ОСНОВАНИЕ ТРОИЦКА НА ТАГАН-РОГЕ

Григорян М.Е., Решетников В.К.- История архитектуры и градостроительства
1698—1830-е годы Старший брат Петербурга

Основание Троицка на Таган-Роге

Таганрог екатерининского времени

Таганрог в первой трети XIX века. Генеральные планы

Городские площади

ОЧЕРК АРХИТЕКТУРНО-

ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОГО

РАЗВИТИЯ ТАГАНРОГА

С КОНЦА XVII ВЕКА

ДО 1830-Х ГОДОВ

И

стория возникновения и развития Таганрога, особенно в его начальный период, весьма противоречива. Сама идея строительства гавани и крепости на пустынном морском побережье в нищей, ведущей войну стране, выглядела, по меньшей мере, как мечта, далекая от реальности. И все же, как говорил Петр I, и «небываемое бывает». Начавший строиться в 1698 году как крепость «для бережения пристани морского каравана», новый город, названный «Троицком на Таган-Роге», со временем, по замыслу царя, должен был стать административным и торговым центром Приазовья, символом могущества русского государства и напоминанием потомкам о выходе России к берегам южного моря.

ОСНОВАНИЕ ТРОИЦКА НА ТАГАН-РОГЕ

Организатором и главным действующим лицом в деле строительства Таганрогской крепости, гавани и флота был Петр I. «Имея известную теоретическую подготовку и опыт войн, - писал В. В. Яковлев, - Петр в полном смысле слова представлял собой крупного инженера, с широкими взглядами на дело... он изучал на самих местах немецкие и голландские крепости, беседовал с учеными инженерами этих стран, усваивал сущность их взглядов, относясь к ней в то же время критически...». Прекрасно понимая значение крепостного строительства на рубежах молодого Российского государства, Петр уделял огромное внимание изучению теории и практики фортификации. В годы его царствования на русский язык был переведен ряд трудов знаменитых инженеров того времени с подробным описанием опыта сооружения крепостей, способов их осады и обороны. Эти книги давали представление об общем состоянии фортификации в Европе на рубеже XVII-XVIII веков.

В таганрогском крепостном строительстве на побережье Азовского моря отчетливо проявилась связь архитектурной теории с инженерно-техническими проблемами и точными науками первой четверти XVIII века. Работы, развернувшиеся в Приазовье, велись на основе личных указаний Петра I, осуществлявшего постоянный, порой очень жесткий, контроль за деятельностью инженеров и строителей. Многочисленные письменные источники того времени свидетельствуют о пристальном внимании, которое он проявлял к строительству нового города, и позволяют утверждать, что Петр принимал активное участие в создании проектного плана Таганрога.

Предметом особой заботы государя в начальный период строительства были гавань и крепостные сооружения, огромная роль в создании которых принадлежала иностранным инженерам, обладавшим глубокими познаниями в области фортификации. Одним из них был австрийский специалист Эрнст-Фридрих фон Боргсдорф - первый наставник молодого Петра в фортификационной науке и автор первого проектного плана Таганрога.

Проектирование Троицкой крепости Петр I поручил Боргсдорфу вскоре после взятия Азова (1696). Выбор этот, по всей видимости, не был случаен, поскольку барон фон Боргсдорф был не только инженером-практиком, но и автором двух теоретических трудов, подготовленных им в 1696-1697 годах и позднее напечатанных по распоряжению Петра в Москве: «Побеждающая крепость» и «Поверенные воинские правила» - первые сочинения по фортификации, написанные в России, на основе русского боевого опыта.

В книге «Побеждающая крепость», подаренной Боргсдорфом Петру и приуроченной к «счастливому поздравлению славной победы над Азовом», изложены основные принципы обороны крепостей. Здесь содержатся двенадцать так называемых «главных правил» строительства оборонительных сооружений, при выполнении которых крепость могла бы отбить любую атаку и выдержать продолжительную осаду, «обессилив в конечном итоге жестокость неприятеля». Именно на эти правила и опирался цесарский инженер Боргсдорф при проектировании Таганрогской крепости.

