Минаев Иван Павлович

Иван Павлович Минаев -- крупный ученый, востоковед-индолог, талантливый публицист, путешественник по Индии.
Несмотря на свою раннюю смерть, И.П. Минаев не только оставил богатое научное наследство, но и создал первую русскую индологическую школу, из которой вышли специалисты по фольклору (С.Ф. Ольденбург), по изучению буддизма (Ф.И. Щербатский), филологи и лингвисты (Д. Кудрявский, Н.Д. Миронов) и др Он родился 9 (21) октября 1840 г. в Тамбове в небогатой чиновничьей семье. Уже дома И.П. Минаев получил хорошее знание двух европейских языков -- французского и немецкого. Английский язык он изучил позже, в университетские годы. Домашним воспитанием И.П. Минаева много занималась его мать, к которой И.П. Минаев сохранил самую теплую привязанность до конца ее жизни. Среднее образование И.П. Минаев получил в Тамбовской гимназии, которую окончил в 1858 г. Осенью этого же года он поступил в Петербургский университет на открывшийся незадолго перед этим факультет восточных языков, который окончил в 1862 г. по китайско-маньчжурскому отделению. За год до окончания университета И.П. Минаев получил золотую медаль за сочинение "Географические исследования о Монголии". В университете И.П. Минаев был учеником крупнейшего китаиста своего времени и лучшего знатока буддизма -- проф. В.П. Васильева. Увлечение буддизмом побудило его заняться первоисточниками древнейшего буддизма. Таким образом, он пришел к изучению индийских языков, которые открывали доступ к древнейшим памятникам по истории буддизма. Изучением древнеиндийского языка -- санскрита он занимался у первого профессора этого языка в Петербургском университете, К.А. Коссовича. В дальнейшем И.П. Минаев углубил и расширил свои знания в области индийских языков изучением языка пали, на котором сохраняется литературная традиция южного буддизма, и пракритов, на которых дошли до нас древнейшие индийские надписи. Изучал он также и новоиндийские языки. В 1863 г. И.П. Минаев уехал в длительную научную командировку за границу, где он работал у крупнейших индологов своего времени. В Германии он занимался санскритом у Вебера и Бенфея, в Берлине слушал лекции одного из основоположников сравнительной грамматики индоевропейских языков Ф. Боппа. После этого он работал в Лондоне в Британском музее, в котором хранятся крупнейшие собрания индийских рукописей, и во Франции, в парижской Национальной библиотеке. Здесь И.П. Минаев работал над палийскими рукописями. Результатом занятий И.П. Минаева над древними рукописями на языке пали явился его каталог палийских рукописей этой библиотеки, который хранится в ней же в рукописном виде. В 1868 г. И.П. Минаев вернулся из-за границы уже крупным знатоком в области индоведения. В 1869 г. им была напечатана магистерская диссертация: "Пратимокша-сутра, буддийский служебник, изданный и переведенный" . В том же 1869 г. он был избран доцентом по кафедре санскритской словесности факультета восточных языков Петербургского университета. В 1871 г. И.П. Минаев перешел в доценты историко-филологического факультета по кафедре сравнительной грамматики индоевропейских языков. В 1872 г. он защитил свою докторскую диссертацию "Очерк фонетики и морфологии языка пали" и в 1873 г. был избран экстраординарным профессором по кафедре сравнительной грамматики индоевропейских языков. Эту кафедру И.П. Минаев (с 1880 г.-- ординарный профессор) занимал вплоть до своей смерти. И.П. Минаев умер от туберкулеза, когда ему не было и 50 лет. Скончался он 1 (13) июня 1890 г. в Петербурге. Параллельно с педагогической работой И.П. Минаев вел большую научную работу. Семьи у него не было, и он жил для одной науки, отдавая ей все свои силы. Кроме своей длительной командировки 1863--1868 гг., И.П. Минаев в интересах научной работы многократно ездил за границу, где работал в библиотеках Германии, Франции и Англии. Помимо частых поездок в Западную Европу, И.П. Минаев совершил три путешествия в Индию. Первое путешествие в Индию продолжалось с июня 1874 г. по декабрь 1875 г., второе -- с января по май 1880 г. и третье -- с декабря 1885 г. по апрель 1886 г. Во время своих путешествий И.П. Минаев вел дневники, которые тем более ценны, что их автор стоял в своей области на высоте последних достижений науки, обладал глубокими и обширными знаниями по истории и археологии Индии и знал несколько индийских языков, как древних, так и новых. Сочетание таких разнообразных знаний редко наблюдалось у европейских путешественников по Востоку. И.