Эпоха великаго переселения народов

Филевский П.П. История Таганрога:
Эпоха великаго переселения народов.
Время господства скифов на северных берегах Чернаго и Азовскаго морей есть в то же время эпоха культурнаго господства Эллинов на берегах указанных морей. Колонии греков всегда оставались чисто греческими пунктами — все соседние народы для греков были варвары, и они их отличали более или менее обстоятельно только тогда, когда соприкасались совсем близко; поэтому по отношению к скифам мы имеем более точныя сведения, чем по отношению к другим народам, но полной определенности в данном случае мы, конечно, не можем найти, не смотря на то, что скифами занимался такой историк древности как Геродот; что это так, указывает ясно вопрос об известных, в особенности в новой русской историографии, роксоланах или россаланах, к каковым мы теперь и перейдем.
Названия Скифия и Сарматия у греков и римлян были довольно неопределенными терминами и в разное время различно употреблялись. Римляне, например, называли побережье Чернаго моря у Дуная Скифией, а южную Россию — Сарматией; но в то же время римляне начинают сообщать об опасном народе востока, роксаланах или россаланах, которые жили от Днепра до Волги, где они назывались Аорсами, вероятно по имени реки Волги, называвшейся у древних Оар. А ведь это была Сарматия римлян. Поэтому, что нибудь одно: или сарматы и роксалане единоплеменники, или роксалане победители, а так как тут же жили скифы Геродота, то то-же можно сказать и в отношении этих последних. А так как в название россалане входит название алане т. е. славяне, то весьма возможно, что россалане, сарматы и скифы, по крайней мере земледельческие, — это предки славян, создавших русское государство, конечно, в Киеве, а не в Новгороде. По всему этому наше приазовское побережье получает новую историческую цену.
Первые исторические шаги россалан были таковы: Царство Босфора Киммерийскаго, расположенное по одну и другую сторону Керченскаго пролива, приходило все более и более в упадок, соседи его теснили извне, внутри были несогласия, так что царь Перисад III отказался от престола и уступил свое царство знаменитому понтийскому царю Митридату. Самыми безпокойными врагами Царства Босфорскаго были тавроскифы, жившие в Крыму, на них то и обрушился прежде всего и со всею силою Митридат, но царь тавроскифов Палак, по имени котораго назвалась Балаклава, обратился за помощью к россаланам, которые, по словам Страбона, жили между Доном и Днепром и по берегам Меотиды, владея Танаисом. Россалане пришли. Они носили шлем и панцырь из воловьей кожи, щит, сплетенный из тростника или лозы и были вооружены копьем, луком и мечем. Описанное вооружение заставляет думать, что россалане представляли из себя войско преимущественно пешее, о коннице ничего не говорится, а потому можно предположить, не без основания, что они не были народом исключительно кочевым, хотя в других случаях войско россалан является конным. Кроме того географ того времени Птоломей говорить, что в стране по Дону и Азовскому морю было много городов. А так как россалане господствовали по Азовскому морю первые три века по P. X., то надо думать, что все это время южная Россия представляла из себя населенную и сравнительно безопасную страну. Все это говорит в пользу культурности россалан. Они были при этом так могущественны, что даже получали дань от римлян, римляне, впрочем, эту дань называли стипендией, субсидией или просто даром.
