замедлила ответить следующее:
МИЛОСТИВЫЙ ГОСУДАРЬ МИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ!
„Мне весьма приятно будет исполнить желание Господ почетнейших лиц, Таганрогской публики, чрез вас мне вашим от 20-го июля письмом, из'явленное, с удовольствием готова я согласиться на предложение Ваше, с тем однако условием, что б оныя 15/... рублей (13 ты-гяч В. Т.) Ассигнациями были высланы без отлогательства на долго, в Харьков, Отпуская сим 13 человек тогда же будем подписана, и выдана при получении денег тому кому от вас вверено будет Пошлины должны быть на щет из'явивших желание оставить нашу музыку при Таганрогском театре. Есть ли Господа сии на мои условия не согласят, то я вас Милостивый Государь, как заступающего место Градоначпльника покорнейше прошу, людей моих без задержания приказать выслать из Таганрога в Харьков, согласно с предписанием данным Военным Генерал Губернатором Графом Воронцовым. Примите мою искреннейшую признательность за участие ваше и уверение в истинном уважении с которым имею честь быть.
Милостивый Государь ваша покорная слуга Елена Хорнеева.
8 -го августа 1828 г. с. Захарьевское.
Скоро после этого ответа, Гусев получил от мужа Корнеевой письмо из с. Петербурга, в котором тот извещает, что он, Корнеев, некогда поручил „заведующему музыкантами" профессору Харьковского Университета колежскому Советнику Константину Павловичу Павловичу продать их графу Платову. Не получая долгое время известия от профессора „заведующего музыкантами", Егор Корнеев, опасаясь запролажи во вторые руки, рекомендует Гусеву обратиться непосредственно к Павловичу в Харьков, мотивируя, „что для меня гораздо бы приятно было уступить наших музыкантов Таганрогской публике, нежели продать их кому-либо в частныя руки".
От'езжая из Харькова в Петербург Елена Корнеева сообщила Гусеву, что продажа „музыки" графу Платову не состоялась, а поэтому просила обращаться „как к доверенному на сей предмет" Господину Коллежскому Советнику и Кавалеру Константину Павловичу Павловичу".
7 го мая 1829 г. градоначальник Гусев отправил письмо Павловичу, с запросам о возможности купить музыкантов за 15 тысяч рублей в россрочку: 5 тысяч при совершении купчей и 10 тысяч в течении двух лет по равной доле.
4-го июля 1829 г. помещик Корнеев известил Гусева о желании продать музыкантов за указанную сумму с рассрочкой на два года. Причем в письме" сказано, что музыканты уже три года находятся в Таганроге.
"Пpu том же я не могу скрыть перед Вашим Превосходительетвом, что Таганрогское Общество, удерживая у себя наших людей три года без всякой для нас выгоды, довольно несправедливо поступило, а теперь отсрочивая уплату еще на два года тем более нас стесняет. Но я все сие передаю на собственное Ваше благоусмотрение, и будучи уверен в благородстве правил Ваших, остаюсь в полной надежде, что Вы, россмотрев все обстоятельства сего дела, беспристрастно сами решить изволите, как удобнее кончить оное к обоюдном у удовольствию и выгоде"
Так изысканно вежливо, с предупредительным великодушием совершилась сделка к „общему удовольствию и выгоде Состоялась сделка: купля—продажа людей в собственность города, в лице его „почетнейших господ", при ближайшим участии в этом деле „профессора Харьковского Университета Кавалера орденов со стоящего в одно и тоже время у помещика „Управляющим музыкою ".
Не менее возмутительную подробность мы видим в самом списке проданных музыкантов, приводим реестр этой продажи. Этот короткий „реестр" проданной семьи, обнаруживает нам беспредельное глумление над человеком—женщиной, над человеком—матерью
Из переписки —приторжки мы видим, что речь шла о, тринадцати музыкантах, но в реестре между нумерами 1 - „отцом" 2— „сыном ", есть еще одно забытое незаметное слова „мать " проданных детей.
Продана она между строк... хуже чем вещь!..... как „ничто ” .
1. Андрей Антипов Марков 51 г.
жена его Анна . 49 л.
сыновья их:
2. Захар . 25 л.
3. Леон . . 21 г.
4. Иван . . . 16 л.
5. Степан Федоров Мирошников 27 л.
6. Тифон Иванов Климов . 20 л.
7. Гаврила Афанасьев Андреев . 21 г.
8. Кузьма Васильев Егоров 26 л.
9. Дементий Иванов Михайлов 25 л.
10. Тимофей Ермолаев . 22 г.
11. Николай Ермолаев . 18 л.
12. Никифор Ефимов Харламов 25 л.
13. Николай Акимов Егоров 18 л.
Но „почтенейшим Господам" мало того что произошла сделка; и музыканты куплены. Им нужна гарантия, что их денежный интерес от этого никак не пострадает. Здесь „гуманность" , промелькнувшая в одном из писем в выражении : „а музыкантом через сие уступку доставите величайшее благолепие"—отошла на задний план.
В обеспечение „свободы во всех отношениях" музыканты выдал и круговую поруку. Следующего содержания: „Сумму сие отслужить при Таганрогском театре состоящем в распоряжении комитета, с тем чтобы назначенная нам за службу при театре в годовое жалование ассигнациями две тысячи рублей, а также плату из клуба если и там употребляемы будем, строительный комитет не выдавал нам, обращал все полностью в пополнение всей суммы. За выкуп наш употребленный, а мы с своей стороны доколе невыплатим всех сих денег недолжны Делать без ведома и позволения комитета ни насамое короткое время из Таганрога отлучек и ни один из нас в течении того времени из копелии нашей неотставать не должен, а если бы кто вздумал поступить противно сему обязательству с таковым местное начальство имеет право поступить как с ослушником, и как само заблагоразсудит в выполнение сего нашего обязательства друг друге ручаемое и соблюдаем оное во всем свято и не нарушимо и для того просим хранить оное в строительном комитете"
Как работалось и жилось идущим в рассрочку „ к свободе во всех отношениях"—неизвестно. Только последние два документа дают некоторое освещение. Один в виде „счета в уплата долга" и переплаченных за свободу 2725 рублей,—приводимый в копии и другой о том, что Андрей Марков с семьей, скопивши в 1836 году до 8000 руб , добился звания Kупцa 3-й гильдии.

„Г- Таганрогскому Городскому Главе
Ставро Григорьевичу ВЯЛЬЯНО.
Подробный счет сколько поступило в здешний Комитет в уплату долга причитающегося Накапелии Таганрогского театра. Бывшим Г. Таганрогским Градоначальником Действительным Статским Советником Дунаевым определено было нам жалования из оного Строительного комитета ассигнациями по две тысячи рублей, в год, начав зачитать оное в уплату нашего долга в количестве 15000 рублей, заключающегося, с 1-го января 1830 года какового г того времени и по 1 августа 1835 года то Есть: по день получения нами жалованья Уже ат дирекции Театра причитается за пять лет и Семь месяцев 12183 рубля из сего числа забрато нами из Комитета в разное время под расписки 1965 рублей, изключив сии из выше писаной суммы останется в Уплате 10218 рублей, кроме сего вычтено дирекциею Театра из числа заслуженного Уже нашего жалованья ат 1-го августа прошедшего 1835 года и по 1-е августа Сего года для обращения в Комитет.
Итого состоит в 1200 Уплате суммы 11418 К Сему числу поступило в Комитет в разные сроки от Г. г. поручителей понас а иминно:
От Коллежского Советника Г. Мартуса 100 руб.
. Штабе Капитана Шахматова 365 „ 67
„ Коммерции Советника Гера . 1400 „ . —
„ Купца Магулы 330 . —
„ Купца Василия Кузина 1900 „ —
От Купца Ковалевскаго . • • 389 „ 68
„ Коллежскаго Ассесора Залеского . . . . . 330 „ —
„ Градскаго Главы Вальяно . . . . . . 354 „ —
„ Правителя Канцелярии 1евлева 118 „
в Почмейстера Можиевскаго . 117 „ —
„ Чиновника Александра Драндафилова 73 н 66
„ Купца Скараманги . 200 „ —
„ Генерала Шауфжа 79 „ 33
„ Г. г. Бенардакиных 150 „ —
„ Аптекаря Эльзничка . 111 „ 66
. Купца Калатилина . 165 „ —
„ Купца Резникова 202 и —
„ Купца Гусачева 236 „ —
„ Купца Цесаренкова 236 „ —
„ Купца Захарова . 288 „ 66
„ Г. доктора Менье . -115 „ -
„ Купиа скортилина . . 39 „ 33
Итого 6307—9
Приложив к сим вышеозначенные . 11418 Составится всей Уплаченной суммы 17725 из Ключив из Сего Долг Наш 15000 Выйдет Остаток 2725
Следовательно здесь Уже Передано Суммы Две тысячи семсот Двадцать пять рублей, А потому и просим покорнейше вас Г. Городского Главу, по случаю потому, что все отчетности до нас касаюшияса Находятся Увас, Неоставить Зделать нам в комитете Прибытности Нашей окончательный ращет: и выдать Нам возвратить из комитета, перебранные За долг 2725 рублей, Как из счета Сего Очевидно Явствует.
К Сему Счету Музыканты Капелии Таганрогскаго Публичного Театра. Ноября Дня 1836 года".
С подачей прошения об окончательном расчете, прекращается связь музыкантов с Таганрогским театром. В 1846 году появляется новый оркестр в 15 человек музыкантов, принадлежащих графу Платову, взятых театром на испытание с оплатою по 20 коп. в сутки на харчевое довольствие.

Состав труппы и ее изменение.
Состав труппы Петровского в основном своем ядре: Кочевский с женою, Чернявский, Дрейсиг, дирежер оркестра Барсов с женою актрисой, крепостная актриса Соколова -просуществовали очень долго. И только к 1841 году началось полное обновление. Сам организатор первой труппы Петровский Валентин прослужил до 1846 г.когда был отстранен от должности режиссера „за старостью и слабостью здоровья", как об этом гласило „постановление дирекции театра 1-го марта 1846 г. состоявшееся*. Но в этом постановлении ни слова нет о его дальнейшей судьбе. Была ли дана субсидия, или пособие, или награда—указаний нет, не смотря на то, что Валентин Петровский беспрерывно прослужил целых 20 лет.
Труппа Петровского, сохранившаяся в своем составе до 1846 г. включительно, обновлялась, за небольшим исключением, наиболее опытными и талантливыми актерами, основное же ядро не подвергалось изменению.
Вся семья Петровского участвовала в труппе вплоть до исполнения обязанностей суфлера. Организаторские способности Петровского, уменье держать себя с сотрудниками подчеркиваются долголетней его несменяемостью, это был единственный исключительный случай в жизни театра за все его вековое существование.
С уходом Валентина Петровского мы видим уже перемены в труппе более значительные, ряд указаний на состояние театрального дела переписке актеров и актрис, мы можем судить
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073523727596690
Актер драмы Таганрогского театра ЧАРСКИЙ.
Отсутствие в распоряжении дирекции таксго хорошего администратора — организатора, заставило ее (дирекцию) повести самой дела. Для этого нужно было установить связь с артистическим миром. Исходя из потребности лучше знать артистический мир, дирекция завела переписку с лицами желающими поступить в театр. Эта переписка интересна во многом отношениях. Она открывает нам ряд мелочей, характеризующих не только в порядке комплектования Таганрогского театра, но и дает ряд указаний на состояние театрального дела в России. По личной переписке актеров и актрис, мы можем судить и об их социальном положении, общественно-бытовом укладе и степени грамотности.
По своему социальному составу они были весьма разнородны. Начиная от неслужащею дворянина, австрийско-подданного, Валентина Петровского и кончая крепостными музыкантами, семьей Андрея Антоновича Мартова, мы здесь встречаем целый ряд представителей промежуточных, общественных прослоек: унтер-офицер Михайлов, колежский регистратор Лебедев, минский мещанин Чернявский, Турецкий подданный Монети, рязанская мещанка Розанова, купеческий сын Андрей Барсов, государственный крестьянин Колесников, воспитанник) приказа Илья приемыш, по билету, отпущенный солдат Алексеи крестьянка помещицы Алексевой—Минаера Семеновна Соколова. Если судить по получаемому жалованию Соколовой, то она занимала весьма видную роль в труппе, хотя, к сожалению, указаний на ее амплуа нет.
Переписка велась с самыми отдаленными городами России, где к тому времени также были театры, например: Казань, Курск - (казенная ярмарка), Маршанок, Харьков, Симферополь и другие. Вот что, например, пишет актер императорских московских театров. Давид Иванович Семихатов:
„ Ежели я решусь отправиться к вам на службу, то должен буду взять с собою и семейство свое состоящее из жены и двух малолетних дочерей; из которых 4-х летняя—сделала мне пользу в течение одного года 60 руб.сер. (участвуя во многих пьесах на императорском театре) и дальше—„Прослужа при дирекции безвыходно 39 лет, я знаю все части службы и не боюсь их; честность, и справность повиновение начальникам есть долг служащего—иначе я не намерен служить.
На предложение справиться о ценах на некоторые театральные предметы отвечает: „Ежели Вы таковыя вещи покупали сходно, то вероятно сил вещи были похищены и проданы Вам в виде контрабанды, а с Главного Бутофора при ревизии вычтены за новыя"
Из Орла от актера Кузьмы Глушкова было получено следующие в письмо. „Смею себя рекомендовать полезным актером занимаю роли в трагедиях и драмах вторых злодеев драматических отцов в комиедиях и ведевилях комические, роли буфов резонеров, немцов купцов ипроччия амплуа. Г-н полковник есть-ли удостоит от ветам приглашения с перой почтой то я, имею нужду на выязд денег 30 руб. Казме Маркову Глушкову есть-ли вам угодно я, пришлю почпорт во- удостоверения, я. никогда небыл обманщиком бутьте уверены в моей справедливости А Р Е Л . 1848-го фев. 28 дня в ожидании от вета остаюсь с истинным маим к особе вашей почтением Кузьма Глушков. \
На такое предложерие героя вторых злодеев „Креловского" актера дирекция дала следующее заключение: „За неимением надобности оставить без уведомления.
В этом письме сквозит весь откровенный малый без малейшей задней мысли не как „обманщик", но ка к человек, у которого недостает 30 руб. для свободного передвижения. В следующем письме мы видим более чем „почтительное" отношение к начальству. Из Курска, (Каренная) 14 июня письмо Егора Выходцева на имя Таганрогской дирекции.
„Имел счастье получить в Кареной за которое благодарю вас тысячу Раз я буду Его Беречь как Драгоценость, вы изволите писать чтобы я приехал в таганрог, Готов бы пешком идти чтоб только быть под вашим покровидетельством так-же „Доброго Эпоминонда Осиповича"..
Желая угодить дирекции, Выходцев дает характеристки своих товарищей. „Щиглов Дивно хорош, в некоторых Ролях лучше Рыбакова... Горев хорош, только пьет ужасно, Леонов Харьковский, хороший певец тоже придерживается матушки чарочки..
Если вам угодно чтобы я был у вас Актером и помощником Режессера, то приеду в Бахмут только с трех месячным пачпортом. Дирекция ответила „неиначе как с годовим пачпортом" Второе письмо того же Выходцева. „Все средства употреблял нащот пачпорта но ничего не мог зделать. Донабора, нидают никому..."
Дальше опять приводится характеристика товарищей по сцене. Павлов Эмеющий Голос Бас: играить в Аскольдовой могиле неизвестного в Вадиме — пустыника в Драмах стариков, и нидурин, он вам нужин. Д л я опер... поведения очинь хорошого молодой чековек Росту 2 арш. 12 вершков“ ...если вам угодно каким пиес или нот то пишите я вам за недорогую цену. Достать Библиотека здесь превосходная"
Вам покорный Слуга за Всегда, Григорий Выходцев. Добрый вашей Маменьки и милой Супруги целую Ручки .. холеры здесь нет пожары больший Вокружности".

