Герои‎ > ‎Пехотинцы‎ > ‎

СОЛОМЕННИКОВ ЕФИМ ИВАНОВИЧ

Ефим Иванович Соломенников родился 22 сентября 1898 года в селе
Дяклы ныне Михайловского района Пермской области в cемье крестьянина-бедняка. До Великой Октябрьской социалистической революции Ефим Иванович на своих плечах испытал тяжесть крестьянского труда, гнет царских чиновников.

В 1920 году он вступает в Красную Армию, чтобы защищать молодую Советскую республику. Военная судьба забросила Ефима Ивановича в Бурятию.

В составе 5-й Кубанской кавалерийской бригады громил банды барона Унгерна в Забайкалье, а затем в Монголии, куда барон отступил после разгрома его войск Красной Армией и партизанскими отрядами.

Полюбился ему этот край, и Е. И. Соломенников решает навсегда остаться в Бурятии. Он поселяется в селе Бичура.

В 20-е годы Е. И. Соломенников работает в советской милиции, на лесосплаве по рекам Селенга и Хилок. Во время событий на КВЖД он в составе 105-го стрелкового полка находится в районе реки Аргунь.

После демобилизации возвращается в Бичуру и вступает в колхоз «Красная звезда». В первое время трудится разнорабочим, а затем, окончив курсы шоферов, продолжает работать в колхозе на «полуторке».

Вспоминая эти годы, Е. И. Соломенников говорит: «Мы начали только-только жить зажиточно и культурно. Не зря мы боролись за власть Советов, не зря была пролита кровь рабочих и крестьян в годы гражданской войны и иностранными интервентами. И вот фашистская Германия напала на нашу страну. Вечером 22 июня состоялся митинг в клубе. Представитель райкома партии подробно рассказал о наших задачах в военное время. За короткое время почти все молодые мужчины ушли защищать Родину, а женщины заменили ушедших на фронт мужей, братьев, отцов, сели на трактора, комбайны, сеялки. Мы стали работать за себя и за тех, кто ушел на фронт, выполняя дневные нормы на 200—300 процентов. И стали изучать военное дело, принимать активное участие в создании фонда обороны, сборе теплых вещей для воинов Красной Армии, сборе подарков фронтовикам...»

В феврале 1942 года Бичурским райвоенкоматом Е. И. Соломенников призывается в Красную Армию. После непродолжительной подготовки в запасном полку в Забайкалье он в составе маршевой роты попадает сначала под Москву, а затем в район Тулы, где шли ожесточенные бои. Здесь Е. И. Соломенников в составе 896-го стрелкового полка 211-й стрелковой дивизии стойко защищает занятый оборонительный рубеж, а затем его часть перебрасывают на Орловское направление.

Маршал Советского Союза А. М. Василевский в своей книге «Дело всей жизни» писал: «Наиболее вероятным и опасным для Москвы мы считали Орловско-Тульское направление, но не исключали и Курско-Воронежское с последующим развитием наступления врага в глубокий обход Москвы с юго-востока. Уделяя основное внимание защите столицы, ставка значительно усиливала и войска Брянского фронта, прикрывавшие Орловско-Тульское и Курско-Воронежское направления».

Вот здесь, на одном из основных направлений немецкого наступления, и встала в оборону часть, в которой служил забайлец.

Командир 45-миллиметрового орудия сержант Соломенников показал себя с самой лучшей стороны: был стойким, храбрым, не терялся в трудные моменты боя. Со своей «сорокапяткой» он :находился в боевых порядках пехоты, не отставая от нее ни на шаг. Так, в июле 1942 года со своим орудием он стоял насмерть в обороне у села Троены.

«У села Троены мы пошли в контратаку. Немцы пустили на иге танки. Мы сразу же подбили первые шесть танков, из которых один уничтожил я из своей пушки,— рассказывает Ефим Иванович Соломенников.— За это я был награжден орденом Оте­чественной войны II степени. От нашего взвода остались три пушки (одна пушка моя) и четыре человека...»

В этом бою Е. И. Соломенников был легко ранен, но не покинул поля боя и продолжал командовать огнем своего орудия. Несколько атак немецкой пехоты при поддержке танков были отбиты с большими для нее потерями.