К преподнесенной государю рукописи были приложены оригинальные чертежи, один из которых представляет особый интерес, поскольку устанавливает черты несомненного сходства с проектом «крепости и гавани у Таганрога», присланным Боргсдорфом Петру I в 1698 году и опубликованным в путевом «Дневнике австрийского дипломата И.Г. Корба (илл. 1, 2). В обоих случаях мы видим полуциркульное начертание внутреннего пространства будущего города, ограниченного оборонительными сооружениями, разбивку городской территории на кварталы геометрически правильной формы, наличие центральной площади и шести малых площадей, радиальную систему улиц, соединенных полукольцевыми магистралями, одинаковый рисунок крепостной ограды, состоящей из пяти бастионов и двух полубастионов, идентичную систему наружной обороны (за исключением дополнительных укреплений в виде шести равелинов, отсутствующих на плане Таганрогской крепости). Также в обоих чертежных листах показаны расположенные по центральной оси каждого бастиона пороховые башни, которые в военное время должны были использоваться вместо кавальеров для установки пушек, а в мирное - для хранения воинских припасов. Таким образом, книгу Боргсдорфа можно считать в каком-то смысле своеобразной «пояснительной запиской» к проектному плану Троицкой крепости, основанному на классических канонах фортификационного искусства лучших инженерных школ Западной Европы.

Следует также отметить, что на проектном чертеже из «Дневника» И.Г. Корба уже показаны береговые полубастионы и орудийные батареи на молах гавани, но еще отсутствует укрепленная линия, идея которой получила зримое воплощение в 1702 году Впервые она была обозначена Боргсдорфом в 1697 году в одном из чертежных листов, иллюстрировавших его книгу «Поверенные воинские правила» (илл. 4). Здесь, помимо самой крепости, очертаниями напоминающей таганрогскую, показана эшелонированная система обороны города со стороны поля, состоящая из двух укрепленных линий. Одна из них представлена в виде земляного вала, укрепленного редутами, а другая, более мощная, - в виде такого же вала, но усиленного по краям четырехсторонними шанцами. Это проектное предложение было в дальнейшем частично использовано при устройстве укрепленной линии, располагавшейся в четырех верстах от Таганрога и предназначавшейся для защиты строящегося города от набегов татар. Оборонительная линия в виде земляного вала с бастионами шла через весь полуостров, в оконечностях ее были устроены небольшие крепостцы: четырехбастионная Павловская на берегу реки Миус (своей формой она напоминала крепости голландской школы) и трехбастионная Черепахинская - на берегу Азовского моря (илл. 3, 5-7). Как сообщал в октябре 1702 года Ф. Апраксин в одном из своих писем Петру I: «На Миусе, Государь, город четвероугольной, такодже и у моря треугольник, между ими линия, за помощию Божиею, зделана изрядно». Укрепленная линия и уже существовавшие к тому времени морские оборонительные сооружения вполне обеспечивали надежную защиту Таганрога и давали возможность без помехи продолжать начатое в 1698 году строительство центральной крепости и города.

https://lh3.googleusercontent.com/-7y4iE-UxKzk/Vy7QfGRVuyI/AAAAAAAAKE4/FnpBdOyKVaYqYJUz25qxxliXqiaQdysDACCo/s1600/Greg_1.JPG
Илл. 1 Э.-Ф. Боргсдорф. Чертеж из книги «Побеждающая крепость». 1696 г.