П. Минаев был многолетним членом Русского географического общества. Он был избран в члены Общества 1 декабря 1871 г. и состоял в нем до конца жизни, принимая весьма активное участие в работе Общества. Со своей стороны, Общество оказало ему существенную поддержку в его первом путешествии в Индию, снабдив его письмами к властям и деятелям Индии с просьбой о содействии. Особенно энергичное участие в работе Общества И.П. Минаев принимает по возвращении из своего первого путешествия в Индию, выступая как активнейший член его этнографического отделения. В связи с запиской известного географа и путешественникам. И. Венюкова об изучении арийских племен по верховьям Аму-Дарьи, в Гиндукуше и т.д., И.П. Минаев составляет "Сборник сведений о странах по Аму-Дарье". Сборник вышел в издании Географического общества. В последующие годы И.П. Минаев принимает активное участие в ряде начинаний Общества, представлявших большой научный интерес. Так, в 1878 г. он -- член Комиссии по проекту учено-торговой экспедиции в Афганистан; в 1879г. -- Комиссии по изучению старого русла Аму-Дарьи. Равным образом он не раз принимал участие в комиссиях по присуждению ученых наград Общества и по обсуждению результатов научных работ. Во всех начинаниях подобного рода он проявлял глубокую эрудицию. В 1888 г. он состоял членом Комиссии по составлению этнографических программ. В 1878 г. И.П. Минаев был избран в члены Совета Общества, в котором выполнял большую организационную работу. Работа И.П. Минаева в Обществе не прерывалась вплоть до отъезда тяжело больного ученого за границу в 1889 г. Как ученый, И.П. Минаев прошел очень своеобразный путь. Он окончил факультет восточных языков по китайско-маньчжурскому отделению, но посвятил себя изучению Индии. Он готовил себя к преподаванию истории Востока, а должен был занять кафедру сравнительной грамматики индоевропейских языков, к которой никогда не питал живого и длительного интереса. Научное наследство, оставленное И.П. Минаевым, весьма значительно. К сожалению, часть его работ, сохранившихся в рукописях, до сих пор не напечатана. Большинство его научных работ так или иначе связано с изучением Индии. Как индолог, И.П. Минаев поражает широтой своих интересов. Хотя в центре его внимания стоял буддизм и его история, он углубленно занимался также средневековой и новой историей Индии, индийской лингвистикой, литературой и фольклором, издал ряд важных текстов на пали и на санскрите. Неизменным был интерес И.П. Минаева к географии. К ней относится его первая научная студенческая работа и ряд последующих исследований. Уже незадолго до своей смерти И.П. Минаев напечатал некролог, посвященный Н.М. Пржевальскому . Задачи индологии И.П. Минаев понимал очень широко. Об этом он говорил в своей речи, читанной на акте Петербургского университета 8 февраля 1884 г., "Об изучении Индии в русских университетах". Он указывал, что "Восток для русского ученого не может быть мертвым, исключительно книжным объектом научной пытливости..."; "В России нам нужно изучать Индию не только старую, но и новую"; и "изучение Индии старой не должно заслонять научную и практическую важность жизненных явлений в современной Индии" . Для того, чтобы оценить важность такого широкого понимания задач индологии, нужно вспомнить, что, например, германская индология совершенно отметала изучение средневековой и новой Индии, так как с ее точки зрения в это время в Индии ослабели "старые арийские традиции". Даже в России непосредственные ученики покойного И.П. Минаева не унаследовали его широкого понимания задач индоведения и сосредоточили все свое внимание на изучении древности и раннего средневековья Индии. Труды И.П. Минаева можно разбить на пять групп: I) лингвистические, II) историко-литературные, III) исследования фольклора, IV) работы по истории буддизма и V) работы историко-географические. Лингвистические работы. Несмотря на то, что И.П. Минаев в течение почти двадцати лет (1871--1890) занимал кафедру сравнительной грамматики индоевропейских языков, раздел его чисто лингвистических трудов, дошедших до нас, в количественном отношении не велик. Этот факт совершенно понятен: из биографии ученого и записей в его дневниках мы знаем, что основные интересы его лежали в других областях. Тем не менее, его работы в области лингвистики весьма ценны. Главнейшие из них следующие: "Очерк фонетики и морфологии языка пали" (докторская диссертация). В 60-х и 70-х годах пали привлекал большое внимание европейских ученых как язык, на котором сохранились древние памятники южного буддизма. И.