Герои‎ > ‎Снайперы‎ > ‎

АФАНАСЬЕВ НИКИФОР САМСОНОВИЧ

которые подумывали об организации снайперского дела в диви­зии. Так повар Афанасьев стал снайпером, сменив черпак на винтовку.

Вскоре Н. Афанасьев выступил с инициативой развернуть снайперское движение в дивизии, поскольку этого требует ак­тивная оборона. Дивизионная газета «За счастье Родины» в од­ном из номеров за июнь 1942 года опубликовала письмо красно­армейца Н. С. Афанасьева из 3-го батальона 136-го стрелкового полка, в котором он писал: «Я с детства охотился в лесах Бу­рятии, и первый же выход на передовую увенчался успехом: мет­ким выстрелом уничтожил гитлеровца». Это письмо заканчива­лось призывом вступить в соревнование: кто больше истребит фашистских захватчиков. Призыв был подхвачен многими бой­цами,   пожелавшими   стать   снайперами.

5 сентября 1942 года состоялся первый слет снайперов ди­визии. К этому времени на счету Н. С. Афанасьева было 86 унич­тоженных фрицев, а его учениками — С. Г. Везбердевым—59, Г.   В.   Передереным —36.

На слете Н. Афанасьев поделился с другими снайперами своим опытом. Он говорил: «Каждой позиции — свой маскарад. Например, в лесу — камуфляжная накидка, сетка с вплетенными в нее ветками и травой. Каждая снайперская засада — это со­стязание в мужестве, хитрости, терпении и выдержке». «Снай­пер,— продолжал Афанасьев,— должен загодя готовиться к сво­ей работе. Продумывать каждую деталь, осмотреться на мест­ности, оборудовать две, а то и три позиции и делать с каждой не   больше   двух   выстрелов».

Сам Афанасьев строго придерживался этого правила и ни­когда не изменял ему. Он был неуловим для врага.

Однажды по блеску линзы винтовочного прицела он обна­ружил вражеского снайпера. Афанасьев выстрелил, но промах­нулся, что у него случалось крайне редко. Теперь он знал: враг засек его огневую позицию. И началась дуэль двух снайперов, из которой живым мог остаться только один — тот, кто хладно­кровнее,   хитрее,   у   кого   верный   глаз.

Афанасьев • решился на рискованную хитрость. Он показался из своего укрытия на мгновение и сразу же нырнул в окопчик: Просвистела пуля вражеского снайпера... Афанасьев имитиро­вал, взмахнув руками, убитого. Но враг, видимо, был опытным стрелком,   он   тоже   выжидал.

Очень медленно тянулось время, устали от напряжения руки, ныла спина, слезились глаза, судорогой сводило окоченевшие ноги. Но Афанасьев мужественно терпел. И когда фашист пове­рил, что русский снайпер уничтожен, чуть приподнялся на лок­тях и посмотрел в сторону Афанасьева, он был тут же сражен его

метким выстрелом. Так воля, выдержка, хладнокровие русского бойца победили опытного немецкого снайпера.

К концу 1942 года в дивизии уже насчитывалось несколько сот снайперов, которые своим метким огнем уничтожили тысячи солдат и офицеров противника. Они не давали покоя фашистам ни днем, ни ночью, они стреляли из-за каждого камня, из-за каждого дерева и окопа, стреляли по солдатам и офицерам, стре­ляли по машинам и смотровым щелям танков, стреляли даже по самолетам, как бы подтверждая слова генерала Рокоссов­ского, сказанные при встрече с бойцами дивизии.

В октябре 1942 года снайпер Афанасьев уничтожил свыше 100 гитлеровцев, за что был награжден орденом Красного Зна­мени. .Получшги правительственные награды и его ученики: Н. Н. Дроздов — орден Красной Звезды, С. Г. Везбердев и Г. В. Передерни — медали   «За   отвагу».

12 ноября 1942 года Советское информбюро, сообщая об обо­ронительных боях в районе реки Жиздры, сообщило: «Снайперы Н-ского соединения в течение месяца уничтожили 1947 немцев. Снайпер тов. Дроздов истребил 155, снайпер тов. Афанасьев — 119...» В конце сентября его ученик С. Г. Везбердев собрался на «охоту». Он внимательно и методически осматривал' передний край- обороны противника, выбирая себе цель для выстрела. Окуляры бинокля скользили по поверхности окопов врага. Взгляд его остановился на каких-то ящиках, около которых мелькали фигуры фашистов. Везбердев подумал: «А что если выстрелить по этим ящикам, так похожим на снарядные». Он зарядил винтовку бронебойно-зажигательным патроном, прило­жился и спустил курок... Раздался сильный взрыв, затем еще несколько. Оказывается, это были ящики с минами, а около них миномет. И миномет, и мины, и расчет взлетели на воздух.

Снайперское движение в дивизии нужно было превратить в массовое. Афанасьев выступает с инициативой: каждый снайпер должен подготовить одного-двух метких стрелков. Он предложил своих учеников-снайперов сделать инструкторами по подготовке новых снайперов, так сказать, без отрыва от «производства». Десятки, сотни воинов дивизии прошли через снайперскую шко­лу Афанасьева, трудную и мудрую школу. В дивизии это движе­ние получило название афанасьевского, по имени его инициато­ра.

В историческом формуляре 97-ой стрелковой дивизии записа­но следующее: «По инициативе тов. Афанасьева в частях ши­роко развернулось движение снайперов, которые своим метким огнем выводили из строя сотни солдат и офицеров противника» (ЦАМО, ф.   1236, оп.   1, л. 2.).