В боях на Орловско-Курском направлении в июле 1943 года Е. И. Соломенников был вторично ранен и попал в госпиталь. После госпиталя сержант Соломенников попадает на Ленинградский фронт, где принимает участие в наступательных операциях. «В Ленинграде попал в 19-й полк командиром 76-миллиметрового орудия,— вспоминает он.— Здесь передохнули и стали наступать на немцев. Укрепления у них были очень сильные, но при артподготовке мы выбили их с этих укреплений. Когда наши войска пошли в наступление, немцы в панике отступили, и мы вышли к селу Алекееевское. Немец в это время атаковал только с воздуха. С большим трудом мы вышли на Карельский перешеек, где засели немецкие войска. Наши попытки с ходу прорвать их оборону кончились   неудачей».

В боях на Карельском перешейке Е. И. Соломенников вновь отличился. Из своего орудия он уничтожал боевую технику и пехоту противника, за что получил вторую награду — медаль «За отвагу». В последнем бою Е. И. Соломенников был тяжело ранен и направлен в тыловой госпиталь.

После излечения и выздоровления он снова попал на Ленинградский фронт, в 546-й стрелковый полк 191-й стрелковой дивизии, только уже командиром отделения 5-й стрелковой роты. Здесь при форсировании реки Нарвы и штурме города Нарвы Е. И. Соломенников совершил свой героический поступок. Было это так.

К форсированию Нарвы наши войска готовились особенно тщательно, так как знали, что противник сильно укрепил свою оборону и ждал наступления Красной Армии. Заместитель командира батальона по политчасти 191-й Краснознаменной Новгородской стрелковой дивизии Н. Мертвецов вспоминает: «Полк наш занимал перед наступлением оборону на правом берегу реки Нарвы, начиная от высот, где когда-то Петр I громил шведов, а в феврале, в первые месяцы после революции, наголову были разбиты войска интервентов. Мы, командиры и бойцы, ясно отдавали себе отчет, что, прорвав блокаду Ленинграда, должны разгромить врага и начать освобождение Прибалтики».

Командир 546-го стрелкового полка полковник Звягинцев вызвал командира 5-й стрелковой роты к себе на наблюдатель­ный пункт: «Вашей роте первой предстоит форсировать реку. Остальные подразделения огнем будут прикрывать переправу. Задача — захватить плацдарм и обеспечить переправу нашего полка».

Командир роты тщательно готовился к нелегкой переправе. Он распределил по взводам и отделениям подручные средства и добытые невесть откуда семь вместительных лодок. Первым передовым отрядом он решил направить группу под командованием сержанта Соломенникова. Бойцы немедленно стали готовиться к переправе: налаживали весла, конопатили днища, прибили скамейки, соорудили на носу одной из лодок деревянный настил для станкового пулемета, чтобы на ходу вести огонь из него.

В трех лодках разместилась группа Соломенникова. В каждой находилось по 6—8 бойцов.

Ранним утром началась артподготовка с нашего берега. Сержант Соломенников отдал команду:

—  Вперед! — И лодки, все ускоряя и ускоряя ход, двинулись к противоположному берегу.

Однако противник открыл бешеный огонь из автоматов и пулеметов, раздались взрывы неприятельских мин. В лодке Соломенникова, которая шла впереди, было убито двое бойцов. А до берега оставалось еще метров 80—100. На лицах бойцов мелькнула растерянность. Кто-то спросил: «Товарищ сержант, дотянем ли мы до берега?..» В ответ он услышал: «Дотянем, иначе и быть не может. Не только дотянем, но и будем еще биться с врагом. На то мы и ленинградцы».

