Из Энциклопедии Республики Хакасия

Источник: Готлиб А.И. КАРАСУКСКАЯ КУЛЬТУРА./ А.И. Готлиб.// Энциклопедия Республики Хакасия. В 2-х т./ Гл. редактор В.А. Кузьмин. – Красноярск: Поликор, 2007. – Т. 1: А-Н. – 432 с.

КАРАСУКСКАЯ КУЛЬТУРА (К.к.), археологическая культура конца бронзового века (13-8 вв. до н.э.), широ­ко распространенная в Минусинских степях. В это время здесь складывается яркое явление ското­водческой культуры, формируется мощный очаг бронз, металлургии и металлообработки.

В раннем периоде развития К.к. погребальные памятники широко распространены по всей территории Минусинской котловины. Могильники представ­лены двумя гр. памятников:
1) небольшие кладби­ща — от десяти до нескольских десятков оград курганов;
2) большие комплексы до нескольких сот каменных оград-курганов, что указывает на длительный период функционирования кладбища.

Классические карасукские ограды квадратной формы, сложены из тонких плит песчаника, вкопанных вертикально ребром в землю. Изредка встречают­ся круглые по форме ограды. Внутри оград кур­ганов расположена одна могила, но встречаются ограды с двумя захоронениями.

Большинство оград одиночные, с одной-двумя пристройками. В некоторых случаях курганы обра­зуют целые системы последовательно пристроен­ных друг к другу оград (более 10 пристроек). Детские ограды традиционно пристраивались к курганам со взрослыми погребениями.

Карасукские могилы представляют собой каменные ящики из вертикальных тонких плит песчаника, которые помещали на глубине до 1м. Могилы сверху перекрывались одной-двумя каменными плитами.

В классических карасукских комплексах по­гребальный обряд устоявшийся и однообразный. Умершего укладывали вдоль Северо-Западной стенки каменного ящика в вытянутом положении на спине или ле­вом боку со слегка согнутыми в коленях ногами. Погребальный обряд требовал определенного местопо­ложения вещественного инвентаря в захоронении. Один — два глиняных сосуда помещали слева у головы умершего, в ноги укладывали четыре куска жертвенного мяса домашних животных: баранину, говядину, иногда конину.

Основной источник по характеристике К.к. — ке­рамика. Керамика своеобразна и оригинальна: круглодонные сосуды с широким горлом; сосуды сферической формы; бомбовидные сосуды. Разно­образна орнаментация посуды. Сосуды декориру­ются ромбами, сложными треугольными фестона­ми, зигзагами, заштрихованными треугольниками. Много резных прочерченных линий.

Для карасукской эпохи характерно широкое распространение в Центр. Азии и Южной Сибири бронз, ножей и кинжалов как случайных находок. По­добные изделия в могилах К.к. встречаются редко. Ножи этого времени разнообразны и среди них вы­деляется несколько групп: коленчатые, дугообразнообушковые, вогнутообушковые и прямые. У некоторых ножей на ручке навершие в виде кольца, грибовид­ной шляпки или кольца с тремя кнопками. Своео­бразную группу составляют т.н. коленчатые ножи. Бронзовые кинжалы известны по случайным находкам и считаются карасукскими по сходству орнамента и формы наверший с ножами этого времени.

Бронз, орудия труда в могилах представлены различными категориями изделий. Изготавли­вались иглы, шилья и проколки. К.к. отличают оригинальные и разнообразные виды украшений. Они составляют серию находок в погребе­ниях: лапчатые привески, многоярусные бляшки, обоймы, пуговицы, бусы, пронизки, браслеты, ви­сочные кольца. Украшения использовались для одежды, головных уборов, обуви. Самобытные украшения карасукского времени — миниатюр­ные «лапчатые» бронзовые подвески. Это небольшие литые пластинки с 3-4 лапками на концах и вол­нистыми краями. Ими украшали женские прически, использовали в ожерельях и нагрудниках, при­шивали на обувь. Найдены ожерелья из сверленых клыков животных.

К отдельной категории украшений относятся условно на­зываемые зеркала из бронзы: плоские неорнаментированные диски, диаметром 4-12 см, с петелькой с тыльной стороны. В докарасукское время бронзовые зеркала неизвестны в археологических культурах Минусинской котловины. В качестве нагрудных украшений ис­пользовались бронзовые фигурные бляхи разнообраз­ных форм. Были распространены разнообразные браслеты, которые носили на запястье и предплечье. В женских погребениях на пальцах рук умерших иногда находят бронзовые перстни. Характерным украшением одежды являются бронзовые бляшки и пуговицы.

Основные источники по истории изучения классиче­ского этапа К.к. — погребальные памятники. По­селения этого времени неизвестны. Один из сложных вопросов в изучении К.к. — проблема реконструк­ции социальных отношений в обществе. Могильники являются родовыми кладбищами, где все погре­бенные находились в определенных родственных отно­шениях. Каждая большая ограда с пристройками представляла собой захоронение одной семьи. В этот период происходит переход от родовой об­щины к территориальной.

Поздний (каменноложский) период в развитии К.к. в Минусинской котловине иногда именуется лугавской культурой. В научной литературе встречаются также такие названия памятников этого времени: как каменноложские, бейские, атипичные, Карасук- тагарские, федоровского типа. М.П. Грязнов считал, что характерные черты по­гребального обряда и инвентаря каменноложской гр. комплексов сближаются с раннетагарскими, и отнес данные памятники к позднему этапу К.к.