Юго-восточная Россия вообще, а в частности Кавказ, с берегами Азовскаго моря были большой дорогой европейских народов. Название Азовскаго моря сближают с именем германских богов Азов. — Азы немецкой мифологии, жители рая Асгарда, который был на востоке в месте прежнего пребывания германцев; в названии Кавказа видят тот же корень. Но смена одного народа другим, особенно часто повторялась, начиная с III-го века по P. X. Отсюда начинается серьезная эпоха в истории Европы, но и сбивчивая, вызывающая множество спорных вопросов — эта именно эпоха великаго переселения народов. Все сложныя явления этой эпохи обнаруживались плавным образом в центральной Европе; там возникали постепенно новейшия государства и сложились новыя национальности; там же новые прибывавшие народы были описаны и иногда довольно основательно изучены — это потому, что там все происходившее было на глазах просвещенных народов; сначала римские, а потом византийские и итальянские историки записывали все виденное и составляли иногда дельныя характеристики; но, так сказать, лаборатория переселения народов находилась на дальнем востоке Европы без всякой основательной критики. Еще в период господства россалан по Азовскому морю из болот Меотиды вышло 500 судов, принадлежащих народу герулам, которые, опустошив острова Архипелага, дошли до Афин, но были отбиты Дексиппом. Эго было в 267 году до P. X. Герулы были воинственны и отличались грубыми нравами. Стариков они убивали, как ненужных членов общества, а вместе с ними часто их жен. Власти почти не признавали; со своими вождями обращались как с равными себе, не оказывая им никаких почестей. О происхождении их историки не согласны между собою; большинство их считает германцами, другие считают их славянами и, наконец, литовцами. Были-ли герулы господами по всему побережью Азовскаго моря или же только у нынешняго Сиваша и по Кубани, сказать трудно; вероятно, к северу сохраняли еще свою власть россалане, страна которых у западных народов сбивчиво называлась то Скифией, то Сарматией, и даже россалане часто называются сарматами, что можно и не считать ошибкою, так как трудно сказать с достоверностью, были-ли сарматы и россалане два разных народа или один и тот же. Как велико было значение герулов — неизвестно, но господство этого пришлаго с севера, вероятно из балтийских стран, народа было непродолжительно. Герулы были покорены германским племенем готами, действовавшими тогда под предводительством их великаго вождя Эрманарика.
Все то, что подразумевалось под именем Скифии, было покорено Эрманариком. В это время господства готов в Южной России им пришлось выдержать трудную борьбу с Византией, где тогда царствовал Константин Великий; но не смотря на такое значение готов, выдерживавших борьбу с Византией, их господство здесь было непродолжительно; скоро двинулись с востока в Южную Россию гунны и потеснили готов. Эта борьба и постепенное отступление готов, при чем они разделились на остготов и вестготов, и есть главное ядро «Великаго переселения народов», все остальные эпизоды группируются около него.
Историки, описывая гуннов, употребляют самыя яркия краски. О происхождении их разсказываютъ так: один готский король, узнав после своего вступления в Скифию, что в его войске есть ведьмы, тотчас же выгнал их в болото, где те оставались, пока их не нашли там злые болотные духи, с каковыми изгнанные ведьмы вступили в сожительство. От этих-то болотных ведьм и чертей произошли гунны.
Некоторое время гунны бродили в болотах, где то за Меотийским озером, пока некоторые из них перешли его вброд. Случилось это так: охотники гунны преследовали лань; лань бежала все вперед и, добежав до Меотийскаго озера, бросилась в воду, гунны за нею, и когда перебежали его вброд по следам бежавшей лани — эта последняя исчезла — так будто бы гуннам был открыт переход через Азовское море. О наружности гуннов история говорит так: гунны были низкорослы и безобразны. Лицо представляло кусок мяса с дырками для глаз. Детей с рождения они уродовали, нарезывая у них на лице шрамы, чтобы у них не росла борода. Гунны были постоянно на коне, даже совещания их происходили на конях, они постоянно переезжали с места на место, так что ни один гунн не мог сказать, где его родина, хотя вообще, центром своей страны гунны считали берега Меотийскаго озера. О религии гуннов определенных указаний нет; говорят об их