Дом 41




Источник: Фото из фондов Таганрогского историко-литературного и художественного музея-заповедника
Источник: Фото из фондов Таганрогского историко-литературного и художественного музея-заповедника
Источник : Википедия

Гаврюшкин "Мари Вальяно и другие"
УЛИЦА НИКОЛАЕВСКАЯ, 35 и 37. КВАРТАЛ 115 (ФРУНЗЕ, 39 и 41)
В 60-х годах 19 века 115 квартал по линии Николаевской улицы уже был застроен домами. На углу с Варвациевским переулком стоял полутораэтажный на три окна дом, посреди улицы одноэтажное здание на пять окон и рядом с ним на углу Полтавского переулка — ему подобное. В нем после смерти императора Александра Первого проживала его супруга императрица Елизавета Алексеевна.
Позже этот дом у помещицы Шахматовой купил купец Федор Депальдо, а у него уже Николай Дмитриевич Алфераки, который на его месте построил дом оригинальной архитектуры, сохранившийся до наших дней и известный нам как Дворец Алфераки. Действительно среди окружающих его небольших построек он выглядел настоящим дворцом.
Подробное и интересное описание архитектуры Дворца Алфераки дает Александр Николаевич Баландин.
«Бывшее палаццо культурных греков Алфераки, теперь краеведческий музей, лучший по классической стилизации, по красоте и изяществу драпировок дом в Таганроге: четыре безукоризненно выдержанных коринфских колонны с роскошными классическими капителями, по фасадной части шесть красивых пилястров, установлены колонны и пилястры на портике с целью скрасить их массивность и сделать еще более величественными. Портал же (выступающий наружу или углубленный в здание архитектонически украшенный вход в какое-либо значительное здание) устроен внутри здания и состоит из величественно прекрасной мраморной лестницы в 41 ступень, над колоннами пять тритонов, а дальше, по обе стороны, детские головки, на фронтоне герб в гирляндах. Те же детские головки, перемежающиеся с пилястрами и гирляндами, расположены и по остальным стенам здания, над коридором высится до половины здания бельведер, т. е. плоская вышка, откуда открывается красивый вид. Выходная дверь на бельведер внутри здания украшена пилястрами с классическими капителями. Внутри здания имеется художественный уголок в два света с хорами, здесь чуть ли не ежедневно устраивались концерты камерной музыки силами собственного струнного оркестра для хозяев и избранной публики. Бывали на них и столичные гости, например известный лейб-медик Боткин и композитор П.И. Чайковский. Но особенно замечательна здесь парадная зала, в которую ведет легкая красивая арка. Зала состоит из трех отделений: в первом отделении консоли редкой красоты, розетки в кругах и квадратах, в центральном отделении так же консоли еще более привлекательной конструкции, а от них к центру потолка тянутся поразительно красивые дуги, между которыми помещены фрески — медальоны в количестве четырех из жизни версальских салонов эпохи Людовика XIV, XV и XVI: дамы и кавалеры в напудренных париках и роскошных костюмах. В дальнем отделении залы новые варианты консолей, дуг и других геометрических фигур. И живопись, и лепка, и резьба — все это работы итальянских мастеров, специально выписанных сюда для этой цели. Орнаменты всех трех отделений зала выдержаны в стиле господствовавшего во Франции XVII века рококо.
Улица Католическая. Вторая половина 19 века
Крыши обрамлена красивой балюстрадой. Здание имеет столетнюю давность, но как художественный шедевр и доныне сохранило свою ценность и целость».
Первым из рода Алфераки в России был Дмитрий Ильич из Лаконии (Спарты), из города Мистры. Он был активным борцом против турок и переселившись в Россию был окружен вниманием правительства: ему как человеку знатному, было дано дворянство и имение, названное по имени родины - Лакадемоновкой. Женат он был на Марии, графине Тибальдо (огреченное Депальдо), умер в Таганроге в 1830 году в возрасте 96 лет.
Дворец Алфераки. Конец 19 века
Его сын Николай Дмитриевич окончил этико-философский факультет Харьковского университета и поселился в Петербурге, где будучи откупщиком умножил и без того огромное состояние. На склоне лет решил вернуться в Таганрог и выстроил свой дворец. Как была обставлена его жизнь в Таганроге видно из следующего.
«Из Петербурга прибыл в Таганрог целый караван: одних роялей было семь, бильярд, более сотни картин, между которыми были Рубенс, Рембрандт, Веласкес, Айвазовский, Брюллов и другие. Привезли погреб из 8000 бутылок вина, фарфор, бронзу. Выписан из Чехии пианист Прокеш и пианист Ганноверского короля Воланж, скрипач Ланцетти, гувернер для детей англичанин Деш и дядька для них Бурхард, столяр Дрегхампф. Это переселение было совершено в 1860 году. Он был женат на дочери харьковского откупщика Любови Кузьминичне Кузиной. Старший сын Николай умер молодым, Ахиллес, разносторонне даровитый, джентльмен до мозга костей, был впоследствии городским головой, Михаил — камергер, Сергей — известный своими трудами орнитолог». Об этом с нами поделился П.П. Филевский.
Дома под номерами 35 и 37 в конце 1880-х годов Алфераки продали греческому купцу Дмитрию Амвросиевичу Негропонте, считавшемуся в Таганроге негоциантом. Дмитрий Негропонте был купцом 1-й гильдии, греческо-подданным, рождения 1834 года. 30 августа 1867 года в Греческой церкви он обручился с дочерью коллежского регистратора 20-летней девицей Еленой Николаевной Авьерино. В семье родились Амвросий (1868-1870), Николай (1863), Виргиния (1871), Мария (1874), Иван (1876).
Надгробие на могиле Марии Федоровны Алфераки
Дворец Алфераки. 1910-е годы
Дмитрий Негропонте являлся крупным экспортером зерна, имел ссыпки хлеба и собственное пароходство. Это на его барже в 1901 году, перегрузив с парохода «Мариэтта», бронзовую фигуру Петра Первого, прибывшую из Франции, доставили к причалу таганрогского порта.
В Алферакинском квартале на месте земляного дома в районе Иерусалимской улицы Негропонте построил капитальное каменное здание Государственного банка, а на другой стороне площади еще одно, известное как Коммунальный банк. Дмитрий Амвросиевич являлся гласным городской думы, членом комитета торговли и мануфактур, членом управления Российского Общества Красного Креста. Его супруга Елена Николаевна входила в состав Совета таганрогского благотворительного общества.
Планировка 115 квартала
О дальнейшей судьбе другого здания по Николаевской улице, входящего в Алферакинский квартал, рассказано в предлагаемом читателю очерке «Водолечебница Дивариса-Гордона».