КВАЛИФИКАЦИЯ.
Получая подобные безграмотные письма с заикивающим тоном и манерой подслужиться, дирекция была в большом затруднении при выборе актеров. Помимо „вьходцевских" способов квалификации актеров существовали и другие. Иногда сама дирекция предлагала дебютировать более или менее продолжительное время, а иногда и сами актеры делали подобные предложения.
Актер харьковского театра Влад. Львов предложил, например, следующие условия. Срок д ва месяца или 20 спектаклей, плата с спектакля „по образцу артистов приезжающих на гостинные роли" и бенефис в Бахмуте.
Но были случаи, когда сам актер о свой собственной квалификации отзывался в весьма комическом тоне, хотя за этим отзывом скрывалась настоящая трагедия, плывущего „по вал воли", актера.
Таково письмо актера Саввы Алексеева Пирожкова. „ Наслышось мною хорошо о нащет таганрогской публики и порядка заведенного Вами по Драматическому искусству: осмеливаюсь предложить вам свои ycлyги с моим семейством... Так как я теперь нахожусь в оперной труппе Г-на Шмитюфа, хотя совершенно, и не понимаю польского языка, но что делать! должен играть когда взялся: признаюсь откровенно, что я учу польские слова и пение, написание по русски выуча их наизусть, как попугай - выхожу на сцену и игрраю, но как?—я уже тому невиноват, что произношу по польски не совсем хорошо, и потому самому и намерен совсем оставить польскую оперу... Я играю роли, как то комические, буфов и простаков-... Пирожков просил себе, жене и дочери 45 руб. сер в месяц, но ему дирекция предложила 400 руб. в год и 1 бенефис... Сообщив, при этом любезно, что в Калугу требуется 4 хориста.
Да, воистину, попадешь в двойную комическую роль, при таком знании чужого языка, выступая в роли „Комических буфов ! Не лишена интереса в бытовом отношении переписка актрисы Александры Дубровиной, в которой отражаются не только вопросы близкие к театру, но и вопросы личной жизни, главным образом, во взаимоотношениях актеров с чиновничьим миром. Во-первых, пачпорт был не просто удостоверением необходимым для свободного проживания в том или другом городе, но в антрепренерском деле, он служил средством прикрепления нанявшегося лица. В переписке Дубровиной видно и отношение актеров к Таганрогу, ка к к городу, где сложилось известное отношение к театру и как месту, не лишенному своей прелести и в климатическом отношении: „Холт я уже. получили приглашение в Тифлис от Е о Сиятсльства Графа Воронцова Но имея желание поступить под покровительствум Особы Вешей как Аматора Такантев"... „Сравнить этот благословенный край, как его называют, точноли он таковым есть".
Дубровина согласилась поступить в Таганргоскую труппу на оклад в сумме 1050 руб. асс., 1 бенефис и 100 руб. на проезд.
Характерное явление нуждаемости, в какую попадали актеры,- при своих перелетах из одного города в другой, видно из следующего: Выезжая из Калуги в Таганрог, Дубровина взяла заимообразно для поездки денег в сумме 194 руб. 40 коп. под условные проц. у некоего канцелярского служащего 1-го разряда Лекруа, оставив под залог часть своего гардероба и ценности (золотые кольца, часы, серебро и проч.) у своей квартирной хозяйке. По приезде в Таганрог, она выслала в погашение долга 57 р. сер., что считала, по курсу того времени вполне достаточным и просила выслать свои вещи. Но Лекруа деньги получил, а вещи выслать под разными предлогами отказался. Дело дошло до вмешательства Тульского губернатора.
Но для того что бы добыть заимообразно необходимую сумму на костюмы в 80 руб. серебром у дирекции театра, Дубровиной потребовалось поручительство, на случай ее смерти, двух актеров сослуживцев актера императорских театров Семена Леонова и Константина Смирнова.
Ведя переписку о комплектовании трупп, дирекция таганрогского театра имела довольно значительную связь с театральным миром России. В этой переписке мы видим не только отражение персонального состава труппы, но зачастую и самое театральное строительство.
Таким наиболее ярким случаем была переписка по поводу Тифлисского театра. 28 июня 1845 года дирекция театра получила через Градоначальника, предложение Грузино-Амеретинского гражданского губернатора Сотникова, письмо от 29 мая № 3397, содержащее в кратких чертах следующее: Губернский секретарь г. Ставрополя Яценко просил разрешения, с труппою г. Ставрополя, об устройстве в г. Тифлисе театра, на что Кавказский Наместник дал согласие и отвел для этой цели манеж примыкающий к каменному дому. Манеж был приспособлен под театр, но когда известили Яценко, что театр готов и что он может ехать с труппой в Тифлис, то труппа г Ставрополя, не дождавшись ответа, раз'ехалась, а поэтому, набирая новую труппу, запросили „внутренние губернии" о желании актеров ехать в г. Тифлис. Таким образом, один из актеров Таганрогского театра Дорошенко приглашался, как хороший актер с женою и сестрою с окладом по 1800 р , всего 5400 р. в год и с уплатою одновременно 2000 руб. задолженности Дорошенко Таганрогской дирекции и вместе с тем просили дать отзыв действительно-ли Дорошенко хороший актер.
Дирекиия ответила, что Дорошенко „очень усердный работник, но, будучи командирован в Севастополь за набором труппы, издержал 2000 руб. денег, не представив оправдательных документов, и что по особому контракту он их обязан отслужить со своим семейством. Погашено же было поко 500 р. Дирекция свои права по контракту уступить не пожелала и заявила что Дорошенко может быть свободен только после уплаты долга.
Такой оклад долгое время получали Кочевский с женою и Петровский с женою и дочерью. Чернявский и Дрейсич получали 900, дирежер оркестра Борисове женою-актрисой—1000 р., живописец—800 р., машинист—450 р.

ЗАРПЛАТА.
По отдельным перепискам актеров, по договорам заключенным с актерами и по кассовым книгам можно, до некоторой степени, судить и норме заработной платы актеров этого первого периода. Наиболее точные сведения можно установить с 1835 года по 1858 год, записи от которых, хотя и неполные и отрывочные, сохранились в делах театра.
Для лиц высшей квалификации оклад был до 2000 руб. в год. Актеры второстепенные (без указания амплуа)-300 р., музыканты— 300 р., статисты—275 р., кассир—300 р., портной—440 руб., сторож—250 руб.
Заканчивая характеристику общественно-бытовых условий жизни театра и актеров, отмечая особенности индивидуальных черт, наиболее ярко выраженных в переписке, где даны не только общественно - бытовые отношения и квалификация актеров, но также культурный их уровень и социальное положение, нам необходимо для большей полноты картины эпохи дать и производственно-правовые отношения.
Приводимые ниже правила для актеров и музыкантов Таганрогского публичного театра интересны для нас, именно, в том отношении, что они являются точным отражением господствующего в то время положения; морально-нравственного подчинения нижестоящих по рангу особам высокого рода. В эти правила вносились не только обязанности производственного свойства, но довалась мораль, и норма поведения, и чинопочитания в духе христианской добродетели.

Правила Для Артистов Таганрогского Публичного Театра на 1846-й год по 1-е марта 1847 год
1. Все Актеры и Актрисы принимаются в Дирекцию не иначе, как по предварительному журналу или определению, подписанному всеми или по крайней мере большею частью членов ее составляющую.
2. Жалованье как актерам, актрисам, танцовщицам, так и статистам и всем лицам подведомственным Дирекции назначается Ею (конечно) по предварительному с ними согласию.
3. Бенефисные дни, так же назначаются Дирекцией по согласию с артистом, в продолжении всего театрального года так, чтобы в каждом месяце число бенефисов было как можно ровнее, чтобы в одном месяце не скоплялось их слишком много потому, что это крайне невыгодно для публики, Дирекции и для самого бенефицианта.
4. Бенефициант обязан представлять новую от себя пиэсу, которой как текст, так и музыка обращается в собственность театра, ему же представляется право списать для себя копию. Выбор пьесы предоставляется на волю бенефицианта но не иначе как с дозволения и своевременного расмотрения Дирекциею.
5. В прочем если бенефициант не будет иметь возможность приобрести новой для себя пьесы, Дирекция имея свой собственный репертуар, охотно будет дозволять отличнейшим и достойнейшим артистам давать в свои бенефисы некоторые из ее пьес никогда еще не игранных не требуя за то ни какого вознаграждения
6. Обстановку новых пьес для бенефисов, если оныя будут выбраны по предварительному из'явленному Дирекцией согласию, равно и и издержки на самое бенефисное представление, как то освещение театра, костюмы, декорации и прислугу принимает она на свой щет, за напечатание же афиш и за музыку платит бенефициант по ценам назначаемым Дирекцией.
7. Распоряжение постановкою бенефисной пьесы предоставляется самому бенефицианту; но режиссер и капельмейстер обязаны ему в том содействовать так же усердно, как бы пиэса изготовлялась в пользу Дирекции.
8. Никто из артистов не должен отказываться от назначенной ему роли в бенефисной пиэсе в чью бы пользу бенефис не давался, лишь бы роль соответствовала амплуа. Всякое отрицательство от сего вменится актеру или актрисе в преступление и Виновные подвергаются строгому взысканию. Впротчем готовность и усердие нзявляемые для другого, дают каждому право ожидать того же и для себя и взаимная таковая услужливость и доброохотство, послужит к подержанию межцу членами труппы дружеского согласия и благоустройства.
9. Дктер и актриса вступившия « Таганрогскую труппу обязаны:
a) С истинным усердием и с полною доброю волею исполнять во всех частях принятыя на себя обязанности.
b) Не упустительно являться в назначенный режиссером или Дирекциею час к репетициям и к представлениям.
c) Всегда знать роль.
д) Всемерное прилагать старания о достижении улучшения и совершенства в игре.
е) Принимать со вниманием делаемыя Дирекциею замечания на игру, пение, жесты, исполнение ролей и прочее и соображаться с онными
Н) Оказывать уважение к Дирекции и к определенным исполнителям ея распоряжений, а так же и к Режиссеру.
f) Так как Дирекция не имеет особых статистов и хористов, то в случае надобности никто из актеров или актрис ни должен отказываться участвовать в выходах и хорах.
h) Заботиться о сохранении в целости костюмов и других вещей даваемых от Дирекции, в противном случае за утрату или порчу оных будет делаться взыскания.
к) Опрятно и прилично одеваться не токмо на сцену в ролях, принадлежащих к обыкновенной жизни, но и вне театра.
i) Наблюдать всегда скромное и вежливое обращение не только с начальствующими лицами, но и между ообою.
е) Отнюдь не отклоняться от своей обязанности под предлогом болезни, ибо если по свидетельству медика болезнь окажется ложною, то виновный подвергается строгому взысканию.
т ) Вообще стараться отличать себя примерным поведением и хорошею нравственностью, строго воздерживаясь от всяких ссор, смут, буйства, дерзостей и так же пьянства и т. д.
10. В случае болезни, немедленно - извещать Дирекцию, если болезни продолжается более месяца, то получать только половинное жалованье.
11. Если Дирекция заблагоразсудит отправить труппу куда либо беспрекословно туда ехать, получая от Дирекции извоз, квартиру и на стол двадцать пять копеек серебром каждому в день со времен выезда и до возвращения если только отсутсвие труппы будет кратковеременно, но если пребывание ея на одном месте будет не менее пяти недель, то кормовых денег не полагается
12. Не исполняющие сих обязанностей будут подвержены от Дирекции наказанию и штрафам, которые смотря по степени провинности будут состоять: в замечаниях частных, публичных, пред всею труппою выговорах и совнесением в аттестат, в вычетах из жалованья и уменьшении оклада, в домашнем или полицейском аресте, в лишении бенефиса, и наконец в исключении из труппы с дурным аттестатом, первыя два рода взысканий могут быть делаемы директором по репертуарной части, остальные же не иначе как по определению подписанному большинством Директоров.
13. Точное во всех статьях исполнение актером или актрисою своих обязанностей, при благородном, скромном и трезвом поведении доставит ему или ей право на особенное вниманее Дирекции, которая вменит себе в приятный долг делать им за то различныя по мере достоинств и заслуг награды и поощрения. Как-то: публичные похвалы, одобрительные листы за подписом членов и печатью Дирекции, выдача единовременной денежной суммы, приличные подарки, прибавка жалованья, возведение в высший разряд, предоставление лишнего бенефиса или полубенефиса сверх условия и т. п.
14. Из сего явствует, что от самых актеров или актрис зависеть будет, трудами, старанием и похвальным поведением улучшивать свое благосостояние. Дирекция же во всяком случае будет распоряжаться. с строгим бесприпятствием отдавая достойному заслуженную справедливость, а с виновного взыскивая с его по мере его вины.
15. Выдача жалованья будет производиться по истечение каждого месяца в первых числах вновь наступившего, с учинением при сем случае, всех вычетов и штрафов будет кто оным подвергнется (со святой недели по сентябрь месяц, так как в это время сборы Дирекции бывают ограниченее нежели зимою) жалованье оудет выдаваться в половину; а с сентября по великий пост, не доданное в летние месяцы жалованье распределяется поровну на осенние и зимние. Впрочем правило это постановляется из одной предосторожности, и если бы случалось и летние сборы были бы достаточны, тогда ополовинье будет производиться в полне Месячное жалованье в виде обеспечения в кассе отныне впредь оставляемо не будет как то бывало прежде, но в перед ни кому и ни под каким видом оного выдаваемо не будет. По окончании срока договора делается с артистом разщет и выдается все заслуженное жалованье сколько оного причтется. Возвращается вид и документ 'сверх того он снабжается аттестатом за подписью Дирекции. Буде-же он пожелает возобновить контракт, то заключается с ним новый, прежний же во всяком случае уничтожается и оставляется в конторе Дирекции.
16. Режиссер предполагается при труппе особый с жалованьем по Деесте пятьдесят рублей в год серебром и зимним бенефисом, но если бы кто из Г. Г. актеров пожелает принять на себя сию должность, не упуская своей обязанности и Дирекциею к тому будет удостоен, то ему К его жалованью делается прибавка по соглашению с ним деньгами или бенефисом.
17. Взаключении сего об'является всем членам труппы, что они все состоят под непосредственным покровительством и защитою Дирекции, а по тому если бы им причинилось кем либо обида или личное оскорбление, то Дирекция вмзнит себе в обязанность оказать ему защиту и где следует ходатайствовать о доставлении ему законного удовлетворения.
Строгое и точное соблюдение сих правил со своей стороны Дирекция утверждает своим подписом
Дирекция Таганрогског о Подпись публичного Театра

Правила для Музыкантов и служителей Таганрогского Публичного Театра на 1846 год.
1. Все лица принадлежащие к театру определяются и уволняются по журналам Дирекции с назначением им жалованья и содержания по предварительному с ними согласию.
2. Жалованье им производится на основании 15то пункта условий с актерами.
3. Музыканты обязаны непременно являться без'отговорочно на все репетиции, ка к общие так и частные, а равно и на представления.
4. Во время выезда труппы должны следовать вместе с нею по назначению Дирекции на правах одинаковых с актерами значащихся в 11 пункте, на сем же основании следуют и прочие Дирекции подведомственные лица с платою на стол по 20 коп. серебром в сутки.
5. Музыканты равно как и прочие лица должны вести сея честно, и трезво в игре и везде особенно же в театре при репетициях и тем более представлениях. Без ведома Дирекции никогда и ни куда из города не отлучаться, поручаемые им инструменты и вещи содержать в чистоте и порядке; приказания Дирекции вообще и назначаемых ею лиц, как то Капельмейстера режиссера, Эконома исполнять в точности, конечно, каждый по своей подведомственности. В случае неисполнения сего подвергаются, в первый раз выговору частному вторый общественному в присутствии целой труппы наконец штрафом денежным, арестом домашним и полицейским и наконец исключению с дурною аттестациею.
Капельмейстеру вменяется в обязанность репетировать музыкальные партии с актерами и актрисами. Присутствовать всегда на репетициях как собственно музыкальных так и при репетициях водевилей и Дивертисманов для приведения их в порядок в собственно до него относящемся музыкальном отношении, употреблять все возможное старание к улучшению музыки, дережировать ходом пиэс,приискивать и если можно и сочинять музыку и акомпанимент для водевильных куплетов, хоров, дивертисманов драматических Эффектных сцен и во всем до музыки относящемся быть полным хозяинном и распорядителем под особенным наблюдением Г. Г. Директоров театра по музыкальному отделению Эльзингка и Риссо, наблюдая и строго выполняя их наставления и приказания. Строго наблюдать за нравственностью музыкантов и за выполнением ими своих обязанностей. Во всех требованиях относящихся до музыки относиться к занным выше Г. Г. Директорам.
8. В добавление к сим условиям, Дирекция долгом считает присовокупить, что если по каким нибудь особенным, непредвиденным обстоятельствам или по воле Правительства Дирекции до конца будет закрыт со всем театр в Таганроге, то сим самым уничтожаются все условия заключенные Ею со всеми лицами и никто из них никаких притязаний, кроме полного расчета по день упразднения театра иметь не может.
Я. Цельнер. Директоры Таганрогского Публичного Театра Э . Флук Д. Ласкараки ."
На 1847 год сделаны следущие изменения:
по § 2. вместо пун. 15 поставлено 20-й
по § 3. добавлено: „и делаемые Директором музыки пробы"
по § 4. вместо пун. 11-го поставлено 13 и 14.