П. Минаев был лучшим в Европе знатоком этого языка. Его грамматика пали -- наиболее полный и наиболее авторитетный для своего времени труд в этой области. Она была вскоре переведена на французский и английский языки. Английский перевод книги был положен в основу изучения этого языка в самой Индии. Большое значение в свое время имели лекции Минаева по общему языковедению, изданные литографским способом. В результате чтения курса санскрита появились его "Парадигмы санскритской грамматики", вышедшие в 1889 г. литографированным изданием и долгое время бывшие единственным на русском языке пособием при изучении санскрита. Вопросов общего языкознания И.П. Минаев касается в ряде рецензий на известные в его эпоху труды крупных европейских лингвистов. Изредка он уделял внимание и некоторым специальным, новым в то время областям лингвистики, как, например, фонетика. Как лингвист-индовед, И.П. Минаев откликался и на работы, посвященные отдельным индийским языкам, в частности, он дал рецензию на статьи Фр. Миклошича о диалектах и странствованиях цыган , в которых с совершенной убедительностью доказано индийское происхождение цыганского языка и прослежен путь миграций его носителей. На грани между чисто лингвистическими и филологическими работами И.П. Минаева стоят его многочисленные издания текстов старых санскритских и палийских авторов. Уже первый его труд "Пратимокша-сутра" заключает в себе издание текста. Изданием древнеиндийских текстов И.П. Минаев занимался на протяжении всей своей научной деятельности. Они печатались либо в Петербурге, например, "Махавиютпатти" и другие, либо в Лондоне в "Journal of the Pali Text Society". Издание этих текстов имело большое значение в развитии индологии. II. Историко-литературные работы. Наиболее важными работами, посвященными истории литературы, являются труд о палийской метрике и "Очерк важнейших памятников санскритской литературы" , который в течение долгого времени был единственным на русском языке источником знакомства с историей древнеиндийской литературы. Часть работ, посвященных истории литературы, хранится в рукописном наследстве И.П. Минаева. Труды по фольклору. Очень важный раздел научных трудов И.П. Минаева составляют труды по фольклору. Главная его работа в этой области -- "Индейские сказки и легенды, собранные в Камаоне в 1875 г." . Сказки напечатаны в русском переводе и рассчитаны на "специалистов, занимающихся сравнительным изучением памятников народного творчества или же интересующихся всяким новым этнографическим материалом". Автор совершенно правильно считает, что сказки "отличаются неподдельной наивностью и оригинальностью". В предисловии И.П. Минаев дает краткие исторические и географические сведения о Камаоне, лежащем в предгорьях Гималаев, говорит об его населении, сообщая ряд интересных этнографических сведений. Особенно подробно останавливается он на фольклоре Камаона и на условиях его развития. В собрании дан перевод 47 сказок, записанных на языке пахари, и 23 легенд. Индия -- страна, отличающаяся исключительным богатством своего фольклора. Индийские сказки уже в средние века получили широкое распространение как на Востоке, так и на Западе, обогатив народное творчество и литературу многих народов. Индология, однако, знает главным образом сказки и легенды, давно получившие в самой Индии литературную обработку. Сказок и легенд, записанных непосредственно из уст народных рассказчиков, даже в настоящее время в европейском индоведении известно не много. Тем большее значение имеют оригинальные записи И.П. Минаева. Известно, что сказки и легенды, собранные им в Камаоне, получили высокую оценку современников. Оригинал записей сказок И.П. Минаева остался ненапечатанным. Другие его работы, посвященные фольклору, основаны на литературных обработках сказочных сюжетов. Таковы его "Индейские сказки" Большой литературный и исторический интерес представляют работы о джатаках (у Минаева "жатаках"). Джатаки -- оригинальные произведения буддийской литературы, в которых в форме повествования о многочисленных перерождениях Будды дан богатый фольклорный материал. И.П. Минаев -- один из первых европейских индологов, который оценил высокое историческое значение этих памятников. К работам, посвященным индийскому фольклору, примыкает также изложение И.