ВОДОЛЕЧЕБНИЦА ДИВАРИСА - ГОРДОНА
Десятого января 1931 года историк П.П. Филевский записал в своем дневнике. «Умер доктор Гордон. В газете появляется некролог какого-то В.Д. (Василий Демченко, известный журналист — О.Г.), где поется панегирик ему как основателю водолечебницы, образцово оборудованной и прочее...
Гордону некролог написан заведомо пристрастно. Основателем лечебницы он не был, а пожал плоды посеянные другим лицом. Пионером этого дела был у нас Диварис, который нуждался в помощнике и пригласил Гордона.»
Единожды подхваченная, эта версия перекочевывает из одного труда в другой и авторы не задумываясь, не вникая в дебри истории, повторяют ее слово в слово, вводя в заблуждение доверчивых читателей. Главное в истории — свидетельство очевидцев и наличие подлинных документов. Предлагаемый очерк написан исключительно на основании имеющихся в распоряжении автора многочисленных документов.

ОСНОВАТЕЛЬ ЛЕЧЕБНИЦЫ
Посещая коммерческое собрание, активным членом которого состоял врач Николай Герасимович Диварис, он обратил внимание на прекрасный сад при клубе коммерческого собрания, разместившийся в квартале Алфераки, удобное расположение его в центре города и находившийся тут же отдельно стоящий одноэтажный флигель. Столь благоприятные условия навели его на мысль создать лечебницу для больных, где лечение осуществлялось бы водными процедурами.
Доктору Диварису было уже под шестьдесят и в помощники себе он пригласил молодого врача Давида Марковича Гордона. Родился он в 1863 году, учился в Московском университете и после его окончания уехал в Германию, где три года совершенствовался в клиниках Берлина, Кенигсберга и Лейпцига. По окончании практики появился в нашем городе.
Его отец Маркус Липманович Гордон, ростовский купец, первое свое домовладение в Таганроге приобрел в 1885 году, купив его у мало кому известного таганрогского купца Афанасия Челикина, красивое здание которого в два этажа по Александровской улице, 12 (ныне Чехова, 30) своим богатым архитектурным убранством и огромными размерами значительно выделялось среди окружающих его одноэтажных построек.
После того, как в 1896 году открыли лечебницу Николая Дивариса, старший Гордон недалеко от нее по Варвациевскому переулку, 146 (Лермонтовский, 16) выстроил для себя небольшой домик с мезонином. Основатель лечебницы Николай Герасимович Диварис родился около 1830 года, греческо-подданный, но профессии врач. Славился как прекрасный диагност, являлся одним из видных представителей греческой колонии в Таганроге. Избирался в состав комитета коммерческого собрания, членом которого состоял длительное время, как врач, числился в штате странноприимного дома, основанного купцом Герасимом Депальдо. От совместного брака с супругой Анастасией Панагиотовной родилась дочь Мария, которая в 1899 году зарегистрировала свой брак в Греческой церкви с Николаем Макропуло. Жена Дивариса умерла от воспаления легких в 1899 году, когда ей исполнилось 57 лет. За год до своей смерти Н.Г. Диварис вторично женился на 56-летней вдове Елизавете Ангелиевне Евстрадиади. При регистрации брака в Греческой церкви умышленно занизил свой возраст.
Как о домовладельце имя Н.Г. Дивариса впервые упоминается по Итальянскому переулку, 22, когда он купил дом у сына купца Антона Ходжаева. В этом здании Диварис проживал до конца 19 века, продав его известному присяжному поверенному А.С. Золотареву. В городском справочнике 1912 года место проживания доктора Н.Г. Дивариса упоминается уже в доме расположенном на пересечении улицы Александровской с Полтавским переулком.
Водолечебница Дивариса-Гордона. Лечебный корпус. 1910-е годы
Умер Николай Герасимович Диварис 18 мая 1915 года от крупозного воспаления легких в возрасте 82-х лет. В опубликованном в местной газете некрологе возраст покойного указывается в 85 лет. Похоронен 20 мая на Христианском кладбище.
Верная традициям и по своей извечной привычке сварливо ругать все и всех, что как-то связано с коммерческой деятельностью, купеческой хваткой в делах торговали и сфере обслуживания. Советская власть в 1936 году на страницах газеты «Таганрогская правда» так отозвалась о деятельности Н.Г. Дивариса, как владельце созданной им водолечебницы и плодами которой мы пользуемся вот уже в течение ста лет:
«Коммерсанту доктору Диварису принадлежал до революции маленький санаторий для избранных в центре города. Диварис сюда не заглядывал, он жил за границей, прокучивая деньги извлеченные из карманов пациентов и других коммерческо-медицинских предприятий. Кончилось тем, что Диварис прокутил и продал санаторий». Вместо того, чтобы добрым словом вспомнить энтузиаста и воздать ему должное, его публично обвинили в пьянстве. К счастью мы знаем, что это не так и посещение Диварисом Франции делалось совершенно с иными намерениями.