Сцена и репертуар.
С самого момента своего существования, Таганрогский театр представлял из себя соединение гастрольных представлений, самого разнохарактерного жанра. Из рапорта градоначальника мы видим уже его физиономию. Предполагая организовать театр, при поддержке государственной субсидии ходатайствуя об этом перед высшим начальством, Дунаев считал совершенно необходимым расширить его как со стороны состава, так и со стороны репертуара, добавлением оперных и оперетточных представлений. Точка зрения, высказанная Дунаевым, отнюдь, не является выражением его личного вкуса: Общество того времени не удовлетворялось представлением одних драматических „пиэс", оно требовало представлений опер Этого желали иностранцы, как временно пребывавшие в Таганроге, так и постоянно жившие.
Оформление оффициальной государственной субсидии прошло после Дунаева Осуществление же вышеприведенного проэкта Дунаева произошло несколько раньше. Самый факт покупки крепостных музыкантов был ни чем иным, как выполнением поставленной задачи: организации оперы в таганрогском театре.
Такое сочетание драмы, оперы, оперетки и комедийного жанра продолжалось до середины 60-х годов, когда драма и опера окончательно были раз'единены. Тот факт, что театр по своему направлению, по своей целевой установке имел значительный уклон к театрально зрелищному увеселительному учреждению, подтверждается не только определениями в оффициальных бумагах городских деятелей того времени, но и самым репертуаром, и в особенности его дневной программой.
Репертуарная мешанина, репертуарная пестрота чрезвычайно характерна для того времени. По составленному наиболее полно каталогу 1848 года, когда инвентаризация театра была в лучшем состоянии мы видим следующее:
Всего драм и мелодрам 175, из них переведенных с французского языка— 32, немецкого—10, итальянского и английского 23, остальные русские. По конструкции их можно разделить на 3-х акт,—33; пяти и четырех актные—64, остальные двух актные.
Комедий 150, водевилей и оперетт—365- Нот к различным пьесам до 294.
Если взять на выдержку некоторые из пьес, то получим следующий список:
Драмы .
„Два сержанта" драма 3 д. Иванова.
„Полночный колокол" драма в 3-х действ, перевод с франц. Пикорекура.
„Ужасная ночь на острове Сант Доминго".
„Награжденная добродетель др. 3 и. Иванова.
„Сон любви “ др. 5 д. Коцебу.
„Награда истины др. 5 д. Коцебу.
„Покорение Казани" траг 5 д. Грузинского.
„Козьма Роприн" др. 5 д. Бахтурина по Загоскину.
„Гамлет"—Шекспира к перев. Полевого.
„День торжества и смертной казни" др. 3 д. перевод с фран.
„Смерть или честь“ др. 5 д. Полевого
„Невеста разбойника" др. 3 д. с немецкого.
„Бразильская обязьяна" мелодр. в 1 д. с музыкой
„Русский человек добро помнит'' драма быль в 1 д. Полевого.
„Падение Месолон" др. 7 д. Кокощкина.
„С копин-Шуйский" др. 5 д. Н Кукольника.
„Параша Сибирячка* др. 2 д. Полевого.
«Король Лир" Ш е ксп и р а—пер. Якимова.
„Отелло"
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073553017738770
Актер драмы Таганрогского театра ЛАВРОВ М. Б.
„Ромео и Джульета" Шекспира пер. Коткова.
„Эсмеральда".
„Разбойники" Шиллера.
„Смерть Сусанина" др. в 1 д. Н. Ф.
„Рука всевышнего отечество спасла" истр. лр. в 5 д. Кукольника.
„Мария де Падилья" др. в 5 д. перев. с франц.
„Троил и Кресанда" в 5 д. Шекспира.
„Ермак" тр. в 5 д. Полевого.
„Павел и Вергилия" Полевого.
И т д.
К о м е д и и .
„Хитрая вдова" в 1 д. Коцебу.
„Патриот или знатная особа" Коцебу.
„Перехождение души" „
г Несчастие“
„Говорун" Хмельницкого.
„Жених трех невест" в 1 л.
„Невеста трех женихов" в 1 д. Коцебу.
„Недоросель" в 4 д. Коцебу.
,.Дон Жуан в 5 д. перевод с франц.
„Ревизор" Н. В. Гоголя.
„Деньщик Шельменко" в 5 д. Основьяненко.
Водевили и оперетты
„Карантин" в 1 д. Хмелевского.
„Актеры между собой".
„Нет худа без добра".
„Первая любовь" Ленского.
„Две ночи" Ленского.
„Усы".
„Актриса".
„Невеста" опера в 3 и. Ленского.
„М уж и жена" »
„Любовное зелье" „
„Час в тюрме" „
;,Муж всех жен“ с француз.
„Горе Oт танца".
„Наталка Полтавка" Котляоевского.
„Муж в камине" с француз.
„Мельник колдун" опер, в 3 д. Иванова.
„Жених на расхват" в 1 д. с фр. Кожи.
„Чиновник по особым поручениям" в 1 д. Коротыгина.
„Первое июля в Петергофе" „
„Бой жинка" оп. в 3 д. Котляревского.
„Чудак покойник" в 1 д. Коротыгина.
„Брюзга" в 1 д. *
„Колежский регистратор" Соловьева.
„Аскольдова могила" on. в 4 д. Верстовского.
„Улица луны" в 1 д. с француз.
„Воен. мундир" с франц. в 1 д. Каротыгина.
Если организатор труппы и руководитель Валентин Петровский, „заслуживший хорошие расположение к себе публики выбором и представил нием театральных пьэс, числу лиц его труппы соответственны х “, держал курс на актера, могущего перенести более или менее безболезненно репертуарную мешонину, дать зрителю возможно лучше представленную пьесу и добиться соответственного впечатления, то при организации театра, идущего на встречу желанию иностранных жителей, направление театра приняло совершенно иной характер.
Театр получил назначение удовлетворять желание публики. Какими же средствами для разрешения поставленной задачи- располагал театр?
Эту чрезвычайно сложную задачу должен был разрешить, с одной стороны актер и с другой—инструментовка театра. В отношении актера, увеличились требования на его разносторонность, на его лучшую квалификацию, на характер и степень выполнения1(;им. Требование разносторонности в игре и более широкого амплуа приводили иногда к курьезным предложениям, со стороны актера. Такие курьезы мы наблюдаем в их личной переписке с дирекцией театра.
Что же касается инструментовки театра, то все действия ее технических руководителей сводились к возможно большему охвату и разнообразию театральной обстановки. И театр этого времени дирекции, публичный театр, старался быть peaлистичнее, в смысле декоративном и бутафорном и действеннее в смысле увеселительном-репертуарном. Для того, что бы „соответствовать“ поставленной столь широкой задаче, театральная инструментовка становилась в свою очередь все сложнее и сложнее. Репертуар был весьма разнообразен, начиная от „Аскольдовой могилы" и „Покорения Казани" и кончая „Островом Сан Доминго".Театральная механика, в о лей -неволей , должна была соответствовать такой установке.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073534922864642
Антрепренер и актер драмы Таганрогского театра НОВИКОВ Н. И
Декорация и костюмерные в течении многих лет стали накоплять самый разнообразный матерал. Далеко неполный перечень сценических приспособлений и то дает картину необычайной пестроты и сложности:
Занавесы:
Передний с триумфальной аркой.
Лесной занавес.
Садовый с „английскими деревьями".
Сельский вид.
Воздушный занавес.
Занавес с видами Бахчисарайского дворца
Занавес с видами развалин.
Ночной горизонт.
Хаты и избы:
Малороссийская изба.
Немецкая изба.
3 малороссийских хижины.
Хижина Жоржа.
Дом превращающийся в большой и малый вид.
Различные сооружения:
Подземелье.
Готическая арка.
Чертог транспорантный.
Стена чрез всю сцену.
Складная больница.
Проходные ворота.
Каретный сарай.
4 башни.
11 домов.
5 памятников лубочных.
2 пригорка.
5 пригорков лубочных.
Беседки.
Часовня.
Грот-
Малороссийск. печь
Плетни.
Карета.
3 гроба лубочных.
Лошадь из лубка.
Раковина.
П а вил ьо ны :
Зеленый зал.
Белая комната.
Розовая комната.
Желтая комната.
Голубой зал.
Малиновый зал.
Розовый зал.
Готический зал.
Зеленая комната.
Мельница.
2 лодки лубочных.
Колесница деревянная.
Замок Змеяда.
Колодезь.
Пещера.
2 аптеки.
Дом вверх дном обтянутый полотном.
Трон с 4 колонами.
Вензель Н-1-й из дерева.
Трон из малинового кумача.
Кит через всю сцену.
7 чудовищ.
Треск грома из досок, обитых
ремнем.
Дождь, налитый на досках иг
листового железа.
Номенклатура и терминалогия приспособлений, как видно, доходила до курьеза. Требовались целые сооружения, предназначенные для специальной постановки и сохранялись для повторения. Такая же пестрота была и в гардеробе. Гардеробная начинала складываться с самого основания театра и в течении многих лет достигла очень богатого ассортимента. Здесь мы находим кафтаны, козакины, графские мундиры, ливреи, славянские шубы, „холопские кафтаны", „гишпанские буфы фланелевые", латы глазетовые, „гишпанчские штаны“ , „5ю п о к холопских", сюртуки, кафтаны и кофты.
Уже к концу первой половины XIX столетия, гардеробная театра насчитывала до 545 предметов различного наименования. Первый период существования Таганрогского театра охватывает собою время с 1827 года по 1866 год, когда было выстроено специальное театральное здание.
Вопрос о постройке театра возник сравнительно рано. Он возбуждался неоднократно. Но, встречая на свое пути те или другие причины, корнями своими уходившие в дерби „государственных вопросов первоочередной важности", не находил должного разрешения. Настойчивее всего он был поставлен на разрешение и вновь было возбуждено ходатайство в 1845 году, при дирекции в составе Флука, Синоди—Попова, Росси, Ласкораки и Варваци.
В ответ на отказ Новороссийском и Бессарабского генерал-губернатора, хотя и не возражающего против постройки театра вообще, но недопускам сего заключения займа на постройку в сумме 30.000 р., когда и без того уже расходуется ежегодно порядочная сумма в 2571 руб. 57 коп. сереб., дирекции вновь подала просьбу о необходимости, постройки нового здания приводя следующие основания:
„Здание мало, в сарае, душн'е летом и холодное зимой; Находится в частных руках купца Корояни; Требует все большего и большего ремонта: парализующее все предприятия Дирекции неправленые к улучшению и все же стоющий ежегодно до 85 o руб. Тогда к ак новый театр, построенный на заем в 30.000 руб. из расчета погашать ежегодно 1.800 р уб . будет оплачен в 37 лет.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073555080508642
Актриса драмы Таганрогского театра ГОРЕВА.
Здание останется с собственость города, причем постройка двух флигилей под квартиры для актеров и музыкантов даст также доход. Затем члены дирекции вынуждены ходить но начам на репетицию и спектакли". И наконец, к ак последний аргумент, имеющий для начальства большой вес, дирекция приводит такое положение: „выгода же Дирекции, состоит кроме найма в возможности наблюдать за поведением и нравственностью подведомственных ей лиц ".
Рассматривая ответ министерства внутренних дел , по вопросу о постройке театра, дирекция усмотрела допущение ошибки „в рассуждении", что просимая сумма 30 000 руб. ходатайствуется не как новая сумма сверх субсидии, отпускаемой ежегодно из доходов города 2571 руб. 57 коп., а как заем с погашением этой субсидии. Усматривая возможность погашения 30000 из субсидий, дирекция просит пересмотреть дело и разрешить кредитование в государственном банке на 37, лет. обеспечивая утлату удержанием 1,800 рублей из субсидии.
„Сознавая вполне выгоду и удобоисполняемость своего предложения, Дирекция считает священною для себя обязанностью представить все выше изложенное благосклонному вниманию Гоподину исправляющему должность Таганрогского Градоначальника и покорнейше просить Его Светлость войти вновь с представлением проэкта на благоусмотрение Высшего Начальства".
Подводя итоги первого периода деятельности таганрогского театра необходимо отметить наиболее выдающихся и видных его деятелей.
Трагики: Ольридж и Томазо Сальвини; драматические актеры: Петровский, Лавров. Новиков и Чарский; драматические актрисы: Рютчи, Козловская, Горева; оперетточные артистки: Ермилова.
Кривая движения бюджета Таганрогского театра с 1835 по 1866 год.

2 й ПЕРИОД
ТЕАТР „ГОРОДСКОЙ", ТЕАТР БУРЖУАЗНО - МЕЩАНСКИЙ с 1865—1917 год.
Второй период существования Таганрогского театра, совпавший с постройкой специального здания, кроме этой внешней стороны, чрезвычайно важен по своему внутреннему содержанию Театр этого периода в хозяйственном отношении целиком шел под знаком антрепризы. Если в первый период хозяйственный расчет,—самоокупаемость театра играла одну роль,—то еще большее значение чем хозяйственная сторона, в этот период для театра имела перемена курса в театральном искусстве.
Если театр первого периода имел уклон к зрилищному и увесели тельному характеру, (для лиц, ищущих „отдохновение и развлечение между своими занятиями), то в этот период театр приобретает уклон к психологическому, внутреннему переживанию, к театру литературы, театру настроений.
Во втором периоде существования таганрогского театра окончательно произошло разделение драмы от оперы, оперетки от комедийного жанра.

Постройка театра.
Не добившись разрешения на заем в государственном банке требуемой суммы с погашением долга из субсидируемых ежегодно средств, таганрогское купечество решило действовать самостоятельно. Для этой цели оно организовало 22 мая 1865 года акционерное общество, с капиталом в 45.000 р. с утверждением 450 акций сторублевого достоинства. Условия, на которых акционерное общество брало на себя риск по постройке театра, не лишены свое, о интереса во вмногих отношениях. Прежде всего, что побудило это общество к постройке театра, что купечество ждало от театра, какие были к этому мотивы? Из переписки по этому поводу мы видим в подлинных выражениях такие доводы:
„Развитие в последнее время материальною благосостоянии, образованности и вкуса между жителями города Таганрога сценическая представления доставляющая самые возвышенныя удовольствия и всякому доступные становятся все более и более настоятельною, нравственною потребностью не только отдельных лиц, но и всего общества, всех сословий".
Разумеется, что в этом доводе все же звучит старый леиб-мотив, что и полсотни лет до этого момента, но здесь уже и много нового. Одно чрезвычайно важно, что инициатива в театральном деле исходит не от чиновничества, а от купечества, материальное благосостояние и образованность которого увеличилась. Купечество стало еще более активно. И, наконец, театр стал „настоятельной", нравственной потребностью всего общества, „всех сословий" Насколько последнее верно, т. е насколько эти потребности „всех сословий" купечество удовлетворило, мы увидим в будущем.
Финансовую сторону этого дела купечество незамедлило поставить весьма солидно. Условия были, во всяком случае, невредные.
Во-первых, комитет акц. О-ва будет получать от города 25/0 р., отпускаемых на содержание театра, как государственную субсидию, из коих 2250 назначаются в уплату 5 проц. на основной капитал, а остальные 320 р. на ремонт, починку и страхование.
Но этого недостаточно. Город должен дать обязательство: "о недопущении кому бы то не было приобрести покупкою или построить другое здание для сценических ил и других представлений прежде выкупа городским обществом пли частным лицом построенною комитетом театра“. Способ выкупа—или посредством тиража, по частям, или сразу.
Комитет оставляет за собой буфет в театре п лавки, а законченное здание сдает дирекции театра. Оставляет за собою хозяйственную часть театра: ремонт, страхование и прочее, а дирекции сцену и актеров.
11 августа 1865 года за № 3642 новороссийский и бессарабский губернатор сообщил, что министерство внутренних дел разрешило на указанных условиях строить театр с предупреждением, что в случае отказа в 10 проц. отчислении от таможенного сбора, город будет, погашать долг из общественных доходов.
Таким образом, постройка театра была закончена в 1866 году. Место, отведенное под постройку, принадлежащее купцу Конст Бенордаки пошло в основной капитал по оценке в 4000 р.
О времени открытия нового театра, о первой труппе, начавшей в нем работу, ничего неизвестно, т к. при избрании новой дирекции в 1871 году и принятии дел таковой от жены сбежавшего неизвестно куда, директора театра Корояни, были приняты дела в беспорядке и расшитыми, а некоторые из них (с 1867—1870) даже совсем пропали.
Период существования театра с 1866 г. по 1917, в течении целого полустолетия, необходимо разбить на две части. К первой части о носится то время, когда в угоду верхушке общества театр шел по пути удовлетворения вкусов и потребностей привиллегированной группы, стремившейся содержать итальянскую оперу для иностранцев и драму для чиновной знати и русского купечества. Этот период длился до 1885 г. Ко второй части, рассматриваемого периода, относится время перехода театра к драме, т. е. время с 1885 г, по 1927 год.
Прежде чем приступить к описанию почти двадцатилетнего взаимного существования двух видов театрального искусства оперы и драмы, выступавших в качестве соперников на одной и той же сцене, необходим о вкратце покончить с историей постройки театрального здания, как с одной из бытовых сторон его жизни.
Гласный городской думы Попандопуло подал 7/ХII 1872 года заявление о покупке здания театра от акционер, о-ва в пользу города. При этом Попандопуло приводил мотивы, что здание театра выстроено за 40000 р., плюс 5000 р. затрачены на газовое освещение Акционерное О-во, таким образом, на затраченный капитал в 45000 рублей получает от городской Управы 2700 р.. доходу от буфета и фойе 3000 руб, арзнды от биржевого зала —1000 р., а всего более 6000 руб.
Если город купит театральное здание, то от аренды буфета в 2500 руб., лавки 800 р., гастролей 1000 р., за аренду фойе под биржу 1000 р., он (город) получит от 15—20 проц. дохода от эксплоатации здания в целом.
Заслушав заявление Попандопуло, городская Управа, под пргдседательством гор. головы Перушкина П. Ф , решила купить театр при соблюдении следующих условий:
1) Скупить 450 акций по номинальной цене 100 руб.
2) Поручить думе, в случае недостатка средств, сделать заем.
3) Сверх 45000 руб. уплатить 5 тысяч рублей, употребленных Акционерным Обществом на проводку газового освещения в театре.
4) За оборудование сцены, костюмы и прочее, платы не производить.
11 Декабря 1873 года собрание акционеров в лице 4 челов. П. Ф. Перушкина, А. А Монети, А. А. Боголюбова и А. Н. Попандопуло имеющих всего вместе 319 акций и голосов, из коих на долю одного П Ф. Перушкина приходилось 300 акций, а стало быть и голосов, постановило: передать театр городу I I 1874 г., погасив 461 акцию втечении 10 лет путем тиража. Здание же само по страхованию было оценено в 49900 рублей.
Узнав о таком решении Акц. О-ва, один из его членов, Исп. Обяз. градоначальника, а по штампу заявления „и землевладелец , Фурсов, в марте 1874 года опротестовал такое постановление О ва, считая себя, члена Акц. О-ва, обойденным и крайне обиженным, отклоняя это решение по следующим соображениям:
1) Я несогласен на уплату мне по частям затраченного мною капитала:
2) Театром заведывал и должен заведывать в настоящее время театральный комитет, который отчета акционерам не представил;
3) Если Управа приобрела акции, то она такой же акционер как и я;
4) Мое право охраняется 420,543, 550, 555. 700 и 701 ст. X т. I части;
5) Я не дал моего согласия на отчуждение театра (моей доли) законным способом, т. е. не совершение купчей крепости, так как театр, полагаю за смыслом 384 ст. X т. ч. I, следует считать недвижимым имуществом".
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073598416252946
Дирижер оперы Таганр. театра САРТИ (1866) г.
Переписка градоначальника и землевладельца Фурсова кончилась не в его пользу. Фурсов не учел смысла статей ", имевшихся в руках Перушкина, т е. 300 акций и „голосов", а они то и решили дело в сторону того, кто их больше имел. Акции стали аккуратно из года в год поступать в тираж, 15 декабря каждого года по 46 штук.
Первые сведения о существовании одновременно двух трупп оперной и драматической, мы имеем из дел театральной комиссии, относящихся к 1870 году. Эти источники нам говорят о том, что в 1870 году одновременно существовали две труппы: в летний сезон—русская драматическая и в зимний—итальянская опера. Состав русской драм, труппы был из 20 человек, а состав итальянской оперы следующий: художествен, состав солистов и солисток 15 человек, хор 30 человек, оркестр 32 чел. под управлением (Клефеля).
Если допустить, что оценка итальянской оперы, данная неизвестным автором градоначальнику, верна, то характеристика будет такова: „Состав оперы превышает состав прежних годов, выдающимися были: Tenore di forse Абруниедо с честью мог бы занять первое место в столичных театрах и Фабрио Сантини отличается свежестью и верностью в исполнении трагических ролей. Остальной состав“ почти равен, каждый в своем роде очень удовлетворителен“.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073603690548418
Примадона итальянской оперы Таганрогского театра 3АНГЕРИ [1866 г)
Пользуясь некоторым успехом в организации одновременно двух трупп, театральная комиссия на предстоящий сезон 1870—71 г.. решила также иметь итальянскую оперу и для этой цели уполномочила члена комиссии Мари Вольяно 27/Х1 при поездке его заграницу, выдав ему для организационных расходов 9029 руб.
Но, как видно, из дальнейшей работы театральной комиссии, она уже к февралю 1871 года имела от этого дела дефицит в сумме 15485 руб. 28 коп
Сделав из этого неизбежный вывод, что дело данного сезоне проиграно, Комиссия решила командировать за границу одного из опытных актеров, для формирования оперы, а организацию русской комедии с водевилем и опереткой поручила Дьяченко.
Для того, что бы поддержать этот сезон директора Фурсов и „Варваци" внесли по 5 тыс. рублей в общество взаимного кредита, с расчетом вернуть эти деньги по окончании сезона, а также и покрыть задолженность в сумме 15485 руб. 88 коп., израсходованные Скарамангой, Алфераки и Фурсовым. Повидимому, дела все же шли неважно.
Что бы так или иначе уменьшить дефицит театра решено было „исходатайствовать" разрешение „на устройство опер" в великий пост, по желанию граждан иностранцев, указывая на пример Варшавы и С. Петербурга.
„Но господь предполагает, а министерство располагает" и министерство внутренних дел решило, что рано еще Таганрогу быть равным Петербургу - и отказало категорически. Конечные итоги этого года остались неизвестными, но судя по отзывам состав труппы был не плохой, в особенности выделялись в этом году Востоков, Лазарев и Воронина-Николаева.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073614315682098
Дирижер оперн Таганр. театра МОЛЛА Г. В. (1870 г.)
Предположив вести дело по примеру прошлых лет, театральная комиссия разработала смету и определила бюджет театра на 1872 г. в его доходной и расходной части в сумме 82462 р. 31 коп. Но, как видно из дальнейшего это предположение не было проведено в жизнь. Имея горький опыт прошлых дефицитных лет, комиссия’ решила перейти на другие рельсы, благо к тому представлялся случай в лице первого антрепренера—дельца, (кишиневского), Новикова. С этого момента для театра началась новая эпопея. Театр вошел в новую полосу своей жизни. Местные меценаты, в лице именитого купечества, несколько отошли назад и изредка, от случая к случаю, потряхивали свою мошной, если не из за любви к искусству, то из за своей купеческой принципиальности. Не имея возможности останавливаться в дальнейшем, на хронологической сменяемости антрепризы, нам необходимо остановиться, лишь, на пунктах наиболее характерных для данного вопроса.

