Что такое игра?

Существуют десятки определений понятия «игра». Новейший философский словарь дает нам следующее определение игры – «разновидность физической и интеллектуальной деятельности, лишенная прямой практической целесообразности и представляющая индивиду возможность самореализации, выходящей за рамки его актуальных социальных ролей». К этому, одному из многих определений игры, сразу можно предъявить претензии относительно его неполноты – ведь игра, например, возможна и в рамках социальной роли, более того, само понятие социальных ролей уже апеллирует к игровой риторике. С таким «замкнутым кругом» мы будем сталкиваться при любой попытке дать определение игре. Пытаясь искусственно ограничить смысловое поле термина «игра», мы будем обнаруживать, что «вовне» установленных нами границ вновь и вновь будут находиться новые явления, которые придется также признавать имеющими игровой характер. Отказ же от каких-либо ограничений приведет нас к тезису «все вокруг – игра».

Ряд исследователей в этой связи полагают, что окончательно вопрос «Что есть игра?» не может быть решен вообще. Так Сюзанна Миллер в своей работе «Психология игры» писала: «термин «игра» давно уже является «лингвистической мусорной корзиной» для обозначения поведения, которое выглядит произвольным, но при этом не имеет, как кажется, явной биологической или социальной пользы. Такая категория игры слишком многозначна, чтобы использовать ее в научных целях». Уже в 40-е годы Ж.Колларитс пришел к выводу, что точное определение и отграничение игры в широкой сфере деятельности человека и животного невозможно. Указанные лингвистические сложности в определении игры, не являются, тем не менее, поводом для отказа от изучения игры. В этой ситуации каждому исследователю приходится самостоятельно находить определение игры, дополнять и расширять его.

Все определения игры выделяют главный ее признак – мотив игры лежит не в ее результате, а в самом процессе, игру нельзя назвать продуктивной деятельностью. Ю.Лотман писал, что особая психическая установка играющего, который одновременно и верит и не верит в реальность разыгрываемого конфликта, двуплановость его поведения роднит игру с искусством.

"Игра есть добровольное действие либо занятие, совершаемое внутри установленных границ места и времени по добровольно принятым, но абсолютно обязательным правилам с целью, заключенной в нем самом, сопровождаемое чувством напряжения и радости, а также сознанием "иного бытия", нежели "обыденная" жизнь" из работы И. Хейзинги «Homo Ludens».



                                                                         

                          Игра в жизни человека

В мире живых существ игра появляется уже на самых низких ступенях развития: известны брачные игры рыб и птиц. Млекопитающие в игре обучают малышей основам охоты и искусству выживания. Человеческих "детенышей" тоже невозможно представить без игры: этот процесс помогает им вписаться во взрослый мир, направить излишек энергии в безопасное русло, без лишних драк определить, кто более ловок, силен, умен и так далее. В языке любого народа можно отыскать образные выражения, связанные именно с игрой: "играют волны, ветер свищет..."; играют лунные и солнечные блики на водной глади; играет ветер с опавшей листвой... Игра ума, игра природы, игра случая... "Ах, вы играете мною, жестокая!" — восклицает провинциальный кавалер. Во всех этих случаях слово "игра" обозначает легкость, непринужденность, живость, каприз и некоторую несерьезность. Однако неверным было бы считать игру всего лишь пустым развлечением, занятием только для детей и бездельников. 
О том, что игра — нечто большее, чем пустое занятие от скуки, свидетельствует ее богатая и древняя история. В пирамиде Хеопса обнаружена глиняная табличка, где изложен миф, связывающий происхождение календаря именно с игрой. Египетские боги играли в кости. Ставкой в игре служили лунный свет и дни календаря, благодаря чему к году добавилось еще пять дней. 

Китайцы, как известно, любители церемоний. Воплощение изощренности восточного ума — игра "вэй-чи", в которой участвуют сотни фигур. Знаменитый император Яо придумал ее, чтобы отточить ум и полководческие таланты своего сына. "Игра в палочки", отраженная в древнейшей китайской "Книге перемен", сродни медитации, углубленному размышлению — она позволяет решить глубинные проблемы личности, о которых в процессе игры человек, вроде бы, даже и не размышляет. 

