УЩЕВ БОРИС ПЕТРОВИЧ

Борис Петрович Ущев родился в 1915 году в городе Самаре (ныне Куйбышев) в семье железнодорожника. В начале тридца
­тых годов семья Ущевых переезжает в БурятМонгольскую АССР, в город Улан-Удэ. В 1935 году после окончания средней школы № 2 Борис решил пойти по стопам отца стать железнодорожником. Он едет в Ленинград, где поступает в институт железнодорожного транспорта.

1937 год. Борис Петрович Ущев поступает в Высшее военно-морское училище имени М. В. Фрунзе сразу на третий курс, так как в этом году он закончил два курса  института.

В 1939 году, успешно закончив училище по первому разряду и получив звание лейтенанта, был назначен служить на торпедные катера под Ленинградом, а затем на полуострове Ханко — передовом  форпосте, защищавшем Ленинград с моря.

Там и застала его Великая Отечественная война. В первых же боях с немецко-фашистскими захватчиками командир звена торпедных катеров Б. П. Ущев проявил исключительное мужество, отвагу и отличные способности боевого командира. Уже через месяц боев он получил свою первую боевую награду — орден Красного Знамени.

В один из сентябрьских дней 1941 года на торпедных катерах была объявлена тревога. Командир дивизиона Богданов обратился к катерникам: «Товарищи матросы и командиры! Там, на побережье, от огня кораблей немецко-фашистских захватчиков гибнут наши бойцы, им не сдержать противника, не сдержать оборону, если мы не поможем... Вы должны уничтожить корабли противника. Для этого надо сделать все возможное и даже невозможное».

Четыре катера отправились на выполнение боевого задания командования. Они развили максимальную скорость. Вражеская авиация пыталась помешать идущим в атаку катерам, но была отогнана плотным огнем пулеметов с катеров, а затем советскими истребителями, прикрывавшими катера.

Фашистские надводные корабли вели интенсивный огонь по позициям наших войск на берегу. Нелегко приходилось нашим пехотинцам. Они несли тяжелые потери от огня корабельной артиллерии, у них кончились боеприпасы и продовольствие.

В это время перед кораблями противника внезапно появились торпедные катера. Передовым шел катер лейтенанта Ущева. В его экипаже было шесть человек: командир, старшина первой статьи боцман Константинов, старшина группы мотористов мичман Мартяшик, старшина второй статьи Григорьев, старший краснофлотец Романенко, радист-краснофлотец Кучеренко. Шесть дружных, спаянных единой целью, отважных и сильных ребят: три коммуниста и три комсомольца, побывавших в отчаянных переделках в районе полуострова Ханко, Моонзундских островов, под Таллином. И никто из них ни разу не дрогнул, не растерялся, казалось,  в самых безнадежных ситуациях...

...Просторная бухта Лыу открылась перед моряками сразу, как только катера вышли из-за острого мыса, огибающего бухту с юга. Гитлеровцы не ожидали, что советские катера днем осмелятся появиться на траверзе их эскадры, состоящей из крейсера и шести миноносцев. Они были уверены, что корабельная артиллерия успеет их расстрелять на дальней дистанции. На полной скорости, выжимая все из двигателей, катера устремились на вражеские корабли, невзирая на шквальный огонь. Шли не по прямой, а зигзагами, чтобы сбить прицельный огонь врага.

Главной целью Борис Ущев поставил уничтожение вражеского крейсера, как основную ударную силу фашистов. Он направил свой катер прямо на него, однако между катером и вражеским крейсером возник лидер, заслонивший собой цель. Лейтенант Ущев быстро оценил выгоды такой позиции: «Одной торпедой можно ударить по лидеру, потом обойти его и внезапно атаковать крейсер».

Так он и поступил. Подойдя поближе к лидеру, командир катера нажал на кнопку и выпустил по нему торпеду, затем катер, описав дугу, выпускает вторую торпеду по крейсеру. Через некоторое время с небольшим разрывом два мощнейших взрыва прокатились над волнами — это ущевские торпеды попали в цель.