Деловой подход.
Большинство антрепренеров, указанного периода, брало театр на два года, причем первый год всегда определялся в заявлениях, как год дефицитный, год требующий затрат на оборудование, ремонт и пр. Таковы, например, предположения первого антрепренера Новикова.
Новиков на первый год предлагал организовать русскую драматическую труппу и при ней оперетку, а на второй год при русской драме, итальянскую оперу.
Продержав театр первый год, Новиков от итальянской оперы отказался. Но тяга к итальянской опере была настолько сильна, и воздействие на театральную комиссию было настолько сильно со стороны иностранцев, что театральная комиссия решила в 1874 году иметь одновременно не только две отдельных труппы, но и двух отдельных, независимых друг от друга антрепренеров: для русской драммы Новикова, а для итальянской оперы Росси: „Надеясь что тем самым устранится могущий быть разлад в обществе вообще вредный для театрального дела", Новиков с таким положением не согласился и опростестовал. Комиссия от своего первоначального плана отказалась вполне резонно считая, что „итальянская опера является роскошью, доступной только кружку богатой публики".
Новиков, по словесному договору с комиссией, приступил к организации драматической труппы и для этой цели выехал в Москву. Но давление “общества" оказалось на столько сильным, что комиссия разрешила самому Росси начать переговоры с Новиковым. Завязалась борьба. Новиков, считал себя крайне оскорбленным подобным действием, писал возмущенным тоном на имя театральной комиссии, что „вы мною играете как мальчиком, ребенко м . Покорнейше прошу выведите меня из этого неловкого положения - пока есть время отказывать артистам (что бы они могли приискать другие места). Ч ерт с ними с деньгами“
Задаток им был в это время выдан более 2000 руб. Комиссия убедилась, что она ведет двухсмысленную нетактичную игру, в угоду давления со стороны некоторой части таганрогской публики, наконец, набралась решимости и отказала Росси, отметив в протоколе: ,,не бepеm на себя ответственности моральной и материальной".
Театр был сдан Новикову с 1874 - 1876 год, с условием применяться к репертуару столичных театров.
В этот сезон организованная труппа в 40 человек пользовалась хорошим успехом, в особенности „выдавались сценическим искусством антрепренер Новиков и артисты: Чарский, Холодов, актрисы: Козловская и Лаврова. „Пьесы шли с значительным успехом в особенности современного русского репертуара"
Существование итальянской оперы проходило не только при поддержке одного Таганрога, но и Ростова. Таков в этом отношении был 1873 год, когда антрепренер Вальяно имел одновременно дело на два города.
Постановки эти шли два раза в неделю, для чего необходимо было перебрасывать труппу в 35 человек. Считаясь с большими накладными расходами по поездке труппы, Вальяно ходатайствовал перед Управлением Курско-Харьковской и Азовской жел. дорог, о 35 проц. скидке.

Опыты купечества или "Утопия".
Как сказано было выше, купечество не упускало иногда случая тряхнуть своей мошной. Купечество не только принимало участие своими средствами в этом деле, но проявляло даже попытки непосредственного ведения дела в качестве антрепренеров. Здесь идет речь не об антрепренерах, как таковых, вышедших из купцов, но о купечестве местном, с антрепризой ничего общего не имеющей. Этот случай необходимо рассматривать, как попытку таганрогского купечества на этом деле „зашибить деньгу".
Два таганрогских купца Мавро и Авьерино, предложили снять, театр на два года по 3000 руб. в году. Составили для этого: оперную труппу в 17 человек, хор -16 человек и оркестр, 19 чел. По отзыву „публики", „обстановка" и исполнение пьес были вполне удовлетворительны, но дело стало прогорать... Купечество видя, что дело дрянь, подало заявление о скидке 1/3 платы за аренду.
Какой же урок вынесли купцы-антрепренеры из этого опыта? Они определенно подали свое заявление об ошибках и понесенных убытках.
„Театральный сбор дал 35000 р. (по 6000 руб. в месяц), в сезон до пасхи в 180 дней Сбору хватает только на выдачу жалованья, а давать за аренду 3000 р. это Утопия!..
Сделано ремонту на 3800 р., аренды учлачено городу 3000 р., а антрепренеру, которого они пригласили от себя, было выдано субсидии 8900 р.
Антрепренер Омер в свою очередь, не имея возможности аккуратно платить жалование актерам, передал театр труппе.
Таким образом перед нами первый случай в Таганроге провала антрепризы и перехода дела к товариществу. Мавро и Аверьино просили на следующий год снизить аренду до 1500 р., считая, что „театр никогда не был доходною статьею, что театр кроме развлечения имеет значение и в образовательном отношении".
Так, получив „образование" в театре, купцы-антрепренеры запросили пардону, на своем кармане определив „целевую установку театра".
Купечество принимало на себя иногда роль и более благородного порыва, выступая меценатами искусства („аматорами"). оно иногда делало не менее смешные шаги, чем непосредственное участие в антрепризе. Так, в 1883 году заключила договор в отношении театра Анастасия Матвеева по сцене Антонова, за 3000 руб. в год. с залогом в 1500 руб и штрафом в 500 руб., в случае невыполнения какого либо пункта договора. Два купца Лука Скороманга и Констант. Авьерино дали поручительство в сумме 2000 руб., в обезпечение вы полнения договора Антоновой, но стоило только пошатнуться делам театра, поручители не задумываясь долго, подали заявление об отказе от поручительства. Антонова же отказалась внести залог в 1500 руб. и договор был расторгнут.
Кроме тех выгод, на которые расчитывали тогда неопытные в театральном деле лица, как Мавро и Авьерино, были, повидиму, и другие выгоды иметь дело с театром. На такой вывод наталкивает одно частное письмо, на имя дирекции театра некоего Коридзе Филиппа из Милана, посланное 28.11.1880 года. Коридзе, предлагая свои услуги составить итальянскую оперу, ссылается, между прочим, на те преимущества, какие давались до этого прежним антрепренерам. По его славам, быв. атпрепренеру Сарматею, гарантировалось известная сумма из абонемента, уступался буфет с 4000 руб. дохода, давался свободный пропуск из-заграницы в Таганрог всем вещам, адресованным на имя антрепренера театра. Осталось ли это компрометирующее письмо без ответа или было отказано - неизвестно, но смысл этого письма очень недвухсмысленен. Был ли театр, по случаю „свободного провоза разных вещей", чем то иным сказать трудно, но что-то было. Может быть, кое для кого „итальянская опера" была бездефицитной...
Всегда ли Таганрогский театр, в описываемый период был дефицитен или нет? Повидимому, нет. Антрепренер Новиков Семен Никодимович, желая получить антрепризу, вторично, в Таганроге дает некоторый, хотя и краткий отчет о проведенном сезоне в 1883 году. В этом году, по данным Новикова, было сделано валового сбора 36000 руб., а издержано 34683 руб. Этот успех Новиков приписывает своим организационным способностям, указывая на то обстоятельство, что до него в течении 8 - 9 лет со времени антрепренера Новикова Никиф. Иванова, не было порядочного состава и театр пришел в упадок Чтобы не быть голословным Новиков приводил доказательства своего безубыточно—проведеного сезона.
Подобная откровенность не привела к налаживанию взаимоотношений с Новиковым, но, наоборот, вызвала повышение аппетита у театральной комиссии. Требование к антрепренерам усилились, предложения со стороны атпрепренеров участились и, понятно, Таганрогский театр "вздорожал".
Возмутившись чрезмерными требованиями, один из антрепренеров актер Никол. Савел. Песоцкий, прямо, в письме назвал театральную комиссию некомпетентной, „ибо эти условия может взять неопытный антрепренер или нечестный", и подал завление непосредственно в управу.
Другой антрепренер Воронков, в еще более резкой форме, отчитал комиссию за ее неправильный подход к делу. Воронков пишет: „такому городу как Таганрогу следует самому давать субсидию хорошему и известному антрепренеру, а не требовать платы за театр. Я нисколько не сомневаюсь, что Вам дают за театр семьсот рублей— могут дать и больше, но кто даст? Какой антрепренер? Нас в России настоящих антрепренеров только трое, а остальное чорт знает что, аферисты и даже хуже?"
Каковым бы не было критическим, положение театра в тот или другой сезон, все же театр мог опираться на государственную субсидию и такое положение продолжалось до 1876 года, когда государственным советом был установлен срок 10 проц. отчисления от городских доходов, к тому же, помимо государственных субсидий театру оказывали помощь отдельные граждане.
В 1870-1871 году директор Марк Варваци израсходовал свои средства на оборудование декораций, ноты и костюмы до 12.000 руб. употребив эти средства в полной уверенности, что театральное дело даст некоторую прибыль, надеялся получить свои деньги, но прошло несколько лет, а дирекция театра на неоднократные заявления Варваци, не давала положительного ответа. Тогда Варваци подал в суд, прося немедленно возвратить имущество и признать Управу недобросовестною владелицею этого имущества. Настойчивое требование Варваци, через своего доверенного Штурм де-Штрин, бывшего некоторое время также директором театра, создало для театра нездоровую атмосферу. Судебный процесс по делу Варваци, вскрыл в свидетельских показаниях, пристрастность некоторых лиц, в том числе одного из директоров Дьяченко, что вызвало недовольство лиц, близких к театру и их немедленный уход из дирекции. Антрепренер Новиков, напуганный слухами об из'ятии вещей, принадлежащих Варваци, (а таковые составляли лучшее оборудование театра), в свою очередь, поставил вопрос о прекращении своей деятельности, или же о принятии срочных мер по ремонту театра и декорации, которые пришли в совершенный упадок- Требовался капитальный ремонт лож, партера, мебели и особенно газовых труб, которые по своей неисправности „испускают ужасное зловоние" Новиков просил для этой цели 3000 руб. субсидии и 3000 руб. заимообразно, с условием погашения займа по 25 руб. с каждого спектакля Нерешительность дирекции сказалась и в этом деле и она не нашла ничего лучшего как отказать Новикову, а театр сдать в другие руки.
Неудовлетворившись решением суда, Варваци передал свое дело на пересмотр в Одесскую судебную палату. 1876 г. ноября 6 дня, получив решение судебной палаты, Городской голова созвал заседание Городской думы, чтобы об'явить решение в пользу Варваци, заключавшееся в присуждении ему с Городской Управы денег в сумме 12000 руб. Положение театра было критическим. Добившись своего удовлетворения, Варваци милостиво снизошел и письмом своим на имя Думы отказался от театрального имущества в пользу города. Письмо было торжественно зачитано на заседании и Дума за столь благородный поступок вынесла ему благодарность.
Делами театра с момента его выкупа управляла комиссия, для руководства которой была разработана инструкция. Основными пунктами этой инструкции были следующие;
1) Комиссия избирается ежегодно.
2) Подчиняется во всем городской Управе.
3) В ведении комиссии находится хозяйственная и административная части.
4) Наблюдает за строгим выполнением договоров и обязательств.
5) Руководит антрепренером в выборе пьес.
6) Ведет учет, по описи, всего имущества театра.
7) Вопросы в комиссии разрешаются по большинству голосов.
„§ 19. Если бы председательствующий член Управы нашел в распоряжении комиссии, что либо несогласное с пользами города, то он обязан сообщить о том Управе и исполнение распоряжения комиссии приостанавливается на 3 дня".
Это назначение комиссии и ее подчинение Управе, а не акционерному О-ву, при перевыборах комиссии на следующий 1875 год, вызвало вторичное выступление градоначальника Фурсова. Напоминая о себе, как об акционере и удивляясь тому, что комиссия вновь избирается без ведома „акционеров" одной лишь Думой, Фурсов просит „покорнейше не прятать под сукно это заявление т. к. Дума может быть видит в этом пользу, ибо за последний год в театре стала такая нечистота и спертый затхлый воздух, что нет возможности в нем быть людям не привыкшим к этому"
Содержание инструкции интересовало не только одних „акционеров". Ознакомившись с содержанием инструкции, полицейместер усмотрел в § 5 неясность формулировки, которая может привести и к нежелательным столкновениям. § 5 говорит о том, что „Комиссия заведующая театром наблюдает за порядком как на сцене так и в самом театре", но за каким порядком ничего не сказано. „Если комиссия думает недопускать бесчинства и нарушение общественной тишины и порядка, то для этого есть полиция"—об'яснил поцеймейстер, и § 5 был за свою неконкретность отменен.
Комиссия по этому поводу пересмотрела § 5 и дала его на утверждение в следующей редакции: „Комиссия наблюдает как на сцене, так и в самом театре за строгим выполнением антрепренером, буфетчиком и прислугой, состоящей при театре, принятых ими на себя обязанностей, хотя бы контракт с ними был заключен Управою". Но были „нарушения прерогатив полиции" и совсем другого свойства.
Директор классической гимназии, „руководствуясь мыслью, что для тщательного надзора за учениками гимназии необходимо допустить бесплатный вход в театр помощнику классного наставника", просил об этом дирекцию театра. Антрепренер же Вальяно, руководствуясь мыслями другого свойства, ответил заботливому директору что „для надзора за порядком есть полицейские чиновники, а наставникам давать бесплатный вход излишне". Это мнение Вальяно дирекция подтвердила собственным доводом более корректной формы, что она (дирекция) уверена в нравственном влиянии гимназического начальства и что гимназисты и без того сознательны”.

