Копьёво

КОПЬЁВО – село в Орджоникидзевском районе. Находится в центральной его части у железной дороги Абакан-Ачинск. Расположено на берегу реки Чулым. Рельеф местности холмистый. Основан в 18 веке. Имеется средняя школа, сельский ДК, обелиск воинам-победителям, местный краеведческий музей.

Историко-краеведческий музей истории села Копьёво открыт в 1993 на общественных началах, позднее преобразован в государственный. Документальные, вещественные материалы отражают историю села, быт переселенцев 19 в., участие сельчан в гражданской и Великой отечественной войнах. Основатель и директор музея — Л.В. Андриянова.

 Источник: Андрианова Л. Деревенька моя на Чулыме./ Лидия Андрианова.// Сокровища культуры Хакасии./ гл. ред. А.М. Тарунов. – М.: НИИЦентр, 2008. – 512 с. – (Наследие народов Российской Федерации. Вып.10). - С.226-227

ОТ ЗАИМКИ К ДЕРЕВНЕ КОПЬЁВО
Осенью 1771 года путешественник и исследователь Сибири Петр Симон Паллас выехал в экспедицию к Абаканскому острогу. Его маршрут пролегал от Красноярского острога через Боготол, Красную Речку, село Ачинское, деревню Чернореченскую, деревню Назарову, село Шерешенское, Салгом, татарскую деревню на реке Наудшурье (Учур), мимо солено-горького озера Ушум (Учум)... Это были места, населенные чулымскими татарами (хакасами-качинцами).
«Отсюда ехал я еще около 7 верст чрез высокий хребет даже до реки Юса (Чулыма), на берегах коей переночевал я в деревянном доме, в коем жил один богатый томской юфтяной кожевник, — записал в дневнике ученый. — Оный (дом) построен здесь для Ирбитской заводской дороги для перемены нужных почтовых лошадей, и оное чрез многой отпуск его кож к татарам его обогатило».
Переночевав на заимке купца Копьёва, Паллас на другой день продолжил путь. В своем главном научном труде «Путешествие по разным провинциям государства Российского» ученый оставил также записи об этой местности: «Река Юс соединяется недалеко отсюда из 2 рек из гор текущих, кои татары Ак Юс и Кара Юс (Белой и Черной Юс) называют. В нем водятся разные роды рыбы форели, которая живет в сибирских из гор текущих реках в довольном количестве, приходят также сюда из Чулыма осетры, стерляди и нельмы». И далее: «Прекрасныя степи и их климаты сходны со всеми южными даже до вершины Саянских гор лежащими местами. Корм находится здесь для разного скота весьма хорош, зима в рассуждении Сибири очень тепла и снег столь мал, что скотина всю зиму на полях пасется. Осень бывает здесь, так как и во всех около лежащими горами защищаемых странах чрезвычайно приятна, и в половине сентября хотя и были утренники, но однако прекраснейшие и приятнейшие дни продолжались... Здесь на Юсе не бывает даже до сентября больших морозов и снегов и в прошедшем еще году выпускали куриц до самого Рождества Христова на поле, а река встала лишь только в генваре месяце. Но лед не может, по-видимому, в ней быть долго».

На месте этого домика по ул. Набережной, 13, находилась заимка-крепость Копьёва. При его строительстве в подполье на глубине около метра была обнаружена каменная кладка — возможно, фундамент дома М.И. Копьёва. Ближе к берегу находилась кожевня, следы которой проявились при выпахивании на этом месте полусгнивших бревен, губленных топором, и пластов шерсти рыже-бурого цвета