СТРОИТЕЛЬСТВО САНАТОРИИ
Арендовав у владельца Алферакинского квартала Дмитрия Алфераки отдельно стоящий в глубине двора флигель с частью сада, Н. Диварис перестроил его заново и в новом, уже большом отстроенном здании, фасад которого выходил в клубный сад, оборудовал водолечебницу. Фасад дома строители украсили статуями принадлежащими городу и переданными водолечебнице во временное пользование. От здания в сторону Полицейского переулка (ныне Антона Глушко) разбили аллею и устроили ворота. На передней, в левой ее части, устроили приемную для больных, по правую — кабинет врача. Из приемной дверь вела в просторную комнату, разделенную на девять небольших кабинетов. В них больной имел возможность пользоваться индивидуальным помещением для раздевания, массажа и заворачивания мокрыми простынями. Отсюда дверь шла в ванную залу, которая являлась самым большим помещением. Здесь находились расположенные в определенном порядке водные и паровые ванны, также души, имеющие воду с разной температурой и давлением. Кабины оборудовали всевозможными приспособлениями новейшей гидротехники, применили электричество, углекислотные ванны и массаж. Все оборудование было получено из Германии.
Посреди залы устроили небольшой фонтан с бассейном, а в следующей комнате абиссинский колодец. Вверху под крышей резервуар, из которого вода по трубам подавалась к ванным и душевым сеткам. Для отвода и слива использованной воды устроили «поглощающий» (мертвый) колодец, что привело к неприятным последствиям. Дело в том, что согласно санитарных правил, действовавших в Таганроге, устройство таких колодцев и спуска в них воды запрещалось обязательным постановлением думы: «Строго воспрещается устройство при банях поглощающих колодцев для спуска в них грязных вод».
Рядом с кабинетом врача имелось помещение для электрических и углекислотных ванн. Несколько комнат отвели для административного персонала. Из-за границы пригласили опытного немца — массажиста, массажистку и душера. Все это стоило очень больших денег и чуть не привело к банкротству. В середине марта 1896 года оборудование водолечебницы закончили и первые пятнадцать пациентов воспользовались ее услугами. Почему же 1895 год принято считать за начало отсчета работы водолечебницы? К тому же в году имеется 365 дней. Какой из них знаменателен? Объясняется это довольно просто. По окончании строительства здания, а оно действительно окончено в 1895 году, строители на его фасаде обозначили цифрой это событие, как обычно и практикуется в подобных случаях. Официально же открытие любого учреждения в России считалось после окончания торжественного богослужения и ритуала освящения выполненного священнослужителями.
Разрешение Министерства внутренних Дел на открытие водолечебницы получили из Петербурга 2 марта 1896 года. Сообщалось также, что утвержден Устав и Правила содержания санатория. К этому времени типография отпечатала составленные Диварисом и Гордоном иллюстрированные брошюры, которые знакомили с историей Таганрога и его санитарных условий. Была приложена краткая история гидротерапии, описание водолечебницы и перечислены болезни подлежащие лечению. Брошюра была составлена на русском и французском языках.
Освящение и официальное торжественное открытие водолечебницы состоялось в присутствии многочисленных приглашенных гостей во вторник 26 марта, или 8 апреля в современном летоисчислении, 1896 года. В своей продолжительной речи Давид Маркович Гордон тепло поблагодарил архитектора Гущина за прекрасно выполненный фасад. На торжества пригласили всех местных врачей, представителей администрации и общественных организаций, а также много врачей из других городов.
В связи со сменой владельцев Алферакинского квартала сад коммерческого собрания в эти годы находился в запущенном состоянии и не привлекал никого. Ко дню открытия водолечебницы он стал неузнаваем. Аллеи и дорожки привели в порядок, сорную траву, деревья подрезали и постарались реставрировать старинные прелести этого чудесного уголка, находящегося в центре города.
По утрам и вечерам с 8 до 12 часов играл духовой оркестр, составленный из музыкантов местного гарнизона. При коммерческом клубе работал буфет. Теннисные корты для знати находились в той части Алферакинского квартала, где сейчас высится здание кинотеатра «Октябрь». При водолечебнице открылись курсы гимнастики под наблюдением специального врача. По вечерам на фасаде здания больницы слово «Водолечебница» высвечивалось разноцветными фонариками.
В рекламном проспекте 1912 года подробно раскрываются возможности лечебницы.
«САНАТОРИЯ и ВОДОЛЕЧЕБНИЦА под управлением Д. М. Гордона. Открыты круглый год. Мягкий приморский климат. Усовершенствованное оборудование. Лечение всеми методами, режимом и диетой больных нервных, обмена и прочих хронических. 20 комфортабельно обставленных комнат от 15 рублей в месяц при полном пансионе. Центральное водяное отопление с вытяжной вентиляцией, электрическое освещение. Два врача. Летом — кумыс, минеральные воды, теннис, зимой — каток, бильярд. Проспекты бесплатно».
Рекламы других лет несколько отличаются от приведенной, где диапазон болезней подлежащих лечению значительно шире, вплоть до излечения застарелых форм сифилиса.
Кефир и кумыс для больных готовил и продавал в изящной легкой постройке Абдулла Галину Зейнуллович Чанышев, на коньке которой имелась зазывающая надпись:
«КУМЫС. КЕФИР. МОРОЖЕНОЕ. ФРУКТОВЫЕ ВОДЫ. ЧАНЫШЕВ».
Павильон Абдулы Чанышева
В 1906 году Абдулла Чанышев писал «Я вот уже одиннадцать лет готовлю в Таганроге кумыс. Арендую для этого около Дубков пастбище, где пасутся девять моих кобылиц. И начале каждого лета их внимательно осматривает ветеринар. Мое заведение при водолечебнице существует тоже одиннадцать лет».
Абдула Чанышев с семьей
Одним словом, торговать кобыльим молоком, обладающим лечебными свойствами, Абдулла начал со дня основания санатория. Он же в летнее время на открытой веранде предлагал свое фирменное мороженое и другие молочные продукты, изготовленные по его рецептам. Спрос был большой и пить кумыс приходил в лечебницу и Антон Павлович Чехов.
При Советской власти Абдулла Чанышев работал в водолечебнице завхозом.
В 1903 году была произведена реконструкция и ремонт помещений, увеличено количество лечебных процедур, в результате которых впервые применили «новейшие приспособления для лечения электросветом (световая ванна, вольтова дуга, электровибрационный массаж и прочее)». Питание водолечебницы электроэнергией дума разрешила выполнить от паровой мельницы Слученко. В 1914 году санаторий имел уже собственную электростанцию.
Возросшая популярность санатория и увеличение числа отдыхающих заставили владельцев искать другие возможности расширения своего заведения. Для этих целей компаньоны решили использовать небольшой одноэтажный дом находившийся тут же, с окнами выходящими непосредственно на Николаевскую улицу.
В октябре 1899 года Диварис и Гордон на своем фирменном бланке обратились в городскую управу с просьбой разрешить перестройку облюбованного ими здания:
«В Таганрогскую городскую управу. От врачей Н.Г. Дивариса и Д.М. Гордона. Представляя при сем план на надстройку части второго этажа и ремонт помещения, а также переделку фасада во владении пашем по Николаевской улице в Таганроге, покорнейше просим разрешить эти работы.
Таганрог. 7 октября 1899 года.
Доктор медицины Н. Г. Диварис, врач Д.М. Гордон».
Летом 1905 года перестройку закончили и водолечебница обогатилась новым лечебным корпусом. Здание стало двухэтажным, выполненным в нескольких смешанных архитектурных стилях, но, «тонкие высокие колонки, узкие окна, ажурный рисунок по фасаду — все это намек на готику, под влиянием которой находился инициатор перестройки здания Д.М. Гордон, как уроженец Риги с ее многочисленными готическими зданиями». Два здания — новое и старое, соединили одноэтажным переходом.
Письмо врачей Дивариса и Гордона
Водолечебница пользовалась широкой популярностью и притом далеко за пределами города. Не каждый мог попасть в нее, а простой люд вообще был лишен этой возможности. В 1939 году П.П. Филевский писал: что «это привилегированное учреждение: сюда приезжают из Москвы и Ростова откармливаться. Роскошь небывалая. Помню как добивался профессор Бобров из Ростова после первого паралича попасть сюда и не смог, а З.И. Аверьино каждый год по месяцу проживает здесь, будучи совершенно здоровым человеком, потому что служит в краевом Ростовском учреждении, которое располагает десятью местами, остальными располагает Москва, а Таганрог ни одним». Речь шла о Советском периоде.

