Благоустройство улиц и переулков

"Гаврюшкин О. П. Вдоль по Питерской"
Как главной, Петровской улице всегда отводили первенствующую роль — будь то мощение тротуаров и дорог, освещение в ночное время, озеленение и прочее. Не надо забывать, что Петровская улица было центром торговли, где размещались многочисленные магазины, глубокие подвалы, рестораны, элитные гостиницы и различные увеселительные заведения, не считая различного вида учреждений — государственных и частных. Оживленная ее часть начиналась от Успенского переулка и, захватывая тесно соприкасавшиеся с ней торговые ряды Старого базара на Петровской площади, простиралась до Малого Кампенгаузенского переулка, где в 1903 году установили памятник основателю города Петру I.
Черноземный грунт, на котором возводился Таганрог, имел большую долю примеси желтой глины и в непогоду делал ее улицы и переулки совершенно непроходимыми. С первых же дней городское начальство замощению тротуаров и проезжей части дорог уделяло особое внимание. С целью получения для этих целей средств первый градоначальник города А.А. Дашков, правивший в 1802—1805 годах, заручился согласием общества и установил специальный налог с лиц, посещающих Таганрог на подводах, — по одной копейке с лошади или вола. Начало было положено: и на Петровской, и на прилегающей к ней Греческой улице, вплоть до Итальянского переулка, замостили первые сотни метров тротуаров.
При градоначальнике генерал-майоре П.А. Папкове с 1810 по 1812 годы система изымания налога для нужд мощения городских улиц изменилась. Еще по указу Петра I в 1714 году в России действовал закон, по которому велено было «взимать с приезжающих в столицу возов и судов с кладью по три копейки, а за неимением оного брать по 10 копеек за каждый камень». В Таганроге же, сообразно местному положению и обстоятельствам, вместо сбора трех камней с воза постановлено было в обязанность привозить воз щебня с морского берега, в черте города находящегося, или вносить 30 копеек за воз; крестьянам же, близ города живущим, по просьбе их предоставлено было на волах возить всякий раз, когда приезжают в Таганрог с продуктами, — хрящ, или привозить один раз в год по возу дикого камня, или же платить деньгами единожды в год за воз такового камня по одному рублю».
В 1859 году при князе и генерал-майоре градоначальнике А. К. Ливене учредили особый комитет для наблюдения за сбором средств, причем, «извозчик, привозящий в город и вывозивший из онаго сухим путем товарную кладь, должен в каждый приезд один раз или привезти воз щебня или уплатить 12 копеек в пользу города, который взамен сего обязывался пускать на свои пастбища безденежно лошадей извозчиков, отбывающих эту повинность. От исполнения этой повинности освобождались поселяне окрестных селений с собственными продуктами приезжавшими в город и извозчики, доставляющие товары на тамошние ярмарки».
В отчете особого комитета было указано, что в 1864 году поступило денежного мостового сбора за 160211 подвод 19225 рублей и 32 копейки. Из этих сумм за устройство дорожного полотна на Полицейской, Конторской улицах, а также на Успенском, Коммерческом, Депальдовском переулках и на Петровской площади уплачено 9978 рублей и 18 копеек.
Подполковнику, инженеру Дрейеру, который участвовал в составлении плана города 1808 года, и инженеру Ефимову поручили составить проект и смету расходов на устройство дорог. Дорожное полотно предлагалось выполнить в определенной последовательности:
«Выстлать прежде пламмою, здешним бутовым камнем, разбить затем таковой же камень на мелкие куски и ими защебенить промежутки крепко, затем навозить остающийся от построек кирпичный мусор или пропущенных через грохот песок, а после засыпать морским щебнем. Средину улицы предположено было поднять на 20 дюймов так, чтобы улица имела выпуклую поверхность. Канавы и тротуары должны быть по обоим сторонам улицы и выстланы камнем на извести. Ширина мостовых должны равняться четырем саженям, канавы трем аршинам, тротуары четырем аршинам и обочины между канавой и мостовой двум аршинам».
Камень добывали в селах Покровском, Троицком и Николаевке. Его дробили и доставляли в город на подводах. Камень более твердых пород добывали в 35 верстах от города в имении Ханженовка, залегавший там пластами толщиной в 3-4 вершка, а также Синявке.
Через несколько лет Таганрог уже мог похвастаться добротной мостовой на двух центральных улицах. Булыжник для устройства мостовых стали применять значительно позднее.
В дополнение к существующим мостовым часть ее у почтовой конторы на Петровской улице (рядом с настоящим металлургическим техникумом) покрыли каменными плитами. Что из этого получилось, с юмором описывает Александр Павлович Чехов в своих «Записках случайного туриста».
«Мостовую против этого казенного здания начали мостить четырехугольными черными плитами, но на первое время результаты выходили неудачными. Вероятно, по недостатку технических знаний среди членов тогдашнего «мостового комитета» отделочные плиты выступали из своих ячеек и плясали под колесами экипажей. Мостовой комитет (он просуществовал около двух лет. - О.Г.) очень часто приступал к починке, но без особенного успеха: рядом с уложенными на свое место плитами начинали вылезать соседние и иной раз дело доходило до того, что седок в страхе кричал извозчику: — Куда ты едешь? Не видишь разве, что там мостовая?»