Каменноложские могильники по своим разме­рам значит, меньше классических карасукских памятников. Ограды курганов прямоугольной формы, но встречаются круглые курганы. Отсут­ствуют системы пристроенных друг к другу оград, как на раннем этапе культуры. Появляется новый элемент в архитектурном оформлении курганов. Ограды с внешней стороны иногда подпирали верти­кально вкопанными плитами-контрфорсами, по­ставленными перпендикулярно к стенкам оград. Впервые появляется традиция использовать в системе оформления оград вертикальные угловые камни-стелы. Подобные угловые стелы в курганах широко распространены уже в тагарскую эпоху.

Каждый каменноложский курган имеет внутри ограды одну могилу. Выделяется несколько видов кон­струкций могил. Встречаются каменные ящики, грунто­вые ямы. Погребальный обряд на каменноложском этапе культуры продолжает традиции раннего карасукского. Новым для погребений этого времени стали сопроводительные захоронения собак.

Основная категория погребального инвентаря каменноложских захоронений — массовая серия керамических сосудов. Становится меньше чисто карасукских форм. Появляются новые типы со­судов: яйцевидной и параболоидной формы с кру­глым или плоским дном. Каменноложские сосуды изготовлены небрежно, имеют прямые венчики и толстые стенки. Посуда в большинстве случаев орнаментирована, что значительно отличает её от чи­сто карасукской. Неорнаментированные сосуды встречаются единицами. Сложные орнаменты не свойственны каменноложской посуде. Характер­ны орнаментальные композиции: сочетание узких желобков с сильно наклоненными оттисками че­тырехгранной палочки, иногда с гребенчатой на­резкой. Эти оттиски образуют «сетку» или верти­кальные зигзаги и «елочку».

Яркой категорией погребального инвентаря про­должают оставаться многочисленные формы различных украшений одежды.

Новым явлением в погребальном инвентаре каменноложского этапа стало появление такой загадочной категории бронзовых изделий как «пред­меты неизвестного назначения» (сокр. — ПНН). Это массивные литые пластины из бронзы, широкой прямоугольной формы с отходящими от пласти­ны двумя симметричными дугами. Такие изделия известны в карасукскую эпоху на территории Иньского Китая. О назначении подобных предметов высказыва­лись разные точки зрения. Их считали моделями упряжного ярма; конскими налобниками; украше­ниями или накладками на лук и седло; пряжками; ритуальными принадлежностями шамана.

Для каменноложского этапа К.к. известно не менее 10 поселений. Наиболее яркий такой памятник — по­селение Торгожак. Его население занималось скотоводством и земледелием, охотничьим промыслом; жило по­луоседло. Предметы конской упряжи убедительно свидетельствуют об употреблении лошади для верховой езды. Жилища на поселении представ­ляли собой крупные наземные постройки каркасно-столбового типа. В основании всех жилищ зафик­сирован небольшой котлован, стены которого часто укреплены дерновым тыном. Пол жилищ обмазывался глиной. Внутри жилищ прослежены опорные столбы и стойки перегородок.

Для всей К.к. характерна активная роль скотоводства в жизни общества, оно было специализированным с преобладанием овцеводства. Разводили крупный рогатый скот, за­нимались коневодством. Исследователи расходят­ся во мнении о характере скотоводческой эконо­мики карасукских племён. Одни считают, что в это время у карасукцев существовало полукочевое яйлажное скот-во, др. говорят об оседлом, пасту­шеском скот-ве. Наличие земледелия в экономи­ке К.к. подтверждается находками обломков каменных зернотерок и бронзовых серпов. Значит, роль в обществе играла высокоразвитая бронзолитейная металлур­гия. Отмечается высокая техника изготовления изделий из бронзы. Увеличивается разнообразие видов и форм бронзовых орудий труда, оружия и укра­шений.

Существуют различные точки зрения по вопросу о происхождении К.к. и месте каменноложского этапа в развитии всей эпохи поздней бронзы Ми­нусинской котловины. Весь спектр представлений о генезисе этой культуры сводится к двум основным гипотезам. Часть исследователей рассматривают карасукскую культуру как результат автохтонного развития предшествующего андроновского населения и связывают её происхождение с местными корня­ми в истории бронзового века Южной Сибири (Теплоухов С.А., Грязнов М.П). Другие исследователи счита­ют, что К.к. сложилась вне пределов Минусинской котловины, появилась здесь в готовом, вполне сформировавшемся виде (С.В. Киселев, Н.Л. Членова, Э.А. Новгородова). Дискуссия по проблеме генезиса К.к. продолжается. При всех различных взглядах на проблему генезиса К.к., несомненно, присутствие в ней андроновского пласта культу­ры. Это сходство от­мечают все исследователи эпохи. Исследователи, занимавшиеся проблемами антропологической характеристики населения в эпоху существования К.к., отмечают европеоидный облик карасукцев (Дебец Г.Ф., Алексеев В.П., Гохман И.И).

Лит.: Теплоухов С.А. Др. погребения в Минусинском крае//Мат-лы по этнографии. Л., 1927. Т. 3, вып. 2; Киселев С.В., Др. история Юж. Сибири, 2 изд., М., 1951; Новгородова Э.А., Центральная Азия и Карасукская проблема, М., 1970; Вадецкая Э.Б. Археоло­гические памятники в степях Ср. Енисея. Л., 1986.

Comments