Общественность и театр.
Двадцатилетнее существование театра отмечено борьбой одной части привилегированного общества против пробуждающихся к общественно политической жизни, мелко-буржуазных слоев и народных масс. Эта борьба не принимала явных форм и признаков открытого наступления, так как до этого было еще очень далеко; но некоторые факты красноречиво говорят за начало этой борьбы.
Председатель исполнительной комиссии в 1880 году протестовал против неправильного опубликования о сдаче театра под италянскую оперу, об'ясняя следующими доводами.
1) „Что город тратит на театр до 5000 руб. и что большинство жителей русские, а итальянская опера служит развлечением только для иностранцев и нескольких русских семейств.
2) Итальянская опера при незначительном контингенте публики посещающей театр слишком дорога таковой. Такова печальная участь оперы (Комарано, Серматей) при дирекции и управлении Варваци, Вели и Вальяно.
3. Если город тратит средства на поддержку театра, то основательнее их тратить на поощрение русских актеров. Города Москва и Одесса, с незапамятных времен, имевшие итальянскую оперу, отказались по тем же причинам".
Как относилась к театру беднейшая или пролетарская часть населения указаний или сведений нет. Ххарактерную деталь мы встречаем в проэкте внутреннего переоборудования театра, сделанного по докладу Мавро и Авьерино городской Управе. Устраивая буфет II класса в бывшей лавочке при театре, Мавро и Авьерино предлагают: „открыть в ней дверь для соединения корридора ведущего в галлерею и тем самым, публика посещающая галлерею совершенно изолируется от остальной так называемой чистой публики”. Управа эту изоляцию „чистой публики" от „черни" одобрила.
Стремление вытеснить окончательно итальянскую оперу, бытовым театром современного репертуара, из года в год становится настойчивее. Последним годом существования итальянской оперы нужно считать 1886 год С этого момента можно считать окончательное укрепление русского, бытового, комедийного или драматического театра в Таганроге. В этом направлении действовали кроме сторонников драматического театра в Таганроге и наиболее активные антрепренеры.
В 1883 году антрипренеры: действительный студент Бураков и дворянин Сер. Рагозин подали на имя дирекции целую декларацию. Цель театра они изложили в нескольких принципах.
1) Цель театра эстетическое наслаждение публики, развитие ее вкуса и смягчение грубых инстиктов. Подбор пьес должен быть поставлен весьма тщательно и не потворствовать вкусам толпы, а облагораживать ея вкусы”.
Преследуя свои цели „т. к. предприятие это во всяком случае коммерческое", Бураков и Рагозин не упускают из виду и выгодности при заключении договора.
2) Мера просматривать репертуар театральной комиссией весьма рациональна т. к. антрепринеры, руководствуясь инстинктом наживы ставили бы пьесы скабрезного и двухсмысленного содержания, что надо сознаться нередко нравится большинству публики и привлекает ее в театр.
3) Давать пьесы раз в неделю поучительные, в нравственном содержании пьесы по удешевленным ценам.
4) Вместо 2-х благотворительных спектаклей; проц. с каждого проданного места.
5) Не имея в виду исключительно материальные выгоды хотим дать интеллигентной части публики возможность пользоваться благороднейшим из всех удовольствий и почерпать истинное наслаждение из пребывания в театре, публике же неинтеллигентной мы дадим возможность видеть на сцене хорошие примеры, руководствуясь которыми она скорее смягчит свои грубые нравы, чем чтением разных книжек".!
Не смотря на такую целевую установку, или вернее, смотря на такое целевое устремление антрепренеров - воспитателей гуманитарно-нравственного и благороднейшего из всех удовольствий, Управа предложений не приняла

Репертуар.
Та борьба за репертуар, в период второй половины XIX ст. которую сели отдельные лица и которая нашла свое отражение, в дошедших до нас документах, большею частью в переписке, об аренде театра со стороны антрепренеров, иллюстрируется, приводимым списком, взятым с уцелевших афиш с 1868—1886 г. Эти, случайно, уцелевшие афиши не являются исчерпывающим материалом и далеко недостаточны для того чтобы судить в полной мере, о содержании репертуара того или другого года, но дают картину той ломки внутренней сути театра, которая происходила в то время.
Нарождающаяся новая общественная сила—торговая буржуазия, незамедлила проявить себя и противопоставить себя чиновническо-бюрократической верхушке, не только в области управления городом, (замена градоначальства городскою думою), но и на идеалогическом фронте, и в частности в отношении театра.
Безраздельное властвование над театром местного купечества на долгое время, превратившее его в очаг удовлетворения собственных вкусов, стало постепенно надламываться. Первый период характеризуется влиянием национально-шовинистического духа, свойственного тогдашнему периоду больших империалистских планов правительства (Русско-турец. война). Вытеснение итальянской оперы русской оперой шло под прикрытой фразой непонимания иностранного языка и проч., но иногда проскальзывало и прямое указание на поддержку русских талантов. Город, с не старым национальным составом, не мог так просто примириться с национальными стремлениями чиновничества и русского купечества. Время от времени на сцену прорывались классические оперы мирового гения, а также и постановки спектаклей отдельных наций: Греков и Украинцев.
С другой стороны, стремление создать более ценный и выдержанный репертуар встречало препятствия материального свойства. Дорого стоющая опера не только итальянская, но и русская, на которую очень настойчиво и продолжительное время делалась ставка— не выдержала. И по тому мы наблюдаем скачкообразное развитие репертуара этого периода. То мы видим вполне выдержанный репертуар с преобладанием произведений лучшего классического мирового, музыкального искусства, как например в 1884 г., то видим ряд лет, питавшихся комическими операми, буф, переходящими в плоскую пошлятину и фарс.
В этот период надлома театра начинает постепенно, с мучительными потугами, совершаться переход к бытовому репертуару.
В театр начинает проникать новый зритель со своими требованиями и со своими вкусами.
Освободительное рабочее движение 90-х годов дает нарастание новых запросов среди широкой массы народа. Но эта масса рассматривала, как низкая „толпа с грубыми инстиктами", которую с одинаковым успехом можно было облагораживать двумя методами. „Действительный студент" антрепренер Бураков и дворянин Рагозин предлагали „давать возможность видеть на сцене хорошие примеры, руководствуясь которыми она (публика не интеллигентная) скорее смягчит свои грубые нравы, чем чтением разных "книжек". Купцы Мавро и Авьерино „эту тглпу можно воспитать, коль скоро ее изолировать от „чистой публики".
Начало демократизации сцены и зрителя, таким образом, совпало приблизительно с 90 ми годами прошлого столетия. Вместо комических опер, буф, комедий и трагедий, корнями своими питавшимися в ложно классическом репертуаре, на сцену мало-помалу начинает выступать бытовой театр, с его лучшими произведениями:
Пушкина, Гоголя, и Островского.
РЕПЕРТУАР
1868 г Г»'* : r-Tierario—муз. Росини. io io iovannadi Gusuvan—муз. Верди. М Bir&aio di Preston—Риччи. Araldo - Верди
1969 . Бал маскарад" опера в 4 действиях Верди сюжет из жизни в Сев. Амер. Соед. Штатах.
„Светские ширмы", драма 5 д. Дьяченко.
В заключение живая картина. „Сицилийская ночь при освещении Бенгальского огня.
1970 г. "Петербурские коршуны" или „Портрет обличитель" драма 5 „Кристен и кума“ лир. др. опер. 3 д Риччи.
Большой наборный спектакль, с участием музык. Феномена Пикко, слепорожденного играющего на маленькой флейте Пифферо с тремя отверстиями
„Мария де Роган , др. 3 д. и живая картина „Последний день Помпеи" на декорации изображен Везувий с участием 40 персонажей.
„Лючия ди Ламермур" оп. 3 д Донцети.
„Сонамбула" оп. 3 д. Биллини.
„ Женитьба “—ком. Н. 3. Гоголя.
..Сивильский цирюльник", оп. 3 д. Россини.
1971 г. „Фаворит", оп. 4 д. Доницета.
„Дочь второго полка", оп. 3 д.
„Марта" оп. 4 д. Фиотова.
„Студент форпет и аферпат", ком. др. 2 акта Мольера исполн греческой драм, труппой.
„Кокетка" Мольера,
„Общее благо", ком. 5 д. Монна.
„Пуритане", оп. 3 д. Биллини.
„Ревизор" Н. Гоголя.
1872 г. „Богатыри" оп. фарс 3 д. Александрова.
„Воображаемое право" ком 5 д. Иванова.
„В погоне за прекрасными Еленами' фарс 2 д.
„Добрые люди с изнанки" ком. 5 д. П. Каратыгина.
„Дело в трех шляпах" вод. 2 д. с франц.
„Каково веется—таково мелется" ком. 2 д. пер Торновского. г
„Каширская старина1* др. 5 д. Аверкиева
„Каракульки,, ком.
„Комик XVII столетия". 1
„Красное покрывало" др- 3 д. Бухтурина.
„Кто лучше?" ком. 4 д- Потехина.
„Моя жена—чужая" вод. 2 д. перев. с франц.
„Мишура" ком. 5 д. А. Потехина.
„Мещанская семья" ком. 5 д. Авдеева.
„Неприятная история".
„Неизличимые"—Боборикина.
„Ограбленная почта" др 5 д. Бурдина.
„Преступление и наказание" др. 5 д. перевод с французе г, и Федорова. % '
„Привыкать надо" сцены Лейкина.
„Позолота" др. 5 д. Сокольникова П
„Побочный сын* ком. 4 д. Орликовского.
„Паяц" др. 5 д. перевод с франц
„Передовой" ком. Худякова.
„По духовному завещанию" ком. Александрова.
„Сверчок" ком. пер. с немецк.
„Странствующие комедианты" ком. 5 д.
„Сибирский Золотопромышленник" др.
„Три телеграммы" шутка 2 д. Дьяченко
„Тетеревом не летать по деревам" ком. 3 д. Торповской.
1872 г. „Синяя борода", опер. 4 д.— муз. О. Ффенбахо.
1873 г. „Мирандолина", ком 3 д.
„Чайный цветок", оп. 2 д.—муз. Лекода.
„Парижские нищие", др. 5 д.
„Итальнские бандиты", оп. буф 3 д. с фрац.
„Елена, фант . ком. опера 3 д перед. Вольяно.
„Требизонская одалиска", оп. буф. переделка с франц. Вальяно.
„Гайдамак Гаркуша", укр. быль 5 д. - Орликовского.
1875 г .Лукреция Борджия’ оп. 3 д. Доницетти.
„Зора или Моисей в Египте", мелодрама в 4 действиях Россини*
1876 г. Музыкальный вечер—в пользу славян.
1877 г. „Хижина дяди Тома",—др в 7 карт, по Бичер Стоу— перед. Федорова.
„За монастырской стеной" др. 5 д.
„Семейные пороги", др. 4 д.—Дьяченко.
„Черненькие и беленькие", ком. 5 д.— Чернышева. Народный праздник.
„Скользкий путь", др. 4 д.— Королева.
1878 |- „Черные демоны", др. 4 д.—Сарзу.
„Демон", др. 5 д.— Денакур и Тебу.
„Последняя жертва", ком. 5 д.—Островского.
„Рокомболь", др. 5 д. перев. с фр-Кузминина.
„Доходное место", ком. 5 д.—Островского.
„Ошибки молодости", ком. 5 д.—Штеллера.
„Грех да беда с кем не живет", комедия в 4 действиях Островского,
„Волки и овцы"; ком 5 д.—Островск.
„Женитьба убийцы", др. 5 д.
1878 г. „Птички певчие", ком. оп. 2 д.—О.Ффенбаха.
„Материнское благословение", др. 5 д. Денери.
„Русалка", оп. 4 д. Даргомыжского.
1880 г. „Новобрачная", оп. 3 д.—Лекока.
1881 г. „Иудушка", ком. 4 д, по сатире Щедрина.
„Царь Борис", тр. 8 кар. ft- Талстого.
„Царская невеста" др. 4 д —Мея.
„Баюда избиратели", ком. 5 д. Пальма.
”Гамяет“. тр. 5 д.-Шекспира.
„Воровка детей", др 5 д. пер. с франц.
„Жизнь за царя" оп. 4 д. —Глинки.
1882 г. „Тьма и свет", др. 4 д.—Кучик.
„Майорша", др. 5 д.-Шпажинского.
"Житейская школа", ком. 4 д.—Григорьева.
"Фатиница", ком. оп. 3 д.—Зуппе.
„Как поживешь, так и прослывешь".
„Забубенная головушка”, др. 3 д’—Кереева.
.Дочь века", др. 5 д.— Сумбатова.
„Король Лир“, оп. 5 д.—Шекспира.
„Город упраздняется", ком. 4 д. Александрова.
1883 г. „Бокачио", ком. оп. 3 д Зуппе.
"Каширская старина", ком. 5 д.—Аверкиева.
„Дамская война" ком. 3 д . - Скриба.
„Мушкетеры", оп. буф. 3 д. муз. Варнай.
„Ошибка молодости", ком. 5 д.
„Мертвая петля", др. 5 д.—Потехина.
„Так на свете все превратно», комедия в 3 действ. Александрова.
.Дикарка", ком. 4 д.—Островского.
.Преступница", др. 5 д.—Вильде.
.Фауст", оп. 5 д. Гуно.
„Корневильскиё колокола"—ком опер, в 3 действ.— Планкета.
„Набукк" (Навуходоносор), оп. 4 акт —Верди.
„Тайна канарских островов", японск опер, в 3 действ.— Лекока.
„Молабарская вдова", оп буф. в 3 д. перед Вальяно, муз. Герве.
„фофан,,, ком 3. д. Шпашинского.
„Батина красноличка", ком. опер в 3 действиях музыка Одрона
„Женитьба белугина", ком. 5 д. Соловьева.
„Доки сонце зийде, роса очи выйисть, др. в 4 действ.— Крапивницкого.
„Запорожец за Дунаем", Артемовского.
„Глитай абож павук", др. 4 д.—Крапивницкого.
„Сватяння на гончаривци", Квитки-Основьяненко.
„Демон", фант. оп. 3 д.—Рубинштейна.
„Евгений Онегин", лир. оп. 3 д.—Чайковкого.
„Аида", оп. 4 д.—Верди
„Ригалетто", оп. 4 д —Верди.
„Трубадур", др-оп. 4 д.—Верди
„Преступница", др 5 д.—Вильде.
„Гугеноты", оп. 5 д. муз. Мейерберга
Фауст", оп. 5 д.—Гуно.
„Мария Дироган", оп. 3 д.—Доницетти.
„ Черноморцы", укр оп в 3 д. муз. Лисенко
„Сорентские пансионерки", комическ. оп. в 3 действ, муз. Узилио
„Монастырские колокола", ком. оп. 3 д.— Соррко.
„Макбет", оп. 4 д - Верди.
„Укрощение строптивой", ком. 5 д.—Шекспира.
„Траванюре", оп. 4 ак. Верли.
„Чародейка", тр. 5 д. Шпажинского.
„Без вины виноватые", ком. 4 д.— Островского.
„Бедность не порок", ком 3 л. Островского
„По ложным следам, или таганрогский Дон Жуан ком 4 д. Матерно.
„Серебрянный Куйк“, ком. оп. 3 д. Вессера.
„Доходное место", ком. 5 д.— Островского.
„Американка", ком. 5 д. А. Дюма.
„Где любовь, там и напасть” др. 5 д.—Шпажинского.
„Через край", ком. 3 д.—Старцева.
„Муж знаменитости", ком. 4 д.— Сумбатова.
„На зыбкой почве", ком. 4 д.— Невежина.
"За двома зайцами", комедия в 4 действ,—Старицкого-Левицкого.
„За Немань иду", оп. 4 д.—Ал-ва.
„Маскарад", др. 4 д. Мр. Лермонтова.
„Наталка Полтавка", оп. 2 д.—Котляревского.
"Разбойники", оп. буф. 3 д. муз. Оффенбаха.
„Чародейка", тр. 5 д.—Шпажинского.
1886 I. „Побежденный Рим", тр. 5 д - Породи.
„Руслан и Людмила", оп. Глинки.
„Жизнь за царя“, оп. Глинки.
„Гугеноты-, оп 5 д. Мейербера.
„Демон", оп. 5 д.—Рубинштейна.
„Галька', оп. 4 д. —Монюшко.
„Лонна Жуанетта", оп. буф. 3 д. Зуппе.
„Простая история", др. эпизод 5 д. Шпажинского.
„Жребий на жизнь и смерть", др. 3 д. с франц.
„Разбойники", тр. 5 д.—Шиллера.
„Откуда сыр бор загорается", ком. 3 д. Алексанарова.
„Василиса Мелентьева", др. 3 д.—Островского.
„Управители", ком. б д.—Ок. Фелье..
„Гласный городской думы", ком 4 д.
„Рыцарь без страха и упрека", оп. буф. 2 д. Лекок.
„Горнозаводчик" пьеса 4 д. Ж. Онэ.