Опасения горожан были не напрасны и подтвердились, когда городской полицмейстер С. Н. Джапаридзе однажды, «при исполнении», попытался верхом проехать по этим плитам. Лошадь споткнулась и седок, оказавшись на земле, сильно разбился, проведя несколько последующих дней на скучной домашней постели. Напротив этого места, через дорогу, одно время имелась совершенно пустая незастроенная площадь, на которой ломовые извозчики устроили стоянку своих экипажей. Здесь же в праздничные дни устраивались балаганы и карусели. Шум и ругань от такого соседства постоянно висели в воздухе и по просьбе почтовых служащих они с трудом были выдворены с этого места.
Канавы и переходные мостики.
После прибытия в Таганрог первого поезда в 1869 году мостовой сбор снизился настолько, что городское управление вынуждено было его отменить и вновь вернуться к денежному налогу, только теперь взимались уже по полкопейки с каждого пуда зерна, отправляемого за границу морским путем. Сумма сбора оказалась столь значительна, что позволила замостить все улицы города протяженностью 53 километра, ограниченные Екатерининской улицей и Кладбищенским переулком, а также Воронцовский и Большой Биржевой спуски к морю. Пришлось заплатить за эти работы 650 тысяч рублей, и все это за счет полукопеечного сбора. Нетрудно посчитать, сколько российского зерна отправили
за границу за это время.
Параллельно с устройством дорог не менее интенсивно велось устройство водосточных канав и мощение тротуаров. Командированный в Строительный комитет архитектор 22 июля 1891 года писал Государственной думе: «По улице водопроводные канавы следует делать тогда, пока не будут углублены тротуары, что это обезображивает улицы там, где это уже сделано». Так что ливневым стокам уделялось большое внимание и они действительно портили внешний вид улиц, о чем можно судить по старым фотографиям и тем немногим канавам, которые сохранились до наших дней.
В 1864 году на устройство водосточных канав на Полицейской и Елизаветинской улицах израсходовали 667 рублей и 97 с половиной копеек. Канавы выкладывались камнем и покрывались досками. Тротуары покрывались бахмутскими плитами и ханжонским камнем, которые затем засыпали песком и землей. На фотографиях, выполненных в 1864 году и в последующие годы, не видно ни единого кустика и деревца, как на Николаевской, так и на Греческой улицах. Массовая посадка зеленых насаждений на улицах и переулках города началась с 1879 года. В 1864 году между городовым садом и шлагбаумом насадили взятые безвозмездно из городового сада саженцы, для чего управа привлекла пятерых чернорабочих, уплатив им за работу два рубля, а для последующего присмотра и их полива наняли сторожа. Его содержание обошлось казне еще в 18 рублей, стоимость же поливочной воды дополнительно составила 6 рублей 50 копеек. Кроме того, за деревянные слеги для подставок, удерживающих саженцы, пришлось уплатить еще 12 рублей 40 копеек. Благодаря широким газонам деревья высаживались в 2 и 3 ряда.
Булыжная мостовая и зеленые насаждения на Греческой улице.
К исходу века часть улиц и переулков в центральной части города, в которой проживало состоятельное население, была уже замощена. Одновременно велось озеленение города.
— Внешний вид его, — писал о Таганроге начала 20 века инженер В.Н. Соболев, — производит на всякого приезжающего хорошее впечатление благодаря правильной распланировке довольно широких улиц и переулков, которые в большинстве вымощены крепким песчаником с бордюрными камнями... С обеих сторон мостовых устроены очень густые аллеи их деревьев: тополей, канадского и пирамидального, и из белой акации. Эти аллеи представляют главнейшее украшение города.
При Советской власти массовая посадка деревьев на городской территории началась весной 1932 года. 4 апреля горсовет утвердил план озеленения, по которому посадка деревьев должна вестись вдоль тротуаров, начиная с улицы Шмидта и кончая Мясницкой, а также от 1-го Крепостного до 16 переулка. К Новому, 1934 году горкомхоз закончил работы по установке первых десяти электрических часов. Их установили на здании горсовета, у лечебницы Гордона, на Старом и Новом базарах, у клуба машиностроителей, у завода номер 31, у завода ТИЗ, у шлагбаума, на углу Смирновского переулка и Чеховской улицы. Часы исправно указывали время жителям города на протяжении пятидесяти лет.
Впервые 30 каменных тумб для расклеивания на них афиш и всевозможных объявлений появились на улицах города в 1891 году. 26 из них имели круглую форму, две треугольную и две плоские. Размещались они в разных людных местах города. Арендовал афишные тумбы и взял заботу о своевременной их очистке, возобновлении и пополнении информации редактор газеты «Таганрогский вестник» К.Д. Чумаченко.
Comments