 До конечной цели своего путешествия Паллас в 1771 году не доехал. Побоявшись суровой зимы и отсутствия жилья и провианта, он вернулся зимовать в Красноярский острог. На следующий год ученый проехал по этому же маршруту, проведя в конце лета «три дня у Копьёва за травами», то есть собирая местные травы с научной целью.
« Заимка-крепость» Копьёва, со слов Палласа, представляла собой почтовую станцию, всего в один двор. Ученый отмечал: - Копьёва зимовья, где также новозаведенное селение находится, становится опять страна к Иртышу лесистее...»
В документах городского духовного управления, хранящихся в Красноярском архиве, имеется запись, что в 1782 году заимка Копьёва была приписана к Ужурской церкви. В ней тогда проживали два брата Копьёвых: Матвей Иванович Копьёв (82 года) с женой Матроной Степановной (77 лет) и родной брат Матвея Ивановича Иван Иванович Копьёв (75 лет) с женой Дарьей Васильевной (50 лет) и тремя детьми — Степаном (19 лет), Николаем (18 лет) и Евдокией (17 лет).
В 1819 году Копьёвы еще числятся в этой деревне. А в более поздних клировых документах этой фамилии среди жителей Копьёва уже нет. Значит, нынешние Копьёвы, проживающие в деревне, к основателю заимки отношения не имеют.

Бывший дом А.В. Блуминау, позднее школа. Ныне — районный краеведческий музей

В НАЧАЛЕ XX ВЕКА
Копьёво стоит на левом берегу Чулыма, протекающего в окружении сопок. До революции деревня состояла из одной длинной улицы вдоль реки. Выделялись 12 больших крестовых домов под железными и тесовыми крышами. Это были добротные строения, поэтому некоторые из них сохранились до наших дней. Крестьянская усадьба представляла собой жилой дом с обширным двором, где размещались хозяйственные постройки (завозня, амбары, погреб, хлев для скота), за которыми тянулся огород. Полностью ни одной деревенской усадьбы не сохранилось, но представление о ней можно составить по бывшему владению купца Коновалова, отстроенному в 1906 году.
В его доме находилась лавка, где продавались промышленные и продовольственные товары: вино, посуда, ткани, платки, самовары, хозяйственная утварь, огромные са­харные головы и рафинад, кон­феты в жестяных коробках. Глав­ным же делом Коновалова была торговля скотом, который он скупал и перепродавал в Ачин­ске и Минусинске. У себя в де­ревне он держал табун лошадей (до 500 голов), отару овец, 12 го­лов дойных коров.
Помимо Коноваловых в Копьёве торговлей занимались ку­пец Спирин, построивший в де­ревне самый большой дом, а также разбогатевший крестья­нин Потехин, разводивший по­родистых лошадей.
Торговля и извоз в те годы были прибыльным, но весьма рискованным делом. Сибирские тракты пролегали по горам и ле­сам, и разбойники нередко по­кушались на обозы с товарами. Бывало, беглые каторжники убивали ограбленных. Потому плата за провоз назначалась вы­сокой. Крестьянину достаточно было совершить одну удачную ездку до Ачинска или до Мину­синска, подвозя золотодобытчи­ка или купца, чтобы безбедно жить почти год.
Среди жителей деревни вы­делялся один — инженер Алек­сандр Васильевич Блуминау. Он проживал в большом доме, где теперь разместился районный музей. Хозяйка, Дарья Констан­тиновна, статная, розовощекая женщина, любила покрасовать­ся на людях. Летом в красивой блузке, в нарядном платке час­тенько ходила с ведрами на ко­ромысле за водой к Чулыму, а зимой, разнаряженная, повязав платок и оголив при этом уши, гуляла по морозу, пылая ярким румянцем.
Хозяин дома занимался раз­ведкой полезных ископаемых, продавал полученные сведения старателям. Ему часто приходи­лось уезжать из дома на дли­тельный срок — на полгода и более. Он запирал кабинет, окна которого наглухо закрывал из­нутри ставнями. В кабинете хранились книги, чертежи, свер­тки, образцы пород. Блуминау принадлежали ранее заброшен­ные старинные медные штольни на склонах двух Сютиков. Поз­же он строил прошедшую возле Копьёва железную дорогу, слу­жил управляющим трех овце­водческих экономий, в том чис­ле и Учумской.
Жил Блуминау в достатке. Однако его жена скучала и в от­сутствие хозяина любила пове­селиться. Ее вечеринки стали причиной семейного разлада, после чего геолог оставил жену и уехал в Ачинск.
После революции А.В. Блу­минау служил в геологоразве­дочном тресте, принимал учас­тие в исследованиях различных месторождений в Причулымье, изучал археологические памят­ники и даже некоторое время за­ведовал Ачинским музеем Причулымского края. Умер он в 1930 году.
В 1895 году в деревне Копьёво насчитывалось 178 жите­лей, которые прежде всего за­нимались хлебопашеством. С появлением Сибирской желез­ной дороги началось массовое переселение из западных губер­ний, и жителей в округе замет­но прибавилось. С началом строительства Минусинско-Ачинской дороги в версте от деревни была основана станция Копьёво, вокруг которой воз­ник новый поселок.