Период упадка.
После нескольких наиболее удачных сезонов середины 80-х годов, для театра наступила полоса значительного недомогания, граничащего если не с кризисом, то, во всяком случае, с сильным упадком его деятельности. Репертуарная неразбериха последних лет подорвала активность дирекции театра и начались искания выхода из хозяйственного затруднения. Такая неуверенность подала повод Муз.-драматическому О-ву, утвержденному 29/XI 1883 года, испытать свои организаторские силы и взять театр в ведение О-ва на два года, „в виде опыта для возможности организовать оркестр, который удовлетворял бы всем потребностям теории музыки, с тем условием, чтобы Управа обязала арендатора сада иметь неприменно оркестр О-ва.
Но были проэкты более делового подхода, к сожалению, в конце концов, не принятого, но могущего дать безусловно хороший урок в будущем. Один из активных сторонников улучшения театрального дела, Попондопуло А. Н., подтверждая хорошую организаторскую способность артиста импер. театра Мих. Евг. Медведева, отмечал его достижения, сделанные по организации оркестра,—„словами многие спецалисты музыкального дела не выходили из зала театра, а оставались слушать музыку'
Медведев предложил согласовать действия театральных комиссий трех близ лежащих городов и организовать три разнохарактерные труппы: драматическую, украинскую и оперетгочную, в виду того, что в продолжении 4-х 5-тн месяцев видеть одну драмуили оперу утомительно.
Городская Дума решила испытать опыт Муз.-драматического О-ва. Но этот опыт оказался не солидным. Проработав не более месяца, О во передало театр антрепренеру Угрюмову (Прозорову) за тридцать рублей в месяц с постановкой двух спектаклей в пользу О-ва.
По договору, заключенному Муз.-драм. О-в с Угрюмовым, последний должен был, в случае краха антрепризы, передать театр артистам, которые по своему желанию могут продолжать сезон „на общественных началах", причем Угрюмов обязан был уступить им в бесплатное пользование свою библиотеку и костюмы до конца сезона.
Угрюмов дело организовать успешно не мог и скоро антреприза, как предусматривал договор, „прогорела" и артисты стали продолжать дело „на товарищеском основании". Так появилось второй раз товарищество или коллектив на сцене Таганрогского театра. Подобные „крахи" и „прогары" антрепризы отражались в высшей степени вредно на материальном положении существование актеров Спекуляция всякого рода антрепризами получила самое широкое применение.
Государственных театров было очень мало. Положение актеров, доходивших до катастрофического состояния вынудило в конце концов, правительство принять некоторые предупредительные меры. Министерством внутренних дел в 1886 г. было издано распоряжение, буквально гласившее следующее:
„Из имеющихся сведений видно, что за последнее время антрепренеры частных театров собрав труппы актеров, весьма часто оказываются совершенно не состоятельными уплачивать им условное жалование и актеры прибывшие в какой либо город из более или менее отдаленных местностей не имеют не только возможности возвратиться в прежние места жительства, но впадают в нищету и тем увеличивают число лиц находящихся на попечении правительства и общественых учреждений.
В виду сего и принимая во внимание статью 148 о предупреждениях и пресечениях преступлений, разрешение театральных представлений должно быть представлено полиции с условием удостоверения между прочим в том, что никакого вреда частного или общего от этого не произойдет, и что бы местная полиция удостоверилась, по указаниям Вашего Превосходительства, тем или иным способом, в платежной способности означенных лиц".
В силу данного распоряжения, полиция стала требовать от антрепренеров залога, равного месячному окладу жалования всей труппы. Не смотря на такую „профилактику", антрепризы не прекращали „гореть" и в 1838 г. антрепренер Шамардин вновь театр передал „товариществу". Такой нажим незамедлил отразиться на бюджете театра и арендная плата стала падать, доходя иногда до бесплатного пользования. Стал появляться все чаше и чаще дефицит, так, например, дефицит театральной комиссии в 1891 году ровнялся— 1170 р; 1892 г —1703 руб. и 1893 г.— 1535 руб., включая сюда все доходные статьи театра (аренда, буфет, вешалки, лавочка и проч.).
Наиболее характерным с переходом театра от антрепризы к товариществу был случай с антрепренером Ягелло, где причины и взаимоотношения были выражены со всею отчетливостью. Получив антрепризу в 1895 г., Ягелло хотел развернуть дело по примеру прошлых славных лет, но скоро потерпел крах, оставив на произвол судьбы до 70 чел. актеров и музыкантов. Выходом могла быть только антреприза, взятая самими актерами, что и случилось, и в поданном прошении на имя думы актеры излагали это обстоятельства так: „Решившись взять на себя весь риск предприятия пожертвовать своим личными трудом, своими сбережениями, для пользы массы людей лишенных всяких средств к существованию, которые по мере сил уменья своих способностей служили для развлечения и удовольствия публики".

Перестройка театра.
Рост потребности в театре как „источника разумных развлечений", с одной стороны, и неудовлетворительность здания по вместительности с другой, привело к необходимости поставить вопрос о расширении здания театра Созданная комиссия по этому делу пришла к следующему заключению:
В настоящем виде городской театр удовлетворяет эстетическим потребностям лишь ограниченному кругу обывателей. Незначительная вместимость и во вторых, по ценам, недоступным для людей даже среднего состояния лишает возможности „истино—разумного развлечения".
Наряду с вопросом о перестройке театра был возбужден вопрос о постройке в городском саду каменной ротонды имени Я. С. Пушкина. Существование этих двух вопросов связанных между собою общими культурными задачами не лишено своего интереса, как характеристка известного периода культурных веяний 90-х годов.
Соединенное заседание Гор. Управы и комиссий: финансовой, театральной и по устройству народных чтений и спектаклей в память А. С. Пушкина от 15 января 1900 г. постановила:
„О постройке каменной ротонды в городском саду в 50.000 руб. имени А. С Пушкина просить городскую Управу ходатайствовать перед Думой с предложением отменить постановление Думы от 4-го октября 1899 г. о немедленном сооружении в саду ротонды с большим залом для зрелищ на сумму 50.000 руб. и сделать новое постановление о сооружении новой ротонды не более 20000 руб. т. п. ввиду желания придать Пушкинскому дому широкий народно —образовательный характер, представляется более целесообразным соорудить обширный зал для устройства народных развлечений отдельно от ротонды. В назначенном Пушкинском доме могут быть помещены обширная аудитория для народных чтений, библиотека, чайная и т. п. полезные учреждения, таким образом, может быть исполнено общее желание всего населения городского управления об устройстве в г. Таганроге народного дома имени А. С. Пушкина"
Этому проэкту не суждено было осуществиться.
Проэктов перестройки городского театра было сделано несколько. Первый проэкт архитектора Рожнова предполагал: 1) поднятие потолка, увеличение 4-го яруса и амфитеатра, до 1369 мест. Смета выражалось в сумме 28601 руб. 24 коп. Проэкт Рожнова рассматривался обществом гражданских инженеров города С.-Петербурга и получил полное одобрение. На ходатайство о разрешении перестроить театр Донское областное по городским делам, присутвствие от 21-го марта 1902 года. уведомило, что хозяйственный департамент Минист. внутр. дел. разрешил перестройку театра в сумма 30.000 р.
В 1902 году академик архитектор Эмерик подвернгул критике проэкт Рожанова и нашел его неудовлетворительным. К перестройке, повидимому, все было налажено, но такой оборот дела был для Управы слишком неожиданным. Не имея данных не доверять компетенции архитектора Рожнова и сбитая столку доводами академика Эмерика, Управа запросила вторично общество граждан, инженеров С.-Петербурга, приложив доводы Эмерика и его проэкты. По доводам Эмерика проэкт Рожнова не удовлетворял весьма важным требованиям а именно:
1) Кубатура театра 64, 12 куб. сажени на 1369 мест. т. е. на одного зрителя 0,21 куб. с., при расчетах в театрах на одного зрителя в час 60 куб. метров, а по праздникам 10 куб. с. мы же если примем 6 куб. с. в час, то и тогда нужно свершить 30-ти краткий обмен воздуха;
2) Акустика не соблюдена, конструкция потолка не показана:
3) Для прогулки публики в верхних ярусах во время антрактов боковые корридоры уничтожены.
Эмерик предложил свой проэкт на сумму 51601 руб. 24 к с увеличением мест на 371.
Петербургское О-во гражданских инженеров было поставлено поводами Эмерика в очень пикантное положение. Доводы были весьма вески, но не признавая виновным Рожнова, а стало быть, реабилитируя и себя, О-во очень уклончиво и деловито ответило: что-ж, мол, „нет сомнения в том, что проэктирование переустройства не ставит здание на идеальную высоту, но тем не менее оно просто и весьма удачно решает скромную задачу".
Но сезон был, что называется на носу и Управа решила пока произвести маленький ремонт потолка, гарантирующий еще на несколько лет и тем дело кончилось.
Назначенные, на всякий случай, торги на сдачу подряда по переустройству театра не состоялись. Ходатайство перед Донским Земельным банком о перезакладке на 30000 руб. было отклонено, т. к здание театра было уже заложено в 1890 г в 20000 руб. на 18 лет и в 1896 г. перезаложено на сумму 6900 руб. на 38 л. 4 м.; по оценке же стоило всего 35000 руб.
Последний раз вопрос о здании театра был затронут в 1913 г. чрезвычайно интересным предложением антрепренера Ив. Ив. Рыкова, директора Московского театра „Аквариум". Предложения Рыкова Ив Ив. сводились к тому, что ознакомившись с состоянием здания театра и не находя его удовлетворительным, Рыков предложил сделать новое здание по плану и смете, выработанной совместно с Управой, за свой счет, с условием сдачи ему театра „на годы".
Управа через своего представителя в Москве Серебрякова просила лично договориться с Рыковым об условии постройки нового здания. Эти условия были следующего содержания: театр строился на 1200 чел. за сумму от 120 до 150000 руб. 8 проц., ему Рыкову, на затраченный капитал. При возведении здания вчерне заложить в банке и получить ссуду для окончательной достройки.
Театр мог бы дать:
Аренды зимою . . . . 2500 руб.
            „ весною 1500 „
         Вешалка . . 3000 „
            Ресторан 3000
                    10000 руб.

что достаточно для погашения основного капитала и процентов Предполагали театр сдать Рыкову бесплатно на 12 лет. Судьба дальнейших переговоров неизвестна.

Переходный период.
Перелом, сделанный на сцене в смысле вытеснения старого архаического репертуара в начале 90 годов, получил свое наиболее рельефное очертание в начале XX столетия. То значение, которое вкладывается в понятие перелома, будет в известной степени относительно,ибо нет того водораздела, по которому можно было бы окончательно судить о времени завершения этого перелома для Таганрогского театра. Это выравнивание шло также закономерно как и развитие самой общественной мысли. Промежуточный период между старыми традициями ложноклассического репертуара, как иностранного, так и подражательного русского, когда, кроме русских имен и названий, ничего другого не было и между проявлением и внедрением бытового театра, мы видим громаднейший период, заполненный пьесами разного вычурного содержания. Но среди комедий, мелодрам и водевилей, не носивших иного назначения, кроме желания, доставить большого юмористически-шутовского впечатления чаще и чаще попадаются пьесы, содержание и цель которых явно тендециозно. Так, мы встречаем пьесы уже явно патриотического содержания как-напр. „Покорение Казани"—трагедия Грубинского, „Скопин-Шуйский"—драма Н.Кукольника и целый ряд произведений, Полевого, пользующихся тогда наибольшей популярностью: „Русский человек добро помнит", „Параша Сибирячка", „Ермак" и друг.
Развитие тендециозности в дальнейшем из чувства патриотизма иногда принимало неприкрытую оголенную форму раболепства. Такова постановка пьесы: „Белый генерал"—драматическая переделка в 4 д. из последней русско турецкой войны 77-78 годов. Афишировалась эта драмат. переделка до чрезвычайности задорно-шовинистическим тоном; вот достословная передача подзаголовков этого оригинальнейшего произведения:
В 1 акте представлена будет Славянская пляска. Во 2-3 акт. хор и оркестр исполнит Болгарский национальный гимн. В 3 акте—Марш Скобелева. М 3-4 „ —Русская солдатская пляска. В 4 „ — Народный гимн.
Действие 1—в селе Мушине. 2—Ахмет-Ага. 3—Борцы за отечество. „ — На встречу русским орлам. „ „—Иуда предатель. „ 4—Солдатский бивуак на Балканах. » „—Землянка „Белого генерала". „ „—Слава русского оружия.
Другой пример—торжественный спектакль 17 октября 1812 г, „по случаю дня годовщины чудесного избавления их императорских величеств и августейшей семьи от грозной опасности при крушении поезда".
Период с 90-х годов до начала XX стол., дал достаточную картину установки театра в Таганроге. Лучшие произведения Гоголя, Островского и Я. П. Чехова не сходили со сцены. Новые веяния театрального искусства, искание новых форм и погоня за модными театральными произведениями стали постепенно перестраивать театр на новые рельсы.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073439613226994
Уроженец г. Таганрога ЧЕХОВ А. П (1860 1904).
Из сохранившихся сведений, частично по афишам частично по деловым перепискам, можно вывести следующий репертуар переходного периода:
Казнь—Г. Ге.
Трильби—Г. Ге.
Родина—Зудермана.
Лабиринт—Полякова.
Анфиса — Андреева.
Екатерина Ив.— Андреева.
Д»ти Ванюшина—Найденова
Г амлет—Шекспира.
Нищие-духом—Потехина.
Сатана и человек—Гордина.
Власть тьмы—Толстого.
Горячее сердце —Островского.
Насильники—А. Толстого
Ревность -Арцыбашева.
Иванов—Чехова.
Хлеба и зрелищ—Самарина
Женитьба Белугина.
Пучина.
Без вины виноватые.
Снегурочка.
Ревизор.
Горе от ума.
Каширская Старина.
На дне.
Вера Мирцева.
Сестра Кедрова.
Осение скрипки, Маскарад, Вишневый сад, Моряки. Барышня с фиалками, Костромские леса, Дети капитана Гранта, Война и Мир, Обозрение Таганрога, Чайка, Асамблея, Ключи счастья. Дядя Ваня, Царевна лягушка и др

Общественность.
Рассматриваемый период театрального строительства, интересен не только со стороны хозяйственного его уклада, но и в общественнобытовом отношении. В том подходе к делу, какой проявляли антрепренеры, как представители той или другой общественно социальной среды, как через призму отражались и классовые интересы классового руководителя театра. Отдельные замечания о характере театра, о его установке уже даны нами в отдельных местах. Для большей полноты характеристики общественности, окружавшей театр, необходимо дать несколько сведений о самом социальном составе антрепренеров.
Из наиболее видных по своему качественному составу преобладали, собственно два вида: антрепренер- купец, пытавшийся в течении полвека сделать из театра торговлю „оптом и в розницу и антрепренер—актер, искавший не только применения личных сбережений с целью приумножения, но пытавшийся создать из разрозненных театральных единиц мощное театральное об'единение, с целью обеспечить художественно-качественную работу.
Типичными представителями из данных групп являются, с одной стороны, купцы Мавро, Авьерино и Вальяно и, с другой стороны, актеры Медведев и Рыков, Но на пути к оформлению об'единений были препятствия частно-собственнических тенденций. Не так то легко было обединить театры в городах удобно расположенных в географическом отношении. На предложение, например, создать такое об'единение, ростовский городской голова ответил: „здание городского театра представляет частную собственность, то город не в праве вмешиваться по содержанию трупп, ни разрешать кому бы то ни было устройство другого театра, а поэтому содержание общей труппы для Таганрога и Ростова, как оно ни желательно, не может состояться".
Точно такое же положение занимал город Таганрог по отношению к „своему" театру, в период его „акционерного" бытия Таких театров, состоящих „под собственниками" на Руси было достаточно, чтобы мешать подобным об'единениям. Поэтому как ни заманчив был план Медведева создать „три разнохарактерных труппы", но он не мог получить своего осуществления.
Как попытку подобного же рода, мы видим из договора Новочеркаского театра, согласно которого актеры давали обязательство выезжать в Таганрог на гастроли. С другой стороны, антрепренеры, боясь конкуренции в данном городе, вносили пункт о недопущении устройства зрелищ спектаклей и цирковых представлений. Желая оградить себя от конкурентов, антрепренер Вальяно подал прошение дирекции „о защите его материальных прав т. к ощущал большие убытки от устройства увеселений, вечеров не толко в общественных учреждениях (клубах, гостиницах), но и в стенах зданий к ним примыкающим, представляющие для всякого рода публики все удобства, коих нет в театре и второе, сцена в городской думе с постоянными спектаклями по афишам с обозначением цен, следовательно: публично и за деньги".
Но кроме указанных 2-х основных групп антрепренеров, подписывающихся не без эфекта: „купеческий брат купца I гильдии, антрепринер - сценический предприниматель, актер-антрепринер, антрепренерша—актриса императорских театров и т. д были и антрепренеры дворяне и студенты. Таких значительно меньше, но по условному подходу иногда не лишенных оригинальности. Таков „театр с принципами" действительного студента Буракова и дворянина Рогозина.
Эффектность и титулярность антрепренера иногда стояла не на последнем месте его театрального стажа. Эта эффектность подчеркивалась, с явным намерением выгодно себя оттенить не только „кому" они служат, но даже и „как" живут
Подавший заявление об антрепризе в таганрогском театре и желавший по этому вопросу: „лично дополнить некоторые соображения роз'ясняющие и дополняющие предложения о снятии городского театра", так аттестует свою особу: „Бывшего главлауполномоченного дирекции художественной оперы артиста императорских театров Д. X Южина,—Александра Пав. Павлова проживающаго в г Ростове на Дону по соборному переулку в д № 17 Великанова в пансионе Краузе"! Конечно и Южин и пансион Краузе должны служить маркой.
Другой антрепренер дает о себе не менее вескую и внушительную рекомендацию „Антрепренер театра Таврического дворянства в гор Симферополе".
Производственная сторона театра, по договору с антрепренерами, заключалась в соблюдении ими пунктов, говорящих о лучшем подборе актеров, о недопущении парнографических пьес и т. д.
К выполнению параграфа о лучшем подборе актеров приводила антрепренеров не только администрация, но иногда и сама публика. Бывали случаи когда подавались коллективные заявления oт публики убрать того или другого актера или актрису, которые „не могли удовлетворить музыкальному вкусу абонаторов", грозивших, в противном случае, „энергической демонстрацией во время представления".
Помимо тех громадных заслуг, которые призван был выполнить театр, как носитель культуры и искусства, театр неоднократно играл роль, как источник изыскания средств для весьма многих благотворительных целей, начиная от „пользы инвалидам заключенным, больным и раненным солдатам" и кончая бесплатными постановками спектаклей для учащихся всех школ г. Таганрога.

