от Кызласова Л.Р.

Источник: Кызласов Л.Р. Древняя и средневековая история Южной Сибири. (В кратком изложении)/ Л.Р. Кызласов. – Абакан: Хакасское отделение Красноярского книжного издательства, 1991. – 58 с.

3600 лет тому назад в Хакасско-Минусинскую котловину проникает с запада третья волна европеоидного населения. Это носители так называемого андроновского физического типа, создатели особой андроновской культуры (XVI—XIV вв. до н. э.). Культура получила свое название по имени деревни Андроновой, расположенной близ ст. Крутояр Красноярской ж. д. Хакасско-Минусинская котловина стала восточной окраиной обитания андроновских племен, расселившихся на запад до р. Урала. Это были рослые европеоидные люди «андроновского» типа, по своему физическому облику отличавшиеся от предшествующего населения Южной Сибири. Потомки поздних «афанасьевцев» и «окуневцев» были, очевидно, вытеснены из степей в горные районы и соседили с новыми пришельцами. В южной части Хакасско-Минусинской котловины, а также в Горном Алтае и Туве андроновских памятников археологи не обнаружили.

рис. 9. Наконечники копий бронзового века из Хакасско-Минусинской котловины, около 3500 лет назад.

Андроновцы жили в больших землянках с утепленными загонами для скота. Основным занятием их было разведение крупного рогатого скота, а также овец и коз. Волов и лошадей употребляли как тягловую силу для перевозки тяжестей. В ходу были не только четырехколесные телеги, но и двухколесные повозки, а также боевые колесницы с парной конской упряжкой, широко распространившиеся в середине II тыс. до н. э. по евразийским степям.

Мужчины не имели украшений. Сохранились остатки шерстяных вязаных шапочек-колпачков с небольшими наушниками, бронзовые полушарные литые пуговицы со скобкой для пришивания. В качестве игральных костей в могилы укладывались кучками астрагалы баранов (7, 18, 40 костей).

К середине II тыс. до н. э. относится возникновение еще не до конца разгаданного явления — создание Великого нефритового пути эпохи бронзы. Он отмечен распространением шлифованных украшений из саянского нефрита (кольца, диски, застежки и т. п.), в соединении с бронзовыми орудиями особых форм (кельтами, копьями с вильчатым стержнем, тяжелыми изогнутыми ножами и т. п.), среди культур развитого бронзового века, расположенных в зоне стыка степей и северных лесов, (рис. 9). Нефритовый путь шел в широтном направлении из Прибайкалья на запад по лесостепному «коридору» вдоль современной транссибирской ж. д. магистрали, пересекал р. Обь, близ устья Томи, р. Иртыш, в устье Оми, переходил Уральские горы и достигал р. Камы, а также Волги, близ устья Оки. Он соединял глазковскую культуру Прибайкалья с сейминско-турбинской культурой Волго-Камья, т. е. Южную Сибирь и Восточную Европу.

При этом импорт кельтов и нефритовых изделий шел на запад в Восточную Европу явно из Сибири. Другой отрезок Великого нефритового пути шел на восток. Из Прибайкалья в шаниньский Китай распространялся тот же импорт в виде характерных, изготовленных из саянского нефрита, колец, дисков, застежек, в сопровождении бронзовых предметов специфических форм (тяжелые изогнутые ножи, втульчатые копья с крюками и т. п.). В обоих случаях высокоразвитые культуры Сибири благотворно воздействовали на синхронные культуры Восточной Европы на западе и Китая на востоке.

Андроновцы занимались также мотыжным земледелием и охотой. Их металлурги выплавляли орудия труда (топоры, тесла, ножи, долота, шилья и т. п.) и оружие (втульчатые копья, кинжалы и т. п.) из высокооловянистой бронзы. 

Медеплавильные печи того времени обнаружены на левом берегу Енисея близ с. Новоселово

Изготовлялись горшковидные, баночные и мискообразные сосуды, которые украшались специфическим елочным узором или геометрическими фигурами, нанесенными мелкозубчатым штампом. В погребениях сохранились обрывки одежды. Женская верхняя одежда отделывалась плетеной из шерстяных нитей тесьмой, окрашенной в ярко-красный цвет, а также тесьмой, сплетенной из тонких ремешков. Кроме тесьмы, служившей оторочкой ворота и подола, закрывавшего ноги чуть ниже колен, одежда украшалась бронзовыми пронизками, нашивавшимися в виде зигзага.

Зимою одежда и обувь были, очевидно, меховыми или же шились из овчин. Верхняя одежда имела двубортный покрой или разрез в верхней части и застегивалась на одну пуговицу с левой стороны. В погребениях обнаружены круглые бронзовые и костяные пуговицы. Обувь была мягкой, кожаной, стянутой ременной перевязью на уровне лодыжек. Иногда пришивались короткие голенища из ткани. Ременная перевязь украшалась бронзовыми пронизками, которые иногда нашивались и на голенища.

Женщины и девочки носили украшения в виде бронзовых височных колец, иногда обтянутых золотыми листиками. Встречаются полусферические и четырехугольные штампованные бляшки, специфические бронзовые или серебряные андроновские серьги «с раструбом»; проволочные серьги со спиралью; перстни, украшенные двумя спиралями; бусы из красноватой стеклянной пасты и каменные подвески. Обнаружены остатки сумочек из кожи и костяные поделки.

Comments