У самых своих истоков игра и гадание, предсказание судьбы были близки, почти неразличимы. Яркий пример тому: "И-Цзин" — великая китайская "Книга перемен". Манипуляции со стеблями тысячелистника (позже — с монетами) помогали заглянуть в будущее и одновременно были способом наполнить особым смыслом свободное время. 

Древнейший индийский эпос "Махабхарата" начинается поединком двух игроков из родов Пандавов и Кауравов. Дуорьодхан, нечестный и ловкий игрок из рода Кауравов, воспользовался "заряженными" костями своего дяди Сакуни. Эти кости неизменно выигрывали. Наивный Юдихишитра проиграл сто тысяч рабов, сто тысяч рабынь, бесчисленное количество драгоценностей и, в конце концов, царство, богатство братьев, самих братьев и красавицу-жену Драупади. Не будь безрассудного азарта игрока в кости — не было бы и сюжета, полного сражений и приключений, столкновений подлости и благородства, испытаний любви на прочность и проявления лучших человеческих качеств. 

В греческой мифологии существует предание о возникновении азартных игр. Жестокосердная девчонка, покровительница азартных игр, родилась у богини судьбы Тихо и бога Зевса. Юная негодница придумывала различные игры, где исход решал только случай. Она находила удовольствие в наблюдении за тем, как возникали распри между игроками. Отчаяние проигравших приводило ее в восторг. Мамаша потакала своей дочурке и преподносила ей в подарок игорные притоны, где у входа ярко горели лампы, привлекая прохожих. 

Римские императоры Август, Гелиогабал, Калигула и Нерон предавались азарту с упоением, в том числе ставя на кон жизни домочадцев и имущество подданных. Не последним источником удовольствия для них было и то, что они позволяли себе пренебрегать знаменитым римским правом, которое предавало игры анафеме. 

В развалинах Помпеи из пепла были извлечены игральные кости и доски для игры в нарды и шашки. У древних иудеев закон приравнивал выигрыш в азартной игре к элементарному воровству и даже грабежу. Однако... лишь в том случае, если иудей выиграет у иудея. Если же какой-либо представитель колен Израилевых обыграл неиудея, закон был к нему снисходителен. 

Коран сурово предостерегал правоверных от любых игр, за исключением шахмат: "Сатана помышляет посеять среди вас раздор и ненависть через вино и азарт". 

В Австралии Джед Маккей, противник всех проявлений азарта, создал музей, где собрано множество экспонатов, свидетельствующих о гибельности всякого рода игр. Маккей также издал сотни брошюр, повествующих о греховности азарта. Каждая такая книжечка приглашала посетить "Музей смерти". Смысл этого названия может прояснить такой пример: в углу музея красуется скелет человека, погибшего от таинственного местного яда, которым партнеры по игре в фараон пропитали колоду карт. 

Приведенные факты помогают нам окончательно убедиться в том, что игра — дело серьезное, и неправы те, кто, отмахиваясь от чего-либо, что он считает нестоящим, говорят: "А! Все это игра!" 

Самые глубокие умы человечества посвящали игре многостраничные исследования. Философ Иммануил Кант полагал, что двойственность реальности, необходимость балансировать между сознанием искусственности конфликта и сиюминутной верой в его реальность роднит игру с искусством. Фридрих Шиллер посвятил сущности игры возвышенные, исполненные поэзии строки: "Человек играет только тогда, когда он в полном значении слова человек и он бывает вполне человеком лишь тогда, когда играет". Если поставить рядом афоризм Александра Блока "Только влюбленный имеет право на звание человека", можно предельно сблизить одержимость игрой с одержимостью любовным чувством: любовь так же, как игра, переносит человека в иную, виртуальную реальность, где все пропорции смещены. И это заметно всем... Кроме самого влюбленного и... игрока! 