Жители деревни Копьёво — участники Первой мировой войны

НА ПЕРЕЛОМЕ ЭПОХ
Привычный деревенский ук­лад нарушила Первая мировая война. Многие мужчины были призваны на фронт. Возвращав­шиеся с войны в 1917 году муж­чины принесли в сибирскую де­ревню революционные идеи.
В Копьёве появилась парт­ячейка во главе с Михаилом Плотниковым, происходившим из казаков. Собрав бедноту, он образовал Копьевский сельский совет. Его председателем стал участник Первой мировой вой­ны Иван Песегов, так как был грамотным.
Началась Гражданская вой­на. Деревню заняли колчаков­цы. Штаб разместился в доме Коноваловых. Бесчинствуя, кол­чаковцы зарубили саблями му­жа и маленького сына Евдокии Коноваловой.
С приходом в Минусинск партизанской армии Кравченко колчаковцы бежали. Потом наступило тяжелое вре­мя, когда крестьян терроризиро­вали и красные продотряды, и банды из недовольных совет­ской властью. В банду могли уг­нать любого: парня, мужчину, даже девушку, которая станови­лась там поварихой.
Наибольшую опасность для советской власти представляла банда казака из станицы Солёноозёрной Ивана Соловьева, безжалостно расправлявшаяся с деревенскими коммунистами. Партячейки создавали отряды самообороны, коммунисты бра­ли в руки оружие, уходили в ле­са, давали отпор бандитам, по­этому те старались нападать не­ожиданно. Именно так погиб главный копьёвский большевик Михаил Плотников. Однажды он тайно пришел из леса домой, чтобы помыться в бане, но был выдан соседом. Заслышав кон­ский топот, Плотников выбежал из бани, заскочил в сени и за­крыл двери на засов. Спрятав детей и няньку в подполье, он отстреливался, прикрываясь чу­валом печки, пока бандиты не подожгли избу. Чтобы спасти семью, Плотников вышел и сдался. Соловьевцы привязали его к лошади, поволокли к избе-сходне рядом с домом Блуминау и там после издевательств снес­ли голову саблей. Ветхая изба М.С. Плотникова с обгорелым углом была разобрана на дрова несколько лет назад.

Евдокия Степановна Коновалова — основательница торгового дела семьи — с дочерью Марией

На разгром банды Соловьева был направлен отряд ЧОН (час­тей особого назначения) под ко­мандованием А.П. Голикова (Гайдара). Получив донесение о том, что соловьевцы пришли в Копьёво, он направил туда от­ряд кавалеристов под командой Василия Сергеева. В Копьёве чоновцы Соловьева не застигли и помчались к Малому Сютику, где жила любовница Соловьева. Там чоновцев встретили выстре­лами. Красный командир напра­вил отряд через Чулым, отваж­но бросился на коне в воду, где его и сразила пуля. Унесенное течением тело командира нашли гораздо позже. «Отважный чо­новец В.Ф. Сергеев, павший от рук бандитов на нашей земле» (так сообщалось в газете), был захоронен в братской могиле в Ужуре.