 

К сожалению, сведения о подготовительных работах, которые должны были предшествовать началу этого строительства, не обнаружены. Однако с достаточной степенью уверенности можно утверждать, что производились они тщательно и в полном объеме. Суть их, разумеется, в самых общих чертах, заключалась в размерении территории будущего города и основных его сооружений, в определении мест для размещения церкви, приказной палаты, царского и воеводского дворов, складов, казарм, жилых строений, а также в составлении подробных чертежей будущего города и детальных «росписей», являвшихся основой проектной документации. Только после этого проект мог быть представлен, а затем утвержден царем или Пушкарским приказом.

Очевидно, что все требования тогдашнего законодательства были выполнены к осени 1698 года, а спустя полгода, в июне 1699 года, Петр I смог увидеть небывалые по масштабу строительные работы, возглавлявшиеся, как и прежде, бароном Боргсдорфом. Тогда же адмирал Крюйс сделал запись в своем походном журнале, что «крепостные стены еще не выведены, но берег унизан грозными батареями, под прикрытием которых флот мог стоять защищаемый от ветра искусственными молами».

https://lh3.googleusercontent.com/-s3-tZwfx31Y/Vy7QqSX9f1I/AAAAAAAAKLw/s5YMIEgSDLYkV1kHdIZNQMcSxo9tEqAggCCo/s1600/Greg_2.JPG
Илл. 2 Э.-Ф. Боргсдорф. План крепости и гавани у Таганрога. Проектный чертеж. 1698 г.

 

В это время Э.-Ф. Боргсдорф, вероятно, уже готовился к отъезду на родину. Вместо него на строительстве крепости был оставлен инженер Кристиан Руэль, а устройством гавани еще с 1698 года занимался итальянский капитан, венецианец Матвей Симонт, направленный в Таганрог по просьбе Боргсдорфа*. Вернувшись в Вену, барон Боргсдорф не прекращал проектные работы и в ноябре 1699 года прислал в Пушкарский приказ чертежи и письма, адресованные К. Руэлю и М. Симонту. Не прекращалась, по-видимому, и его переписка с Петром I. Так, например, в апреле 1700 года барон напоминает А. А. Виниусу о необходимости скорейшей передачи своего письма государю, а сам Петр просит Виниуса прислать ему письма Боргсдорфа «как можно скорее».

https://lh3.googleusercontent.com/-rPbuyEGcTDE/Vy7Q2GhTPhI/AAAAAAAAKS4/nOy7pNCZzJE9iiLGku8bToi_V_Za0Pk2wCCo/s1600/Greg_3.JPG
Илл. 3 Павловская крепость. Ростовская область, с. Гаевка. Аэрофотосъемка.

 

В августе того же года, в связи с отъездом Руэля в Москву, главным смотрителем работ в Таганроге был назначен голландский инженер Рейнгольт Трузин (Яган Регузин), составивший в сентябре 1701 года «Исправной чертеж и размер строения нового города что на Таган-Рогу на Азовском море строят...», экспликация к которому сохранилась в фондах архива военно-морского флота. По всей видимости, чертеж Трузина, прилагаемый к годовому отчету о проделанной работе, фиксировал сложившуюся градостроительную ситуацию, в основе которой лежали проектные наработки и чертежи барона Боргсдорфа - первого строителя Таганрога, роль которого до сих пор незаслуженно остается недооцененной.

https://lh3.googleusercontent.com/-IhUv8GWyMhI/Vy7Q7JVnsPI/AAAAAAAAKVs/I4Zuu4RRjFUhQFj1OgOQmj3Q1tSw-ZCqACCo/s1600/Greg_4.JPG

Илл. 4 Э.-Ф. Боргсдорф. Система обороны крепости с использованием укрепленных линий. 1697 г.