—  Налегай на весла! — торопил Соломенников бойцов и сам изо всех сил греб веслами,

Однако лодка шла все тише и тише и наконец, прошитая пулеметной очередью, стала тонуть. Соломенников и оставшиеся в живых бойцы, подбадривая друг друга, поплыли к берегу, до которого осталось не так далеко. В воде Соломенников почув­ствовал, как его щеку что-то обожгло. В сознании мелькнуло: «Ранен, утону». Но боль вскоре прошла, и, он благополучно, как и его товарищи, добрался до берега. Подождав другие лодки, где также были потери, Соломенников скомандовал: «В атаку, вперед!» и с криком «ура» бросился на врага. Он первым достиг траншеи противника и вступил в рукопашную схватку. В этом бою Соломенников уничтожил двух гитлеровских офицеров, а двух фашистов захватил в плен. Сержант Соломенников и его небольшая группа отразили попытку немцев сбить их с позиции до подхода роты, которая понесла минимальные потери.

Захватив плацдарм, 5-я стрелковая рота попыталась его расширить. Командир взвода, в который входило отделение Соломенникова, решил наличными силами перейти в атаку на позиции фашистов. Однако встреченные плотным огнем автоматов и пулеметов, наши бойцы не смогли продвинуться вперед, причем выбыл из боя командир взвода.

Сержант Соломенников принял на себя командование подразделением. Рота сосредотачивала силы, чтобы сделать рывок до обороны противника и выбить в конце концов немцев из траншей. Наконец рота поднялась в атаку. Мелкими перебежками бойцы все ближе подступали к врагу. Но здесь заговорили три пулемета противника, и рота вынуждена была залечь. Тогда сержант Соломенников бросился вперед, ворвался в дзот и в рукопашной схватке лично уничтожил трех солдат. Бойцы его взвода в этом бою уничтожили, до 30 немецких солдат, захватили три орудия и много боеприпасов. Геройский поступок Соломенникова и действия его роты позволили батальону зайти фашистам во фланг; немцы не выдержали и в панике стали отступать, боясь окружения.

В этом бою Соломенников был ранен вторично, но не покинул своих бойцов до его окончания. Лишь после завершения атаки он по приказу командира батальона покинул передовую и был доставлен в госпиталь.

Снова госпиталь, снова больничная койка... Но не чувствовал сержант Соломенников себя одиноким, в отрыве от своего полка, батальона и роты. Как дорогую реликвию хранил Ефим Иванович одно из писем: «В госпиталь, Соломенникову Ефиму Ивановичу. Привет с фронта! Здравствуй, многоуважаемый боевой наш товарищ Соломенников! Шлем мы тебе свой боевой товарищеский привет и желаем тебе как можно быстрее выздороветь и продолжить свое боевое дело, которое ускорит час нашей победы.

Тов. Соломенников! На тебя подана награда на Героя Советского Союза. Это умножит твои силы и стремление вернуться обратно в свою часть и с большей энергией истреблять поганых фашистов...

От Лисина, Каца, Самойлова, Литвинова, Быкова, командира батальона и других товарищей».

Через три месяца И. Соломенников покинул госпиталь и вернулся в Действующую армию. Его направляют командиром отделения разведроты 946-го стрелкового полка 142-й стрелковой дивизии. И здесь Ефим Иванович проявил себя опытным солдатом, отважным и хладнокровным разведчиком.

19 января группе разведчиков под командованием сержанта Соломенникова было приказано взять «языка», и обязательно офицера или младшего командира. Во время поиска в глубине обороны противника была обнаружена небольшая группа гитлеровцев. В рукопашной схватке разведчики перебили фашистов, а одного фельдфебеля взяли в плен. В этой схватке Е. И. Соломенников снова был ранен, но задание командования полка выполнил: «язык» был доставлен на командный пункт и дал ценные показания о расположении немецких частей и огневых точек. В апреле 1945 года Ефим Иванович узнаёт радостную весть: Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 25 марта 1945 года ему было присвоено высокое звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». День Победы Ефим Иванович встретил в освобожденной Польше, под Варшавой.

После демобилизации Е. И. Соломенников возвращается в ставшую родной Бурятию и поступает работать лесничим Гочитского лесничества, затем уходит на заслуженный отдых.

Ветеран трех войн, удостоенный высокого звания Героя Советского Союза, Е. И. Соломенников часто выступал перед молодежью с рассказами о Великой Отечественной войне, встречался с ветеранами-однополчанами 191-й Краснознаменной Новгородской стрелковой дивизии в 1982 году.

Скончался Ефим Иванович Соломенников 23 января 1986 года.


Comments