Электричество и уличное освещение

"Гаврюшкин О. П. Вдоль по Питерской"
Уличное освещение.
Освещение городских улиц в ночное время впервые осуществили в 1807 году, когда градоначальник города Б. Кампенгаузен поручил полицмейстеру Мухину следить за освещением улиц и переулков и постановкой новых фонарных столбов. Источником света служили масляные фонари, и можно представить, какое количество света они давали прохожим. Горели фонари с наступлением сумерек до часа ночи и насчитывалось их всего какой-то десяток. Стоимость сгоревшего масла в одном фонаре за одну ночь оценивалась в 7, 5 копейки.
Ко времени посещения Таганрога в 1825 году Александром I количество фонарей увеличили, и освещали они Петровскую и Греческую улицы, в день приезда императрицы Елизаветы Алексеевны все здания к тому же иллюминировали плошками с масляными фитилями, а в окнах обывателей выставили горящие сальные свечи. До конца года расход масла для целей освещения составил более 80 пудов и обошелся городу около 600 рублей. В своем отчете сенатору, ревизовавшему Таганрог в 1844 году, градоначальник города писал:
«Его превосходительству господину сенатору, ревизующему таганрогское градоначальство, тайному советнику и кавалеру Михаилу Николаевичу Жемчужникову.
Рапорт.
По предписанию от 2 марта № 2006, представляя при сем Вашему Превосходительству составленную по поручению моему Екатеринославским Губернским архитектором Запрожевским план продольным и поперечным улицам города Таганрога с показанием на оном нарочито назначенных по измерению мест для постановки столбов с фонарями для освещения улиц в ночное время и смету, по коей исчислена сумма, во что обойдется постройка одного фонаря и столба с окраскою и железным гнездом, на постановку онаго, вместе с пояснительной запискою, имею честь донести:
1. В настоящее время состоит налицо 40 фонарей
2. На освещение одного фонаря в течение 6 часов необходимо по меньшей мере масло конопляного 3/8 фунта и фитиля бумажного три золотника; в течение 5 месяцев или 150 дней масла один пуд, 161/8 фунта и фитиля 4 фунта, 66 золотников; полагая по среднесправочным ценам за пуд масла 2 рубля 80 копеек и фунт фитиля по 60 копеек, на освещение одного фонаря в течение 150 дней требуется сумма 6 рублей 74 копейки серебром.
Из представленных при сем плане улицам Таганрога и смете Ваше Превосходительство позволите, что для освещения в ночное время города за исключением биржи и крепости по исчислению и по измерению пространства кварталов требуется 593 фонаря и что на устройство каждого со столбом по смете исчислено 14 рублей 75 копейки серебром, на устройство же всех необходима издержка более 8 тысяч рублей серебром единовременно и на освещение оных ежегодно около четырех тысяч рублей серебром. Апрель 1844 года».
К этому времени освещались Петровская, Греческая и Александровская улицы, а также тихий Варвациевский переулок, который историк П.П. Филевский называл переулком старожилов.
Как выглядели масляные фонари уличного освещения рассказывает в «Записках случайного туриста» очевидец тех событий Александр Павлович Чехов.
«На неуклюжем деревянном столбе прибита глаголем небольшая перекладина и на конце ее висит четырехугольный и непременно засаленный и весьма объемистый фонарь. Дно его открывается книзу и внутри висит грязная до невозможности железная лампа с изогнутыми вверх тремя рожками, в которые вставлены фитили. Зажигались все три рожка одновременно, но горели они тускло и с копотью. Случалось, что масло вскипало и начинало капать горящими каплями: получалась своеобразная иллюминация. Первоначально такие фонари стояли лишь у присутственных мест и у домов начальствующих лиц, но потом мало-помалу их стали ставить и вообще на улицах. Площади же были обеспечены утопать во мраке киммерийском.
Я помню, как однажды осенью я с отцом шел откуда-то из гостей часов в восемь вечера через площадь Старого базара. У отца в руках был свой собственный фонарь, в котором горела сальная свечка. Не только на площадях, но и на улицах обыватели не особенно доверяли масляному освещению и ходили с собственным огнем».