П. Минаевым "Народных драматических представлений в праздник Холи в Альморе" и некоторые другие работы. Работы по истории буддизма. Изучению буддизма, одной из древних религий Индии, давно исчезнувшей в этой стране, но распространенной на Цейлоне, в Бирме, Индокитае, Китае и в других странах Востока, посвящен ряд фундаментальных трудов И.П. Минаева. Буддологический раздел работ открывается его первым крупным трудом "Пратимокша-сутра". Кроме тщательно подготовленного текста и его русского перевода, в этой книге дано обширное предисловие, в котором выясняется историческое значение изданного памятника. Это большое научное произведение издано с той исключительной тщательностью, которая отличает все работы И.П. Минаева. Основная работа ученого в этом разделе -- обширный труд "Буддизм. Исследования и материалы". В первом выпуске дано "Введение: об источниках", во втором издано несколько санскритских текстов. Эта работа была задумана автором как большое исследование. И.П. Минаев успел напечатать только первый том, который был издан в конце его жизни, когда он обладал разносторонними и глубокими знаниями по истории буддизма, основанными на изучении источников на санскрите и пали. Первые два выпуска, по словам автора, "должны рассматриваться как введение к изложению буддийского учения в его исторической последовательности". Автор желал "...выяснить вопрос о древности первоисточников и представить читателю общий очерк буддизма в его законченном развитии...". Он считал необходимым "вновь подвергнуть проверке выводы и положения, едва ли не общепринятые между новейшими исследователями". Изложению системы буддизма, по мнению автора, "безусловно необходимо было предпослать некоторое критическое рассмотрение имеющихся известий о древнейших судьбах буддийской общины и ее священных писаний; определить характер этих известий, время их появления..." . В первом выпуске автор подвергает критическому рассмотрению историю древнейшего буддизма, его установлений, его учения, организации и основных религиозных и философских понятий. В связи с этим он рассматривает историю древнейших буддийских соборов, говорит о расколе и еретических учениях в недрах буддизма. Рассмотрение вопросов буддизма связано с рассмотрением древнейших памятников буддийского искусства (Бхархутская ступа, Бхархутские образа), а также надписей Ашоки, сохранившихся на различных пракритах. Такая задача в области истории буддизма была посильна лишь очень крупному и разностороннему ученому. Этот труд И.П. Минаева переведен на французский язык. Во втором выпуске первого тома дано издание древних санскритских памятников, имевших большое значение в истории буддизма. Каждый текст издан по многим древним рукописям. Вследствие ранней смерти И.П. Минаева исследование о буддизме осталось незаконченным. Небольшие части сохранившихся материалов после смерти И.П. Минаева были опубликованы его учеником, академиком С.Ф. Ольденбургом, под названием "Материалы и заметки по буддизму". Большому исследованию о буддизме предшествовал ряд работ, посвященных отдельным вопросам истории древнего буддизма. Таковы "Сведения о жайнах и буддистах" , "Община буддийских монахов" , "Послание к ученику. Сочинение Чандрагомина" и некоторые другие. V. Историко-географические работы. Последний раздел составляют географические работы, основная часть которых посвящена географии Индии. Из дневников И.П. Минаева нам известно, что изучение географии занимало его мысли как на студенческой скамье, так и по окончании университета, на протяжении всей его научной деятельности. Работы, посвященные различным вопросам географии, создаются И.П. Минаевым в течение всей его жизни: они открывают и завершают его творческий путь. Гуманитарный характер образования И.