Вся эта операция заняла считанные минуты. И вот уже, прикрываясь шлейфом дымовой завесы, катер Ущева идет на выход из бухты.

Другие катера также действовали находчиво и отважно: они потопили еще два миноносца.

При выходе из бухты вражеский снаряд угодил в катер лейтенанта Кременского. От взрыва катер загорелся и стал тонуть. Увидев, что товарищи попали в беду, Ущев поспешил им на помощь. Под непрерывным огнем береговых батарей и корабельной артиллерии противника он снял экипаж гибнущего катера, набрал полный ход и вышел из зоны обстрела.

Вот что вспоминает участник этого боя В. Камаев, находившийся на катере главстаршины А. И. Афанасьева: «С направляющих желобных аппаратов катера Кременского одна за другой соскальзывают торпеды. Их белый след устремляется к крейсеру. Почти одновременно стреляет левой торпедой Б. П. Ущев— борт крейсера рядом, промахнуться невозможно. В это время между крейсерами и катерами вклинивается вражеский эсминец, словно пытаясь заслонить охраняемый объект. Ущев не раздумывая выпускает в него последнюю торпеду». И далее: «Черный дым застилал горизонт и небо, иногда сквозь него проблескивало пламя. Из дыма выскочил вражеский миноносец и устремился к неподвижным катерам Кременского и Ущева, видимо пытаясь таранить их. Заметив это, наше звено бросилось наперерез вражескому эсминцу, как бы в атаку, а торпед-то у нас не было! Не выдержали нервы у фашистов. Эсминец ослабил огонь, резко отвернул и скрылся за дымовой  авесой».

За потопление немецкого крейсера и образцовое проведение операции Борис Петрович Ущев был награжден вторым орденом Красного  Знамени и ему было присвоено внеочередное звание старшего лейтенанта.

Осенью 1941 года советским войскам приходилось вести жестокие бои на Балтийском море. Были оставлены острова Эзель (Сааремаа), Даго (Хиумаа), а затем и полуостров Ханко. По приказу командования наши части оставили его, и катера Ущева, охраняя корабли с эвакуированным гарнизоном, 2 декабря 1941 года перешли в Кронштадт. Это был сложнейший ледовый переход флота через Финский залив. Но никто не дрогнул, не спасовал перед трудностями похода.

Таким образом, Балтийский флот оказался блокированным в Кронштадте и Ленинграде. Но был еще свободен от врага остров Лавенсари — наш форпост в Финском заливе. На острове часто дежурили катера уже командира отряда Бориса Петровича Ущева.

В условиях блокадного Ленинграда моряки познали, что такое голод и холод под беспрерывным артобстрелом и бомбежками с. воздуха. В этом тяжелом положении балтийские моряки показали чудеса стойкости и самоотверженности, отваги и геройства. Они выходили на просторы Финского залива громить фашистских захватчиков, несли дозорную службу, забрасывали в глубокий тыл врага разведчиков, ставили мины на морских коммуникациях врага.

На Балтике Б. П. Ущев прославился как искусный постановщик мин на путях движения судов противника. На минах, поставленных катерами Ущева, подорвалось несколько фашистских кораблей.

За образцовое выполнение боевых заданий командования флота по постановке мин капитан-лейтенант Ущев был награжден орденом Отечественной войны I степени. Дивизион, куда входил и отряд торпедных катеров Бориса Петровича Ущева, был удостоен почетного звания гвардейского. Он стал называться «1-й гвардейский дивизион торпедных катеров».

Только за 1943 год лично Ущевым было выполнено более 40 ночных боевых выходов для постановки  мин.

Летом 1944 года в северо-восточной части Финского залива развернулись ожесточенные бои за Бьерские острова. Однажды ночью Ущеву позвонил командир дивизиона торпедных катеров Осипов:

— Борис Петрович, слушай внимательно. В районе высадки нашего десанта появились и ведут огонь немецкие миноносцы. Объявляй боевую тревогу в своем отряде. Я сейчас приеду к вам.