В 1863 году масляное освещение для целей уличного освещения сменило керосиновое, которое, однако, просуществовало недолго, до 1867 года, когда появилось более рациональное — газовое. Эти два вида источника освещения еще долго соперничали между собой. На газовое освещение перевели уличные фонари в центре города, а в домах и магазинах им пользовались только богатые люди.
Керосиновые фонари, так же как и масляные, давали мало света и устанавливались на тех же столбах. На ближних окраинах фонарные столбы обычно стояли на перекрестках улиц и переулков, и в каждом квартале их насчитывались единицы. В пригороде фонарей не было вообще.
Перед наступлением каждого вечера фонарщик с баллоном керосина в руках и лестницей на плече обходил свой участок. Приставив лестницу, он чистил стекла лампы, заменял фитили, наполнял керосином и зажигал. Во время утреннего обхода фонари им же гасились.
Строительство завода по выработке газа для целей освещения было поручено французу Десману. Текст договора между ним и городом настолько интересен и познавателен, что заслуживает особого внимания, чтобы привести его полностью.
«Первое. Город предоставил предпринимателям исключительное право освещения городских улиц и частных домов в течение пятидесяти лет со дня открытия газоосвещения.
Второе. Город обязан отвести две десятины городской земли в пользование предпринимателей безвозмездно для устройства газового завода с освобождением построек от городских повинностей.
Третье. За освещение газом городских фонарей город обязан платить предпринимателям по 18 рублей в год за каждый фонарь.
Фонарь уличного освещения у памятника Александру I
Четвертое. Предприниматели обязаны выстроить за свой счет газовый завод, провести по городу чугунные трубы и устроить на первый раз не менее 507 уличных фонарей на чугунных столбах.
Пятое. Сила газового света одного рожка фонаря должна равняться силе света двенадцати сперманетовых свечей лучшего качества, весом по четыре на фунт, длиною 113/4 дюйма каждая.
Шестое. Освещение частных домов газом производится по соглашению, однако плата не должна превышать пяти рублей серебром за тысячу кубических футов газа с тем, что провод газа в места освещения производится на счет предпринимателя.
Седьмое. По окончании срока привилегии устроенные заводы со всеми строениями и находящимися при них аппаратами, а также фонари и газопроводные трубы сдаются с совершенной исправностью и годности для дальнейшего освещения в собственность города безвозмездно».
Открытие газового завода состоялось 17 апреля 1870 года. Из четырехсот уличных фонарей на момент открытия завода 260 было переведено на газовое освещение.
Газета «Азовский вестник» 3 января 1871 года писала.
«Для городских жителей большое значение имеет устройство газового завода, который с 17 апреля начал освещать улицы в следующей последовательности. Сперва осветилась газом Большая (Петровская) улица, потом Греческая с переулками, соединяющими ее с первою, далее Католическая, затем Монастырская и наконец в ноябре месяце Полицейская с переулками, соединяющими все поименованные улицы. Сила света каждого фонаря была достаточной, если бы расстояние одного от другого не было так велико, вследствие чего свет, исходящий от каждого, на расстоянии 30 сажен делается недостаточным для удовлетворительного освещения улицы. Остальная часть города оставлена пока без всякого освещения, в котором между тем имеется существенная потребность, так как в ней проживают большею частью люди с ограниченными средствами, не имеющие возможности содержать лошадей и экипажи, а потому совершавшие ночью по улицам немощенным и не освещенным, в осеннюю дождливою погоду можно рисковать не только достоянием, но здоровьем и даже жизнью.
С проведением газа по улицам не многие жители города решились провести его в свои здания. Две или три гостиницы, да восемь или десять магазинов осветились им да и только. Между тем, казалось, лучшего освещения, как газ, для всякого рода заведений, не может быт». Даже театр не весь осветился им. Он проник только в фойе и буфет, театральный же зал и коридоры освещаются до сих пор свечьми и фотоженом».
