Ачминдор

Источник: Клеменева Н. Ачминдор – путь к сибирским богатствам./ Наталья Клеменева.// Сокровища культуры Хакасии./ гл. ред. А.М. Тарунов. – М.: НИИЦентр, 2008. – 512 с. – (Наследие народов Российской Федерации. Вып.10). – с.241-245

Вера Арсеньевна Баландина с супругом Александром Анатольевичем. 1910-е гг.

«Всю свою жизнь я много работала на культурно-про­светительном, научном и эко­номическом поприщах в Си­бири, — писала в своих вос­поминаниях Вера Арсеньев­на Баландина. — Так как пос­ле 1905 года были поставле­ны большие трудности в про­светительной работе, то я свою энергию решила приме­нить на развитие производи­тельных сил родного Мину­синского края. Вот мои глав­ные четыре культурных на­чинания на необжитых, пус­тынных местах: по правую сторону Енисея, под горою Уюк, у села Абаканского — сельскохозяйственная орга­низация; по левую сторону Енисея — Черногорские ка­менноугольные копи; Ачинско-Минусинская железная дорога (462 км), показатель­ный участок «Культурный» у деревни Подсиней в устье ре­ки Абакана для лекарствен­ных, технических, эфиронос­ных растений и фруктовых деревьев».

Известная сибирская пред­принимательница после ре­волюции не покинула Роди­ну, а продолжила при новой власти активную экономиче­скую и научную деятель­ность, которую она успешно проводила до начала коллек­тивизации в конце 1920-х го­дов. Ее хозяйство, причис­ленное к кулацким, было ли­квидировано, и она вынуж­денно покинула Минусин­ский край. В конце жизни, в 1943 году, находясь в эвакуа­ции в Казани, Баландина на­писала воспоминания о своей жизни и работе. В 1989 году эти воспоминания были опуб­ликованы в журнале «Ени­сей» краеведом И.Т. Лалетиным. Так было возвращено из небытия имя замечательного человека, сыгравшего значи­тельную роль в истории Ми­нусинского края и Хакасии.

Сама идея строительства Ачинско-Минусинской доро­ги, которая бы соединила Минусинский край с Транс­сибирской магистралью, це­ликом принадлежала Вере Арсеньевне Баландиной.

В.А. Баландина. 1930-е гг.

 На склоне лет Вера Арсе­ньевна Баландина написала воспоминания, адресованные детям — сыну и дочери. Ее сын Александр Алексеевич Баландин, впоследствии чу­дом избежавший репрессий в 1940-х годах, стал выдаю­щимся советским химиком, академиком. Воспоминания В.А. Баландиной очень откро­венны. В них рассказы о про­исходивших событиях пере­плетены с сугубо личными. «Не встретила ли я позднее при хлопотах в Петербурге по проведению Ачинско-Мину­синской железной дороги с 1909 года другую половину своего «яблока»? — пишет она. — «Он» из чиновников, но левый. Широкого размаха че­ловек. Энергичен, умен, горит желанием быть родине по­лезным. Сначала нас судьба сталкивала в пути, потом в Петербурге... Говорил об Аме­рике, что он переведется ту­да, что я приеду...»

Эта поздняя и нежданная любовь могла многое изме­нить в ее жизни... Но Вера Арсеньевна говорила про се­бя, что она никогда не относи­лась к женщинам типа Анны Карениной, способной ради любви пожертвовать счасть­ем детей — своих и чужих. У этого увлечения не было про­должения — каждый остался со своей семьей.

Не такое это было простое дело — «пробить» идею стро­ительства железной дороги. Даже для человека с кипучей энергией, какой была Балан­дина. Веру Арсеньевну убеж­дали все знакомые, что она ничего не сможет добиться без взяток и подношений разным чинам. И вообще на­прасно взялась за это дело — тут нужны огромные капита­лы! А она добилась-таки раз­решения на строительство дороги. Сумела убедить фи­нансовых воротил в том, что вложить капиталы в строи­тельство «Малой Трансси­бирской магистрали» от Ачинска до Минусинска — к углю и рудам здешнего края — путь к неисчислимым бо­гатствам.

«В столице для техничес­ких изысканий мне указали на знающего, добросовестно­го инженера, строителя Круго-Байкальской железной дороги Г.В. Андрианова, а для изысканий экономических я пригласила бывшего админи­стративно-ссыльного в Омске Л.В. Чермака», — указывает Баландина.

В 1911 году создается ак­ционерное общество «Ачинско-Минусинская железная дорога» («Ачминдор»). Учре­дителями общества стали са­ма Баландина и ее муж.