П. Минаева определял исторический уклон его географических интересов. Вопросы физической географии хотя и привлекали его, но он сознавал свою неподготовленность и, как человек, исключительно строго относившийся к своим научным работам, никогда не вторгался в те области, в которых чувствовал себя недостаточно компетентным. Труды, посвященные географии, открываются студенческой работой "Географические исследования о Монголии". В отзыве рецензента эта работа характеризуется как "огромный труд, который превосходит все ожидания и требования факультета" . Вопросам исторической географии посвящен также труд, написанный почти через двадцать лет после появления студенческой работы, а именно: "Сведения о странах по верховьям Аму-Дарьи" . В предисловии автор указывает, что "страны, которым посвящен настоящий обзор, начинаясь на западе у Балка и заканчиваясь Памиром на востоке, находятся между русскою границею на севере и Гиндукушем на юге. Описываемая территория отчасти входит в ту "нейтральную полосу", которая имела назначение оберегать англо-индийские владения от мнимых внешних тревог и была предметом долгих дипломатических переговоров несколько лет тому назад. Научный интерес, связанный с изучением этих стран, независимо от интереса политического, громаден". Автор говорит далее о важности изучения этой части Азии для географии и для естествознания. "Но и этнограф, и лингвист, и археолог, и историк ...одинаково останавливаются на этих малоизвестных, но тем не менее любопытных краях" . Серьезный интерес для исторической географии представляет небольшая статья "Новые факты относительно связи древней Индии с Западом" . Статья основана на древнем тексте на языке пали, который свидетельствует о торговых связях Индии с Вавилоном. О широких научных интересах И.П. Минаева к вопросам исторической географии говорит и его большой труд, перевод "Путешествия Марко Поло" . Работа над "Путешествием" была закончена им в последние годы жизни. Этот труд вышел в свет только после смерти автора перевода. К работам по исторической географии примыкает небольшая, но очень ценная статья "Забытый путь в Китай" , появившаяся в виде рецензии на "Четвертое путешествие в Центральную Азию Н.М. Пржевальского". Автор статьи ставит перед собой задачу... "выяснить... археологическое и этнографическое значение тех местностей, которые Пржевальский прошел в третий период своего путешествия, следуя от Лоба в Хотан..." . "Пржевальский, -- продолжает И.П. Минаев, -- шел дорогой Марко Поло и своими наблюдениями и описаниями еще раз подтвердил громадность заслуг великого венецианца" . Рецензия содержит ряд очень интересных и важных исторических дополнений к данным, добытым Пржевальским. Как и многие другие рецензии И.П. Минаева, эта статья представляет собою, в сущности, самостоятельную работу по исторической географии, написанную большим знатоком. Среди трудов, относящихся в равной мере как к истории, так и к исторической географии, особое место занимают две работы, посвященные связям старой Руси с Индией. Большая работа "Старая Индия" посвящена "Хожению за три моря" Афанасия Никитина. И.П. Минаев указывает, что тверич Афанасий Никитин был "замечательно умный и наблюдательный путешественник... Многого Аф. Никитин не касается... но обо всем важном он говорит делом... В записках Аф. Никитина найдется не один драгоценный факт, важный для понимания староиндийской жизни и просмотренный его современниками, заходившими в Индию. Сравнение записок Аф. Никитина с западными географическими памятниками XV и XVI вв. не окажется к невыгоде русского путешественника: уступая им часто в красоте изложения и богатстве фактических подробностей, тверич Никитин превосходит весьма многих беспристрастием, наблюдательностью и толковостью; трезвость, отличающая все его сообщения, и верность наблюдения дают право сравнивать его заметки с самыми выдающимися из старинных путешествий" . Задуманная как своего рода комментарий к "Хожению", работа "Старая Индия" представляет собою вместе с тем выдающееся исследование по истории индийского средневековья. В примечаниях к цитируемым им выдержкам из "Хожения" И.П. Минаев дает параллели из трудов старых путешественников, а также из трудов современных географов, путешественников и историков. При упоминании того или другого географического названия И.П. Минаев излагает краткую историю этого географического пункта, доводя ее до современности. По существу, И.П. Минаев дает самостоятельное исследование о тех географических пунктах и фактах, о которых упоминает Аф. Никитин. Высказывания Афанасия Никитина он сопровождает обстоятельными историческими комментариями, сохранившими свое научное значение по настоящее время. Благодаря труду И.