Фонарные столбы для целей освещения окрашивались в зеленый цвет, телефонные и телеграфные в светло-серые.
В своих воспоминаниях доктор Яков Исаевич Ратнер рассказывает, что так же как и при керосиновом освещении, газовик ежедневно с наступлением сумерек и по утрам обходил фонари зажигая и гася их.
«В фонаре была сетка и рычаг. Газовик вводил палку вниз фонаря, ею он открывал рычажок и одновременно на палке же подводил зажигалку».
Рассказывая о периоде 1913-1914 годов, Яков Исаевич упоминает и про газовое освещение в магазинах.
«В магазинах электричества было очень мало, в некоторых были для освещения также газовые рожки, причем в магазине, где либо на полу стояла небольшая коробка с прорезью типа копилки. Надо было бросить 15 копеек серебром, и тогда газ загорался и горел некоторое время, а как только хозяйка замечала, что свет начинал тухнуть, скорее опускала 15-копеечную монету. Раз в месяц контроллер от хозяина газового завода приходил, открывал своим ключем коробку-копилку и изымал деньги». Таким образом хозяин оформлял оплату за газ, а «коробка-копилка» выполняла роль автомата по сбору денег и, одновременно, роль счетчика по косвенному определению расхода газа.

Неутомимый Гурий Букатин.
В массовый обиход таганрожцев электричество пришло позже, когда появившийся в городе крестьянин, неутомимый Гурий Денисович Букатин построил первую в городе электростанцию. Однако еще до ее пуска, который состоялся 6 декабря 1908 года, о применении электричества в городе уже знали, и жители давно осознали значительные его преимущества. Первая демонстрация киносеанса в Таганроге состоялась на второй день Пасхи 1897 года в городском театре. Публика была разочарована и ничего не увидела. Неудивительно — источником света послужила обычная керосиновая лампа, силы света которой совершенно не хватило, чтобы «пробить» имеющиеся на кинематографической ленте кадры и донести до зрителя их изображение на большой экран. Только после того, как 16 июля того же года в качестве света применили вольтову дугу, питаемую энергией от «движка» — передвижной машины для выработки электроэнергии, таганрожцы признали кино.
В 1903 году состоялось открытие памятника Петру Первому. В техническом училище, где сейчас авиационный техникум, при помощи электрических лампочек, питаемых маленькой собственной электростанцией, иллюминировали фасад. Посмотреть на небывалое тогда зрелище стекался народ со всего города.
Начиная с 1895 года, когда вокруг электричества стали вестись многочисленные разговоры, техник морского порта Иогансон провел опрос среди населения. По его данным, опубликованным в газете «Таганрогский вестник», желание иметь электроосвещение в своих домах и магазинах изъявили 70 торговцев и 2065 домовладельцев с электролампами мощностью в 16 свечей. В 1902 году житель города, некто Иванов М.Г., обратился в думу и просил разрешения иметь свой собственный керосиновый двигатель с электрогенератором, который был ему необходим для гальванопластики. Дума категорически воспротивилась этому, мотивируя свой отказ тем, что: «керосиновые двигатели портят воздух».
Строительство электростанции в городе началось с того, что, договорившись со своим кумом, Гурий Букатин в начале 1908 года подал в городскую думу прошение. До этого свои услуги на устройство в городе электростанции предлагало еще несколько организаций. Первое предложение даже поступило от известной немецкой фирмы «Сименс и Гальске», но предпочтение в конце-концов отдали Г. Букатину. На состоявшемся последнем заседании в марте месяце дума одобрила составленный управой текст договора. Во главу угла при составлении проекта по устройству электростанции в первую очередь ставилось электроосвещение, так как силовых потребителей в городе почти не было.
Гурий Денисович Букатин.
С целью привлечения будущих абонентов предприниматели через местную газету обратилась к жителям города с просьбой: «не отказать сообщить письменно А.В. Потычкину по адресу Ярмарочный, 12 о числе электроустройств: лампочек накаливания, дуговых фонарей и двигателей разной силы, на которые вышеозначенные предприниматели могли-бы рассчитывать».