В  канун  1943 года в дивизии побывал глава правительства

Монгольской Народной Республики маршал Чойбалсан, который вручил Никифору Самсоновичу монгольский орден «Полярная звезда».

Афанасьев почти каждый день состязался с противником в мужестве, меткости, терпении. Он стал известен своим мастер­ством стрельбы по немцам, которые устроили за ним настоящую охоту. Но отважный снайпер выходил победителем из всех схва­ток. Афанасьевцы проникали и в тылы противника, где уничто­жали орудийные расчеты, наблюдателей, офицеров, они не раз вместе с пехотой вступали в рукопашные схватки. " Зимние наступательные бои внесли изменения в тактику снайперов. Действуя парами, они должны были уничтожать пу­леметные   точки   и   артиллерийскую   прислугу.

Советские войска, прорвавборону противника на Жиздрин-ском направлении, двинулись на запад. Старший сержант Афа­насьев в этих боях довел свой личный счет убитых гитлеровцев до двухсот. В районе деревни Ливадия Афанасьев вновь отли­чился. Во время наступления роты неожиданно из дзота, кото­рый не смогла подавить артиллерия, заговорил пулемет. Рота вынуждена была залечь. Снайпер Афанасьев предложил коман­диру роты И. Умурзакову подавить эту огневую точку из снай­перской винтовки. Командир дал свое согласие и обещал»при­крыть   его   перемещение   огнем.

Афанасьев быстро пополз вперед по открытому месту, но вражеский пулеметчик заметил его. Он открыл огонь, и лишь чудом Афанасьев остался жить. Одна пуля скользнула по кас­ке, другая продырявила маскхалат. Все же Никифор Самсонович успел добраться до глубокой воронки и изготовился к стрельбе. Потеряв из виду советского бойца, противник перенес снова огонь на цепь роты. Этого только и нужно было Афанасьеву: он не спеша прицелился и метким выстрелом уничтожил пулеметчи­ка. Однако через несколько секунд пулемет снова открыл огонь, видимо, второй номер заменил убитого пулеметчика. Пришлось Афанасьеву затратить еще два патрона. Вражеский пулеметный. расчет был уничтожен. Рота стрелков перешла в атаку и заня­ла атакуемый рубеж противника. За этот подвиг Афанасьев был награжден   медалью   «За   отвагу».

В историческом формуляре 136-го стрелкового полка коман­дир полка подполковник С. А. Скрынников дал высокую оценку действиям снайперов в наступлении: «В боях за деревню Лива­дия и поселок Гурьев... геройски вели себя Афанасьев, Везбер­дев,   пулеметчик   Юпоев   и   другие...»

В апреле 1943 года 97-я стрелковая дивизия стала гвардей­ской, и была переименована в 83-ю гвардейскую стрелковую ди­визию.  Это  было  радостным событием для  бойцов  соединения,

сформированного в Забайкалье. Афанасьев отметил это событие уничтожением в один день четырех пулеметных точек.

В атаке под городом Городки он лично убил кинжалом и са­перной лопатой семерых гитлеровцев, а шестерым эсэсовцам при­шлось поднять руки, хотя  они были  вооружены до зубов.

Однако в этом же бою Никифор Афанасьев был тяжело ра­нен: при разрыве мины один осколок застрял у сердца, другой— в легком, третий — в бедре. Его вынесли с поля боя. Он боролся за свою жизнь так, как воевал с гитлеровцами — упорно, настой­чиво, терпеливо. И чюбедил: к нему вернулось богатырское здо­ровье. Но в свою родную часть Н. С. Афанасьев уже не Ъопал, его направили в распоряжение Забайкальского фронта обучать снайперскому делу бойцов-дальневосточников.

Летом 1944 года однополчане узнали, что Указом Президиу­ма Верховного Совета СССР Афанасьеву Никифору Самсонови-чу   присвоено   звание   Героя   Советского   Союза.

Отгремели бои Великой Отечественной... Солдаты, соскучив­шиеся по родным местам и труду, возвращались к мирной жиз­ни. Приехал домой в Мухор-Талу, в родной колхоз, и Н. С. Афа­насьев. Земляки встретили его радушно, и он сразу принялся за дело. Пахал, сеял, пас лошадей, коров, овец. Ни от какой ра­боты   не   отказывался.

Переехав из Мухор-Талы в село Тэгда Хоринского района, Афанасьев стал работать в совхозе «Курбинский». Ему поруча­ют табун лошадей, и он по результатам соцсоревнования стано­вится лучшим табунщиком района. За отличную работу награж­дается юбилейной медалью «За доблестный труд. В ознамено­вание 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина».

В 1975 году Н. С."Афанасьев был избран почетным гражда­нином поселка Думиничи Калужской области, где 32 года назад геройски   сражался   снайпер   из   Бурятии.

Н. С. Афанасьев был скромным человеком. Несмотря на бо­гатую военную биографию, он редко рассказывал о себе, о сво­их подвигах в Великую Отечественную войну. Зато охотно де­лился воспоминаниями о своих однополчанах, любил поговорить о   сегодняшних   днях.

Он говорил: «Я — счастливый человек. Живу в прекрасное время — наше государство богатеет, становится могучим, оно борется за мир во всем мире. Счастливый человек и потому, что вокруг меня мои дети, мои внуки, которым желаю счастья и ми­ра. Я счастлив, что могу делом помочь и помогаю моему госу­дарству».

Умер Никифор Самсонович 6 декабря 1980 года в городе Улан-Удэ, а похоронен в селе Тэгда, где одна из улиц названа: его   именем.

Comments