Нидерландский мыслитель и культуролог Й. Хейзинга посвятил игре одно из самых основополагающих исследований "Homo ludens" ("Человек играющий"). Суммируя многочисленные истолкования роли игры в жизни человека, Хейзинга дает такое определение: "Игра есть добровольное действие либо занятие, совершаемое внутри установленных границ места и времени по добровольно принятым, но абсолютно обязательным правилам, с целью, заключенной в нем самом, сопровождаемое чувством напряжения и радости, а также сознанием "иного бытия", нежели обыденная жизнь". В дальнейших рассуждениях Хейзинга делает шаги к сближению понятия игры с понятием высшего духа: "Игру нельзя отрицать. Можно отрицать почти все абстрактные понятия: право, красоту, истину, добро, дух, Бога. Можно отрицать серьезность. Игру — нельзя. Но хочется того или нет, признавая игру, признают и дух". 

Оставим в стороне игры спортивные и обучающие и попробуем выделить основные причины, по которым люди играют в различные игры. 

1. На первое место выйдет, конечно же, необходимость заполнить свободное время. Ничем не занятое время — не только богатство человека, оно может быть и его проклятием: каждому известна томительная изматывающая скука, которая может толкнуть человека как на создание, например, изящного менуэта, так и на самый безобразный поступок. Не каждому интересны и доступны интеллектуальные развлечения (филармония, театр, чтение книг, философская беседа). Телевизор в истории человечества появился сравнительно недавно — и только он один, пожалуй, в состоянии соперничать с игрой в благородном деле соперничества со скукой. Игра помогает упорядочить течение времени, структурировать его: 

выпивохи считают время в емкостях спиртного ("Вот усидим бутылочку — и разойдемся!"), игроки — в партиях и роберах. 

2. Игра утоляет сенсорный голод личности, ее необходимость в острых ощущениях. В игре человек становится участником захватывающих событий, исход которых заранее неизвестен — он словно бы помещает себя внутрь приключенческой ленты, где только в конце выяснится, играл ли он роль героя или деревенского дурачка, 

3. Инстинкт соревновательности, стремление доказать, что ты умнее, достойнее и счастливее своего собеседника — важный побудительный мотив игры. Особенно он ярок в спортивных играх, но и за карточным и бильярдным столом происходят великие баталии, иногда всерьез определяющие отношение к человеку в каком-либо кругу: "Нестоящий человек Иван Иванович! Он вчера заказал большой шлем и так обмишулился!" 

Очевидцы вспоминают, как всерьез соревновались за бильярдным столом два больших таланта русской литературы — М. А. Булгаков и В. В. Маяковский. Выиграть партию для них тогда значило ничуть не меньше, чем добиться признания в среде читателей-знатоков. 

4. Желание обогатиться как основной мотив стремления к игре большинство игроков отрицают, выдвигая на первый план более благородные мотивы. В самом деле, в таких, требующих немало интеллекта и умения играх, как, например, бильярд или винт, стремление именно к денежному выигрышу просматривается не столь явно, как в азартном фараоне или в любой из лотерей. Однако те, кто делает ставки в тотализаторе или годами с безумной надеждой продолжает покупать лотерейные билеты, конечно, в первую очередь движимы идеей обогатиться — здесь, сейчас и в фантастических размерах! 

5. Интеллектуальный тренинг, возможность проявить свои способности — этот мотив в различных анкетах игроки указывают в числе первых. Еще бы! Такая подоплека ежевечернего присутствия за. игорным столом позволяет показать себя в самом выгодном свете! 

6. Стремление доказать свое превосходство над силами случая — один из глубиннейших и древнейших мотивов, побуждающих человека играть. Именно это стремление лежит в основе самых нелепых пари, игр в чет-нечет, простейших азартных игр. 

7. Часто, становясь игроком, человек из общества ставит перед собой весьма практическую задачу: вписаться в определенный круг, обрести некий устойчивый социальный статус. Немецкий драматург и теоретик искусства Г. Лессинг считал, что игра в карты очень полезна для молодежи, так как невозможно представить себе общество без игры в карты. Тонкие и дальновидные игроки в карты могли обеспечить себе успех в карьере, сделавшись в результате карточной политики "особой, приближенной к императору". Так, некий Мишель Шамильяр возвысился при Людовике XIV именно благодаря тому, что иногда доставлял его величеству радость проигрышем. В жизни Английских клубов Москвы и Санкт-Петербурга карточная игра занимала огромное место, за зелеными столами можно было свести интересное и полезное знакомство, обрести защитника и покровителя. 