После того как с бандитиз­мом в этом районе Хакасии бы­ло покончено, советская власть приступила к коллективизации крестьянских хозяйств.



КОЛХОЗ НАЗВАЛИ «НОВЫЙ ПУТЬ»
С 1925 года деревня Копьё­во, входившая раньше в Ужурскую волость, вошла в состав Чебаковского района Минусин­ского округа. В ней насчитыва­лось 80 дворов, 402 жителя (202 мужчины и 200 женщин). Имелся свой сельсовет, школа, магазин потребкооперации. Тем не менее сахар, керосин, ситец покупали чаще у частных тор­говцев.
В 1927 году в деревне Копьё­во возникло товарищество совместной обработки земли. Часть крестьян сообща сеяли, жали, молотили; были у них общий бык, жнейка. С 1929 года началась сплошная коллективи­зация. Той же весной в деревне Копьёво возник колхоз «Новый путь», первым председателем стал Иван Песегов.

1935 год. Работники дойного гурта колхоза "Новый путь"

Самые за­житочные жители деревни — Потехин, Коновалов, Спирин, Котельников — были высланы вместе с семьями. Их имущест­во поступило в колхоз. Несли туда кто что мог: вилы, грабли, лопаты. Семья председателя сдала весь скот, сенокосилку, конные грабли; была увезена в колхоз кузница, надворные по­стройки, остался один пяти­стенный дом.
Поначалу дела в колхозе шли тяжело. Недовольных было немало: все-таки люди лиши­лись всего своего хозяйства, орудий труда.
Репрессиям подверглись многие жители деревни Копьёво. По доносу арестовали и самого председателя. Из Ачинской тюрьмы он чудом вышел на сво­боду, но возвращаться домой ему не советовали. Песегов уехал в город Усолье. А жена его так и осталась в колхозе, где счи­талась передовой телятницей.
Постепенно люди смири­лись с переменами, жизнь в колхозе потихоньку налажива­лась. Для его укрепления в де­ревню прибыл 25-тысячник, ра­бочий из Ленинграда — комму­нист Лондарь.
1931-1932 годы оказались неурожайными, многие семьи ждал голод. Некоторые жители пытались бежать из деревни, кто-то подавался на угольные копи. Так, шахтерами стали кре­стьяне из Копьёва братья Иссоде: Дмитрий почти сразу погиб при взрыве шахты, а Арсений рубил уголек многие годы.
В 1932 году колхоз «Новый путь» объединял 54 крестьян­ских хозяйства. Помимо сельхозработ колхозники выполня­ли работы по ремонту железнодорожных путей, их очистке от снежных заносов, в других экс­тренных случаях — это имено­валось трудгужповинностью. За уклонение от нее виновных на­казывали штрафами и пригова­ривали к исправительным рабо­там. Колхозу и единоличникам устанавливался план заготовок по разным видам продукции.
Технический уровень кол­хозного хозяйства был крайне низок. В 1934-1935 годах в кол­хозе имелся один трактор «Фордзон». Иностранная маши­на абсолютно не была приспо­соблена для работы в гористой местности, и в гору ее тянули лошади. Колесные сталинград­ские тракторы появились позд­нее; в 1937 году их стало четы­ре. Работали посменно две тракторные бригады.
В 1940 году из Ужурского района в Копьёво приехала Ма­рия Никифоровна Михно, трак­тористка со стажем, и прорабо­тала на тракторе-колеснике до 19 ноября 1944 года, став пер­вой женщиной-трактористкой в колхозе «Новый путь».