НОВЫЙ ХОЗЯИН
В 1905 году возникла реальная угроза прекращению деятельности водолечебницы. «Постоянные усовершенствования и широкий размах Дивариса обременили водолечебницу долгами, — пишет в своих записях П.П. Филевский, — банки не только не поддержали Дивавриса, а утопили, может быть по инициативе заинтересованных лиц и водолечебница была назначена к продаже». Ввиду неуплаченного долга по залогу здания в первых числах июля месяца Обществом взаимного кредита были назначены публичные торги, однако, за неявкой желающих торговаться, здание осталось за Обществом взаимного кредита. Все же 3 августа здание по вольной цене продали отцу доктора Гордона Маркусу за 45 тысяч рублей и они стали полновластными хозяевами водолечебницы и санатория. Совершенно прав оказался Павел Петрович, который высказывал мысль, что закулисная игра Гордонов велась с целью полностью завладеть и прибрать к рукам такое перспективное заведение, как лечебное учреждение. Когда пришло время платить небольшую залоговую цену денег у компаньонов не оказалось, а когда за неуплату лечебницу пустили с молотка, вдруг нашлись и немалые. Деньги большие, если учесть, что дворец Алфераки в те голы оценивался в 32 тысячи рублей. Это не совсем вяжется с тем, что некоторые источники, в том числе и П.П. Филевский, утверждали что хитрый Гордон приобрел водолечебницу «за бесценок».
Административный корпус лечебницы. 1900-е годы
В 1920 голу лечебница перешла во владение государства и в ней открылся санаторий для рабочих, где бывший хозяин Давид Гордон занимал, вплоть до самой смерти, должность главного врача и директора. Анна Михайловна Гордон, по возрасту моложе Давида Гордона на 16 лет, работала врачом тут же. В 1924 году Советская власть муниципализировала и все остальные постройки лечебницы.
Давид Маркович Гордон умер 8 января 1931 года на 69 году жизни. На следующий день после его кончины местная газета опубликовала некролог, где «коллектив сотрудников и местком краевой физиотерапевтической санатории с глубокой печалью извещают о смерти глубокоуважаемого администратора и друга, директора санатория врача Гордона Давида Марковича, последовавшей в ночь на 8 января сего года. Вынос тела из квартиры состоится 9 января в один час дня».
Из квартиры тело умершего перенесли в зал дома Санпросвета, где вокруг гроба дежурил почетный караул из врачей, фармацевтов и работников водолечебницы. На страницах газеты соболезнование выразили также ассоциация врачей Таганрога и находящиеся на излечении больные. Комиссия по проведению похорон возбудило ходатайство о присвоении краевой физиотерапевтической санатории в Таганроге имени Гордона. Помимо того решили, что в саду будет установлен его бюст, а в фойе вывешен портрет. 25 января 1931 года газета сообщила, что просьба коллектива удовлетворена и краевой физиотерапевтической санатории присвоено имя ее создателя (?) и многолетнего руководителя доктора Д.М. Гордона. Директором гордоновской санатории назначили Р.Л. Винницкую. Родилась она в 1893 году. Окончила Харьковский университет. При Д. Гордоне занимала должность помощника директора. Интересна разница в должностных окладах на тот период: директор получал 300 рублей, помощник — 200, повар — 90 и сиделка — 38 рублей.
Давид Маркович Гордон
Раиса Львовна Винницкая приехала из Бахмута, где была замужем за сыном богатого помещика. Приехали в Таганрог в годы НЭПа и проживали во флигеле дома по Итальянскому переулку, 11. Как человек и врач она пользовалась большим уважением среди больных и всех, кто ее знал. Покинула Таганрог перед оккупацией города немецкими войсками и умерла в Москве уже после войны. 
В период оккупации города немцами во время Великой Отечественной войны в санатории располагался госпиталь для немецких военнослужащих, после освобождения эвакогоспиталь для наших солдат. В период немецкой оккупации в 1918 году в лечебнице Гордона находился лазарет и квартира начальника штаба Белой армии. В 1922-1925 годах размещался аппарат треста «ИНОТ» (Институт научной организации труда).

