Дом 36

Гаврюшкин "Мари Вальяно и другие"
УЛИЦА НИКОЛАЕВСКАЯ, 38. КВАРТАЛ 114 (ФРУНЗЕ, 36)
Угловое одноэтажное здание на пересечении с Полтавским переулком. В 1870-х годах принадлежало португальскому вице-консулу в Таганроге Антону Афанасьевичу Сарандино. Его отец Афанасий Сарандинович, таганрогский купец, торговавший красным товаром, родился в 1782 году, умер на 87 году жизни от старческой немощи в 1869 году. Его супруга Елена Ангелиевна была моложе мужа на 19 лет, скончалась от простуды в 1855 году, когда ей исполнилось 54 года.
Антон Афанасьевич, владелец дома, умер в 1891 году от катара кишок в возрасте 59 лет, потомства по всей видимости не оставил. Было у него два брата Константин и Сократ.
После смерти Антона Афанасьевича владельцем дома стала жена коллежского асессора Мария Мельникова. В 1890-х годах домовладение приобрели жители Нахичевани на Дону Мелькон и Григорий Багдасаровы. Последним владельцем дома была жена греческо-подданного Пенелопа Хила.
В глубине двора особняком стоял небольшой домик, где более десяти лет жил иностранец, господин М., по профессии музыкант. Спокойная жизнь на безмятежном подворье неожиданно нарушилась: во флигеле стали происходить непонятные и курьезные явления с восьми вечера и до полуночи, а иногда и до двух часов. На чердаке и под полом, а то и в комнатах раздавались шорохи, постукивания, словом какие-то таинственные звуки. Продолжалось это более восьми дней. Чувствительная натура музыканта не выдержала испытания и он был вынужден обратиться за помощью в полицию. Городовые стали устанавливать ночные засады, располагаясь на квартире господина М. Стуки прекратились. Зато во внутренних стенах комнат и дверях в отсутствие хозяина стали появляться сделанные карандашом надписи приблизительно такого содержания «А мы все-таки здесь — берегись.» Приписывали происходящие забавы домовому, а когда появились письмена — проискам нечистой силы.
Улица Фрунзе, дом 36. 2000 год. Фото Г. Колосовского
Наконец, несмотря на ненастную погоду и приближавшуюся холодную зиму, музыкант покинул обжитую квартиру и перебрался на новую. Прошло около ста лет и трудно давать объяснение событиям тех дней. Попробуем, однако, это сделать. Удалось выяснить, что незадолго до описываемых событий Мария Мельникова или умерла, или съехала с занимаемого ею подворья. Во всяком случае домовладение перешло в собственность двух братьев Мелькона и Григория Багдасаровых, впоследствии открывших ресторан и гостиницу «Бристоль» на Петровской улице.
Нежные звуки музыкальных пьес их не интересовали, а беспокоили, а сам музыкант для них был как нарыв на голом черепе одного из братьев. Появляющиеся на стенах в комнатах музыканта надписи писались от имени двух (или нескольких) существ, а известно что, «полтергейсты» и домовые действуют всегда поодиночке. Поэтому с полной уверенностью можно утверждать, что истинный текст посланий надо читать так «А мы (братья) все-таки здесь — берегись, твое присутствие господин М. в нашем доме нежелательно». Так возможно рождаются многие «необъяснимые явления».
2010 г
Comments