Заведующая фермой Евдокия Ильинична Теляшкина с мужем и детьми перед войной

ТЯЖЕЛЫЕ ИСПЫТАНИЯ
Великая Отечественная вой­на пришла к сельчанам неожи­данно. С этим страшным извес­тием приехал в деревню упол­номоченный из райцентра Си­доров. Митинг был созван пе­ред бывшим домом Блуминау, где после раскулачивания раз­местилась начальная школа.
Прямо с митинга пятерых мужчин увезли в военкомат. Колхозников брали на фронт прямо с поля, везли через дерев­ню в райцентр. Мужчин призы­вали одного за другим почти ежедневно. Из 123 жителей Ко­пьёва с войны не вернулось 67.
На трактора сели молодые женщины. Заводился трактор рукояткой; срываясь, она выби­вала зубы, калечила пальцы и руки. От случайной искры от мотора чуть не сгорела тракто­ристка Надежда Сидорова. Рас­терявшись, она бросилась бе­жать по полю, но подоспевшие трактористы успели повалить ее на свежевспаханную борозду и загасить огонь сырой землей.
Все работали на износ. Зако­ны все больше ужесточались. Выходных и отпусков не было. Рабочий день — 12 и более ча­сов в сутки. Жили в страду в бригадах, спали в шалашах.
Лишь в воскресенье работали до обеда, чтобы успеть сходить домой и помыться в бане. До де­ревни шли пешком, оставив технику в поле. За перерасход горючего строго наказывали, снимали трудодни. За самоволь­ное оставление техники и уход с работы до темноты две моло­дые трактористки были приго­ворены к 7 месяцам тюремного заключения, где их также ис­пользовали на сельхозработах. Не зря в те годы женщины о се­бе говорили: «Я и лошадь, я и бык. Я и баба, и мужик».

 

Комбайнер Мария Дмитриевна Любителева в годы войны

 

Любовь Петровна Муравьева, потерявшая мужа на войне, растила детей одна, как и многие колхозницы

 

Трактористка Валентина Григорьевна Ткаченко в годы войны

Известие о победе привез представитель из райкома, оно облетело сразу всю деревню. Митинг проходил, как и в нача­ле войны, возле здания школы.
Первым с войны пришел А.А. Коновалов, затем вернулся без ноги А.В. Котельников. Встречали фронтовиков всем се­лом, радовались каждому вы­жившему земляку. Те, кто уже не ждал мужа с фронта, рыдали...
Война осталась позади, а ис­пытания для людей не закончи­лись. В первые послевоенные годы в результате засухи начал­ся голод. Помнят люди, как пек­ли хлеб вперемешку с ядови­тым жабреем, от которого ноги отнимались даже у лошадей; как смешивали почти одну мя­кину с лебедой и пекли лепеш­ки. За горстку спрятанного зер­на осуждали и отправляли в ла­геря даже матерей, а становив­шихся круглыми сиротами го­лодных детей отдавали в дет­ский дом поселка Орджоникидзевский. За неотработку уста­новленного законом минимума трудодней ссылали на Север да­же имеющих грудных детей. За женами и детьми в ссылку доб­ровольно ехали и их мужья, бывшие фронтовики.
В самый трудный и голод­ный 1946 год была учреждена медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг.» Награди­ли только 22 колхозников, хотя отдавали работе последние си­лы все до единого.

Доярки колхоза "Новый путь" едут на дойку в Пади. 1957 г.

В НАДЕЖДЕ НА ЛУЧШУЮ ДОЛЮ

Колхоз вставал на ноги, в до­мах стала появляться кустар­ная, но точеная мебель. К сере­дине 1950-х годов появилось ра­дио, к домам колхозников под­вели электричество, но свет го­рел только с сумерек до полуно­чи. Электроэнергию вырабаты­вал трактор-колесник, который работал на колхозном зернотоку и обслуживал мельницу, аг­регаты по переработке зерна. Два-три раза в неделю привози­ли немое кино, которое произ­вело на людей неизгладимое впечатление.
В 1954 году началось подня­тие целинных земель в Хака­сии. В Копьёво приехали моло­дые механизаторы. Колхоз «Новый путь» принял также семьи плановых переселенцев из Чувашии, Мордовии, Пен­зы. Для них построили новые добротные дома. Появилась в деревне еще одна улица — Но­вая.

