Книга о конкисте

О книге Андрея Кофмана "Рыцари Нового Света" 

Испанское исследование и завоевание Америки - эпохальное событие в истории человечества: собственно, с него и начался тот процесс, что пять веков спустя будет назван «глобализацией». Грандиозная эпопея исследования двух материков и покорения многих, в том числе высокоразвитых, народов не имела себе равных и стала интереснейшей страницей истории. Перефразируя слова Гонкуров «История - это роман, бывший в действительности», можно сказать, что история конкисты - так по-испански называется исследование и завоевание Америки - это авантюрный роман, бывший в действительности. Казалось бы, о таком неординарном событии должны быть написаны горы трудов, однако на русском языке до сих пор не вышло ни одной книги общего характера о конкисте. А то немногое, что о конкисте писалось в российских научных трудах и в беллетристике, было создано преимущественно в русле так называемой «черной» легенды, которая в испанском завоевании Америки не видела ничего, кроме стихии разбоя, жестокости и разрушения, а конкистадоров малевала только черными красками.

И вот наконец она появилась - первая на русском языке книга о конкисте. И, наверное, хорошо, что эта книга создана в научно-популярном жанре, написана живым языком, читается легко и предназначена для самых широких слоев читателей, включая старшеклассников. Черед профессиональных исторических трудов об этом событии еще придет; пока же важно просветить тех, кто ничего или почти ничего не знает о том, как покорялась Америка, и изменить затвердевшие стереотипы и мифы, сформированные именно в массовых представлениях о конкисте. Собственно, эти две задачи - просветить и переосмыслить - и стали важнейшими для автора; а вторая из них придала книге полемически заостренный характер. Следует отметить при этом, что автор, прекрасно владеющий материалом, тщательно выстраивает доказательную базу своих суждений, но не склонен навязывать их, оставляя место как для вопросов, так и для самостоятельных размышлений читателя.

О каких стереотипах и мифах идет речь? Их множество сложилось в лоне упомянутой «черной» легенды, выделим лишь главные несущие этого идеологического каркаса. Центральная идея: у конкисты был единственный стимул - грабеж, и потому она носила исключительно деструктивный характер. Автор, что похвально, вовсе не стремится обелить конкистадоров и не отрицает того, что главным движителем конкисты были материальные интересы и что вершилась она подчас самыми жестокими и варварскими методами. Но историческое событие, особенно такого, можно сказать, планетарного масштаба, содержит в себе множество смыслов, и свести конкисту лишь к одному - значит не просто обеднить, а исказить историю. Наряду с завоеванием и грабежом, доказывает автор, деятельность испанцев в Новом Свете подчинялась и другим целям - таким, как исследование неведомых земель, их колонизация (основание городов и селений) и христианизация индейцев (официально объявленная главной целью и оправданием конкисты). Выходит, конкиста была явлением в той же степени деструктивным (по отношению к индейским культурам), как и конструктивным, коль скоро она привела к рождению латиноамериканской цивилизации и, как показано в заключении, заложила «генетический код» латиноамериканской литературы.

Утвердилось представление, будто в Новый Свет из Испании вторглись бесчисленные орды испанцев и сотня лет им понадобилась, чтобы покорить континент. Автор рисует совсем иную картину - и она поражает воображение. Во-первых, «большая» материковая конкиста уложилась всего-то в три с половиной десятка лет; а во-вторых, приведенные исчисления показывают, что свершили ее от силы тысяч десять испанских конкистадоров, которые за этот кратчайший срок исследовали территории площадью около двух с половиной миллионов квадратных километров и покорили мощные централизованные государства инков и ацтеков и другие народы. Всего же, по оценкам автора, в эпоху конкисты (1519-1556) в Новый Свет из Испании прибыло не более ста тысяч человек, притом многие из них погибли от голода, болезней и в войнах с индейцами. Только после этих подсчетов читатель поймет, что название первой главы книги - «Чудо конкисты» - вполне оправданно.