СУДЬБА МРАМОРНЫХ СКУЛЬПТУР
Рассматривая старые фотографии с изображением построек водолечебницы Дивариса Гордона, автор настоящего очерка обратил внимание на три скульптурные фигуры, венчающие фронтон здания, где впервые был открыт санаторий. Память подсказала, что среди нескольких безымянных надмогильных памятников, ранее установленных на городском православном кладбище и в настоящее время находящихся на хранении во дворе картинной галереи, имеются те, что ранее красовались на фасаде здания санатория. Удалось выяснить и историю найденных мраморных фигур, каким образом они оказались в нашем городе и личность их первого хозяина.
Одна из статуй, украшающих здание лечебного корпуса
На углу Александровской улицы и Большого Кампенгаузенского переулка (Чехова, 129) в 1824 году для казачьего генерал-майора X.П. Кирсанова построили полутораэтажный дом. Здание солидной постройки фасадом выходило на Александровскую улицу, в сторону где сейчас Новый базар. В I860 году домовладение в свою личную собственность приобрел генерал Александровский. Это было тихое благодатное место и хозяин устроил возле дома сад, разбил цветник и украсил все это мраморными скульптурами, привезенными из Италии. В 1890 году городское управление купило у вдовы тайного советника Елены Александровской принадлежащее ей домовладение, уплатив за него 23 тысячи рублей и разместило в нем управление Пятой артиллерийской бригады. Скульптуры перешли в собственность города и по просьбе Дивариса были установлены на крыше здания водолечебницы, находящегося во внутреннем дворе. С приходом Советской власти эти произведения искусства итальянских мастеров посчитали архитектурным излишеством и они долгое время, заросшие бурьяном пролежали на земле водолечебницы. Фигуры сильно пострадали от времени и требуют реставрации.
Оцениваемое в сорок тысяч рублей здание дворца Алфераки и часть сада — Д.А. Негропонте в 1879 году сдал в аренду клубу Коммерческого собрания. В 1909 году из Германии в Таганрог поступила телеграмма, в которой Елена Николаевна Негропонте с детьми и внуками извещала о смерти 9 (22) июля в Рейхенгалле Дмитрия Амвросиевича. После этого в городе стали поговаривать о возможности продажи наследниками Негропонте здания Алферакинского дворца. Такое предложение действительно поступило в 1911 году. Наследники запросили у общества Коммерческого собрания 66 тысяч рублей, цену, определенную оценочной комиссией. На ответ давалось лишь десять дней, в противном случае предполагалась продажа имения Клубу Общественного Собрания. В марте на общем собрании членов Коммерческого клуба было решено приобрести здание Негропонте. Нужная сумма образовалась из следующих сумм: клуб вносит двенадцать тысяч рублей, залог здания в Земельном банке — сорок пять, член клуба И.Я. Древицкий жертвует — пять тысяч, остальную сумму добавляет другой член клуба И.Е. Платонов.
Фрагмент забора, ограждающего 115-й квартал
При клубе имелся прекрасный, тянувшийся вдоль Полтавского переулка до Александровской улицы сад, огороженный кирпичным забором, проект которого был разработан в 1856 году. Остатки его сохранились до наших дней. Через каждые четыре метра забор венчали белоснежные изящные вазы.
Проект музыкального павильона для концертов
Смена хозяина имения привела к полной запущенности сада. Изредка в нем можно было встретить лишь кучку играющих детей или случайных прохожих. Но как только в марте 1896 года открыла свою деятельность водолечебница Дивариса и Гордона, сад стал неузнаваемым. Аллеи очистили от сорной травы, деревья подрезали и начали реставрировать отдельные уголки этого замечательного старинного участка земли. Еще в 1899 году совет Коммерческого собрания попросил владельца имения Д. Негропонте о постройке в саду летнего театра. Согласие на это они первоначально не получили, однако в начале 20 века, на месте ныне существующего кинотеатра «Октябрь», для концертов и других представлений рядом с деревянной ротондой все-таки был построен открытый музыкальный павильон со сценой и суфлерской будкой. Здесь выступали местные исполнители, приезжие знаменитости из других городов и из-за рубежа. По вечерам играл духовой оркестр, звуки которого далеко разносились в притихшем сумеречном воздухе, лаская взыскательный слух горожан. В 1904 году территория сада начала освещаться электричеством.
В годы Великой Отечественной войны в здании водолечебницы размещался военный госпиталь, а с ноября 1945 года вновь открылась областная физиотерапевтическая больница. Само здание было разрушено незначительно и водный зал, и медицинскую аппаратуру пришлось восстанавливать. Сотрудники лечебницы, многие из которых работали еще под руководством Гордона и Винницкой, сумели сохранить методы физиотерапевтического лечения, а также внутренний мир и дух милосердия, присущие доктору Гордону. Лечебница расширилась, изменилась структура, открылись новые кабинеты и лаборатории. В конце 40-х годов появилась клинико-диагностическая лаборатория, где больные могли принимать лечебные ванны с раствором радона.
После вспышки полиомиелита, который наблюдался в конце 50-х годов, в лечебнице выделяют койки, впоследствии реорганизовавшиеся в детское психоневрологическое отделение, перенесших это тяжелое заболевание. В 1967 году организовывается неврологическое отделение и для взрослых пациентов. В 1968 году все лечебные кабинеты, а также водный зал, были объединены в единое физиотерапевтическое. Стало возможным использование новых методов лечения больных: вытяжение позвоночника в палате на наклонной плоскости с лямками под собственным весом больного, сухое горизонтальное вытяжение позвоночника на специально оборудованной кровати, вытяжение петлей Глиссона на стуле, с 1976 года уникальный метод — подводное вертикальное вытяжение в специальных камерах.
Миневский Александр Дмитриевич
В 70-х годах открываются новые кабинеты кислородного коктейля, иглорефлексотерапии, механотерапии и физкультуры. Для улучшения лечебного эффекта оборудована библиотека, обеденный зал, холлы, детский сад, детская площадка. В 1976 году областной физиотерапевтической больницы города Таганрога присвоено звание больницы высокой культуры. В 1981 году за активное участие в научно-техническую интеграцию в области создания медицинской техники и за заслуги в организации ее производства и внедрения в медицинскую практику больница награждена была Почетным Дипломом.
Коллектив неврологического отделения санатория Гордона. 2000 год
Слева-напрово. Ярманова Г.И. — врач, Светлова В.И. — зав. неврологическим отделением, Педошенко О.Н. — зам. главного врача по лечебной работе, Миневский А.Д. — главный врач санатория, Роменская Л.И. — старшая сестра неврологического отделения, Серебряков А.О. — врач, Лысак Л.А. — врач. 2000 год
1-й ряд. Бирюкова Л. П., Гольдбаум Л. Л., Светлова А. И., Сущенко Е. А., Ярманова Г. И. 2-й ряд. Покровская Т. Н., Дулина М. М., Павлова Т. В. 1986 год
Если подвести итоги работы лечебницы за 100 лет, можно с уверенностью сказать, что здесь внедрили уникальные методы комплексного физиотерапевтического лечения заболеваний опорно-двигательного аппарата, центральной и периферической нервной системы. В больнице трудятся высококвалифицированные специалисты, отдающие знания, навыки, в главное тепло своих сердец, пациентам.
Для каждого сотрудника переступившего порог водолечебницы главным становится доброе отношение к больному, ставшее своеобразным кодексом чести легендарных и уважаемых в городе врачей Давида Марковича Гордона и Николая Герасимовича Дивариса.
В течение многих лет водолечебницу Гордона возглавляет главный врач Александр Дмитриевич Миневский, награжденный медалью Ордена «За заслуги перед Отечеством» 2 степени.


Станислав Брансбург "Дворец Алфераки"


Оживший в кирпиче и камне,
Могучий, словно монолит,
Творим умелыми руками,
Былому памятник стоит.
Дорических, коринфских правил
Архитектуру возлюбя,
Дом Алфераки нам оставил,
Увековечив в нем себя.
Я помню, как в былые годы,
Пройдя колонн высоких рать,
Я шел к узорчатому входу,
Стремясь прекрасное познать.
И я шагал юнец несмелый,
По белой лестнице один,
И лики на меня глядели
Античных мраморных богинь.
Чарует лепкой зданье это
За веком век, за годом год,
Где в капителях и багетах
Сама История живет.
И улетает прочь тревога
Из чутких к красоте сердец,
Когда такой есть в Таганроге
Волшебный, сказочный дворец.
Мы говорим слова признанья
Тем, кто не покладая сил,
Дворца сияющее зданье
И сохранил, и возродил.
https://lh3.googleusercontent.com/y7HrugN88DAS7ghzPfkKVDcoxdOlco_OBAJnd0yfDRc153zoGFVJbbMSPKMp6RhIAjZyhFRiK1lYlaQUw5iLJ2rjJuTBI_JJLiP8VXZSBM-HAloWSuzR7dEk7Q_QSFtX6kgKu3IK1c8OBPlt0fcebhT00BvLc1dGZyZb0G5GZ5vyG98lLxgKqGO1UvzBDNlZ8tono4Q37OUm2LX2XNc3YX-rrJ6STjHrtVnsKq3aRsL5B6RKa7atfRNXonmm9owUavWFnb5AbKOR4XxjQ4JJd-LTKovKWy8hrUmj2Ok1syjD5Zp2PQwLWkW2ECsqn7wnVGUlrp_7l7XG2uYKLCL2nQfAWbEf2CiapS8fxZREu-GNqcl4BQB5n8ZnYFGc3-i2PuShTw2ww5Fak9k-zDn27mKU0ObH_H_Nsf6Wfg_KYWB10KSkuGqcQC5i4FhSrjqGpT8pwxxsss6ZAtg79EEvN5qlZi8qGFo9YLnKMo_q4xOOqCq-_hapHwnzi4CCr10xCtV3KY7mnnQL7-BmOfUxN-D6djb7xEHvFmKZEXIB9dniylZBIdgfF71w26-vY3CZiun-opfIL4J6ZlqHuvXvpZJkaW7ZvKw8UyCCp79tk2jI_9rl6A28ebo1Pj5f8fwwrku0bv4b6aO0JWAqVlh8olr15tG5Vh04=w1403-h935-no