Строительство дома Василия Степановича Михно по улице Набережной, 13, 1958 г.

Народ жил бедно, но дружно, звучали шутки, смех, песни. Ра­достно отмечали День Победы. По окончании посевной устраи­вали праздник - сабантуй, на который к лесу или к реке съез­жалась вся деревня. Обязатель­но устраивались соревнования по бегу, прыжкам в длину и вы­соту, играли в футбол и волей­бол. Летом молодежь состяза­лась, кто быстрее переплывет Чулым туда и обратно. Река бы­ла полноводной и чистой. А вот в половодье, разливаясь, вода за­ливала луга до самых гор. Уро­вень воды достигал самой высо­кой точки берега. Бурля, грозно клокоча, стремительно нес свои коренные мутные воды Чулым. Любимым местом в деревне был причал у парома, куда по вече­рам приходили люди всех воз­растов, чтобы поглазеть на про­езжих. Счастьем для детей было прокатиться на пароме.



У чистых вод Чулыма. Вдали на правом берегу видны дом паромщика и паром.
В начале 1960-х годов выше деревни Копьёво построили через Чулым деревянный мост. В половодье пролеты моста сно­сило водой, разворачивало глы­бами льда. И лишь в 1970-е го­ды появился мост из железобетона.
Цветов, ягод и грибов в ок­рестных лесах было тогда види­мо-невидимо. Дожди летом шли проливные, с сильными гроза­ми. Потоки дождевой воды уст­ремлялись к деревне, промывая глубокие овраги. Ребятишки шлепали босыми ногами по ог­ромным лужам. Месили грязь колеса телег и грузовиков.
Колхоз особенно окреп в 1955-1957 годах, когда им ру­ководил энергичный и опытный специалист Анатолий Николае­вич Улейский, позднее работав­ший в областном управлении. Он добился ссуды для покупки колхозом скота, при нем в деревне провели электричество, радио, была прирезана пахотная земля, построены четырехряд­ный коровник, телятник и сви­нарник.


В эти годы, получая расчет на трудодни, колхозники впер­вые стали ощущать достаток. Но вдруг вышла директива о роспу­ске колхозов и их реорганизации в совхозы. Эта участь постигла и колхоз «Новый путь». Колхоз­ники становились рабочими фер­мы № 4 крупного племсовхоза.

На ремонте тракторов у колхозной кузницы. 1950-е гг.

Все получили на паи продук­ты, флягами — мед, молоко, сливки. Раздали скот и денеж­ные суммы, на которые смогли немного улучшить жилищные условия.
Бывшим колхозникам завели трудовые книжки и выдали граж­данские паспорта. Отныне они могли поехать в любой конец страны.
Многие пожилые колхозни­цы, не пошедшие в совхоз, стали получать крохотную пенсию - 8 рублей в месяц.

 Современный мост через Чулым

Колхоз «Новый путь», со­зданный в 1929 году, едва до­стигнув рентабельности, пре­кратил свое существование 7 марта 1957 года. Бывший замес­титель председателя колхоза Андрей Иванович Карл стал уп­равляющим фермы № 4 в дерев­не Копьёво.

Районный центр с рудника Сарала перенесли в поселок Орджоникидзевский, и район с тех пор называется Орджоникидзевским. Однако местное начальст­во довольно скоро перебралось в поселок при станции Копьёво, который давно опередил одно­именную деревню по количеству жителей и благоустройству. Он-то и остается райцентром по сей день.


Памятник односельчанам — участникам Великой Отечественной войны на станции Копьёво

Поселок при станции Копьёво – центр Орджоникидзевского района


Станции Копьёво почти сто лет

Comments