По катерам прозвучала сирена боевой тревоги. Когда прибыл командир  дивизиона,  катера,  взревев моторами, устремились в темную ночь, удобную для поиска и атаки вражеских кораблей.

Вот впереди в темноте показались оранжевые вспышки — это била корабельная артиллерия, ведшая огонь по нашим катерам,, шлюпкам и тендерам, высаживавшим десант на берег.

Ущев без труда определил класс двух кораблей противника — это были уже знакомые ему миноносцы типа «Т». Они стояли примерно в одной миле друг от друга и вели огонь по нашему  десанту.

. — Ах, сволочи! Расстреливают наших и считают себя неуязвимыми. Ну, погодите! Мы вам сейчас покажем,— зло подумал Борис. Петрович.

В группе под командованием Ущева находились три катера. По его команде все три катера стремительно и дружно атаковали ближайший миноносец. И только тогда, когда до кораблей оставалось не больше двадцати кабельтовых, враг заметил катера и открыл огонь, но было уже поздно. Советским катерам требовалось еще преодолеть последние сотни метров, чтобы прицельно послать торпеды в корабли врага.

Один за другим последовали залпы торпед. Ущев, ожидая взрывов, считал про себя: «Раз... два... три...» Вдруг катер содрогнулся. «Прямое попадание»,— понял Борис Петрович.

—  Механик, проверить имеющиеся повреждения!—приказал командир.

—  Пробоина ниже ватерлинии в носовой части! Бронебойным ударило!— последовало в ответ.

Ниже ватерлинии! Это значит, что стоит катеру немного сбавить ход, как в пробоину проникнут тонны воды и катер пойдет ко дну. «Можно попытаться заделать пробоину,— думал Ущев,— но она находится в труднодоступном месте, да и задерживаться нельзя: враг все еще продолжает вести огонь и остановившийся катер будет хорошей мишенью. Лучший выход из положения — продолжать идти с той же скоростью, оставаясь на редане, с приподнятым над водой носом».

И пока катера группы собирались в заданном квадрате, ее командир на своем судне описывал круги у места встречи. Когда подошли остальные катера, группа полным ходом отправилась на свою базу.

Это сражение закончилось победой советских моряков: один миноносец был потоплен, а другой трусливо удрал в шхеры, не приняв боя.

Прошло два-три дня. И снова боевая тревога. Прибывший ко­мандир дивизиона поставил перед Борисом Петровичем боевую задачу: «Около острова Нерва появилась группа кораблей противника и обстреливает наши позиции. Твоя задача — не дать вести огонь противнику по нашим войскам и торпедными залпами уничтожить его».

Поиск не занял много времени... На горизонте появились силуэты вражеских кораблей, их было 3 — миноносец и два тральщика.

Ущев решил атаковать противника двумя группами. Первое звено под командованием Бориса Петровича атаковало миноносец, а второе ударило по тральщикам. И снова торпеды нашли цель. Было потоплено два тральщика, а миноносец, получив пробоину, ушел за горизонт.

За эти бои Борис Петрович Ущев одним из первых был награжден орденом Ушакова II степени — морским флотоводческим орденом. Атаки катеров Ущева всегда были стремительны и внезапны. Гитлеровские пираты знали его катер. И как только он выходил в море и об этом узнавал враг, немедленно на корабли передавалось предостережение по радио: «В море Ущев! В море Ущев! Будьте осторожны! Будьте осторожны!»

Летом 1944 года фашистские корабли пытались напасть на наши суда, доставлявшие войска на один из участков Ленинградского фронта. Находившийся в море Ущев получил по радио приказ атаковать противника. Отряд катеров под его командованием стремительно ринулся в район боя. Несмотря на то, что количество фашистских кораблей более чем в пять раз превышало число советских торпедных катеров, наши катерники смело пошли в атаку.

С направляющих желобных аппаратов катеров одна за другой соскальзывают торпеды. Их белый след устремляется к крейсеру. В это время между крейсером и катерами вклинивается вражеский эсминец, словно пытаясь заслонить атакующий объект. Ущев не раздумывая выпускает в него последнюю торпеду.