8. Игра как источник особой разновидности сексуального удовлетворения. 

Эту теорию выдвинул, как вы уже догадались, венский психиатр Зигмунд Фрейд, обладавший умопомрачительной способностью находить сексуальную символику везде и во всем. Как же было не углядеть ее в "возвратно-поступательном движении лопаточки крупье, сгребающего фишки"! 

Многие психиатры позднейшего времени подтверждают догадку Фрейда о том, что игра позволяет сублимировать (заместить) неудовлетворенные сексуальные инстинкты. Жены игроков часто жалуются на их неспособность исполнять супружеские обязанности. "Среди игроков Лас-Вегаса самые непроницаемые лица и холодные умы принадлежат женщинам'", — утверждает исследователь. И это именно те женщины, которые не смогли обрести своего счастья в интимной жизни. 

9. Своеобразный мазохизм, тяга к страданию — мотив, многими игроками неосознаваемый. Те же, кто отважился задуматься над своей судьбой, осознают его мучительно остро. "Проигрыш — всякий раз маленькое самоубийство", — утверждает герой современного американского романа. Мучимый давней неизжитой виной, он каждый вечер отправляется в казино. Им движет странное для людей практических желание — проиграть! Проиграть — и вновь быть наказанным за грехи прошлого! 

Ричард Минстер, игрок XVII века, великий грешник, пишет: 

"Помимо собственной воли я отправился в вертеп с твердым намерением избавиться от всего, что имел. Проиграть!... Кости были брошены, и я проиграл. С трудом могу передать чувство безграничного облегчения, переполнившее меня. Оно было сродни чудодейственному бальзаму, исцелившему раны, нанесенные миром". 

Достоевский в одном из писем жене признается, что испытал острейшее удовлетворение, проиграв (если бы он выиграл, это было бы естественно!) в рулетку. 

Из дневника Анны Григорьевны Достоевской, жены писателя: 

"Он возвратился домой, как всегда потеряв все, и заявил, что хочет поговорить со мной. Усадив меня к себе на колени, он принялся настойчиво требовать у меня еще пять луидоров. Как явствовало из его слов, он прекрасно сознавал, что в результате у нас останется всего семь луидоров и нам не на что будет жить. Он все это вполне понимает, но что же делать? Ничто другое не принесет ему успокоения. Он заявил, что если я не дам ему денег, он сойдет с ума". 

10. Игра как другая реальность 

Обыденная жизнь с ее повседневными тревогами и проблемами угнетает психику. Человек ищет выхода за ее пределы, стремится к иной, виртуальной реальности. "Мнимая схватка за карточным столом служит сублимацией реальной жизни" (Ральф Грин-сон, психиатр). Именно этим отчасти объясняется необъяснимое возбуждение, охватывающее нас во время игры. Понаблюдайте за игроками в рулетку! Как часто они забывают о приличиях, о "соблюдении лица"! Возможно, потому, что они переносятся в совершенно другой мир, где уже не важно все то, что так ценится в мире обычном. 

Этот перечень побудительных мотивов игры, пожалуй, можно продолжать и далее — ведь феномен игры чрезвычайно многогранен и имеет множество различных проявлений. Однако полнее всего вникнуть в этот феномен можно только изнутри — за игровым столом.

 
 
                                    Игра как свобода

 
Прежде чем говорить об игре в нынешней социальной реальности, нужно сделать экскурс в историю изучения игры. В биологическом контексте игра рассматривалась Г. Спенсером и В. Вундтом, в теории упражнения у К. Грооса, также у В. Штерна, К. Бюллера. В психоаналитической теории игру изучали 3. Фрейд, Ф. Бойтендайк, Ж. Пиаже, Э. Берн. Психологии игры посвящены исследования Л. С. Выготского, П. П. Блонского, Д. Н. Узнадзе, Д. Б. Эльконина. Однако наиболее интересными представляются исследования и идеи, связанные с игрой, в философии, культурологи и эстетике.
 

