Герои‎ > ‎Снайперы‎ > ‎

ГАРМАЕВ ГАРМАЖАП АЮРОВИЧ

Гармажап Аюрович Гармаев родился в 1916 году в улусе Верхний Торей ныне Джидинского района Бурятии в семье скотовода-бедняка. Его отец, Аюр Гармаев, и мать, Цырен Вандановна, при царизме по сути дела нищенствовали, были бедняки из бедняков.

Многое перенял Гармажап у отца: честность и справедливость, смелость и хладнокровие. Аюр Гармаев учил своего сына охоте на зверя, далеким переходам, меткой стрельбе и другим нужным охотнику приемам.

В 1930 году семья Гармаевых вступила в колхоз. Гармажап работал в колхозе и одновременно учился в школе.

Осенью 1937 года Гармажап Аюрович призывается в ряды Красной Армии. Аюр Гармаевич и Цырен Вандановна, провожая в армию сына, давали ему наказ служить добросовестно, быть достойным защитником Родины.

Гармаев начал службу рядовым 41-го кавалерийского полка, который располагался под Ленинградом. Затем, после окончания курсов младшего командного состава, командовал отделением, был помощником командира взвода, а затем и исполняющим обязанности командира взвода.

Став младшим командиром, Г. Гармаев завоевал уважение и любовь старших по званию и своих подчиненных своей принципиальностью, дисциплиной, добросовестным отношением к несению армейской службы. Он был прост в обращении, смекалист и отважен. Все эти качества в полной мере проявились в освободительном походе на Западную Украину, в войне с финнами и в службе на границе.

В воздухе пахло войной. 1 сентября 1939 года Германия, напав на Польшу, стремительно продвигалась по ее территории на восток, приближаясь к границам СССР. Поэтому в интересах обороны нашей страны и в интересах братских народов Западной Украины и Западной Белоруссии Советское правительство отдало приказ частям Красной Армии освободить население этих территорий и воссоединить с советскими республиками — Украинской и   Белорусской.

Отделение Г. Гармаева принимало непосредственное участие в освобождении населения Западной Белоруссии.

Суровая зима 1940 года... Наши войска готовились к решительному наступлению на оборону белофиннов — знаменитую линию Маннергейма.

Перед наступлением необходимо было разведать подстцпы к линии обороны, засечь огневые точки противника и состав его обороняющихся войск.

Вот где пригодились Гармажапу Гармаеву уроки отца. 0н не раз бывал в тылу финнов и добывал ценные сведения о расположении огневых точек противника.

Однажды Г. Гармаев во время очередной разведки обнаружил, что финны устроили новую огневую точку вблизи дороги. «А завтра по этой дороге в наступление пойдут наши войска, пехота и танки. Если ее не обезвредить, то будут потери в людях и технике», — подумал он.

Докладывая командиру роты о результатах разведки, Гармаев спросил разрешения уничтожить эту огневую точку. Командир роты ответил: «Один ты ничего не сделаешь, нужно послать группу бойцов». И он приказал лейтенанту Орешкину возглавить эту группу. Получив задание, группа ходко заскользила на лыжах по опушке леса вдоль дороги. И вдруг — завал, которого вчера не было... Едва Гармаев об этом подумал, как из-за деревьев ударили перекрестным огнем пулеметы противника.

Отделение Гармажапа попало в тяжелое положение. «Попробуем уйти»,— решил  Гармаев.  «Отходить!» — подал он  команду. Лыжники, отстреливаясь, стали   отходить в лес   под прикрытием огня из ручного пулемета их командира.

Финны, увидев его одного, уже не таясь, продвигались к нему на лыжах, выкрикивая: «Рюсски,   сдавайся?»

«Если умирать, то дешево жизнь не продам»,—мелькнуло в сознании. Подпустив врага на близкое расстояние, Гармажап в упор открыл огонь из пулемета по мелькавшим фигурам неприятеля.