 

К моменту прибытия в Таганрог Рейнгольта Трузина крепостная ограда уже получила свое воплощение, а в городе появились основные административные и жилые строения. Трузину же высочайшим распоряжением было указано строить город по чертежу, «каков дан инженеру Крестьяну Руэлю, а достраивать ныне по письмам Эрнста Фридриха» (т. е. Боргсдорфа). Таким образом, совершенно очевидно, что «исправной» чертеж Трузина не являлся проектным чертежом, как ранее неоднократно указывалось в литературе, и не вносил ничего принципиально нового в процесс создания Таганрога. К тому, что «город был задуман как сложный организм, с системой площадей и распределением территории для военных объектов, общественных зданий и жилищ», Трузин имел весьма опосредованное отношение. Замысел города созрел гораздо раньше, и у истоков его стояли барон фон Боргсдорф и сам Петр I. И, видимо, не случайно в грамотах государя Боргсдорф всегда уважительно именовался не иначе, как «Эрнст Фридрих».

https://lh3.googleusercontent.com/-TaLpI-Fqxd4/Vy7Q8h3XzhI/AAAAAAAAKWc/x8xz0C4iYZIYsk3jwrmDwX5VFUMHZan9QCCo/s1600/Greg_5.JPG

Илл. 5 План городка Павловска.                   Илл. 6 План городка Черепахина.

          Фрагмент карты 1736 г. РГВИА.                 Фрагмент карты 1736 г. РГВИА.

 

https://lh3.googleusercontent.com/-J_fniMqL__E/Vy7Q9doX4uI/AAAAAAAAKXI/siDlJbM8p-8Wjv_WRQwArcoYhDsYaKbAQCCo/s1600/Greg_6.JPG

Илл. 7 План укрепленной линии между городами Павловском и Черепахиным. Фрагмент карты 1736 г. РГВИА.

 

Архивные источники свидетельствуют о том, что к 1701 году (т. е. к моменту составления Трузиным «Исправного чертежа» - и спустя всего три года с начала строительства Троицка!) город и крепость уже приобрели свои характерные черты. Несмотря на то, что подлинных чертежей начала XVIII века не сохранилось, уцелевшие в архивах многочисленные планы Таганрогской крепости, восстановленной в конце столетия по прежним линиям, позволяют судить о ее внешнем облике, составе укреплений и городских строениях. Основываясь на этих позднейших графических документах, можно сделать вывод о том, что общий контур и состав земляных укреплений Троицкой крепости были довольно значительно изменены по сравнению с первоначальным проектом Боргсдорфа: теперь они состояли из четырех бастионных фронтов, двух полубастионов и четырех равелинов, находившихся за контр-эскарпом и усиливающих систему наружной обороны крепости (илл. 8, 9, 12).

https://lh3.googleusercontent.com/-JAHhYF5fjvw/Vy7Q-a9spLI/AAAAAAAAKX0/aTOmq1yphHEO-PNjHTCHTO8UQIITqkHGACCo/s1600/Greg_7.JPG

Илл. 8 План Таганрогской крепости. Фрагмент карты 1736 г. РГВИА.

 

Илл. 9 Схема плана Таганрогской крепости. Вторая половина XVIII в. По материалам РГВИА.

 

https://lh3.googleusercontent.com/-oQ3OexoQemQ/Vy7RACIWXrI/AAAAAAAAKZM/79y8BYCfvc80iYePNOuhG4PFDfXWdXihgCCo/s1600/Greg_9.JPG

Илл. 10 План Таганрогской гавани 1704 года.

 

https://lh3.googleusercontent.com/-iuhOqBL9Pzs/Vy7QfMLYvaI/AAAAAAAAKE0/C4Bk3l34mKsXND6JtOCZWHvLIibGaF_RACCo/s1600/Greg_10.JPG 
https://lh3.googleusercontent.com/-s1YEAKuZnhQ/Vy7QgVtBGBI/AAAAAAAAKFk/dcjgq3xLehEpQskMav8RkMuGV7oqCWgnQCCo/s1600/Greg_11.JPG

Илл. 11 Медаль на основание Таганрога. Серебро. ТГЛИАМЗ. Золотая медаль, предназначенная для М. Симонта, была изготовлена в единственном экземпляре. Серебряные медали были вручены инженерам, архитекторам, офицерам и матросам, работавшим на строительстве гавани.

