Герои‎ > ‎Лётчики‎ > ‎

АСЕЕВ ГРИГОРИЙ САФРОНОВИЧ

Григорий Сафронович .Асеев родился в 1920 году в селе Петропавловка Артаузского района Кокчетавской области Казахской ССР (ныне Казахстан) в семье крестьянина. В 1930 году семья Асеевых переезжает в Улан-Удэ. Здесь Григорий поступает в железнодорожную среднюю школу № 65, которую успешно заканчивает в 1939 году. Одноклассница Григория Врублевская вспоминает: «Гриша был целеустремленным юношей, учился хорошо. Он мечтал стать инженером или моряком. Обладал мужеством, большой волей и добрым сердцем. Но внешне он ничем не отличался от сверстников ».

После окончания 10 классов; он поступает на первый курс Иркутского политехнического института.

Однако не пришлось Асееву посещать лекции в институте: вскоре после поступления он призывается в Красную Армию и направляется Служить на. Дальний Восток.

Во Владивостоке, когда он проходил медицинскую комиссию, ему предложили поступить в авиацию. Г. Асеев, хотя и мечтал стать моряком, рассудил по-своему: «Что ж, морская авиация — это те же моряки». Так Г. Асеев стал курсантом школы младших авиационных специалистов.

В 1940 году он успешно заканчивает школу и, получив военную специальность воздушного стрелка-радиста, направляется для прохождения службы в один из авиационных полков Тихоокеанского флота.

В эскадрилье торпедоносцев 4-го минно-торпедного полка Григорий Асеев вскоре стал отличником боевой и политической подготовки и классным специалистом.

Товарищи, друзья любили его за открытый и отзывчивый характер, за любовь к своему делу, смелость и решительность при выполнении заданий по боевой подготовке. Пользовался он уважением и у старших товарищей — командиров. Не было такого поручения, которое бы Г. Асеев не выполнил точно и в срок. Вот почему вскоре он был назначен старшим воздушным стрелком-радистом и стал летать с командиром звена торпедоносцев.

В конце 1941 года Г. Асеев был переведен в авиацию Северного флота и уже в январе 1942 года принял участию в боевых действиях морского воздушного флота. Однополчане любили и уважали молодого авиатора, восхищались мастерством стрелка-радиста, его умелыми действиями в боевой обстановке, смелостью и храбростью.

Как-то раз фашистские самолеты, прорвавшись сквозь заградительный огонь зениток, обрушили бомбовые удары по аэродрому. Весь персонал аэродрома укрылся в бомбоубежище и по щелям. Г. Асеев, спускаясь в бомбоубежище, оглянулся, и вдруг увидел, что один из наших бомбардировщиков загорелся. Не медля ни секунды, он бросился к горящему самолету. Григорий хорошо знал, что если он не примет экстренные меры, то огонь дойдет до бензобаков, и тогда самолет взорвется. Он быстро стянул с моторной части чехол и, обжигая руки, стал сбивать пламя с плоскостей самолета. Так благодаря мужеству Г. Асеева была предотвращена потеря маишны - бомбардаровщика.

Моряки и летчики Северного флота с самого начала. Великой Отечественной войны совершали жестокие удары по морским и наземным целям противника, нанося им большой урон. Они нападали на грузовые караваны, доставлявшие подкрепление и оружие противнику. Они защищали караваны судов, прорывавшихся из Англии с грузами для советских войск.

Авиационной эскадрилье торпедоносцев, где служил Г. Асеев, было поручено нанести удар по крупному конвою противника.

В этом бою эскадрилья потопила два транспорта противника водоизмещением 10—12 тысяч тонн каждый. Однако когда самолеты возвращались на свою базу, эскадрилью атаковали истребители противника в количестве 30 машин. Самолет старшего лейтенанта Казакова, на котором Г. Асеев был стрелком-радистом, атаковали четыре немецких истребителя, открыв огонь с дальней дистанции. Стрелок-радист Асеев и стрелок Данилов также открыли ответный огонь по истребителям. Они не позволили фашистам близко подойти к их самолету и заставили в конце концов повернуть обратно.

С января 1942 года Г. Асеев сначала летал с экипажем старшего лейтенанта Кракова, затем ейтенанта Агафонова, а в последующем, как один из лучших стрелков-радистов,— с командиром полка подполковником Сыромятниковым.

За время боев с января 1942 года и по октябрь 1944 года гвардий старший сержант Асеев принял участие в восьмидесяти с лишним боевых вылетах, из них свыше двадцати пришлось на удары торпедами по боевым кораблям и транспортам противника, около шестидесяти вылетов завершились бомбовыми ударами по аэродромам, живой силе и морским базам немецко-фашистских войск. Г. С. Асеев лично принимал участие в по­топлении четырех больших транспортов общим водоизмещением до 30 тысяч тонн, а в группе торпедоносцев — в потоплении ше­сти транспортов общим водоизмещением свыше 40 тысяч тонн, двух сторожевиков и других морских судов противника общим водоизмещением примерно до 10 тысяч тонн. За это время Асеевым был лично сбит самолет гитлеровцев.

В наградном листе, где кратко описываются боевые дела Г. С. Асеева в 1944 году, говорится: «22 апреля 1944 года произведен групповой торпедный удар по конвою противника. В результате удара группой было потоплено 2 транспорта водоизмещением 10—11 тысяч тонн.

11 мая 1944 года произведен групповой торпедный удар — потоплен один транспорт водоизмещением в 6 тысяч тонн и поврежден один транспорт водоизмещением 6—8 тысяч тонн,

17 июня 1944 года произведен групповой торпедный удар, в результате которого потоплено одно каботажное судно водоизмещением в 6—8 тысяч тонн».