Еще не успели катера закончить поворот на курс отхода, как у борта крейсера поднялось три огромных фонтана от взрыва торпед. От последней торпеды Ущева разломился на части и стал тонуть эсминец.

В июле 1944 года, накануне Дня Военно-Морского Флота, гвардии капитан третьего ранга Ущев за образцовое выполнение боевых заданий командования, за проявленные при этом мужество, отвагу и мастерство был удостоен звания Героя Советского Союза. Высокие боевые награды получили все моряки его отряда. Родина по заслугам оценила воинскую доблесть и героизм своих верных сынов.

Битва за Ленинград закончилась сокрушительным разгромом немецко-фашистских войск летом 1944 года.

Разгромив врага под Ленинградом, наша армия и флот двинулись на запад. Вместе с ними шел в составе бригады и дивизион торпедных катеров под командованием Героя Советского Союза Б. П. Ущева, одерживая новые славные победы над фашизмом.

Адмирал В. Ф. Трибуц писал: «В связи с успешным наступлением войск 2-го Белорусского фронта торпедные катера под командой Героя Советского Союза капитана 3 ранга Ущева перебазировались в аванпорт Данцига Нойфарвассер и начали активные поиски и атаки вражеских транспортов и кораблей в Данцигской бухте...» Фашисты не раз испытывали грозные удары гвардейцев-ущевцев, теряя при этом много кораблей. Ущевцы, не считаясь с количеством и силами врага, продолжали активные поиски и атаки вражеских транспортов и кораблей. Однажды при нападении на фашистский караван катера под командованием Б. П. Ущева потопили два транспорта водоизмещением 8—9 тысяч тонн с войсками и вооружением.

За успешное командование дивизионом и проявленные при этом мужество и героизм Б. П. Ущев награждается вторым орденом Отечественной войны I степени.

Много славных дел совершили моряки-катерники Балтики в годы Великой Отечественной войны. На их овеянном славой знамени сверкают ордена Красного Знамени и Нахимова I степени. Катера части, где служил Б. П. Ущев, отправили на дно 119 кораблей и транспортов врага, на минах подорвалось более 30 кораблей и был сбит самолет Ю-88. В части выросли 11 Героев Советского Союза.

В наградном листе Б. П. Ущева есть лаконичные строчки: «Провел 93 боевые операции и лично уничтожил крейсер и два миноносца противника». Поэтому не случайно в городе Балтийске на гранитном постаменте стоит маленький КЦ — катер-цель, на рубке которого горит звезда с цифрой «3». Три боевые победы имеет катер-цель. Именно на этом катере начал воевать наш прославленный земляк Б. П. Ущев, прошедший славный путь от командира торпедного катера до командира соединения.

Отгремела война. Б. П. Ущев был в числе тех, кто первым проверял боевые качества катеров-ракетоносцев. В мирные годы он многое сделал для отработки новых технических средств, поступающих на оснащение флота, а молодых моряков учил на славных боевых традициях ветеранов Великой Отечественной войны.

Вот что сообщалось в приказе по части, где служил Б. П. Ущев: «Последние 12 лет Борис Петрович Ущев проходил службу в нашей части, приняв в состав военно-морского флота от промышленности большое количество новых кораблей. И здесь Борис Петрович проявил высокую ответственность, принципиальность и трудолюбие, добиваясь качественного пополнения кораблями нашего флота».

— Я — катерник,— с гордостью говорит Борис Петрович.— И на всю жизнь остался верен Балтике. В 1937 году впервые вступил на палубу боевого корабля, а сошел в 1972 году. И все равно на Балтике остался — живу в Ленинграде.

Кавалер ордена Ленина, трех орденов Красного Знамени, двух орденов Отечественной войны I степени, Ушакова II степени, Красной Звезды прославленный командир подразделения торпедных катеров Герой Советского Союза Борис Петрович Ущев.


Comments