После завершения проектных работ договор между Букатиным и Потычкиным 29 мая 1908 года был подписан. Срок окончания работ установили в пять месяцев и, внеся установленный законом залог в одну тысячу рублей, предприниматели горячо принялись за работу. Под электростанцию решили приспособить старый каменный амбар находящийся в глубине двора по Варвациевскому переулку (Лермонтовский, 19).
В июле 1908 года Гурий Букатин отчитался перед городской думой о проделанной работе. На электростанции установили две паровые машины локомотивного типа: одна в 36, другая в 70 лошадиных сил, а также нефтяной двигатель фирмы «Дизель» в 100 сил.
В первую очередь фонари уличного освещения должны были быть установлены на Петровской улице: от Ярмарочного переулка до Дворцового, затем по правой стороне Александровской площади у Нового базара и части Ярмарочного переулка. В завершающем этапе линии электрического освещения пройдут по Депальдовскому переулку от синагоги к отделению Госбанка, а также по Итальянскому переулку, между Александровской и Петровской улицами.
Сборка электрического агрегата
В начале декабря работы закончили, и началась рабочая обкатка силовых агрегатов. Одновременно на улицах города велась установка электрических опор.
25 февраля 1909 года комиссия осмотрела электростанцию, нашла ее в прекрасном состоянии и нашла возможным разрешить ее эксплуатацию. Мощность генератора составила 120 лошадиных сил, или 88 киловатт — смехотворная по нашим сегодняшним меркам цифра.
Между владельцами электростанции и потребителями, подключенными к электрической сети, начался извечный спор за своевременную оплату. «Господам абонентам и лицам, желающим пользоваться электроэнергией с моей станции в городе Таганроге, - имею честь известить Вас, милостивые господа, что плата за электроосвещение и потребление электроэнергии должны быть вносимы с шестого числа на станцию в городе Таганроге, Варвациевский, 17 мне, или под расписку уполномоченному от меня лицом. Единственными владельцами предприятия электроосвещения в Таганроге являюсь я и господин Потычкин. К сожалению, должен уведомить господ абонентов, что если плата за освещение не будет вносима своевременно и именно мне, то отпуск со стороны электростанции будет прекращен. Г. Букатин».
Обкатка электрического агрегата
Зато и сам Букатин не раз подвергался штрафу, критике и нападкам за неритмичную работу электростанции, перерывы в электроснабжении и шум создаваемый агрегатами станции. Однажды в разгар гуляния, когда из-за несвоевременной смены контактных электроугольных щеток на генераторе городской сад погрузился в кромешную темноту, владельцы электростанции вынуждены были уплатить штраф в сумме 300 рублей.
Дважды жаловался через газету гласный Думы А. С. Золотарев, которому обещали подачу электроэнергии круглые сутки, тогда как на самом деле «электролампочки горят только с 7 вечера до 10 часов утра, и свет подается неравномерно и с частыми миганиями».
В 1911 году электроосвещение впервые подвели к пожарной команде и близстоящим к ней домам. Мощности электрогенератора на станции не хватало, да и протяженность сетей была незначительной, поэтому многие учреждения заводились собственными агрегатами небольшой мощности. В 1903 году от своей электростанции осветили железнодорожные пути и здание депо, тогда как освещение здания вокзала долго оставалось керосинокалильным. Только в 1914 году было решено приобрести еще одну динамо-машину и осветить помещение вокзала.
В компаньонах Букатина оказались люди, к ним относился и А.В. Потычкин, которые считали, что чем меньше в деле компаньонов, тем лучше и стали, по выражению местной газеты, «выкуривать» Букатина со станции. Дошло до того, что отношение между ними достигало непозволительных размеров. Букатин оскорбился и предложение не принял, тогда один из компаньонов привел на станцию 15 рабочих и повесил на воротах объявление:
«С 27 июня 1909 года заведующим на таганрогскую электростанцию назначается Б.М. Кобылин. По доверенности А.В. Потычкина — Ф. Кирсанов». Букатину же предложили удалиться, что вызвало с его стороны, большое негодование и о случившемся он заявил в полицию. На станции образовалось две противостоящие группы: Г. Букатин со своими рабочими и Ф. Кирсанов со своими.