Хотя понятие «игра» использовалось еще античными философами, считается, что полноправное философское звучание игра получила у Канта в идеях об игровой сущности эстетического суждения – он говорил о «целесообразность без цели», «свободной игре воображения». Значительно место игра занимала в философии романтизма. Шлегель, развивая метафору Гераклита, осмысливает игру в качестве онтологического принципа бытия Универсума (концепция Welt-Spiel), а в искусствах видит лишь «отдаленные подобия бесконечной игре мира, вечно самого себя созидающего произведения искусства». Шлейермахер рассматривал игру как одну из форм нравственности, тесно связанную с искусством и дружбой, как сферу «свободного общения», где человек имеет возможность оптимально реализовать свою индивидуальность.

Оттолкнувшись от идей Канта об игровой сущности эстетического суждения, полномасштабную концепцию взаимосвязи культурного пространства и игры создал Фридрих Шиллер. Игра - в центре его эстетической теории, изложенной в “ Письмах об эстетическом воспитании человека» (1793-94) Согласно Шиллеру, из «рабства зверского состояния» человек выходит только с помощью эстетического опыта, когда у него развиваются способность наслаждаться искусством («видимостью») и «склонность к украшениям и играм». Побуждение к игре – самое высокое – «дает человеку свободу как в физическом, так и в моральном отношении».

Целый ряд европейских мыслителей пытались осмыслить с помощью категорий игры человеческую культуру. Это Йохан Хейзинга, Герберт Маркузе, Эйген Финк и Хосе Ортега-и-Гассет. С точки зрения Хейзинги, игра – основа культуры, Маркузе склонен считать, что культура станет игровой и свободной только в будущем, когда общество перестанет быть «репрессивным», Финк видит в игре одну из базисных характеристик человеческого существования – наряду с трудом, властью, смертью и любовью, Ортега-и-Гассет подчеркивает игровую сущность элитарной культуры.
 
 

Современный, обыденный взгляд на игру очень отличается от философского и культурологического (хотя сами упомянутые мыслители очень по-разному рассматривали игру). Эпоха постмодерна девальвировала понятие игры, на первый план вышли такие признаки игры, как ее вторичность, искусственность, симулятивность, подмена реальности, эскапизм, нравственная амбивалентность, жизнь «понарошку». Под игрой стало пониматься ненастоящее. Мы сегодня имеем противопоставление «игра» - «реальность». Во многом благодаря еще и появлению виртуальной реальности и компьютерных игр.

Философия же рассматривала игру совершенно иначе. Там игра является свободной реализацией всех творческих сил и способностей человека. «Играть» – значит наслаждаться видимостью и творить нечто идеальное (в сравнении с жизнью) и реальное (в сравнении с продуктом чистого воображения), независимо от того, воплощается ли эта видимость в произведении искусства или существует только в сознании играющего. Игра – творческое отношение к действительности. В ней раскрываются все возможности и сущностные силы человека.

Хотя в современной философии и существует понимание игры как вторичной реальности, все же превалирует там точка зрения, что игра - это просто вторая реальность, то есть она такая же, как и первая, может быть и по объему, и по значению, и, по онтологическому статусу: «Очень широко распространена точка зрения, что любое социальное устройство - это вид игры, что традиции - это тоже один из вариантов игры. Если углубиться в этимологию употребления этого слова, то можно вспомнить, скажем, об игре светил, у Пифагора, потому, что игра, это же еще игра на музыкальных инструментах. То есть, это гораздо более базовая метафора, чем может показаться в обыденном понимании». Можно добавить, что весьма серьезный статус игра имеет в философии экзистенциализма, игра как язык трансценденции у Хайдеггера, в герменевтике Гадамера, можно упомянуть «языковые игры» аналитической философии Витгенштейна.
 
 
 
                 САМООСВОБОЖДАЮЩАЯСЯ ИГРА :   http://www.s-play.ru/

 

Видео YouTube

 
 
ĉ
maha bon,
27 нояб. 2013 г., 04:35
ĉ
maha bon,
27 нояб. 2013 г., 04:34
ĉ
maha bon,
27 нояб. 2013 г., 04:35
ĉ
maha bon,
27 нояб. 2013 г., 05:03