 

СОГЛАСНО ОПИСИ, К 1701 ГОДУ В ГОРОДЕ ТРОИЦКОМ НА ТАГАН-РОГЕ УЖЕ БЫЛИ ВЫСТРОЕНЫ:

Государев дворец.

Другой Государев дворец старый.

1 двор губернаторский.

1 двор товарищей.

2 двора дьячных.

3 двора полковничьих.

4 двора майорских.

44 двора офицерских.

1 двор протопопов.

2 двора поповых.

1 двор церковных причетников.

1 двор просвирницин.

8 дворов подьяческих.

1 двор провиантского подьячего.

3 двора Анисима Молярова с учениками.

56 дворов иноземских.

21 двор русских матросов.

6 дворов артиллерийских служителей.

3 двора каторжных невольников.

 За городом:

В солдатском полку господина

полковника Измайлова 213.

В полку господина полковника Сухотина 699.

Пушкарских 119.

123 двора посацких.

В пахотной слободе 41 изба.

 Всего 1357 дворов...

Крепостные сооружения:

2 целые кавалеры насыпаны до битья стены и бруствера, а под ними по 2 пороховых погреба.

2 полу кавалера в сажень высотою.

4 полумесяца в готовности.

Гласы сделаны и палисады поставлены.

Главный вал вышиною 24 фута, изнутри вышиною 20 футов.

Головной ров выкопан глубиною 14 футов.

Кругом города 8 фасов, шириною в фасе 14 сажень, длиною по 50 сажень...

206 жилищ шириною по 5 сажень по 2 фута. И оного города с лица мерою 960 сажень, а внутри подле казарм 400 сажень...

Орудия:

...Всего вышеписанных пушек по городу и на полумесяцах, и на каземате по местам, по готовым батареям и которые батарейные в готовности 237 пушек...

Гавань:

Гавани мера 189 сажень с полусаженью, с другой стороны от Азова 202 сажени без пол­аршина. Длина от моря 488 сажень. На той гавани поставлено всего 90 пушек. Население:

В Троицком же всякого чина людей июля по 15 число 1701 года служилых 5660 и в их семьях 2734 человека.

 

Перед главным крепостным валом, имевшим в высоту более семи метров, находился дополнительный пониженный вал (фоссебрея), за которым располагался прикрытый путь. Под укреплениями находились каменные пороховые погреба с каменными же сводчатыми перекрытиями, казармы и оборонительные казематы. Крепостная ограда, обведенная рвом четырехметровой глубины, охватывала город с трех сторон. Спланированная таким образом крепость могла полноценно защитить себя от нападения со стороны поля. К началу XVIII века ее гарнизон состоял из 5660 ратных людей, а на бастионах и в гавани было установлено 327 пушек, что успешно решало и задачу береговой обороны.

Таганрогская гавань, за строительство которой Матвей Симонт был награжден в 1709 году золотой памятной медалью с изображением контуров крепости и надписью, что она «дана ему за труды гавана», была предназначена не только для стоянки флота, но и являлась мощным оборонительным сооружением (илл. 10, 11). Посетивший Таганрог немецкий генерал X. Г. Манштейн в своих записках о России свидетельствовал, что «все, видевшие эту гавань сознаются, что это одна из лучших гаваней Европы...». Помимо орудийных батарей, установленных на гаванных молах, со стороны моря «новопостроенный» город защищала также цитадель «Черепаха» - первый в России морской форт на искусственном основании, послуживший прообразом будущих морских оборонительных сооружений Кронштадта (илл. 10).

