Герои‎ > ‎Разведчики‎ > ‎

КОТОВ ИВАН МИХАИЛОВИЧ

Иван Михайлович Котов родился в 1915 году в бедной крестьянской семье в селе Береговая ныне Кабанского района Бурятии. Его отец Михаил Руфанович и мать Агафья Иннокентьевна до Великой Октябрьской социалистической революции владели небольшим клочком земли.

В годы царизма по Кабанскому тракту проходили этапами каторжане и ссыльные, среди которых были и большевики. Его родители с сочувствием относились к борцам против самодержавия.

В период гражданской войны и борьбы за Советскую власть в Забайкалье М. Р. Котов в составе партизанского отряда сражался против каппелевцев — остатков армии Колчака, отступавших после разгрома на восток. В одной из стычек с каппелевцами Михаил Руфанович погиб смертью храбрых.

Трудно пришлось семье Котовых. Мать, чтобы свести концы с концами, вынуждена была определить сына в батраки к местному богатею Трифонову. Иван пас скот, работал на молотилке и выполнял другие крестьянские работы.

С организацией в селе колхоза жить стало легче. Семья Котовых одной из первых вступила в колхоз «Красный Октябрь». Шустрый паренек Иван сначала работал разнорабочим в колхозе, а затем, окончив курсы шоферов, стал водить автомашину. В 1937 году И. Котов призывается в Красную Армию. Проходил службу на Украине и на Дальнем Востоке. И хотя он непосредственно не принимал участия в событиях, на озере Хасан, его часть готова была выступить на передовую для поддержки боевых действий передовых подразделений.

После демобилизации он возвращается в родные места, но ненадолго. В мае 1941 года, то есть перед самым началом Великой Отечественной войны, его снова призывают в Красную Армию. Службу проходил на Дальнем Востоке, охраняя дальневосточные рубежи нашей Родины.

В начале августа 1942 года Иван Михайлович Котов получает первое боевое крещение в боях под Сталинградом.

Фашистские вояки, обжегшись в наступлении на Москву и потерпев там сокрушительное поражение, решили с юга окружить столицу нашей Родины и затем взять ее. С этой целью они крупными силами перешли в наступление на Сталинградском направлении, создав здесь численное превосходство в живой силе и особенно в танках и самолетах. Дни и ночи не затихали бои на подступах к Сталинграду, а затем и в самом городе. Наши войска стояли насмерть. Девизом сталинградцев стали призывы: «Ни шагу назад!», «За нами Волга,, а за Волгой для нас земли нет!»

В феврале 1943 года помощник командира разведвзвода И. М. Котов принимал участие в пленении фельдмаршала Паулюса командующего 6-й немецкой армией, потерпевшей поражение под Сталинградом.

Вот как это описывается в книге Е. М. Криченивкера «Золотые Звезды воинов Бурятии»: «Село 1 Калач-на-Дону. Здесь засел враг. В один из дней разведчиков, среди которых был Котов, вызвали в штаб. Разговор был предельно краток. Стало известно расположение штаба фельдмаршала Паулюса. Отсюда исходило все руководство многотысячными войсками. Вокруг враг простреливал каждую улицу и переулок. Надо было найти наи­более безопасные подходы, перерезать связь и дать сигнал к наступлению наших подразделений. Заблаговременно продумали каждую деталь. И это себя оправдало.

Немцы не ожидали встречи с русскими. Началась беспорядочная стрельба, а в это время, как было условлено, была дана серия ракет. Передовые части пошли в атаку. Немцы стали складывать оружие. Еще через некоторое время перед глазами наших солдат предстали горе-завоеватели, пленные немецкие солдаты. Во время сбора фашистских солдат и офицеров Котов был ранен. Перед отправкой в госпиталь он увидел фельдмаршала Паулюса и большую колонну немцев, следовавших в Дубровку...»

И. Котова для лечения раны, полученной под Сталинградом, отправили далеко в тыл — в госпиталь города Чапаевска Куйбышевской области. Ранение было тяжелым, и Котов долго пролежал в госпитале, из которого выписался в начале июня 1943 года.

В Старом Осколе он догнал свой 957-й стрелковый полк. Радостной была его встреча с однополчанами, особенно с земляком-бурятом Д. Дымбрыловым.

Красная Армия подходила к великой реке Днепру. Фашистское командование считало, что на берегах Днепра войска гитлеровской Германии остановят советские войска, и не только остановят, но и разгромят. Для этого высокий правый берег был дополнительно укреплен глубокими траншеями с ходами сообщений, дотами и дзотами. Противник закапывал танки, превращая их в долговременные огневые точки. На берегах Днепра он сосредоточил значительное количество людских резервов, орудий, танков и самолетов. Из ставки Гитлера пришел приказ во что бы то ни стало удержаться на берегах Днепра.

В сентябре 1943 года Красная Армия на широком фронте вышла к берегам Днепра. Противоборствующие стороны стали готовиться к решающему сражению за овладение бассейном среднего течения Днепра.

Командир 957-го стрелкового полка майор Каснер зачитал на митинге обращение Военного совета фронта, в котором говорилось, что наступило время для изгнания немецко-фашистских захватчиков с земли Украины. Обращение призывало солдат и офицеров к внезапности и стремительному наступлению, к подвигам во имя Родины и победы над врагом.