https://lh3.googleusercontent.com/9GxHVdqN_XVGgiq7D8VZY2Py1SkGH1Tmc3ept_G5j3vUvB4fG3_sAUCcXoGUz7y_uZEURfhgf-cggP49jw255dnqyYFy44oFMo3TDA89MflWXnUGiSOGJUWqL8jE6xQhXiY1HybIXKgL0o8IaQSMmHygIQ_NHdq3eZSwS7zAUi8e8qCt0A1io6ZAoa7YLlza-MP8QtEDhh8vuJTor49iGRDYbs2dgy2EsLLbFtSibDmZB97sdvfn4HfgmWYVHhkhGi2nmT-TSiKQ-g0gDOsuQGUIZEdt0AyxejRmMfAcetlK58KXvpleC3jXNu-R-NDcsQjdHdB8QjH9n_ynkkffNyuA2_zHeDbYOGi6ghkI5OXjEVjrfDmBX_UsbeodvYxOHcmSejSJ0OVISRBnNCRH7EygacXxilJboVOkkTKr64lr8KjJFO790IXQhTYSRu9UuPS-AM9CYroSczk6N4psUeFIdfLxSdDecEZs3II_eKsnnXrvfmTWOdJfPUHy-fKxHAG2KDoE1wL07MqKFN9yotfzbwzb3U3UB3qfhlyZQPaWasmrsXoR6G7jtSqmNwA3lyH4zIJQPqh7ZTEnf0-uQoomYCCNoIl8gZxutRkmbVpEUk5YQ5SdPr6FceKjJsN_4wmyCqB4-h9IAlO_vFCwSPYVwLKh_Gw_=w1403-h935-no


ДВОРЕЦ АЛФЕРАКИ 

Стилевая эволюция таганрогской архитектуры от классицизма к эклектике особенно ярко проявилась в роскошных особняках «дворцового» типа, целый ряд которых был построен в Таганроге в середине и, особенно, во второй половине XIX столетия. 

Первым в этом ряду должен быть назван особняк богатого помещика и негоцианта Николая Дмитриевича Алфераки, построенный в 1848 году на Католической улице (ныне - ул. Фрунзе, илл. 151, 152, 206). Н.Д. Алфераки был греком по национальности; его отец получил земли в пределах Таганрогского округа за участие в войне с Турцией на стороне России (он участвовал и в знаменитом Чесменском сражении). За свою службу Дмитрий Алфераки получил земли по берегу Азовского моря и основал села Дмитриадовка, Беглица, Лакедемоновка. В последнем он на собственные средства выстроил храм[5]

Сын Дмитрия Алфераки получил блестящее образование и, сочетая службу в Санкт-Петербурге с успешной коммерческой деятельностью в Таганроге, сумел значительно преумножить доставшуюся после смерти отца часть наследства, став одним из богатейших людей юга России. 

Дворец Николая Дмитриевича Алфераки является одним из интереснейших архитектурных памятников Таганрога, однако ни в одном из центральных или местных архивов не сохранилось ни проектных чертежей, ни каких-либо письменных источников, указывающих на автора этого замечательного проекта*

https://lh3.googleusercontent.com/y7HrugN88DAS7ghzPfkKVDcoxdOlco_OBAJnd0yfDRc153zoGFVJbbMSPKMp6RhIAjZyhFRiK1lYlaQUw5iLJ2rjJuTBI_JJLiP8VXZSBM-HAloWSuzR7dEk7Q_QSFtX6kgKu3IK1c8OBPlt0fcebhT00BvLc1dGZyZb0G5GZ5vyG98lLxgKqGO1UvzBDNlZ8tono4Q37OUm2LX2XNc3YX-rrJ6STjHrtVnsKq3aRsL5B6RKa7atfRNXonmm9owUavWFnb5AbKOR4XxjQ4JJd-LTKovKWy8hrUmj2Ok1syjD5Zp2PQwLWkW2ECsqn7wnVGUlrp_7l7XG2uYKLCL2nQfAWbEf2CiapS8fxZREu-GNqcl4BQB5n8ZnYFGc3-i2PuShTw2ww5Fak9k-zDn27mKU0ObH_H_Nsf6Wfg_KYWB10KSkuGqcQC5i4FhSrjqGpT8pwxxsss6ZAtg79EEvN5qlZi8qGFo9YLnKMo_q4xOOqCq-_hapHwnzi4CCr10xCtV3KY7mnnQL7-BmOfUxN-D6djb7xEHvFmKZEXIB9dniylZBIdgfF71w26-vY3CZiun-opfIL4J6ZlqHuvXvpZJkaW7ZvKw8UyCCp79tk2jI_9rl6A28ebo1Pj5f8fwwrku0bv4b6aO0JWAqVlh8olr15tG5Vh04=w1403-h935-no
Илл. 150 Дворец Алфераки. 1848 г. Современная фотография. 

Архитектура дворца Алфераки, являющегося ярким образцом пышного южного необарокко, вобрала в себя многие элементы, свойственные постройкам первой трети XIX столетия, и в то же время явилась той своеобразной гранью, за которой «кончался» классицизм и «начиналась» эклектика с ее отказом от лаконичности декора, утратой цельности и четкости фасадного построения (илл. 150). 

https://lh3.googleusercontent.com/-IVqwZA3paUw/Vy7QhCmN4QI/AAAAAAAAKZ4/-Ojygl57f2cWZxoR1ugI2rjJPBY0Jq6mACCo/s1600/Greg_117.JPG
Илл. 151 Дворец Алфераки. Фотография конца XIX в. 

Илл. 152 Дворец Алфераки. Почтовая открытка начала XX в. 

https://lh3.googleusercontent.com/y7HrugN88DAS7ghzPfkKVDcoxdOlco_OBAJnd0yfDRc153zoGFVJbbMSPKMp6RhIAjZyhFRiK1lYlaQUw5iLJ2rjJuTBI_JJLiP8VXZSBM-HAloWSuzR7dEk7Q_QSFtX6kgKu3IK1c8OBPlt0fcebhT00BvLc1dGZyZb0G5GZ5vyG98lLxgKqGO1UvzBDNlZ8tono4Q37OUm2LX2XNc3YX-rrJ6STjHrtVnsKq3aRsL5B6RKa7atfRNXonmm9owUavWFnb5AbKOR4XxjQ4JJd-LTKovKWy8hrUmj2Ok1syjD5Zp2PQwLWkW2ECsqn7wnVGUlrp_7l7XG2uYKLCL2nQfAWbEf2CiapS8fxZREu-GNqcl4BQB5n8ZnYFGc3-i2PuShTw2ww5Fak9k-zDn27mKU0ObH_H_Nsf6Wfg_KYWB10KSkuGqcQC5i4FhSrjqGpT8pwxxsss6ZAtg79EEvN5qlZi8qGFo9YLnKMo_q4xOOqCq-_hapHwnzi4CCr10xCtV3KY7mnnQL7-BmOfUxN-D6djb7xEHvFmKZEXIB9dniylZBIdgfF71w26-vY3CZiun-opfIL4J6ZlqHuvXvpZJkaW7ZvKw8UyCCp79tk2jI_9rl6A28ebo1Pj5f8fwwrku0bv4b6aO0JWAqVlh8olr15tG5Vh04=w1403-h935-no
Илл. 153, 154 Дворец Алфераки. Фрагмент фасада. 
Деталь фасада. (Если приблизить) Современная фотография. 