 

ЦИТАДЕЛЬ «ЧЕРЕПАХА»

Фундамент цитадели «Черепаха» был составлен из 30 ящиков-ряжей, рубленных из бревен и заполненных камнем. Длина его достигала 27 саж. 2 арш., ширина - 17,5 саж. На основании, имевшем овальную форму, располагалась бревенчатая изба, крытая камышом, имевшая в высоту около 6 метров. Изба предназначалась для размещения пушек и гарнизона. В 1702 году Ф. Апраксин писал Петру из Воронежа: «Цитадель, Государь, перед гаванью офондаментован, из воды вышел футов 5, и возможно на том основании поставить 100 пушек». Позднее Петр I велел заменить деревянный сруб на каменное сооружение: в 1705 году «по имянному де указу Великого государя велено на цитадели построить каменную крепость». К этому времени в северных землях уже возникла идея строительства каменных крепостей, что, по-видимому, и нашло свое отражение в соответствующем указе Петра. Известно, что к указу прилагались чертежи. Опыт строительства «Черепахи» был творчески использован при возведении Кроншлота на Балтике в 1704 году. Обе цитадели имели схожие конструктивные особенности и почти ни в чем не уступали друг другу.

 

Застройка самого города Троицка на Таган-Роге была упорядоченной уже с момента его основания. Строить здания разрешалось только по утвержденным проектам и в специально отведенных местах. При этом особое внимание уделялось застройке кварталов, находящихся вблизи центральной площади, где размещались «великого государя новопостроенные хоромы», дом воеводы, приказная палата, дворы офицеров и т. д. На другой площади - Соборной, обращенной в сторону моря, - возвышалась каменная Троицкая церковь (1704-1706), сменившая первую деревянную церковь, освященную в 1699 году в присутствии Петра Великого. Этот храм был главным в городе (соборным) и обслуживал преимущественно гарнизон крепости. Также в источниках имеется упоминание о церкви Успения Пресвятой Богородицы, о строительстве которой солдаты подавали челобитную в Приказную палату. В кварталах, расположенных вдоль крепостной ограды, были выстроены дворы артиллерийских служителей, солдатские казармы, пороховые погреба и склады; магазины для хранения различных припасов размещались частью вблизи гавани, частью около крепостных стен.

Наиболее значительным и интересным нововведением (по отношению к традициям, сложившимся в русской градостроительной архитектуре допетровского периода) стало применение лучевой системы расположения улиц, из которых средняя была ориентирована на центральный бастион крепостной ограды, а две боковые направлены к крепостным воротам: Архангельским (северным) и Никольским (южным). Улицы-лучи переходили за крепостной оградой в подъездные дороги, вдоль которых располагались полковые и ремесленные слободы с регулярной прямоугольной планировкой. Заключенные между улицами-линиями кварталы делились на участки, отдававшиеся под застройку. Улицы и участки имели геометрически правильные очертания, а в центре слободы, как правило, размещалась «соборная» площадь с деревянной церковью. В архивных источниках упоминаются как минимум две деревянные церкви в солдатских слободах: Казанской Богородицы (освящена 6 июля 1704 года) и Андрея Первозванного (освящена 9 июля 1704 года). Сохранились и общие их описания: церковь во имя Казанской Божьей матери была построена из соснового леса, крыта тесом, имела алтарь и трапезную; перед наружными дверями были срублены пятиугольные брусчатые рундуки. Длина основного пространства храма составляла 3 сажени, трапезная достигала 4 саженей без одного аршина. Церковь во имя св. апостола Андрея Первозванного была аналогична по устройству, материалу и покрытию.

 

ПРОШЕНИЕ О СТРОИТЕЛЬСТВЕ ГРЕЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ

До нашего времени дошло интересное письмо, написанное на греческом языке капитаном морского флота Стаматием Камером, датированное 3 мая 1704 года, в котором мы впервые встречаемся с упоминанием о том, что иностранцы, задействованные Петром на военную службу и строительные работы, желали иметь на территории строящегося Троицка свою собственную церковь, богослужение в которой осуществлялось бы на родном языке: «Будучи на твоей, великого государя, службе в Азове и Троицком, живем без отцов духовных, а иные, государь, умирают без исповеди, поскольку говорить по-русски совершенно не умеем. В 1702 году бил я челом тебе, великому государю, а при бытности в Троицком адмиралтейцу Федору Матвеевичу Апраксину подавали челобитную о постройке в Троицком церкви - и чтоб у той церкви священник, дьякон и все церковные причетники были греки. И по твоему, великого государя, указу, а по нашей челобитной, велено в Троицком построить особую церковь греческого языка и дано было из казны на святые иконы 100 рублей, пять деньги. Деньги были выменены в Москве на иконы, их отправили в Троицк, а божья церковь в Троицком и по се число еще и строиться не начала», - сокрушается автор. Заканчивается письмо следующими словами: «Всемилостивейший государь, по прежнему своему указу и по нашей челобитной, вели в Троицком одну особую церковь ныне построить, и в той церкви священнику и дьякону быть греками, чтобы нам, служа тебе, великому государю, без отцов духовных нашего греческого языка не помереть»[21]. Как известно, Греческая церковь в Таганроге все же была построена, однако случилось это спустя много десятков лет - в 1782 году, и не на территории крепости, а в границах так называемого греческого форштадта.

 

Посад, или форштадт, сформировался рядом со слободами, непосредственно у крепостной ограды, уже в первые годы существования Таганрога. Он был заселен преимущественно горожанами, занимавшимися различными промыслами и торговлей. В форштадте располагались купеческие лавки, торг или рынок, кружечный двор, таможенная и питейная избы «из пилованного четырехсаженного лесу». Слободы и форштадт дополняли композицию города и составляли единое целое с его ядром - крепостью.

Помимо строительства крепости, гавани и города, в эти же годы велась большая работа по благоустройству и озеленению городской и пригородной территорий: «Кругом Таганрога насеять желудей для лесу, а также в городе по берегу и по морским пригожим местам посадить ивы. ...Сеять желуди в Азове и Таганроге, посадить там иву по речным и морским берегам, сеять разные травы и цветы», - велел Петр в письмах, адресованных в строящийся город. К элементам городского благоустройства можно также отнести строительство многочисленных колодцев на территории крепости и слобод, разработку проекта водопровода, устройство ливневой канализации.

Отчеты разных лет о работах в Таганроге и всевозможные описи из фондов архива военно-морского флота свидетельствуют, что вплоть до конца первого десятилетия XVIII века в городе преобладала деревянная застройка. Развитие каменного жилищного строительства тормозилось нехваткой камня, перебоями с его поставкой, необходимостью первоочередного сооружения таких военных объектов, как башни, казематы, солдатские казармы, склады. Немало камня уходило на облицовку бастионов и гаванных молов.

https://lh3.googleusercontent.com/-jS_oRKBO4n8/Vy7QhThPiPI/AAAAAAAAKGY/BKRgj8HCovQzHY3GfKqRrnXbJYHUtKc9QCCo/s1600/Greg_12.JPG

Илл. 12 Карта Таганрога с близлежащими городками и укрепленной линией. 1736. РГВИА.

 

Работы по каменному строительству велись под руководством известного мастера Осипа Старцева, который прибыл в Троицк на Таган-Роге в 1702 году «дабы возглавить магазейное строение и иные каменные дела»*. По мнению некоторых исследователей, Старцев являлся не только автором значительных каменных сооружений в крепости (в том числе и Троицкой церкви), но и принимал участие в деревянном жилом строительстве. В архивных документах сохранились описания деревянных домов, снабженных крыльцами с перилами, наружными лестницами, сенцами, фигурными балясинами.