Потеряв десять-пятнадцать человек, враг вынужден был залечь в снег и открыть ответный огонь.

Однако у Гармаева солдата кончались патроны. Вот уже наполовину пуст последний диск. Финны решили забросать Гармаева гранатами.

В ответ бросив последнюю гранату, Гармаев стал медленно отползать к лесу, а затем встал на лыжи Внезапно совсем рядом послышался знакомый голос. Он увидел на снегу раненого командира взвода Орешкина.

— Товарищ лейтенант?

— Это ты,   Гармажап? — простонал лейтенант.

— Вы ранены, товарищ лейтенант

—  Да. Иди, не задерживайся... мне все равно умирать... А ты еще можешь уйти,— прошептал  командир взвода.

Но Гармаев не мог, не имел права оставить своего командира в беде. Он знал, что там, в далеком украинском городе Чернигове ждут лейтенанта Орешкина мать, отец, братья и сестра, ждет его красивая девушка, как ждут и его в далеком бурятском улусе Верхний Торей.

Наступала темнота. Финны молчали. Не слушая уговоров командира оставить его в лесу, Гармажап соорудил из лыж волокушу и потянул раненого к лесу. Ночь, вокруг ни зги, но Гармаев волок лейтенанта, спотыкаясь от усталости, падая, проваливаясь в снег. Порой казалось ему, что руки и тело не повинуются разуму. Но он шел, полз через вражеские противотанковые рвы, колючую проволоку прикрывая своим телом лейтенанта, когда враг пускал осветительные ракеты.

К рассвету Гармажап Гармаев вышел к своим вместе со спасенным им лейтенантом, хотя все уже считали их погибшими. Он упал рядом с лейтенантом в снег и еле слышно прошептал: «Сюда, ребята. Командир ранен...»

...Дивизионный комиссар крепко пожал руку Гармаеву за проявленный героизм, находчивость и упорство. Он предложил Гармаеву недельный отпуск, но Гармажап ответил:

— Разрешите мне вернуться в свою часть. Не могу отдыхать, когда другие рискуют своей жизнью. Прошу дать мне возможность посетить моего командира взвода.

Получив добро, Гармаев зашел в палату, где лежал тяжело раненный лейтенант Орешкин. Тот крепко пожал руку своему помощнику и сердечно, со слезами на глазах попрощался с ним. То были слезы братской благодарности.

...Бои сменялись боями. Однажды командир роты вызвал Гармажапа Гармаева к себе в палатку.

— Ну, Гармажап, тебе боевое задание. Скоро будем наступать, а нам почти ничего не известно о противнике. На огонь они не отвечают, поэтому неясно расположение их огневых точек. Надо тихо, по-пластунски пересечь передовую, проникнуть в тыл про­тивника и выявить его крупные огневые точки. Возьми себе в помощь любого из бойцов своего взвода.

Ночью Гармаев со своим напарником Оськиным удачно преодолели передний край обороны противника и за сутки добыли ценные сведения.

Однако на обратном пути, когда они преодолевали полосу обороны противника, их обнаружили и открыли огонь из винтовок и пулеметов. В ответ ударили пулеметы и орудия со стороны наших, что спасло Гармаева и Оськина, но последний был тяжело ранен. Гармаев с трудом дотащил своего товарища до окопов. Задание командира роты он выполнил с честью.

Или такой случай. Г. Гармаев находился в разведке в тылу противника. Там он обнаружил артиллерийскую батарею. Вернувшись к своим, он доложил об этом и предложил рискованную операцию. Гармажап предлагал снова проникнуть за оборону противника, благо она не была сплошной, протянуть  телефонную ,связь и по его команде обстрелять обнаруженную батарею.

Так было и сделано. По сигналу и при корректировке Гармаева наша артиллерия открыла огонь на уничтожение вражеской батареи. Но когда батальон, в котором служил Г Гармаев, поднялся в атаку, одно орудие все-таки открыло огонь по нашим войскам. Гармажап, который находился вблизи батареи, решил один атаковать противника.