В архитектурном решении фасада дворца Алфераки классицистические черты (общая компоновка здания, акцентирование центральной части фасада мощным четырехколонным портиком) соединились с обильным декором, повторяющим мотивы барокко. Такое сочетание разностильных мотивов в одном здании в таганрогской архитектуре произошло впервые и ознаменовало собой решительный поворот к эклектике. 

Центр лицевого фасада выделен портиком с колоннами вольно трактованного композитного ордера; поставленные на выступ цоколя, они охватывают оба этажа здания, способствуя ощущению масштабности и репрезентативности. Однако даже в рисунке капителей можно отметить ту тенденцию к повышенному декоративному насыщению, которая спустя несколько лет станет отличительной чертой архитектуры эклектики, в особенности ее позднего этапа (илл. 153). Примечательно, что в конструкции колонного портика наблюдается точное следование классическим ордерным композициям, что, в общем, не характерно для таганрогской архитектуры первой половины XIX века с ее весьма свободным отношением к использованию ордерных пропорций (большинство таганрогских построек эпохи классицизма характерзуются, как мы помним, отсутствием фриза в антаблементе). Классицистическая трактовка портика, несомненно, свидетельствует об ориентации на столичные образцы. 

Не меньшую роль, чем классицистические приемы, во внешнем облике здания играют мотивы барокко: усложненная орнаментация лепного декора и его необычайное обилие. Насыщение здания декоративными деталями развивается в направлении снизу вверх и характеризуется нарастанием плотности декора к венчающей части дома: начинаясь с обрамления оконных проемов первого этажа, оно усиливается ко второму и затем, поддерживаемое пышным убранством фриза и фронтона, завершается в вазах балюстрады (илл. 154-156). 

Разнообразие обрамлений оконных проемов и развитая система горизонтальных и вертикальных членений отражают соответствие плана фасаду. В части дома, расположенной вдоль уличного фасада, размещались парадные помещения (при этом колонны портика приходятся на парадную гостиную), а две парадные комнаты второго этажа имеют по главному фасаду широкие трехмастные окна с балкончиками и богатым декоративным обрамлением. 

Особое внимание уделено разработке фронтона, в центре которого помещен дворянский герб Алфераки (илл. 153). Все это вместе со множеством лепных украшений: масками, гирляндами, цветочным орнаментом в сандриках и на пилястрах, придавало зданию торжественный и нарядный вид и резко выделяло его из окружающей застройки, состоявшей преимущественно из одно- и полутораэтажных особняков, выстроенных в первой трети XIX века (илл. 157-159). 

Новые тенденции, связанные с нарастающим вниманием к удобству планировки, проявились в нарушении симметрии главного фасада дворца Алфераки, которое возникло благодаря пристройке с правой стороны вестибюльного входа. Вследствие этого вход в здание расположен не в портике, как это было принято в классицизме, а сдвинут вбок и дополнен изящным металлическим навесом на чугунных колоннах. 

https://lh3.googleusercontent.com/-hr_0UEykcfE/Vy7QhKdBJ_I/AAAAAAAAKZ4/q3Ui8W-537U5ec9dI4g0KIBH8D1Hz_V_QCCo/s1600/Greg_119.JPG
Илл. 159 Дворец Алфераки в перспективе Католической улицы. Фотография 1870-х гг. ГНИМА. 

https://drive.google.com/folderview?id=0B0oPJEOeDhcYYVZRckNxd2hVSDA&usp=sharing
Илл. 161, 
Илл. 160 Дворец Алфераки. Вестибюль. Современная фотография. 
 
Описывая в 1858 году в журнале «Библиотека для чтения» свои впечатления от дворца Алфераки, князь М.Г. Голицын не жалеет восторженных слов: «В отношении великолепия в Таганроге есть дома, не уступающие царским палатам. Таков, например, дом известного богача, негоцианта Алфераки, стоящий, по уверению многих, внимательного осмотра по превосходным картинам, статуям, антикам и другим предметам художества и роскоши». Другой современник, побывавший в Таганроге в 1863 году, К. Победоносцев, записал: «Помещение для великого князя было подготовлено в доме Алфераки, отделанном с замечательной пышностью и наполненном множеством прекрасных картин. Из столовой залы в нижнем этаже дома широкая терраса ведет в прекрасный сад, составляющий роскошь в здешнем крае». 

Наружному импозантному облику дворца вполне соответствовала роскошная отделка интерьеров. Вход в особняк осуществлялся «через широкие монументальные двери, в которые можно было въезжать на тройке»; мраморная лестница вела во второй этаж, в комнаты парадного назначения* (илл. 160-163). Среди них особенно пышным убранством выделяется парадная гостиная с потолком куполообразной формы. Его необарочная отделка, выполненная лепниной и позолотой, дополнена четырьмя живописными картинами на темы придворной жизни. Пол выложен ромбовидными деревянными плитками двух цветов (илл. 164, 165, 167). 


https://drive.google.com/folderview?id=0B0oPJEOeDhcYYVZRckNxd2hVSDA&usp=sharing
Илл. 162 
Илл. 163 Илл. 164 Илл. 165 Дворец Алфераки. Детали. Современная фотография. 

Не менее интересен расположенным в первом этаже двусветный зал, также украшенный позолоченной лепниной (в начале XX века его называли «белым залом», поскольку стены были белого цвета; илл. 166). Здесь находились прекрасные камины и деревянные хоры, предназначавшиеся для музыкантов. Хоры располагались на уровне окон второго света и опирались на мощные дубовые балки-консоли. Вход на хоры осуществлялся через двустворчатую дверь с лестничной площадки второго этажа (со стороны парадной лестницы). Шесть высоких двустворчатых дверей, обитых рейками красного дерева, вели на просторную каменную террасу и являлись своего рода окнами нижнего света. 

Первый этаж занимали служебные помещения и комнаты обслуживающего персонала (лакейская, швейцарская), а также вестибюль с полом из чугунных плиток. В помещении, где ныне располагается гардероб, была устроена ванная комната, вода для которой привозилась из родников под селом Самбек и хранилась в специальном баке на чердаке. Отапливался дом паровым способом, что в те годы было новацией не только для Таганрога, но и для всей Екатеринославской губернии. 