За эти бои Г. С. Асеев был награжден орденами Красного Знамени и Отечественной войны II степени.

15 октября 1944 года нашими воздушными разведчиками в море был обнаружен вражеский конвой в составе трех транспортов, трех сторожевых кораблей, одного тральщика, семи сторожевых катеров. Затем на подходах к Вадсе он был усилен кораблями охранения, в том числе миноносцами, и составлял уже 26 единиц, над которыми патрулировала семь истребителей. Один вражеский самолет сверх того находился в противолодочном охранении.

Этот конвой был предназначен для эвакуации войск противника морем. Несмотря на плохие метеорологические условия, самолеты-разведчики дали точные координаты конвоя, и наши летчики нанесли по нему несколько ударов с воздуха, одновременно известив подводные лодки, находившиеся в море.

Первый торпедный удар с пикирования был нанесен в районе мыса Эккерей двенадцатью «илами» (ведущие — капитан Евдокимов и старший лейтенант Суворов). Под ураганным огнем противника они потопили один сторожевой корабль водоизмещением 800 тонн, подожгли транспорт, тральщик.

Второй удар был также нанесен двенадцатью «илами» (ведущие майор Павлов и лейтенант Смородинов), которые уничтожили вражеский миноносец и два сторожевых катера, сбили истребитель, но .потеряли при этом и свой самолет.

Третий удар нанесли десять торпедоносцев (ведущие — гвардии майор Волошин и капитан Рукавицын), прикрываемые пятнадцатью истребителями. Итог третьего удара: потоплены торпедами транспорт, два сторожевых корабля и сторожевой катер. Наши потери — три торпедоносца.

Четвертый удар последовал почти тотчас за третьим и также десятью торпедоносцами (ведущие — командир полка Сыромятников и капитан Волынкин) под прикрытием пятнадцати истребителей.

Во время четвертого удара по вражескому конвою и совершили свой подвиг командир авиационного полка подполковник Сыромятников, майор Окнарев и старший сержант Асеев. Еще на подходе к цели, в трех километрах от нее, снаряд, выпущенный с одного из вражеских кораблей, попал в левый мотор ведущего самолета. Последний загорелся, но Сыромятников продолжал вести торпедоносец курсом на конвой, повторяя по радио приказание ведомым следовать за ним для нанесения удара. Противник уже вел прицельный огонь по самолету Сыромятникова. Еще несколько секунд — и снаряды попали в правый мотор. Пламя охватило оба крыла торпедоносца.

Ведомым казалось, что на врага летел гигантский факел. И в то же время они слышали четкие команды штурмана Скнарева, не прекращавшего наводить самолет на цель, а стрелок-радист Асеев обеспечивал устойчивую радиосвязь.

Самолет снизился на высоту 25—30 метров, до самого крупного транспорта в конвое осталось пятьсот метров, когда прозвучали слова последней команды Сыромятникова: — Штурман! Залп!

И торпеда, сброшенная с торпедоносца, нашла свою цель: транспорт взорвался и затонул.

Через несколько мгновений горящая машина прочертила огненный след и упала в море. Ее экипаж погиб, выполнив свой долг до конца. Это был воинский подвиг, совершенный на глазах у боевых товарищей.

Четвертый удар оказался решающим. Торпедами были потоплены два транспорта, сторожевой корабль, тральщик и сторожевой катер. Прикрывающие группы истребители в воздушном бою в районе конвоя сбили пять «мессершмиттов».

В итоге всех четырех ударов все транспортные суда конвоя были уничтожены, гитлеровцы лишились десятков кораблей охранения и шести самолетов. Наши потери—пять торпедоносцев. В историческом формуляре 9-го минно-торпедного авиационного полка так описан этот подвиг:  «16 октября   1944 года. В море нашими разведчиками был обнаружен вражеский конвой. Каждый экипаж самолета стремился вылететь на боевое задание. Гвардейцы-торпедисты в этой операции показали незабываемый образец мужества, отваги и стойкости. Геройски вели себя в бою гвардии подполковник Сыромятников, гвардии майор Скнарев, гвардии старший сержант Асеев и гвардии сержант Данилов. На горящей машине смелые гвардейцы атаковали фашистский конвой и потопили транспорт врага водоизмещением 6 тысяч тонн. В этом бою гвардейцы погибли смертью храбрых, до конца выполнив свой воинский долг».

В представлении на присвоение звания Героя Советского Союза гвардии старшему сержанту Асееву Григорию Сафроновичу командир 9-го минно-торпедного авиационного полка гвардии майор Бородавкин писал: «За совершенные 81 боевой вылет, участие в 23 торпедных атаках, в ходе которых лично участвовал в потоплении четырех транспортов противника водоизмещением 26-—28 тысяч тонн, в потоплении группы шести транспортов в 40—41 тысячу тонн водоизмещением, двух сторожевых катеров, одного каботажного судна, семи вооруженных мотоботов; и проявленные при этом доблесть, мужество до героизм достоин присвоения  звания Героя Советского Союза».

Указом Президиумаерховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года командиру авиационного полка гвардии подполковнику Сыромятн-кову, штурману гвардии майору Сшареву, стрелку-радисту гвардии старшему сержанту Асееву были посмертно присвоены высокие звания Героев Советского Союза.

Так погиб Григорий Асеев, отдав свою молодую жизнь за победу над гитлеровским фашизмом, за наше счастье, но его подвиг не забыт.. В Улан-Удэ школа № 65, где учился Григорий Асеев, носит имя героя. На станции Карымская, где жили его родители и куда он приезжад в отпуск, одна из улиц названа в его честь. В Иркутском политехническом институте на мемориале погибшим в Великую Отечественную войну преподавателям и студентам выбито имя Г. С. Асеева.


Comments