Булавинский бунт

Филевский П.П. История Таганрога:
Булавинский бунт
Поселения казаков как по Волге, так и по Дону по самому своему свойству и происхождению представляли из себя элемент крайне не благонадежный и неспокойный. В Астрахани вспыхнуло возмущение в 1705 году. Причиною этого возмущения были разно образные слухи о том, что царь хочет русскую землю онемечить и религию изменить; а многия преобразования, в особенности в обыденной жизни, а также жестокости и лихоимства многих представителей администрации, поддерживали враждебное правительству настроение. Астраханцы не ограничивались тем возмущением, которое они подняли у себя, но хотели поднять Царицын и Терек — по всей вероятности их грамоты находили сочувствие, но там боялись царской расправы. На Дон тоже посылались грамоты, но там было тихо. Федор Матвеевич Апраксин послал из Воронежа в Новочеркасск сообщение, чтобы для предотвращения бунта подобнаго астраханскому были посланы в казачьи городки добрые казаки, которые разъяснили-бы, что царь никакого насилия над древними обычаями не делает и чтобы грамотам астраханцев не верили. На этот раз дело обошлось благополучно и в самую критическую минуту, когда царь боялся даже за столицу и писал с берегов Балтийскаго моря, чтобы про всякий случай скрыли казну, Дон был спокоен. Но во всяком случае жителям. Дона, в особенности жителям казачьих городков верхняго Дона, не могло нравиться стремление московскаго правительства установить порядок и определенный строй жизни во всех этих степных местах, где до сих пор признавался только один закон — казацкая воля.
Уже одно появление целаго ряда городов с определенной московской администрацией не могло им нравиться, а тут еще московское правительство требует возвращения беглых на Дон, запрещает казакам принимать бежавших из России. Помимо всякаго сброда из России бежали на Дон с работ воронежских, азовских и троицких. Чрезвычайная солидарность образовалась у казаков и сосланных на юг стрельцов, которые были душою бунта астраханскаго. Бежали на Дон также драгуны из армии Шереметьева, когда он вел их из Астрахани в Киев. Для того, чтобы стеснить казаков в их правах принимать в свою среду беглых из России и воспретить казакам строить городки, где им вздумается, царь послал на Дон полковника Юрия Владимировича Долгорукаго. На Дону эту меру сочли за нарушение казацких прав. Стали говорить, что астраханцы были правы и царь напрасно их казнил и наконец поднялось целое возстание, во главе котораго стал атаман Кондратий Булавин. Старые повстанцы Дона помнили еще Стеньку Разина и времена его повторялись. Плейер говорит, что на Дону преданности царю Петру не было, хотя он и наградил донских казаков за спокойствие во время астраханскаго возстания; казаки говорили Плейеру, что они не прочь стать за одно с турками против московскаго царя. Атаман Булавин собрал около себя значительное количество недовольных, пошел по донским городкам, разсылая призывныя грамоты, и разбив Юрия Долгорукаго 9 октября 1707 года на реке Айдаре, окончательно установил свое значение в донском войске. Юрий Долгорукий был убит при Айдаре, и возстание росло. Царь на место убитаго Юрия Долгорукаго назначил военачальником для усмирения булавинскаго бунта брата убитаго Василия Долгорукаго. Более всего царь боялся за Азов и Таганрог. И действительно, Булавин в своей грамоте войску кубанскому говорит, что у него есть план овладеть Азовом, который он скоро и осадил. Между тем возстание росло и Булавин взял Черкасск. Встревоженный царь требует охранять Таганрог «до последняго человека». Он требует, чтобы все внимание генерала Рикмана было направлено к тому, чтобы защищать Таганрог и Азов от булавинцев. Азовский губернатор Иван Андреевич Толстой высылал войско, но оно было не надежно, в нем были изменники, и оно было разбито при Лисоватке 1708 г. 8 апреля. Но в то же время и попытка Булавина взять Азов оказалась неудачною. Тогда Василий Долгоруков хотел удержать отряд Кропотова, отправленный в Таганрог, но царь не позволил и при условии полной безопасности Таганрога позволил удержать пехоту, конницу же во всяком случае требовал отправить в Таганрог. «Ежели сохранит Господь Бог Азов и Таганрог, то, писал царь к Менщикову, им бунтовщикам пропасть». Отсюда мы усматриваем еще одно важное значение Таганрога. Эта крепость несомненно нужна была Петру помимо всего прочаго и для того, чтобы держать в повиновении непокорные элементы юго-востока России. Возстание Булавина было грозно до первой неудачи, как это всегда бывает с подобнаго рода волнениями. Булавин разбил свое войско на отряды, которые стали терпеть поражения; — среди казаков достаточно было врагов у Булавина, которые при первой его неудаче, возстали против него, другие просто струсили, боясь царской расправы и написали грамоту царю с жалобой на жестокости возставшаго атамана. Беглые казаки после каждаго поражения, стараясь загладить свою вину, пытались захватить Булавина; тогда этот последний, видя, что окружен изменниками, сам покончил с собою, застрелившись из пистолета в июле 1708 года. Преемники Булавина атаманы Голый, Драный, Хохлач и др. продолжали возстание, но на Дону при Паншине (около Калача) казаки были совершенно разбиты 23 августа 1708 г , не смотря на то, что за одно с казаками сражались и беглые драгуны и солдаты из войска Шереметева. Расправа с возставшими была самая безпощадная: некоторых четвертовали, целыми сотнями вешали, виселицы с повешенными ставили на плоты и пускали вниз по Дону в назидание прочим. Казацкие городки сжигали и разоряли, мужчин отправляли в Астрахань для наказания, а о стариках, женщинах и детях Апраксин писал, «что те сами исчезнут» т. е. надо думать, погибнут холодною и голодною смертью.
Так как возстание было разлито почти но всему Дону, то из опасения, чтобы какия нибудь распоряжения, долженствовавшия оставаться втайне, не попали в руки бунтовщиков, переписка велась шифрованным письмом; в нем для Таганрога был знак 32, для Азова 180, Воронежа 120, азовской губернии 100, донских казаков 15. Для обозначения имен Апраксина и др. были особые выдуманные значки.
Comments