3 й ПЕРИОД.
ТЕАТР РЕВОЛЮЦИОННЫЙ, 
народно ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ 
с 1917 года.
1917 год.
Революционный, переходный период Таганрог кого театра затянулся, благодаря особенностям гражданской войны на юге- И только в 1920 г. был включен в общую хозяйственную систему Советской власти.
Этим мы не говорим, что театр оставался контр-революционным, антисоветским—нет. Но не сомненен тот факт, что т еатр еще очень долго не мог справиться со своей основной задачей: быть пролетарски - заостренным, в области самого близкого к человеку искусства.
Театр, по своим формам и по своему содержанию находился, еще в области исканий. Это с одинаковой степенью можно говорить и про его хозяйственную базу, его „хозрасчет и самоокупаемость. Материальная сторона театра, его база еще не были разрешены. Оформление театра, как трофея октября прошло довольно таки своеобразно.
Империалистическая война, потрясшая всю хозяйственную жизнь страны до самых глубоких ея источников, отразилась, конечно, и на театре. Кризис в людях отразился на театре так же, остро как и в сельском хозяйстве и промышленности. Все было мобилизованно или для фронтовой полосы или для тыла „на оборону". Недсстаток в актерах и актрисах создал громадный кризис. Стали сходить „на нет" самые крепко сколоченные коллективы. Оперетка „Зот“ в Ростове вынуждена была прибегнуть к пополнению своего состава местными силами, неудовлетворяющими требованиям публики и города. Тоже случилось и с оперой Южина! Последним антрепренером революционного периода была артистка Нэли Конст. Щатлен., взявшая антрепризу на сезон 1917 и 1918 г.
Буржуазная революция 1917 года ничего нового для театра не дала. Ранее существовавшая театральная комиссия была заменена редакцией разумных развлечений городской исполнительной культурно-просветительной комиссии и только. Внутреннее содержание самого театра по существу нисколько не изменилось. Содержание договоров антрепреиерами осталось тоже. Взаимоотношения с актерами и рабочими те же, или почти, что те же, если не считать внешней показ другой стороны. Но жизнь порвала связь со всякого рода договорами Коллективы актеров-рабочих сцены нажимают на антрепренеров и Шатлен пишет о тяжелом положении театра следующее:
„Произошли события совершенно изменившие все условия жизни оплаты труда и цены на материалы. Оклад артистов, рабочих, служащих повысились в такой пропорции, что лица получавшие 50 р., теперь получают 200 р. и дорогу, получившие 100 р. требуют от 350—600 р. (имею документы). Перевозка имущества стоившая 7 мес. тому назад 600 р., теперь обошлась в 1600 р."
Но на ряду с городской управой твердо и решительно создалась большая победоносная действенная сила: Советы рабочих и солдатских депутатов. Мысль о возможности неожиданной реквизиции театра и биографов неотвязчиво преследовала сторонников "права и порядка". Искали выхода ...
На одном из заседании „секции разумных развлечений городской исполнительной культурно-просветительной комиссии", в сентябре 1917 года, по вопросу о предполагаемой реквизиции биографа Бондаренко и окончании срока аренды театра „Свобода" в городском саду, решено было войти в переговоры с владельцами о сдаче в аренду „секции разумных развлечений".
Тем самым "секция" предполагала предотвратитить реквизицию, считая вполне законным быть подставным собственником на время революционного периода. Планы были задуманы несколько шире; по предположению члена секции Житомирского решено было „запросить Совет депутатов, когда он думает очистить здание театра „Аполло" в саду.
Секция чувствовала себя под крылом Городской Управы довольно крепко и общим фронтом противилась какому бы то ни было решению Совета и его органов, доходя до мелочей: подчеркивания своего преимущественного положения. На отношение комиссара 2-го участка городской милиции, о предоставлении в городском театре одного места в партере, решительно отказала.
Положение театральных дел шло все хуже.
Музыканты, предвидя возможность сокращения на зимний сезон, решили подать заявление об оставлении их на следующий сезон при театре Секция разумных развлечений большинством, против одного, просьбу союза музыкальных деятелей решила отклонить, предоставив Шатлен свободу действий.
После отказа Шатлен, секция решила вести дело на хозяйственном расчете. Смета сезона выражалась в доходной части 99.400 р. и в расходной—97.575 р. Организация театра на хозяйств, расчете вызвала у некоторых сомнение. Было предложено сдать актеру Шуйскому просто, как антрепренеру, а не лицу уполномоченному от имени комиссии.
К этому времени советская власть на столько стала авторитетна, что потребовалось подтверждение полномочий Шуйскому, со стороны муниципального отдела Совета Рабочих и Солдатских депутатов.
Но эти расчеты на „самоокупаемость" дела не оправдались, и с марта по май месяц 1918 г. театр вновь попал в руки антрепренера Компанейца.
Компанейцу повести дело не удалось, т. к. из его заявления видно, что комплектование труппы было чрезвычайно затруднительным. Компонеец написал заявление, в котором излагал основную причину в следующих выражениях:
„В следствие декрета Народных Комиссаров воспрещающего въезд в северные губернии Российской Федеративной Республики я лишен возможности принять все предварительные меры для выполнения в точности некоторых обязательств изложенных в договоре." Компанеец просил временной отлучки, для набора оперной труппы.
Вторым претендентом на театр к этому времени явилось О-во „Тард".
22 февраля 1918 года группа драматических артистов, членов профессионального союза работников сцены организовала „Догматический кооператив" и просили Муниципальный отдел передать театр „Драматическому кооперативу" на условиях договора, имевшего место с Шатлен мотивируя, что в настоящее время представляется необходимым устроить разумные развлечения просветительного характера для широких слоев населения, что легко исполнимо при постановке драматических спектаклей, на которые могут быть назначены доступные цены.
Между тем, упраздненная Городская Управа сдала театр на срок с марта по июнь с. г. Компанейцу, под постановку оперных спектаклей по чрезвичайно высоким ценам, что совершенно не в интересах местной демократии
Имея в виду договор с Компанейцем, Муниципальный Отдел оставил его в силе и в просьбе Драм, кооперативу отказал. Но не видя пользы в дальнейшем от проведении в жизнь договора с Компонейцем, Муниц. Отдел разрешил 12 марта 1918 г. театр передать „Тард".
Таким образом, дата 12 марта 1918 г. есть историческая дата, по существу взятого курса театра на удовлетворение интереса широкой демократии. Курс, который неуверенно и редко брался в течении нескольких, предшествовавших до этого десятилетий.
Т-во Тард пришло к делу в момент не совсем благоприятный, в материальном отношении для театра Многочисленные собрания и митинги, проходившие в то время, со всей кипучестью и боевым на строением масс мешали театральной работе. Уже 18 марта, через неделю после приема, Тард писал в Муниципал. Отдел о недопущении самостоятельного занятия театра под митинги:
Т ак как, во первых, нарушает жизненые интересы рабочих, во вторых, портится и расхищается имущество и втретьих, перегружаются 2 и 3 яруса, что грозит обвалом".
Насколько были предупредительны и внимательны представители новой власти, не только к театральному имуществу, но и к самим владельцам такового, видно из следующего чрезвычайно знаменательного факта.
Комиссару театров Горскому было предложено осмотреть театральное имущество, принадлежащее быв. Шатлен, в общей сумме в довоенных рублях оцененное в 30,000 руб., а по курсу дня в 70,000 руб., и за которое владелец К. Бауэр просил 21,000 для приобретения его за наличные деньги. Комиссия осмотрела и доложила о ценности вещей и о выгодности покупки. Предложено было купить имущество за наличные деньги.
Но работа Муниципального отдела не была достаточно проделана за короткий срок, т. к., в начале мая, город красными был эвакуировав и на сцену вновь появляется „секция разумных развлечений“ совместно с Городской Управой. Секция разумных развлечений „культурно-просветительной комиссии была сродни другой секции других культурных развлечений" интервенционистских планов удушения рабочих. Необыкновенно характерным явлением разложения, прогнившего буржуазного общества, является один из многих фактов данного периода.
29 мая 1918 года общество офицеров города Таганрога подает заявление в „секцию разумных развлечений", о предоставлении театра для устройства спектакля—кабарэ с благотворительной целью, в пользу похорон убитых офицеров и юнкеров. Секция не замедлила дать разрешение, но с условием отчислить 5% на кулытурно-просветительные нужсы „в пользу секции ’. Спектакль—кабарэ с двойною пользой был разрешен. Но кто же скажет, что они „некультурно" и „неразумно" развлекались.

Форс мажор.
Революционные события надвигались со всей своей неизбежностью и решительностью. Театр работу прекратил совершенно. Здание занималось то под одни, то под другие собрания, организуемые партией „Трудовиков" (эсеров), для агитации за свержение большевистского ига, за поход на Москву.
Компанеец, уехавший за набором труппы не возвращался. Движение поездов прекратилось. Связь с городом прервалась. Народные волнения все возрастали и мадам Компанеец, не видя другого исхода из такого положения, решила отзкааться от обязательств, взятых на себя ее мужем, подав отказ от антрепризыи о возврате ей залога 3000 руб. Поэтому поводу она писала: „Дела сложились настолько неблагоприятно в силу народных волнений и перерыва железно-дорожных сообщений, что невыполнение моим мужем заключенного с Городской Управой 4 января сего года договора может считаться Форс-можером"'
Но предвидела ли сама Управа о своем собственном „Форс можере“, перед лицом неизбежной развязки?
Вероятно не предвидела
Так с незначительными изменениями в репертуаре, от „салонных" драм до комедий и мелодрам, театральная администрация, вместе с городской думой и „секцией культурных развлечений", докатилась до последней развязки. С приходом красной армии, с последним выстрелом таганрогских пролетариев, театр навсегда порвал свою зависимость с буржуазно-мещанскими традициями прошлого.

В поисках хозяйственной системы.
Путь хозяйственных скитаний театра, пройденный им с начала 1919 года по настоящее время, не может быть рассматриваем иначе, как путь хозяйственных исканий. Вся сила новой хозяйственной государственной системы, не могла пройти бесследно для театра.
Практика старых методов антрепризы не имела под собою той почвы, той капиталистической экономики, которая ее питала.
Гражданская война, а с нею связанная экономика военного коммунизма, сильно отразилась на хозяйственной жизни театра.
Отдел Народного Образования, принявший 21 янв. 1920 г. театр, при занятии города Красной армией, не имел тех средств, которые могли, хотя бы в малой доле, обеспечить минимум заработной платы актерам, оставшимся работать при театре. Материальное положение актеров и работников сцены стало доходить до последних пределов. Жалование выдавалось с большими промежутками и крайне неисправно. Для урегулирования создавшегося положения потребовалось вмешательство Донецкого Губрабиса и Губполитпросвета.
Опять на сцену выплывает единственный выход, давно испытанное средство—коллектив. Это явление, подчеркнутое нами на протяжении весьма длительного периода существования театра, появлялось всякий раз, когда хозяйственная сторона театра, по тем или другим причинам, испытывала кризис
После вмешательств Донецких Губполитпросвета и Губрабиса, труппа, содержавшаяся на средства Отдела Народного Образования, перешла на коллективные начала.
В состав коллектива входили следующие актеры и актрисы: Яндреева, Высоков, Чагодаева, Козловская, Гааз, Кисилева, Брошкевич, Дарвишев, Качалов, Ялексеев, Борисов, Орский, Ордынский и др.
В эти годы театр начинает переживать острую нужду. Не ремонтируясь в течении долгого времени, подвергаясь постоянному переполнению в дни открытых массовых собраний, театр быстро стал приходить в упадок.
Опасаясь еще большей бесхозяйственности, доходившей до открытого расхищения имущества, Отдел Народного Образования решил передать театр на сезон 1922-23 г. „Линктрану" т. е. линейному комитету союза транспортных рабочих. В основу договора было положено: хозяйственное улучшение, ремонт, создание действительной культурно просветительной работы.
Линткраном за данный сезон была проделана очень значитетьная работа, в области" хозяйственного улучшения самого здания театра, а также и в отношении материального положения работников принятых на гарантию.
Состав труппы, ранее находившейся в ведении Отдела Народного Образования, был пополнен актерами и актрисами из Москвы и Харькова, фамилии коих следующие: Арндт, Асенкова, Снежинская, Мартынов, Сергеев, Чалый, Рябов и др. Труппой руководил Орский С. Д.
Несмотря на все принятые меры: уменьшение постановок до 3 х и даже 2-х раз в неделю, серьезное и добросовестное отношение к делу, основательная и длительная проработка пьес, снижение цен и т. д., сборы все же были незначительны. Постановка новых пьес, хотя и давала улучшение, но театр все же имел дефицит.
Резкое падение рубля, плохой сбор, заставили Линктран свернуть дело. Этому свертыванию, в значительной степени, помог перевод Линктрана в Екатеринослав. Действуя под давлением двух причин: падения сборов и необходимости перехода своего в Екатеринослав, Линктран передал театральное дело коллективу актеров. При данных тяжелых условиях работы, коллектив с большими усилиями довел дело до конца сезона.
Получив театр обратно, Отдел Народного Образования, имея перед собою опыт Линктрана, не решался вести дело на гарантийных условиях и на сцену в последний раз выступила в 1923 году антреприза Лина.
Расчет на возможность ведения дела бездефицитно был весьма прост В распоряжение Лина для эксплоатации был передан, на ряду с зимним театром, театр „Мозаика". Передачею театра „Мозаика” Лину имели в виду, путем легкого комедийного жанра, проводимого в „Мозаике", поднять сборы, чтобы часть последних употребить на поддержку зимнего театра.
Проэктированый расчет в начале сезона оправдал себя, в значительной степени, но в январе месяце наступило сильное падение сборов.
Для того, что бы поднять сборы в „Мозаике", приглашается на гастроли Я. Орлов-Чужбинин. Но несмотря на гастроли в „Мозаике", театр все же дает дефицит и в феврале месяце, со всею неизбежностью, наступает крах.
Для того, чтобы выйти из создавшегося тяжелого положения, было решено перебросить труппу из народно художественного театра в Бахмут, а для Таганрога пригласить украинскую труппу.
Труппа из народно художественного театра в 1923 году выехала в Бахмут, а с нею вместе и Лин, но украинская труппа не приехала После такого оригинально-делового бегства, театр был брошен на произвол судьбы.
„Подобрав" от Лина театр, политпросвет вынужден был перейти к случайным гастролям.
Лучшими из гастролей этого времени, можно считать гастроли оперы Ленинградских артистов под управлением Селях, давшие хорошие сборы, благодаря наличию хороших сил, хора и балета.
Эти хозяйственные метаморфозы театра были, в конце-концов, завершены одной, последней, но по, сути дела, не менее оригинальной. В связи с общим положением на Украине, Политпросвет 15 мая передал театр Местхозу, оставив за собою общее руководство культурно просветительной частью.
Местхоз посмотрел на теетр несколько иными глазами и, определив в нем доходную статью, взял курс на коммерческий подход, создав тем самым, глубокое расхождение с Политпросветом. На зимний сезон 1924-25 г. приглашается коллектив из Ейска. Для предварительного ознакомления с коллективом посылается специальная комиссия. Не смотря на удовлетворительный состав коллектива были предложены такие условия, что часть коллектива не согласилась их принять и работать в Таганроге, значительно тем самим ослабив силы коллектива.
Этот последний зигзаг театра характерен по тому итогу, который получился от хозяйственной политики работников Местхоза. Имея более тысячи рублей на текущем счету, от доходов театра за зимний сезон, Местхозом было израсходовано около половины этой суммы на субсидии, дефицитным предприятиям ОМХа-сандвору и другим.
Получив, в последний раз, театр от Местхоза в мае 1925 года, Окружной Политпросвет произвел ремонт здания, электро оборудования, декорации мебели, костюмов (на сезон 1925-26) г. и организовал последний коллектив под управлением Орского С. Д. Таковы были хозяйственные искания театра последних лет.