В состав правления акци­онерного общества вошло не­сколько финансовых магна­тов. Председателем правле­ния Ачминдора стал Алексей Иванович Путилов — пред­седатель правления Цент­рально-Азиатского банка и одновременно председатель и член правления еще 50 ак­ционерных обществ, связан­ных с этим банком.

Ачминдор получил кре­дит в 36 миллионов рублей золотом (огромная по тем временам сумма) в Цент­рально-Азиатском банке. До­рога интенсивно проклады­валась летом 1914-го и летом 1915 года.

На строительстве Ачминдора. 1914 г.

На американских метал­лургических заводах в нача­ле 1917 года было закуплено 425 верст рельс для строя­щейся сибирской дороги. До­ставили рельсы пароходами на Дальний Восток. Оттуда их должны были перепра­вить в Минусинский уезд по Транссибирской магистрали. Но не успели: произошла Февральская революция, потом к власти прорвались большевики, началась Граж­данская война, открывшаяся восстанием чехословаков на всем протяжении Трансси­бирской магистрали. Закуп­ленные для Ачминдора рельсы доставить не успели. Дорога была брошена недо­строенной...

1921 год. В стране разру­ха, голод... А в Южной Сиби­ри собирают богатейшие уро­жаи хлеба, на богатых трава­ми пастбищах ощутимо рас­тет поголовье скота.. Но как вывозить продовольствие? Большая часть железной до­роги к Минусинску осталась недостроенной, а там, где пу­ти уже были уложены, шпа­лы давно растащили.

Прокладка трассы в горной местности. 1914 г.

 22 июня 1921 года на засе­дании Совета Труда и Обороны В.И. Ленин настаивает на том, чтобы включили в по­вестку дня дополнительный вопрос — об Ачинско-Минусинской железной дороге.

Кто же напомнил или во­обще привлек внимание Ле­нина к этому вопросу? Это мог быть Кржыжановский: автор известного плана ГОЭЛРО. Глеб Максимилиа­нович с 1921 по 1930 год был председателем Госплана. До революции он отбывал ссыл­ку на юге Енисейской губер­нии, в селе Тёсь, служил у Баландиных — работал на солеваренном заводе и дру­гих предприятиях этой се­мьи. Поднять вопрос о возоб­новлении строительства до­роги мог и Ярилов — род­ственник Баландиной по от­цовской линии. Арсений Алексеевич, будущее свети­ло советского почвоведения, тоже работал в те годы в Гос­плане. Да и сама Баландина после революции имела отно­шение к этому ведомству!

Все они теперь служили со­ветской власти. И вряд ли пришлось долго убеждать председателя Совнаркома В.И. Ленина — тот хорошо знал проблемы Минусинско­го края, поскольку отбыл долгую ссылку в селе Шу­шенском. На решающем за­седании Совета Труда и Обо­роны Советской России ока­залось сразу несколько чело­век, которые поддержали возобновление строительства Ачинско-Минусинской же­лезной дороги. И такое реше­ние было принято. На другой день, 23 июня 1921 года, Ле­нин как председатель прави­тельства подписал постанов­ление о возобновлении цар­ской стройки.

Главный вопрос, который предстояло решить: где най­ти рельсы? До начала рево­люции успели проложить их только до Ужура. На осталь­ную часть 460-километрового пути рельс не было, к тому же за годы Гражданской войны часть уже уложенных пу­тей была разворована.

Разобраться с этим вопро­сом было поручено лично «железному Феликсу» — Дзержинскому, тогда народ­ному комиссару путей сооб­щения. Вспомнили о рельсах, закупленных в Америке. Предприняли попытку найти их на Дальнем Востоке. Но след затерялся. Выявить ви­новных чекисты не смогли, так как Дальний Восток в те годы не входил в Советскую Россию, а считался особой Дальневосточной республи­кой, провозглашенной по настоянию оккупировавшей Сахалин Японии. Искать про­павшие рельсы на террито­рии, где еще шла Граждан­ская война, было бесперспек­тивно. Поэтому Ф.Э. Дзер­жинский принимает другое решение — снять с запасных и второстепенных путей на действующих железных до­рогах Сибири недостающие 280 верст рельсов.

В 1922 году в соответствии с новым экономическим кур­сом большевиков — НЭПом — было объявлено о подпис­ке на акции Акционерного об­щества «Ачминдор», возрож­денного по инициативе Сиб-ревкома. В состав акционеров теперь вошли не магнаты, а советские организации — Сибпромбюро, Сибдальвнешторг, Сибторг.

Принято считать, что в этот период Вера Арсеньев­на Баландина активно учас­твовала в строительстве до­роги.

Возведение опор моста для железной дороги Ачинск — Минусинск. 1914 г.