Подобравшись вплотную к артиллерийскому орудию, он неожиданно для противника выскочил и с криком «ура!», на ходу стреляя из винтовки, бросился в штыки. Жаркая схватка с двумя оставшимися в живых врагами окончилась уничтожением вражеской орудийной прислуги.

Гармажап повернул орудие и из него Открыл огонь по врагу. Это позволило батальону 257-го стрелкового полка 7-й армии решительным штурмом овладеть долговременной обороной противника и продолжить наступление дальше на запад, на Выборг. При штурме Выборга Гармажап Гармаев был ранен и еще до окончания войны попал в госпиталь.

Линия Маннергейма, строившаяся при помощи англо-немецких военных специалистов, считалась неприступной. Однако в начале 1940 года она была прорвана советскими войсками. Финляндия запросила мира, который был подписан в марте 1940 года.

Находясь в госпитале, Гармаев узнал, что ему в числе одиннадцати бойцов и командиров Красной Армии — участников боев с финнами — присвоено высокое звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда»

После ранения и госпиталя Гармажап Гармаев вернулся на родину, в Верхний Торей. Радостно встретили его земляки. В кругу родных и, близких Гармажап рассказывал о войне, о боевых действиях его товарищей по оружию.

Демобилизовавшись, Гармажап решил поступить в сельскохозяйственный техникум. Всего один год он проучился в техникуме. Началась Великая Отечественная война.

С началом Великой Отечественной войны Гармажап Аюрович пришел в райвоенкомат с заявлением. В нем он писал: «День 22 июня, когда фашистская гадина нарушила священные рубежи нашей Родины, войдет в историю человечества как день самого коварного вероломства. Я участник боев с белофиннами. Прошу отправить меня на фронт».

Однако Гармажап Гармаев не попал на фронт борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. В июне 1942 года его направили охранять восточные рубежи Советского Союза, Здесь было неспокойно: за границей находился сильный и опасный враг — японский милитаризм.

Напряженная, нелегкая и тревожная служба в пограничных войсках увлекла его. Он понял, что война идет и здесь он защищает свою Родину от врага.

На границе он сначала служит переводчиком, а затем назначается помощником начальника пограничной заставы. В июле 1943 ему присваивается звание старшего лейтенанта.

Г. А. Гармаев терпеливо, заботливо обучает молодых пограничников искусству меткой стрельбы, умению подойти незамеченным к врагу так, как учил его отец при охоте на зверя. Он добивается от своих подчиненных дисциплинированности, высокой организо­ванности и бдительности в несении службы. Он радовался и гордился, когда видел, что его солдаты с каждым днем становились все грамотнее в несении воинской службы.

Весной 1944 года советские войска готовились пересечь государственную границу СССР. В связи с этим необходимо было восстановить пограничную службу на всем ее протяжении. В апреле 1944 года Г. Гармаев получает приказ: отбыть на западную границу для несения пограничной службы во вновь организованном Белорусском пограничном округе.

В июне 1944 года нашими войсками был освобожден легендарный город Брест. Здесь, на границе у Бреста, проходил службу Гармажап Аюрович Гармаев, Герой Советского Союза, последний год своей жизни.

16 июля 1945 года после тяжелой и продолжительной болезни Гармажап Аюрович Гармаев скончался. Его прах был захоронен близ Брестской крепости.

Благодарные потомки никогда не забудут воина-героя. Его именем названа пограничная застава.

В родном селе героя,  Верхне-Торейской восьмилетней школе, пионерская дружина, носила имя Героя Советского Союза Г. А. Гармаева.

В районном центре Джидийского района — селе Петропавловка — установлен памятник Герою.

В Кяхтинском краеведческом музее Г. А. Гармаеву посвящен отдельный стенд.


Comments