23 сентября 1943 года командир полка вызвал к себе командира группы разведчиков Уткина, с которым они договорились об обеспечении переправы группы на противоположный берег Днепра, где, они это знали, затаился враг. Командир полка по­ставил задачу: пробраться в тыл противнику, достать «языка», выявить огневые точки и систему их огня, уничтожить дот, ме­шавший  переправе наших подразделений  через Днепр. «Задача сложная,— подчеркнул майор Каснер,— перебраться надо тихо, незаметно».

Ранним туманным утром 24 сентября 1943 года передовая группа разведчиков в составе четырех человек во главе с И. М. Котовым на лодке двинулась через Днепр. В предрассветной дымке противоположный берег еле-еле проступал тонкой полосой. Сберегая силы для решающего броска, бойцы гребли по очереди, осторожно, чтобы враг не обнаружил их преждевременно. Наконец берег придвинулся вплотную. Иван Котов приказал всем покинуть лодку и сам первым показал пример.

—  Тихо, без плеска,— проговорил он, опускаясь в воду, одной рукой придерживаясь за борт лодки.

—  Все? Пошли.— И Котов, толкнув лодку по течению, двинулся к берегу.— Смотрите, сейчас лодка нам сослужит службу. И действительно, не успела лодка проплыть и 100—150 метров, как по ней ударили пулеметы и минометы. Лодка, «не сопротивляясь», перевернулась вверх дном от взрыва мины. Это позволило разведчикам беспрепятственно выбраться на пологий в этом месте берег.

Здесь они разделились, чтобы действовать в одиночку и создать впечатление наступления крупного подразделения. Котов по овражку стал приближаться к траншеям противника. Вот послышалась немецкая речь — это у пулемета собралась группа гитлеровцев. Недолго думая, И. Котов швырнул гранату в гущу фашистов. Раздался взрыв, и четверо немцев как подкошенные свалились на землю, а пулемет взрывной волной отшвырнуло в сторону. Котов, пригибаясь, короткими перебежками двинулся в сторону населенного пункта Балык, где у старой мельницы была назначена встреча с основной группой Уткина.

Разведчики дружно атаковали село. Немцы, не ожидавшие появления наших частей, в панике стали выскакивать из домов в одном белье. Автоматы разведчиков и их ручной пулемет делали свое дело...

В поднявшейся среди немцев сумятице Котов прыгнул на одного немца, а тот, как только увидел советского солдата, с криком «Гитлер капут!» поднял руки вверх. Этот пленный, когда его допрашивал Уткин, дал ценные показания об огневой системе обороны и численности находящихся здесь войск.

Задача группой была выполнена. Необходимо было возвращаться назад, на берег Днепра, чтобы помочь подразделениям своей части переправиться через реку.

Скрытно разведчики двинулись к берегу Днепра в обратном направлении. Но не прошли и четырехсот метров, как неожиданно раздался окрик «хальт!» Это была немецкая засада. С криком «ура!», стреляя на ходу из автоматов, разведчики бросились вперед, на прорыв. Завязалась рукопашная схватка. В лучах заходящего солнца мелькали каски, автоматы, ножи. Группе удалось пробиться к берегу Днепра. Иван Котов в этом рукопашном бою лично уничтожил трех гитлеровцев.

Прорвавшись к берегу Днепра, разведчики заняли оборону и открыли по противнику огонь из автоматов и ручного пулемета, а затем пошли в ход ручные гранаты. Группа продержалась до рассвета, до подхода наших войск.

За форсирование Днепра в числе первых, за выполнение заданий командования по разведке в тылу противника и проявленные при этом мужество и героизм командование полка представило Котова Ивана Михайловича к званию Героя Советского Союза.

23 октября 1943 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР о присвоении звания Героя Советского Союза Котову Ивану Михайловичу.

Красная Армия двигалась вперед, преследуя отступающие немецкие части, создавая «котлы», окружая и уничтожая фашистских захватчиков. Шел вперед и 957-й стрелковый полк 309-й Пирятинской стрелковой дивизии. Шел вперед и солдат этого полка И. М. Котов. Немало пришлось на его долю трудностей в боях за город Ковель, при форсировании Вислы и других сражениях. В одном из боев за Вислой 15 августа 1944 года возле Котова разорвался тяжелый снаряд. Он заметил только вспышку и удар по ногам, а затем потерял сознание. В себя пришел только в госпитале после операции: ему ампутировали ногу.

После госпиталя в 1945 году он приезжает в родные края. Он мог бы не работать, будучи инвалидом второй группы. Но не таков ветеран войны. Отдохнув некоторое время, И. М, Котов поступает на работу в Кабанское райпо, затем трудится в геологоразведке, механиком в совхозе. Через несколько лет переезжает в Улан-Удэ. Здесь по состоянию здоровья находился на пенсии по инвалидности.

В дни 40-летия Победы советского народа над фашистской Германией в строю ветеранов войны можно было видеть бодро шагающего человека с тросточкой. И мало кто знал, что он идет на протезе и ему неимоверно трудно шагать по асфальту. На его груди сверкали Звезда Героя Советского Союза и другие фронтовые награды. Это шел Герой Советского Союза Иван Михайлович Котов.

???????????????????????????????????


Comments