П. Минаева, сочетавшего в себе глубокие знания по исторической географии, истории и археологии Индии со знанием индийских языков, а равным образом со знанием современной Индии и ее быта, "Хожение" Аф. Никитина становится надежным историческим источником. К работе "Старая Индия" теснейшим образом примыкает статья "Русские помыслы об Индии в старину" . Написанная в связи с работой Д. Кобеко о наказе царя Алексея Михайловича Махмету Исупу Касимову, посланному в 1675 г. к Великому моголу Ауренгзебу, эта статья имеет вместе с тем самостоятельный интерес. "Попытки завязать сношения с Индией, -- указывает И.П. Минаев, -- делались не раз в старой Руси. Нельзя не желать, как в интересах исторической географии, так и истории русских в Азии, чтобы поскорее явилось собрание, по возможности полное, документов, подобных изданному г. Кобеко... Русские документы любопытны еще потому, что весьма многие из них относятся к эпохе до начала новейшей истории Востока" . Указав на неудачу посольства Исупа Касимова, автор замечает: "Но и после его делались попытки в Москве завязать сношения с Индией; русские люди не раз пытались проникать туда и морем, и сухим путем" . "Не приведены также в известность все известия о другом русском путешественнике (конца XVII и начала XVIII в.) в Индию, Семене Маленьком. Он посетил Агру и в Дельги представлялся Великому Моголу...". Далее автор сообщает: "Купчина гостиной сотни Семен Маленький был отправлен в Индию для продажи царской казны и товаров и для покупки про царский обиход всяких индейских товаров. С ним вместе было отправлено несколько человек; некоторые из них вернулись на родину, а один, Андрей Семенов, даже сообщил кое-какие данные о своем пребывании в Индии" . В "Русских помыслах об Индии в старину" И.П. Минаев вкратце восстанавливает историю русских путешествий в Индию, частью на основе архивных источников, и говорит о путях, которыми ходили торговые люди и посольства в Афганистан и Индию. Выдающийся интерес представляют работы, возникшие в связи с тремя путешествиями в Индию самого И.П. Минаева. В результате первого путешествия появились три статьи и большая книга, посвященные современной Индии. Первая статья ("В Бихаре") посвящена Бихару, той части Индии, в которой буддизм в древности достиг наибольшего развития и где он держался дольше, чем в других областях страны. Понятно, таким образом, почему он сильно заинтересовал Минаева, в центре индологических интересов которого стоял буддизм. В провинции Бихар он посетил города, наиболее известные в истории раннего буддизма: Наланда, Раджагриха, Гая. Он описывает современное состояние этих древних центров буддийской культуры, говорит об археологических памятниках и археологических работах, дает историческую справку о каждом городе, который он посетил. Но, кроме исторических и историко-археологических данных, И.П. Минаев коротко, но очень ярко говорит и о современном ему положении страны; он характеризует отношения, которые наблюдал между англичанами и индийцами. "Между туземцем и англичанином такая пропасть, через которую никому теперь не перекинуть моста" . ... "Разобщенные нравственно, презирая взаимно друг друга, англичане и индийцы живут хотя и в одном городе, но далеко друг от друга" . Тонкие замечания автора свидетельствуют о глубоком понимании старой и современной ему Индии. Другая статья, "Из путешествия по Индии" , посвящена в своей первой части ("Брахмаисты") религиозно-социальному движению, возникшему в начале XIX в. "среди лиц, получивших европейское образование" . И.П. Минаев останавливается на реформаторской деятельности Рам Мохан Роя, Дебендра Натх Тагора, Кешаб Чандер Сена и излагает основные принципы учения Брахмо-самаджа. Вторая часть этой статьи носит название "Матхура". Матхура -- один из древнейших городов Индии, одно из наиболее священных мест джайнов и вишнуитов, город, связанный легендами с жизнью Кришны. И.П. Минаев дает историко-археологическую справку о городе и говорит о современном состоянии древних исторических памятников. Но археологические древности не заслоняют от автора современности. Он говорит о новооткрытой железнодорожной ветке, о пассажирах-индийцах, об общинном владении землей (218--219). Третья статья посвящена Непалу ("В Непале") . Автор сообщает довольно подробные сведения по физической географии этой мало известной в то время страны, об ее истории, о многочисленных легендах, дополняющих скудные исторические данные, о религиозных воззрениях народа, в которых переплелись верования буддизма, индуизма и местных примитивных религий. Особенно большой интерес представляют данные о современном ему экономическом и политическом положении страны, о разноплеменном населении ее, его занятиях и быте. Результаты первого путешествия на Цейлон и в Индию систематизированы в главном труде И.П. Минаева как путешественника: "Очерки Цейлона и Индии" . Этот труд распадается на две части: "На Цейлоне" и "Очерки Индии". Часть, посвященная Цейлону, содержит шесть глав.