Уступает умный, и Гурий Денисович согласился оставить построенную им электростанцию, причем все его претензии, против которых выступали его противники, удовлетворили. Получив свой пай от стоимости машин и вознаграждение за вложенный труд, заручившись разрешением в городской думе, Букатин выстроил кинематограф «Модерн», который просуществовал до 1935 года, и все эти годы пользовался большой популярностью у жителей города.
16 января 1912 года состоялось заседание городской комиссии, на котором обсуждался вопрос об устройстве в городе глобальной сети электрического освещения улиц и даже трамвая. Сын купца первой гильдии Евстафий Сфаело, отец которого обязан был выплатить казне за нанесенный ущерб по «делу Вальяно» 300 тысяч рублей, заявил, что он является представителем французской концессии по устройству этих предприятий и вручил председателю комиссии письменные полномочия и договор.
В первую очередь проект предусматривал устройство двух веток, по которым должен был двигаться трамвай. Первая — протяженностью в 3, 5 версты, планировалась по маршруту Вокзал — Николаевская улица —Коммерческий переулок — Приморский бульвар в Крепости. Вторая — протяженностью пять верст, от Николаевской улицы по Коммерческому переулку, далее по Екатерининской улице до Кладбищенского переулка и уже по нему до конца города, вплоть до Карантина.
Только через 20 лет с лишним, а это произошло 1 мая 1933 года, первый вагон трамвая показался на улицах города. Маршрут его пролегал по улице Фрунзе до Старого базара. За всю историю таганрогского трамвая случилось две крупные аварии с человеческими жертвами. Одна из них произошла около пяти часов пополудни 30 июня 1940 года, когда следовавший от Исполкомовского переулка до Мечниковского вагон трамвая на большой скорости столкнулся с машиной пожарной команды, спешившей на пожар по переулку Антона Глушко. Столкновение было настолько сильным, что вагон трамвая сошел с рельс и врезался в тротуар у самого здания центральной почты, а передняя часть автомашины получила значительные повреждения.
Пострадало шесть работников пожарной команды, двое из которых получили тяжелые ранения: боец Д.Т. Топольницкий — разрыв левой почки, начальник пожарной смены И.А. Дегтярев — перелом таза. Шофер получил ушибы всего тела. Виновниками посчитали как водителя автомашины П. Грицаенко, не уменьшившего скорость перед перекрестком, так и водителя трамвая Н. Кулакову, не обратившую внимания на сигналы, подаваемые шофером пожарной машины.
Следует отметить, что трамвайной посадочной площадки на углу переулка Антона Глушко тогда не было, она находилась на Мечниковском переулке. После этого случая трамвайную остановку перенесли на переулок Антона Глушко, и пролет движения трамвая между двумя  остановками, Исполкомовский — Антона Глушко, стал чрезмерно коротким.
Второй случай произошел с еще более тяжелыми последствиями, когда 20 августа 1935 года вагон первого маршрута по Смирновскому переулку двигался в сторону завода имени Сталина. Подъезжая к остановке «Карантинная» и видя, что на остановке нет пассажиров и нет желающих выйти из вагона, водитель Гиршанович не остановился и еще более увеличил скорость. Неожиданно в тяговом электродвигателе произошло короткое замыкание, появился огонь и дым.
Водитель пытался остановить вагон, но безуспешно. На повороте первый вагон сошел с рельс и опрокинулся на левый бок, перекрыв соседний путь. Погибли рабочие: Липовенко, Вороненко, Вузова и двое детей, ранено 24 человека. Случилось это в 6 часов 30 минут утра, когда рабочие ехали на работу в первую смену. Водителя приговорили к десяти годам тюремного заключения, обвинив его в нарушении инструкции, выразившейся в том, что он не остановился на трамвайной остановке и не снизил скорость перед поворотом, тем более, что была пасмурная погода и рельсы были мокрыми.
Comments