нравственности историки весьма зло: договоров они не хранят, так-же как дикия животныя не понимают, что честно, что безчестно, нравы их вообще не постоянны и сварливы. Но гунны прекрасные стрелки, дерутся с необыкновенною ловкостью, при чем накидывают на врага арканы, чем и лишают возможности бороться. Но более всего в сражении им помогает необыкновенное безобразие: при виде их неприятелем овладевает панический страх. В таких характеристиках очевидна крайность и, быть может значительное извращение; — дело в том, что в песне „о Нибелунгах" гунны и их вождь характеризуются гораздо лучше и иногда с очевидной симпатией. Но все таки несомненно, что гунны были грозные и жестокие завоеватели и движение их едва ли началось от Азовскаго моря, вероятно, из более далекаго востока, хотя некоторые изследователи не прочь видеть в них тех же южно-русских славян, которые упоминались ранее под разными названиями. Но это предположение очень сомнительно. В числе первых народов, павших под ударами гуннов, были алане (славяне), владевшие тогда Танаисом — это новое подтверждение того, что россалане были славянами, затем более грозная катастрофа была поражение готов и их быстрое отступление на запад. Та же участь постигла аваров, которые, как соплеменники гуннов, частью с ними соединились. Дальнейшая история гуннов предмета интересующаго нас не касается — движение гуннов — это грозный, быстро несущейся ураган — он пронесся по степям южной России, его не остановили ни Азовское море, ни широкия реки Дон, Донец, Днепр, и он ворвался в северныя области Русской Империи Восточной и Западной, в Венгрию (Паннонию), Германию и Галлию.
После гуннов берега Меотиды и устья Дона посетили утургуры. Этих утургуров некоторые историки называют гуннами, другие болгарами; здесь особенной разницы нет, если принять во взимание, что под болгарами подразумеваются болгаре до своего ассимилирования с дунайскими славянами, когда болгаре, сохранив имя народа желтой расы, вполне подчинились славянскому влиянию и даже утратили свой язык. То было еще до переселения болгар (или Волгар от Волга) на Балканский полуостров. Может быть утургуры были ранее покорены гуннами, а может быть следовали за гуннами и после них господствовали у восточных и северных берегов Азовскаго моря. Предполагают, что главным их городом был или Танаис, или Фанагория в устьях Кубани. Они поддерживали мир, вели торговлю в Босфоре Киммерийском и охраняли торговлю в своей стране. Родственные утургурам болгаре кутургуры жили значительно западнее и начинали уже свои опустошительные набеги на Византийскую Империю.
Следующия племена, посещавшия берега Азовскаго моря были угры или венгры и хазары. Точно определить место поселения или прохождения всех перебывавших на юге России народов очень трудно: как можно руководствоваться приводимыми средневековыми историками географическими данными, когда они бывают например такия: Атель (Волга) и Танаис (Дон), берущий начало на Кавказе, соединяются вместе и при соединении называются Куфис (Кубань) — вот какова география! А между тем этими предварительными указаниями определяется население указанных племен. Очевидно, что средневековые византийские и другие историки в описываемых местах не бывали, писали со слов, не имея яснаго представления о местности и не имея возможности проверить слышанное, так как сношения с бывшей Скифией из года в год делались более и более затруднительными; в то же время они старались давать названия местностям и народам древния. геродотовския, для большей ясности, поэтому до VII-го века продолжают упоминать скифов, киммерийцев и др. народов древности потому только, что место их жительства приблизительно совпадало. Название же Скифии продолжалось и долее того, до позднейших времен.
До сих пор последним народом мы упомянули хозар; — это народ хорошо знакомый русскому летописцу Нестору называем автора первоначальной летописи, как принято, Нестором, хотя есть основания считать автором монаха Сильвестра, что некоторые и делают. Вместе с хазарами мы и переходим к эпохе русской, или лучше сказать тьмутараканской, когда Азовское море делается звеном малаго воднаго пути и потому посещается русскими. Следует иметь в виду, что постепенно исчезающее в средние века именование Азовскаго моря Меотийским озером относится ко всему морю вообще, а Меотийское болото только к Гнилому морю или Сивашу.
Comments