При дворце Алфераки имелся прекрасный сад, тянувшийся вдоль Полтавского переулка (пер. А. Глушко) до Александровской улицы. Он был огорожен оштукатуренным кирпичным забором, секции которого через каждые четыре метра венчали изящные вазы. Забор был выполнен по проекту, разработанному в 1856 году, и охватывал по периметру весь квартал. Фрагменты забора со стороны переулков Лермонтовского и А. Глушко сохранились до наших дней (илл. 169, 170). 

В середине XIX века Н.Д. Алфераки был одним из самых богатых людей в городе. Ему принадлежала большая часть строений 115 квартала (так называемый «Алферакинский» квартал) и ряд домовладений как в Таганроге, так и за его пределами. Однако к 1880 году дела Алфераки пришли в упадок, и его наследники вынуждены были хлопотать «об учреждении над их личным имуществом и делами их опекунского совета». Сыновья Н. Алфераки Ахиллес, Сергей и Михаил вынуждены были оставить занятия коммерцией и поступить на государственную службу. 

В 1880 году домовладение Алфераки было продано купцу Д.А. Неграпонте, который к этому времени уже владел значительной частью квартала. Наследники Алфераки перебрались в два одноэтажных дома ближе к окраине города, которые были выстроены в 1859 и 1864 годах. Неграпонте перепродавал и сдавал в аренду строения 115 квартала по частям, и вскоре бывший дом Алфераки с прилегающим к нему садом был арендован таганрогским купеческим обществом для клуба Коммерческого собрания, который располагался здесь вплоть до 1917 года. 

Расположенный за зданием дворца Алфераки сад после смены хозяина и устройства в доме клуба также стал именоваться Коммерческим. Одно время он даже конкурировал по популярности с городским садом. В Таганрогском вестнике от 19 марта 1882 года появилась заметка следующего содержания: «Буфет в клубе Коммерческого собрания (Дом Алфераки) сдан 18 марта г-ну Ф.В. Данцигеру, который намерен сделать сад при этом клубе общедоступным. До сих пор право посещения этого сада (уступающего городскому по обширности, но превосходящего по уютности), принадлежало только членам этого клуба и их семействам. [...] Теперь г-н Данцигер, пригласив лучший у нас оркестр г-на Деджироламо, намерен открыть бесплатный для всякого вход и сад, поставить в саду буфет, построить беседки, где публика может укрыться на случай дождя, и открыть вход в сад с Монастырской улицы, кроме существовавшего до сих пор с Католической улицы». 

https://lh3.googleusercontent.com/-4qGTbJ5VN2g/Vy7QhYJwVzI/AAAAAAAAKZ4/YaVodXwo50cFqjv4tOrTifAl5WdTKIRygCCo/s1600/Greg_120.JPG
Илл. 167 Дворец Алфераки. Фрагмент плафона. Фотография 1945 г. ГНИМА.

https://lh3.googleusercontent.com/-YX_d-H8HEc0/Vy7QhUbwqmI/AAAAAAAAKZ4/N2jfEgvfdTwIvikTch-WXkexQ5ReicecACCo/s1600/Greg_121.JPG
Илл. 168 Проект музыкального павильона для Коммерческого сада. 1901 г. ГАРО. 

В марте 1896 года в непосредственной близости от бывшего дворца Алфераки открыла свою деятельность водолечебница врачей Дивариса и Гордона. «Есть еще и сад в Таганроге - «коммерческий»..., а в саду водолечебница и кафешантан довольно низкопробного свойства, - писал в 1902 году В.Я. Светлов. - Странное сочетание двух разнохарактерных учреждений. Подъезжая вечером к саду, вы обращаете внимание на вывеску «Водолечебница», иллюминированную разноцветными фонарями. Вы входите и попадаете в увеселительное место - днем лечебница, вечером - кафешантан. Правда, последний отделен от сада забором». 

На одной из фотографий конца XIX века запечатлена часть Коммерческого сада с открытой площадкой, посыпанной мелким гравием, и аллеей, вдоль которой располагается ряд фонарей. Была здесь площадка для игры в крокет и ряд деревянных скамеек (илл. 171). 

https://lh3.googleusercontent.com/-ZhPTvJOvYC0/Vy7QhhyNm8I/AAAAAAAAKZ4/Owlh6pgPrcAIyxTAxzYaPXbrTcGSRmk7QCCo/s1600/Greg_122.JPG
Илл. 169 Проект каменного забора вокруг квартала Алфераки. 1856 г. ГАРО. 

В начале XX века в Коммерческом саду был построен открытый музыкальный павильон для концертов и других представлений, со сценой и суфлерской будкой (илл. 168). Рядом располагалась деревянная ротонда. На сцене выступали местные исполнители и музыканты, приезжавшие из других городов России и зарубежных стран. 

https://lh3.googleusercontent.com/5IPq5WqO3nAU5EztnYvKJLKKE4WyXCFOEvdxzInVT052xjCwzTXKtPHfJKW1TAsnN9f3uJvOASYJ0E9Ch_wyBW5v9BAmHUqKBtTbIhoyjfUEsUVB-8ZtnzJDbtsShxlkSh_ar1wKXPy8U7cTRHutWPYTkzVt1LQo-Ae8d89nZxzQUMz5Eyfu-WVXy4XGnmr7hFAKuAP96GfjQl_5Vb0_Wkm9AkzaZA8bD-2ehsvjI_8kZxOVsQyxIJ37Geu_mEPbb1RvP6KJhNgtNIlcY6Ghsgn5bqcK828o9DXJiDvjM2-obPgg6eOzXC4NKlym01YB7vueDl2NbWWqR7Gnc8Q3buPX_Bx_p1huoxFuDi2qRdL-YLfKy5LsboN-Piv4HECD4mg6UMUii8Jv9Xyzi0JeZ4SH5B-tepMdgblJzICCDvs032zT-zOxseLT4JLOjw0w9hKbCuVE2a3WaefMYirvfdKZvM7eFFYUUxmG8gQf8v_EBjHBnFvHDlkjfLQH5v_Sx3_K50qyGHw9UOBYoH2oS-pSKpdpqL4BbYHw1OUXKnWSOquhpq1wz24e4Usm6De2j4PuWYKZBMxdyruW21mbP6Nqkq4YfvPGRN6UTnMKd-3fEduS1XrXUPxZbPUvbAepfl0aihfWzCvQpZGUXsZOVrPZHwBrQWsK=w1680-h690-no
Илл. 170 Фрагмент каменного забора в переулке А. Глушко. Современная фотография. 

https://lh3.googleusercontent.com/-vaH-0PcOAnU/Vy7Qh5WUjgI/AAAAAAAAKZ4/oj2ZSA3XaQUDc1CyCKJ-_6NfDp-aEK4MwCCo/s1600/Greg_123.JPG
Илл. 171 Коммерческий сад. Почтовая открытка начала XX в. 
Comments