Изучение палеолита

ЛИСИЦЫН Н.Ф. Третий этап изучения палеолита Енисея./ Н. Ф. ЛИСИЦЫН.// Вопросы древней истории Южной Сибири./ отв. ред. Я.И. Сунчугашев. - Абакан: Хакасский НИИЯЛИ. 1984. - 176с. - с.169-172

В 1983 г. исполняется столетие со времени первых палеолитических находок в бассейне Енисея. За этот период изучение каменного века прошло ряд этапов, отражающих разработку проблем сибирского палеолитоведения. Первый этап (1883—1914 гг.) характеризуется открытием 13 палеолитических пунктов и накоплением фактического материала. Среди исследователей этого времени по многогранности и глубине научных интересов выделяется И.Т. Савенков.1

Второй период (1919—1958 гг.) связан с открытием в долине Енисея еще 32 новых стоянок и местонахождений. Наиболее заметной фигурой этого этапа следует с полным правом считать Г.П. Сосновского.2 В процессе исследований составлена шкала относительной геохронологии для енисейских памятников.3 На археологическом материале сделан вывод о единой палеолитической культуре Сибири, отличной от европейских культур, развивающейся последовательно и непрерывно.4

Новый этап, связанный с усилением разработок проблем палеолита енисейского региона, начался с работ крупных новостроечных экспедиций в зонах затопления Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС, когда был получен огромный фактический материал, позволивший по-новому подойти к решению многих вопросов изучения каменного века. В Тувинской АССР в основном работами Саяно-Тувинской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР с 1965 г. открыта серия палеолитических памятников, но результаты исследований не нашли еще широкого освещения в публикациях.5 Геологическая периодизация палеолита Северной Азии и в том числе бассейна Енисея на современном уровне знании рассматривается в недавно вышедшей из печати монографии.6 Основная заслуга в изучении каменного века в Хакасско-Минусинской котловине принадлежит 3.А. Абрамовой, которая с небольшими перерывами с 1960 по 1979 гг. во главе одного из отрядов Красноярской археологической экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР исследовала свыше 90 палеолитических памятников, в том числе нашла более 50 новых стоянок и местонахождений. Следует отметить, что зона полевых работ исследовательницы охватывает Забайкалье, Прибайкалье, Средний Енисей, Среднюю Волгу, Дон (Костенки), Десну (Юдиновская стоянка), а найденные ею древние поселения относятся к периоду от среднего палеолита до неолитической эпохи.

О широте интересов 3.А. Абрамовой свидетельствует тот факт, что к настоящему времени она имеет свыше 100 опубликованных трудов по различным вопросам каменного века Европы, Азии и Америки. В рамках данной статьи невозможно достаточно полно рассказать о вкладе этого замечательного ученого в изучение проблем эпохи палеолита, и мы вынуждены ограничиться перечислением наиболее важных направлений ее деятельности.

В первую очередь необходимо отметить исследования, посвященные вопросам первобытного искусства, археологическому анализу древнейших форм изобразительного творчества, особенностям мобильного (мелкая скульптура, графика, резьба) и монументального (росписи, графика, барельеф) искусства на обширных пространствах Европы и Сщбири.7 В своих разработках 3.А. Абрамова не ограничивается работой с публикациями зарубежных археологов, но и принимает вместе с французскими коллегами непосредственное участие в изучении пещерного наскального искусства.8

Второе направление поисков связано с общими пробле­мами периодизации палеолита Сибири, Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии, Северной Америки и первоначаль­ного освоения древним человеком этих безбрежных прос­торов.9 Подробнее эти вопросы освещены в монографиях по палеолиту Китая и Америки, которые скоро увидят свет в серии «Палеолит Мира». Большое внимание ученый уделяет выяснению локальных особенностей палеолитических культур Енисея и сопредельных районов.10

Одним из важных направлений работы 3.А. Абрамовой следует считать типологические разработки. На многочисленных енисейских материалах исследовательнице удалось создать первый для палеолита Сибири тип-лист, в котором отражено многообразие каменных орудий в этом крае.11

Частично тот большой фактический материал, который получен в результате работ Палеолитического отряда Красноярской экспедиции и разбросан по многочисленным статьям, обобщен в недавно вышедшем двухтомном труде.12 В научный оборот введены сведения о раскопках только семи древних поселений, расположенных на севере Хакасско-Минусинской котловины, но даже столь ограниченный на общем фоне добытого материала анализ полученных данных дал возможность сделать ряд глубоких выводов об особенностях енисейского каменного века. Появление этой монографии следует оценивать как весьма положительное явление в изучении древнейшего прошлого юга Красноярского края. Оба тома составляют единый целостный законченный труд, построенный по одному принципу.

В первой главе первого тома дается история исследования палеолита Енисея и краткая геолого-географическая характеристика северной части Хакасско-Минусинской котловины. Вторая глава посвящена описанию поселений афонтовской культуры, а первая глава второго тома — поселений кокоревской культуры. Подробно рассматривается стратиграфическое залегание культурных слоев. Результаты подробного анализа фауны и инвентаря сведены в таблицы, описание иллюстрируется богатым материалом в виде фотографий и рисунков изделий.

Третья глава первого тома освещает вопросы периодизации и характерные особенности афонтовской культуры, выявленные в процессе анализа имеющихся комплексных данных, а вторая глава второго тома дает возможность познакомиться с аналогичной работой исследовательницы над материалами кокоревской культуры. В последней третьей главе второго тома поднимаются проблемы культурной и хронологической принадлежности исследуемых памятников.

Автор отвергает представление о единой палеолитической культуре в бассейне Среднего Енисея и на основе различий в инвентаре двух групп памятников: Кокорево-П, Таштык I—И, Кокорево-Ш с одной стороны и Кокорево-1, Новоселово VI—VII — с другой, делает вывод о существовании во второй половине сартанского оледенения в Хакасско-Минусинской котловине двух археологических культур — афонтовской и кокоревской. Намечаются хронологические рамки существования каждой из культур, ставится вопрос их происхождения, Интересно положение о включении выделенных культур в южносибирскую культурную общность, относящуюся к заключительной фазе палеолита и охватывающую территорию бассейна Енисея, Алтая, Западного Забайкалья. Более ранние памятники Сибири, датируемые первой половиной сартанского времени, имеющие совершенно другой облик, предлагается объединить в ангаро-чулымскую группу (Мальта, Буреть, Тарачиха, Афанасьева Гора, Ачинская и Томская стоянки). Совершенно особое положение занимает открытый 3.А. Абрамовой единственный в Хакасии мустьерский грот Двуглазка, который, по мнению исследовательницы, может свидетельствовать о заселении долины Енисея в значительно более древнее время, чем предполагалось ранее, и о единстве мустьерской культуры Алтая и Кузнецкого Алатау.

В целом, подводя предварительные итоги изучения палеолита Енисея на третьем этапе, можно констатировать, что наряду с большой серией палеолитических стоянок второй половины сартанского оледенения найдены более древние поселения первой половины сартанской эпохи и каргинского периода, что позволяет рассматривать палеолит Хакасско-Минусннской котловины как важное звено в развитии каменного века Сибири. На основе анализа почти двухсот выявленных в долине Енисея к настоящему времени палеолитических пунктов выделены локальные археологические культуры, установлена их хронологическая последовательность, сделана попытка определения их происхождения и соотношения с культурами сопредельных территорий.

Comments