 Однако в воспоминани­ях она написала: «После революции материалы о же­лезной дороге передала об­ществу Ачинско-Минусинской железной дороги, кото­рое тогда образовалось для ее постройки. Сама отказа­лась от предложения при­нять участие в работе, так как уехала с детьми в Моск­ву, где они оба (сын и дочь) были приняты в МГУ».

Причастность Баландиной к железнодорожному ведом­ству советская власть отме­тила особым документом — он давал ей право на бесплат­ный проезд на поезде по всем направлениям.

«Постройка Ачинско-Минусинской железной дороги быстро двигается вперед. С 1 августа 1914 по 15 июня 1925 года линия доведена до разъезда Ербинского. По утвержденному плану работ должно укладываться ежед­невно 11/2 версты. Исходя из этого расчета от разъезда Ербинского (324 версты) до ст. Абакан (44 версты) 105 верст пути должно уложить в 70 дней. Исключая празднич­ные, а также неблагоприят­ные ненастные дни, к 1 октя­бря можно ждать подхода ук­ладки к ст. Абакан. С 1 июля предположено приступить к работам на участке от разъ­езда Оросительного до ст. Абакан», — сообщает в июне 1925 года минусинская газета «Власть труда». Рабочий кор­респондент под псевдонимом «Свой» регулярно слал в га­зету сообщения.

После того как возобнови­лась прокладка дороги и бук­вально до ввода ее в эксплуатацию, самой большой и ост­рой проблемой была нехват­ка рельс. «От станции Абакан уже укладка путей идет в 14 верстах. Работа в линии отча­сти задерживается несвоев­ременной доставкой шпал», — пишет 2 октября коррес­пондент «Свой» и сообщает о нарушениях при проведении земляных работ. Так, в арте­лях подрядчика Кузюрмана работало сто человек. «В чис­ле этих рабочих имеется не­мало детей до 14 лет и девуш­ки до 18 лет, — докладывает рабкор. — Работают эти ма­лолетки от зари до зари на­равне со взрослыми. Для Ку­зюрмана, как подрядчика, это дело выгодно. Но выгодно ли оно республике, так как дети-то калечатся на непо­сильной работе?»

Женщины и даже подрост­ки нанимались на строитель­ство дороги от безысходности: в уезде просто невозможно было найти другую работу.

Революционный настрой сохраняется и в 1925 году. Корреспондент «Свой» сооб­щает 10 октября: «Учитывая некоторую заминку в свое­временной подаче на Ачин­скую дорогу шпал и рельс, а также крайнюю нужду доро­ги в угле, Черногорские копи снимают Аскировскую же­лезнодорожную ветку и про­кладывают новую ветку к станции Таскино Ачминдо-ра, куда уголь в данное вре­мя доставляют конями гужем. В декабре Ачминдор Аскировскую ветку восста­новит вновь».

Железная дорога еще не была введена в эксплуата­цию, а местные власти уже обеспокоились предстоящим провозом грузов: «Уездный исполнительный комитет возбуждает перед Сибревкомом ходатайство о включении Ачинско-Минусинской же­лезной дороги в общую сеть сибирских дорог и примене­нии на ней общего положения о плате за провоз грузов, так как тариф Ачминдора в на­стоящее время очень дорог. До сих пор наш хлеб отправлял­ся из округа до линии желез­ной дороги водным путем. Урожай нынешнего года ста­вит задачу перебросить наш хлеб на рынок, а значитель­ное количество товаров, пред­назначенных к вывозу, за­ставляет опасаться за то, что водный транспорт не может перебросить их...»

25 ноября 1925 года про­изошло долгожданное собы­тие — в Абакан прибыл пер­вый поезд. Вот как рассказы­вала об этом газета «Власть труда»:

«К десяти часам утра ра­бочие Ачминдора, Черногор­ских копей и организаций города прибыли со знаменами к триумфальной арке города. Вскоре вдали показался спе­циальный поезд с представи­телями главного управления Ачминдора и других органи­заций, украшенный плаката­ми и флагами. Поезд был встречен аплодисментами и криками «ура». В ответ с по­езда неслись звуки «Интер­национала». Перед аркой по­езд остановился и после кратких приветственных ре­чей двинулся к арке. Во вре­мя подхода к арке хакаска в национальном костюме раз­резала ножницами красную ленту, пропуская поезд».

Скорее всего, это торжест­венное событие хотели при­урочить к годовщине Ок­тябрьской революции, но, как водится, не хватило двух не­дель. А в нормальном рабочем режиме Ачинско-Минусин-ская железная дорога зарабо­тала через несколько месяцев — в начале 1926 года.

Comments