Что же это были за люди, вершители чуда конкисты? Это и есть центральная проблема книги «Рыцари Нового Света». Они действительно были рыцари, уверовавшие в свою великую историческую миссию? Или подонки и головорезы, движимые лишь жаждой наживы, - представление, прочно заложенное в сознание русскоязычного читателя? И то, и другое, а лучше сказать, ни то, ни другое. Ибо это были сложные, очень неординарные люди, рожденные на перекрестье эпох, пространств и культур. Уж если и вполне ординарные люди не подлежат однозначным характеристикам, то тем более неприменимы они в отношении к историческим деятелям удивительной, неповторимой эпохи великих географических открытий. Нет, вовсе не только примитивная жажда наживы заставляла конкистадоров ставить на кон состояние, идти в неведомое, подвергать себя чудовищным лишениям и испытаниям с непредсказуемым результатом - не менее сильны были другие стимулы: столь характерные уже для человека Возрождения жажда славы и желание оставить по себе память в веках, первопроходческая страсть, острое любопытство, обостренная национальная гордость, осознание себя цивилизатором в варварском мире, религиозный пыл, вассальское служение королю, самоутверждение, желание испытать себя - чего там только не было! Все эти стимулы и порывы рассматривает автор в главе «Духовный облик конкистадора», и в результате в глазах читателя испанский конкистадор перестает быть идеологическим чертежом, а предстает живым, сложным, многомерным человеком. Отнюдь не привлекательным - скорее опасным, даже отталкивающим. Но человеком, а не схемой - вот что важно.

Андрй Кофман
В русле «черной легенды» создано представление о том, будто бы конкистадоры совершали свои непотребства с гласного одобрения испанских властей при полной вседозволенности. Еще один миф, блестяще развенчанный в главе «Теория и законы конкисты». В этой главе читателя на каждой странице поджидают открытия. Оказывается, испанская корона упорно боролась против обращения индейцев в рабов и в чем только можно старалась ограничить самовольство конкистадоров, а разработанное в XVI в. испанское колониальное законодательство отличалось неслыханным для того времени гуманизмом. Другое дело, что между добрыми законами и теми, кто должен был их исполнять, пролегал океан, и законы часто оставались лишь на бумаге. Оказывается, при дворе велись нескончаемые полемики теологов и юристов, которые покушались даже на основу основ конкисты - право Испании владеть Новым Светом. Эти полемики, собственно, и заложили основы международного права. Удивительные все-таки вещи творились в тогдашней инквизиторской Испании! Книгу, которая превозносила испанскую нацию, утверждала права короны на Новый Свет и оправдывала ее колониальную политику, официально запретили; а трактаты, отрицающие власть папы и легитимность испанских владений и действий в Америке, издавались. Наконец, в 1549 г. Королевский совет по делам Индий принял радикальное решение: временно запретить все исследовательские и завоевательные походы, созвать хунту авторитетных теологов и юристов, дабы они выработали «наилучшие распорядки, в соответствии с коими открытия, завоевания и заселения совершались бы разумно и по справедливости». Король предложение принял и, как нынче сказали бы, наложил на конкисту временное вето. Мыслимо ли было когда такое, чтобы империя, находящаяся в зените своего могущества и на пике своих завоеваний, вдруг взяла да и приостановила победное шествие, озаботившись праведностью своего пути?

В главе «Экспедиции» развенчивается еще один миф - насчет абсолютного преимущества европейского оружия над индейским, за счет чего конкистадоры и одерживали «легкие» победы над превосходящими силами противника. К этому мифу добавляются два расхожих сюжета: панический страх индейцев перед конями и восприятие пришельцев богами. Автор убедительно доказывает, что огнестрельное оружие в конкисте сыграло самую незначительную роль, что страх перед конями у индейцев быстро проходил, а еще быстрее улетучивалась их вера в то, что пришельцы - боги. Нет, индейцам было чем ответить ударом на удар, и нередко испанцы терпели оглушительные поражения; а их «чудесные» победы объясняются преимуществами тактики ведения боя и организации войска.

Удивит и местами позабавит читателя последняя глава книги, посвященная, скажем так, «сексуальной конкисте» Нового Света, которая привела к возникновению новых метисных этносов. Представления о том, будто бы конкистадоры были преисполнены расистской спеси по отношению к индейцам, на поверку оказываются ложными. Напротив того, отношение конкистадоров к индеанкам, сожительницам и женам, а в особенности к своим детям-полукровкам, ярко демонстрирует совершенно особую культурную открытость и восприимчивость испанцев, какая в то время в целом не была свойственна другим западноевропейским народам. Парадокс: испанские конкистадоры, безжалостно уничтожавшие индейские культуры, первыми дали высочайшую оценку произведениям индейского искусства, подчас ставя их на оценочной шкале выше европейских аналогов, и тем самым пошатнули европейские классификации. В сущности, они явились провозвестниками концепции множественности самоценных культур, которая утвердится лишь в ХХ столетии.

Книга А. Кофмана содержит огромное количество подчас ошеломительных фактов и действительно коренным образом изменяет прежние представления о конкисте. И все же главное ее достоинство видится в другом. В том, что она показывает историю в ее противоречивой множественности смыслов и следствий и тем самым приучает читателя мыслить.

Comments