Репертуар.
Метаморфоза, происходившая с хозяйственной частью театра, не могла не отразиться на его главную часть содержание, на его установку. Недостаточная материальная база, и новый курс на идеологически выдержанное содержание, вошли во взаимные противоречия. Эти противоречия разрешались по различным направлениям и различными организациями.
В основном мы имеем три опыта, с довольно таки сильным и деловым подходом, к разрешению указанных противоречий. Первый—Линктран, как общественная профессиональная организация; второй—коллектив на самоокупаемости, и третий—Политпросвет— гарантийное дело, как государственное учреждение.
Указанные три опыта разрешения противоречий чрезвычайно интересны.
Линктран, поставивший себе задачу: общедоступность театра, выдержанность его репертуара, решил эту задачу постольку, поскольку материальные средства позволяли развертыванию работы. Сниженные цены, бесплатные билеты членам союза и красноармейцам, дали безусловный дефицит Выдержанный репертуар мог пройти, в весьма незначительном объеме не, более 10 революционных пьес. Здесь не только были причинами недостаток репертуара, но и недостаток зрителей в театре. Поэтому привлечение зрителя вообще на пьесы, не говорящие „ни уму ни сердцу", стало применяться как система, для урегулирования хозяйственных вопросов театра.
Вот на выдержку репертуар Линктрана.
На ряду с пьесами серьезного содержания, шли просто пьесы „новинки” Горе от Ума, Океан, Горячее сердце, Бесприданница, Коварство и любовь, Граф-де Ризоор, Тартюф, Женитьба Фигаро, Принцеса Греза, Тайфун.
Новинки; Николай I, Так диктует природа, Самое главное, Ряса; и наряду с этим: Ночной туман—Сумбатовая „Веер Леди Уиндер", Черная пантера, Нечистая Сила, Парижские Нищие и др.
При ликвидации дел, Линктрана, организовавшийся коллектив, для поднятия дела стал еще больше уклоняться к „салонным" драмам.
Коллектив, прибывший из Ейска на сезон 1924—25 г., постановкой пьес: Поджигатели, Озеро Люлль, Жорж Даиден, Судебная ошибка и т. п., сборов не сделал, выработав в конце сезона от 15—20 проц. ставки.
Наиболее серьезной попыткой, создать выдерженный репертуар была попытка коллектива работавшего в последний сезон, под руководством ОрскогоС. Д., давшего значительные результаты в смысле перелома содержания театра. Этому способствовали две основных причины.
Во первых, материальное состояние края в целом значительно улучшилось. Средний заработок массового зрителя рабочего, дал возможность ему чаще посещать театр, во вторых, появляние нового репертуара бытового характера, связанного с новою советскою общественностью. Интерес зрителя к новым пьесам значительно возрос. Так например: Заговор императрицы был дан 11 раз. Воздушный пирог, 7 раз, Монастырь св. Магдалины 7 раз., Георгий Гапон—б р , Кровь и песок- 6 раз, Щут Тантрис, Брат Наркома, Яд, Проститутка— 2 раза. Но несмотря на это, все же постоянного зрителя-массовика иметь в данный сезон не удалось.
Нередко, делались попытки пойти по линии наименьшего сопротивления, тогда прорывались такие пьесы, как Трильби и другие, на которые делались ставки ради поднятия сбора.

Влияние кино.
Тенденция разрешить противоречия, связанные с общедоступностью театра, встретила препятствия и иного порядка. Эти препятствия лежали за пределом влияния театра, в сфере общественно-производственного и бытогово уклада, с одной стороны, и влияния кино с другой.
Общественно-производственная и бытовая сторона жизни массового зрителя, на которого твердо держался курс в течении нескольких лет, как говорится, „небыла увязана" с театром. Тот избыток свободного времени, которым располагает зритель рабочий, далеко еще недостаточен для того, чтобы быть в театре до полночи.
Редкие посещении, раз в месяц, не создают к театру естественной тяги и культурного „навыка". В этом случае, театр представляет еще из себя некоторую роскошь, оцениваемую временем.
В этом отношеении кино занимает совершенно иное положение. Сеансы кино укладываются в бюджете свободного времени рабочего безболезненнее. Эта „техническая" сторона дела дает плюс одному (кино) и минус другому (театру).
Кино все-таки и с внешней стороны —проще, демократичнее, непринужденнее, что играет тоже значительную роль.
И наконец, динамичность и захватывающая разносторонность сюжета кино-картин, делают свое решающее дело.
Такова общественно-производственная и бытовая сторона, влияющая на Таганрогский театр за последнее десятилетие.

Влияние театра на развитие драматического искусства в г. Таганроге.
Было бы недостаточной оценкой театра, как такового, говорить о его жизни только в здании, находящемся на Ленинской улице Влияние его, весьма значительное сказалось на развитии, драматического искусства в Таганроге.
Первое таганрогское драматическое общество, вознишее в 1918 году, было детищем театра, под его непостредственным влиянием. Постановки спектаклей в купеческих и дворянских клубах не прошли без влияния театра. Выросшее в сильную организацию, драматическое о-во пыталось завоевать театр. Мы знаем, что эта попытка оказалась неудачной, но дело не в этом.
Интереснее всего развитие драматического искусства в широких слоях населения, а главным образом, среди рабочих. Первые драматические кружки в городе Таганроге, в количест ве 3-х, возникли в 1904 году. Первоначально они были весьма незначительны, но к 1914 году уже окрепли достаточно.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073444457490754
Действие II, явление VIII. Постановка—Орского С. Д. (Центральный Рабочий Клуб )
Один из них, под управлением сотрудника театра Александровского А. Л., работал круглый сезон в крытом помещении Пьесы ставились два раза в неделю. Пьесы шли преимущественно Островского, Корнеева и Евдокимова (Лес; Ни гроша, да вдруг алтын; Рабочая слободка; Непогребенные; Жить хочется и другие). Основными зрителями были родственники и знакомые участников. В месяц кружок пропускал до 800 человек. Состав кружковцев по социальному положению, были: учителя женских ремесленных курсов, несколько конторщиков и рабочих металлургии, в всего количестве от 14—20 человек. Периодически в кружке участвовали и профессиональные актеры, приглашаемые из театра. Плата за посещение не взималась.
Кружек просуществовал до 1915 года, когда и был закрыт полицмейстером, заподозрившим в кружке нелегальную, работу.
Кроме этого кружка работали еще два. Один на б. Митрофаньевской улице во дворе Попандопуло, а другой во дворе Вихольского, но эти кружки работали только летом. Первым из них руководил Уздемиров Петр, впоследствии актер Травин. Кружок Уздемирова имел уклон в сторону классического репертуара (Кин, Коварство и любовь), а кружок Вихольского—к народному театру (Тяжкая доля, Рабочая слободка, Безработные и др.).
Все эти кружки имели настолько тесную связь с театром, что  нередко закупали первые ряды галерки, для практического изучения игры на сцене.
Оффициально закрытый кружек Александровского А. Л., все же при поддержке Соломахина Я. Д., стал давать в 1915 г. спектакли по госпиталям и лазаретам, со своей оригинальной декорацией, устроеной из рыбацких сетей с наклеенными обоями. При этом вместо недостающей декорации употреблялись и одеяла, создавая своеобразное сценическое оформление.
Работой данных кружков была, в достаточной степени, подготовлена почва к стихийному возниковению кружков в 1917 г. во всех предприятиях.
Наиболее выдающимися были кружки у печатников и кожевников. Руководители у печатников были Остроухов Г., по профессии слесарь, являвшийся в драматическом искусстве довольно выдающимся самородком. У кожевников Сытников-Бурлаков, бывший рабочий кожевенного завода и в последствии профессиональный актер и Александровский А. Л. Состав кружка доходил до 30 человек.
На ряду с этими руководителям. по своейи активности и удачным постановкам, выделялись следующие товарищи, работавшие в разное время по разным клубам, а именно: Н. Хилков, Чалый А. Е. Луккер Л. В. и Руссовский.
При восстановлении Советской власти в Таганроге, вновь возобновили свою работу кружки, под руководством культкомиссии Совета Рабочих Депутатов.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073463563340018
Финальная сцена. Постановка Л. В. Луккер. (клуб „Металлист"). „СЛЫШЕШЬ МОСКВА?!"—С. Третьякова
Тяга рабочих была настолько велика, что они прямо с работы шли на репетицию в кружки.
Наиболее мощный кружок работал в театре „Аполло", ныне театр имени А. В. Луначарского.
С 1920 года начали регулярно работать кружки при крупных предприятиях. Сеть кружков все увеличивалась. У кожевников работал кружок под управлением Александровского А. Л., в клубе металлургии— под руководством Г. Волощука, последний кружок носил характер русско-украинского
В клубе Балтийского завода, ныне в клубе имени Артема, под руководством Теремова. В клубе Совторгслужащих под руководством тов. Гуревич.
В 1923 году вся клубная работа была сконцентрирована в центральном рабочем клубе, где и организовался кружок из отдельных клубных кружков, под руководством Орского С. Д.
Репертуар клубных кружков не был очень разнообразным, но основная линия была направлена к бытовому, классическому, русскому репертуару и к постановке пьес с революционным содержанием. В последний период клубные драматические кружки потерпели значительное изменение, как по форме, так и по содержанию, приняв новое направление под общим названием „Синяя блуза", „Блуза просвещенца" и т. д.

Театр и советская общественность.
Помимо того влияния, которое оказывает театр на развитие драматического искусства в клубах, театр главнейшею своею задачею ставит и, сближение искусства с широкими рабочими массами. Связь театра, с текущею общественно-политической жизнью, несомненно имее т место на протяжении целого десятилетия, героической борьбы пролетариата, как на военных фронтах, так и на гражданских и хозяйственных. Нет ни одного, более или менее, выдающегося события в жизни Советской страны, что-бы театр не реагировал на это должным образом. В годы гражданской войны можно часто было видеть красноармейца со штыком, с похода, в зрительном зале.
Новый зритель, с новыми требованиями шел в театp. Здесь уже было не только „приятное отдохновение", но и глубокое приобщение чрез сцену с общественно-политической жизнью страны. Здесь уже не только гумонитарное воспитание, по методу студента Буракова, но и кипучая политическая жизнь, полная порывов самопожертвования и героизма.
После гражданской войны театр стал срастаться с новыми требованиями зрителя. В спокойной обстановке хозяйственного строительства, в торжественных заседаниях деловых собраний, своих юбилейных дат, пролетариат, руководимый Всесоюзной Коммунистической Партией, камень за камнем возводил свое социалистическое строительство.
Последние годы сближения театра с советской общественностью прошли не без влияния нового бытового репертуара, сюжеты котораго стали, в свою очередь, прямым отражением советской действительности Новый репертуар театра, состоящий из пьес, лучших драматургов -революционного времени, как нельзя лучше говорит за это.

На новые рельсы.
Пережив значительные изменения в своих хозяйственных исканиях, народно художественный театр, в последний год своего столетнего существования, стал перед разрешением весьма серьезной проблемы.
Наметившийся резкий кризис в репертуаре, стал терять свою остроту за последнее время. Накопившийся, достаточный”материал, признанных пьес лучших драматургов революционной эпохи, дает возможность составить разнообразный и интересный репертуар.
Список лучших драматургов Революционной эпохи, 
пьесы которых прошли на сцене театра в нынешнем 
году.
В 1925-26 году в народно-художественном театре драматической труппой были, в числе, других поставлены пьесы следующих драматургов:
А. В. Луначарского, Синклера, Ромашева, А. Толстого и П. Щеголева, Н. Эрдмана, Шаповаленко, Н. Лернера, 0 ‘Нейля и Романова.
К своей юбилейной дате, театр уже имел строго очерченную задачу целевой установки театра на массового зрителя.
Репертуар сезона 1926-27 года, в значительной степени, представлен идеологически-выдержанными пьесами, а имено:
В 1926-27 году (юбилейном) прошел следующий репертуар:
„Загмук"— Глебова.
„Смерть Ионна Грозного" —А. Толстого.
„Шторм"—Биль-Белоцерковского.
„Розита"- А. Глоба.
„Предательство Дегаева"- Шкваркина.
„Черное, фиолетовое, красное" пер Леонидова.
„Ревизор"—Гоголя.
„Девичий переполох"—Крылова.
„Петр III и Екатерина II" Лернера.
„Сатана"—Я. Гордина.
„Отелло" —Шекспира.
„Работник Балда" (по А. Пушкину) Ю- Болотова.
„Каширская старина"—Аверкиева.
„Чудеса в решете"—Ал. Толстого.
„Лес" —Островского.
„Любовь под вязами"—0 ‘Нейля.
„Волчьи души"—Дж. Лондона.
„Коварство и любовь"—Шиллера.
„Генрих Наварский"—пер. Глаголина.
„Овод"—по Войничу.
„Танец в полночь"—пер. Н. Петрова
„За океаном"—Я. Гордина.
„Король Лир"—В. Шекспира
„Горе от ума"—Я. Грибоедова
„Гроза"—Д. Островского
„Дядя Ваня"—Я. Чехова.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073477146018850
Заведующий Художественной секцией П/п ЛУККЕР Л. В. Зампред. Юбилейного Комитета
Для выполнения поставленной перед собой задачи, художественная секция Политпросвета приложила все усилия к тому, чтобы состав труппы, ее ансабль, был не только высоко качественным в художественном отношении, но так же чтобы и по своей общественности под ходил к выполнению четкого, художественного, идеологического репертуара.
Вся тяжесть выполнения поставленных задач первого года, наиболее рельефно отразившего борьбу и за зрителя и за его репертуар, легла, с одной стороны, на художественную секцию в лице ее руководителя Луккера Я. В. и, с другой, - на весь состав Народно-художественного театра, как его художественного персонала, так и технических работников.
Перед художествен, секцией стоит, во весь свой рост, ответственность за правильное решение задачи завоевания массового зрителя и обеспечение гарантийного государственного дела. На руководителях непосредственной театральной работы, в лице администрации театра: Волкова М. Г.—директора, Юртаева Ю Г — администратора, Ярославского Я. Г. режиссера и заведующего художественной частью, лежит вся ответственность театральной политики, от умения которых зависит успех завершения первого государственного дела. Если, в отношении репертуара, вопрос начинает терять свою острогу, если лозунг „Даешь репертуар!" не является злободневным, то все же, давлеет злоба и того же хозяйственного фронта.
Борьба за репертуар стала выражаться и кристализоваться в борьбу за зрителя.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073476902316034
Директор Н. X. Т.  ВОЛКОВ М Г. Член Юбилейного Комитета
Хозяйственная структура управления театральным делом находится в стадии глубокого изучения Мы имеем первый год опыта организации художественной секции при Окрполитпросвете. Поставленные, в хозяйственном отношении, в более выгодные условия, чем в прошлые годы своих метаморфоз и исканий, органы политпросвета, с внешней стороны, может быть, проделывают опыты с свойственным самообманом: „На Шипке все спокойно"!
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073483336374370
Режиссер и Завхудчастью Н.Х.Т. ЯРОСЛАВСКИЙ Я Г. Член Юбилейного Комитета
Но это спокойствие за судьбу театра не есть разрешение вопроса по существу, поставленного не сегодня, а в течении целою столетия Если, концентрируя все зрелищные предприятия в своих руках, художественная секция за счет доходнейших из них содержит театр, то это не значит, что театр разрешил свою задачу. Это не значит, что острота кризиса миновала Нет этот кризис со всеми симптомами хронической болезни загоняется внутрь здорового организма.
Перед кино-театрами своя ответственная огромнейшая задача. Связать нога с ногой, в хозяйственном смысле, Народно-Художественный театр и кино театр это не значить что задача решена. Тенденция создать управление зрелищными предприятиями для подобной нивеллировки не выдерживает критики.
Мы сейчас имеем на лицо борьбу за зрителя. Пробудившаяся активность „зрителя вообще" довольно таки симптоматична. Этот зритель не хочет „идеалогии". Ему, конечно, нужна идеология, вне всякого сомнения, но своя, выдержанная в известном направлении.
Дефицитность театра, прикрываемая доходами всех зрелищных предприятий, парализует хозяйственный борометр театра Хозяйственная чувствительность, а через нее чувствительность к зрителю, утопает в мягкости хозяйственного благополучия.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073494603844578
Зав Адм Хоз. часгью Н.ХТ. ЮРТAЕВ Ю Г. Секретарь Юбилейного Комитета
Такова задача настоящего хозяйственного хода театра, в последнем звене его столетия. Поставленную проблему нужно решить в положительном смысле.
Принятые меры в нынешним году на распространение абоненемтов среди рабочих, снижение цен, рассрочка, выезд на места на предприятия в клубы для постановок, силами актеров народно-художественного театра, знаменуют все вместе взятое, конечно очень многое.
Театр медленно, но верно приближается к быту. Но нужно также и быт придвинуть к театру.
То что мы имеем в области завоеваний Октября: отмена частной собственности на театр, на искусство, должно быть использовано со всею полнотою. Экономика Советской республики способствует этому, в самом положительном смысле. Если, в прошлом, создание крепко-сколоченных, доведенных до высшей квалификации ансамблей различного жанра не совпадали с частно-собственническими правами на театр, то теперь это устранено.
Предложение артиста Медведева о создании- равнохарактерных коллективов в городах, связанных территориально и экономически должно разрешить этот серьезнейший вопрос. Перед этой проблемой стал театр на сотом году своей жизни.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/Site_utils#5983073510440815650
СЕЗОН 1926 -1927 ГОДА. СОСТАВ РАБОТНИКОВ НАРОДНО ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕАТРА совместно с Завед. художеств, секцией Л . В. Луккер
Comments