ГАВАНЬ

Таганрогская гавань была первой военно-морской базой России. Идея ее создания возникла в 1696 году одновременно с началом работ по строительству Азовского флота. Это обстоятельство обусловило необходимость проведения картографических и гидрографических исследований, в результате которых были созданы «Атлас реки Дон» и карты Азовского моря. Тогда же начались гидрографические изыскания в районе Миусского лимана и около мыса Таган-Рог. Производились они в течение двух лет инженерами К. Руэлем, А. де-Лавалем и М. Симонтом, который в 1698 году по рекомендации барона Э.-Ф. Боргсдорфа был назначен главным строителем Таганрогской гавани. По проекту М. Симонта гавань имела форму правильного прямоугольника, огражденного с морской стороны молами и волноломами с выступами для размещения орудийных батарей и гарнизона. Два входа в гавань прикрывались волноломами треугольной формы. Молы строились в виде вертикальных стен из дубовых свай, между ними размещались ящики-ряжи, в которых по высоте нескольких венцов от низа делалось дно. Ящики на плаву устанавливались по оси оградительных сооружений и загружались камнем. Использование именно этой конструкции заметно сказалось на сроках постройки оградительных сооружений. Уже в 1705 году начальник Адмиралтейского приказа Ф.М. Апраксин нашел возможным разместить здесь десять кораблей, две галеры и яхту. В том же году 1 сентября Матвей Симонт сообщил в Москву о том, что гавань в Троицком построена. Строительство основных сооружений в гавани окончательно было завершено к 1709 году.

 

К исходу первого десятилетия XVIII века проект застройки Таганрога был осуществлен практически полностью. Крепостные и гаванные работы также близились к завершению. Неоднократно упоминавшиеся в различных краеведческих публикациях слова Петра, обращенные в одном из писем к А. Меньшикову, ярко характеризуют картину, увиденную царем при посещении им Таганрога в 1709 году: «Мы сюда приехали и сие место, которое перед десятью годами пустое поле видели, ныне с помощью Божией изрядный город купно с гаванью обрели...». И хотя крепость ни разу не отбивала нападения неприятеля, а флот не сделал ни одного боевого выстрела, их наличие служило гарантией безопасности южных пределов России и долгое время удерживало турецкий султанский двор от объявления войны.

Политическое положение Приазовья резко ухудшилось после Полтавского сражения и бегства Карла XII в Турцию. Уже в ноябре 1710 года турецкий султан Ахмет II объявил войну России. В декабре это известие достигло Петербурга, и тогда же на Ф.М. Апраксина была возложена задача обороны Азова и Таганрога. Когда в июне 1711 года в Азовское море вошла турецкая эскадра с десантными войсками, русские корабли не допустили ее к гавани, а сухопутные части разгромили вражеский десант в районе Петрушиной косы. Однако на основном театре военных действий русские войска потерпели поражение, в результате которого по условиям Прутского мирного договора Россия обязалась вернуть Турции Азов и земли, взятые «в прошлой войне», а «новопостроенные» крепости разорить.

По Прутскому (1711) и двум последующим договорам (1712, 1713) Россия потеряла пограничные крепости Самару, Каменный Затон, Таганрог и любимую «затею» царя, стоившую стольких трудов и затрат, - азовский флот вместе с Азовом и устьем Дона.

«Как не своей рукой пишу: нужно турок удовлетворить... Таганрог разорить как можно шире, однако же не портя фундамента, ибо, быть может, Бог иначе совершит», - с горечью обращался Петр I к начальнику Адмиралтейского приказа Ф.М. Апраксину. В надежде на благополучный исход Петр всячески оттягивал разорение Таганрога. Однако в начале февраля 1712 года крепость была взорвана, а город уничтожен.

Известно, что вплоть до самой смерти Петра не покидала мысль о возврате Таганрога, однако этим планам не суждено было осуществиться.

https://lh3.googleusercontent.com/-O2nZMP8lBH8/Vy7QjE2ry5I/AAAAAAAAKHA/hesjtHQmhJw81BRapq9K_Eq90TDUdRLwwCCo/s1600/Greg_13.JPG

Илл. 13 Современный Таганрог с реконструкцией крепостных сооружений. Фотомонтаж

Comments