"Очерки Индии и Цейлона" представляют собою книгу, значение которой не уменьшается с течением времени, так как сведения собраны высококомпетентным ученым. Конечно, как указывалось выше, главное внимание в первом путешествии Минаева направлено на изучение буддизма. Этими задачами определяется даже маршрут путешествия: Цейлон с его древним буддизмом, Бихар с его реликвиями древнего и позднейшего буддизма и Непал, в котором бытовал буддизм. Памятникам буддизма и археологии вообще автор уделяет много внимания, говоря о развалинах храмов и древних буддийских городов, ступах и других археологических памятниках. Наряду с этим автор сообщает много данных о современной Индии. Он говорит о населении, его занятиях, особенно о земледелии, о состоянии и формах землевладения и землепользования, о расценках на работы, о быте и развлечениях населения, о фольклоре. Внимание автора привлекает также колониальная администрация страны и взаимоотношения между местным населением и англичанами. Такой широкий охват индийской жизни со стороны беспристрастного и высокообразованного путешественника позволяет рассматривать книгу И.П. Минаева как один из важных источников для изучения соответствующих областей страны в 70-х годах XIX в. В своем втором и третьем путешествиях по Индии И.П. Минаев много внимания уделял вопросам современности, но вместе с тем продолжал свои занятия по изучению буддийской материальной культуры и состояния буддизма в его время. Он посетил прославленные памятники буддийской архитектуры и искусства (Эллора, Аджанта и др.), в Бирме ознакомился с состоянием буддийских монастырей и библиотек, с системой традиционного буддийского образования и положением буддийской религиозной общины. Достойно глубокого сожаления, что дневники, которые Минаев вел во время путешествий 1880 г. и 1885--1886 гг., не были обработаны им самим. Но и в сохранившемся виде дневники представляют большую научную ценность. В результате третьего путешествия появилась статья: "Англичане в Бирме" . И.П. Минаев посетил Бирму в тяжелый период ее истории -- в первые дни после ликвидации независимости этой страны. В своей статье он дает краткие сведения из истории Бирмы, говорит о появлении в ней европейцев, о подчинении южной части страны, о населении Бирмы, земельном вопросе, администрации страны, народном образовании. В Мандалай, столицу Верхней Бирмы, автор попал "вскоре после того, как британские войска заняли его... царство перешло в британские руки без борьбы и сопротивления. Но мира еще не было в стране... появились "разбойники" (как англичане называли бирманских партизан.-- А.В.). Яркими красками описано занятие Мандалая, ограбление населения и королевского дворца английскими войсками. Сведения, сообщаемые нашим путешественником, представляют большую ценность для историка. Географические исследования И.П. Минаева и результаты его непосредственных наблюдений дополняются рядом рецензий, имеющих серьезное научное значение. Таковы его работы "Непал и его история" , "Родовой быт в современной Индии" , "Новые сведения о кяфирах" , "Землевладение в современной Индии" , и некоторые другие. Как почти все рецензии И.П. Минаева, это -- самостоятельные работы, в которых автор сообщает интересные результаты собственных исследований. И.П. Минаев стоял в первом ряду крупнейших индологов своего времени. Он пользовался известностью не только в Европе, но и в Индии. Его труды по индийской лингвистике способствовали развитию европейской и индийской науки. Его грамматика пали употреблялась для изучения этого языка в самой Индии. Его исторические работы стали серьезным вкладом в изучение средневековой и новой истории Индии. Вместе с тем он является одним из основоположников научного изучения южного буддизма. Во время своих путешествий И.П. Минаев собрал значительную коллекцию индийских рукописей и предметов индийского культа и искусства. Предметы культа и искусства хранятся в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого Академии Наук СССР. Рукописи находятся в Государственной Публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина.
Comments