Композитор Челбораков Г.И.

Челбораков Георгий Иванович (1937-2007) - Первый хакасский национальный композитор, педагог, общественный деятель, заслуженный деятель искусств РФ (1994), народный артист РХ (1997), член Союза композиторов СССР.
Родился 28.10.1937 в деревне Карагай Таштыпского района ХАО

Источник: СУНЧУГАШЕВА К. ПЕСНИ, КОТОРЫМ СУЖДЕНО ЗВУЧАТЬ./ Клара СУНЧУГАШЕВА, народная артистка Республики Хакасия, заслуженная артистка Республики Тыва. .// Сокровища культуры Хакасии./ гл. ред. А.М. Тарунов. – М.: НИИЦентр, 2008. – 512 с. – (Наследие народов Российской Федерации. Вып.10).- с.293-294
Имя замечательного композитора, члена Союза компо­зиторов СССР, заслуженного деятеля искусств Россий­ской Федерации, лауреата Государственной премии им. Н.Ф. Катанова, народного артиста Хакасии Георгия Ива­новича Челборакова (1937-2007) известно в республи­ке всем. Песни его стали любимыми песнями народа.
Родина Г.И. Челборако­ва — село Карагай в таежном Таштыпском районе. Детство его было тяжелое, как и у всех детей этого времени, радова­ла, пожалуй, только музыка. Взобравшись на крышу дома, свесив ножки, самозабвенно играл на хромке, забывая обо всем. Мимо шли в школу ре­бята, он даже не слышал, как они звали с собой...
Отец Георгия, Иван Федо­рович, не вернулся с фронта. Матери, Марии Николаевне, помогали в воспитании сына дедушка с бабушкой. Позже композитор с благодарностью вспоминал их, особенно деда. Окончив школу, Георгий слу­жил в армии, где и научился играть на баяне по нотам. По­том он поступил в Абаканское музыкальное училище, где проявил себя талантливым сочинителем песен. По всей Хакасии звучала написанная Челбораковым песня «Весен­ние облака» на стихи Василия Барашкова (1964). Позже по­явились еще две его яркие песни — «Белая береза» на слова Ольги Иптышевой, «Счастье матери» на слова Евдокии Тыгдымаевой (1965). В 1967 году на студии Всесоюзного комитета по телевидению и радиовещанию в Москве была сделана зву­козапись этих песен в ис­полнении солистов хакас­ского ансамбля «Жарки» в сопровождении оркестра на­родных инструментов и сим­фонического оркестра под управлением В. Федосеева. Песня «Белая береза» стала восприниматься символиче­ски, представляя Хакасию в России и за ее пределами.
В музыкальном училище Челбораков учился компо­зиции у Галины Кузиной; добрым наставником начи­нающего композитора был заслуженный деятель ис­кусств России композитор А.А. Кенель.
В 1972 году Георгий по­ступает в Уральскую госу­дарственную консерваторию. По классу композиции он за­нимается у профессора Н.П. Пузея. Дипломной работой Челборакова стали написан­ные им кантата «Цвети, Ха­касия моя» и симфоническая поэма «Таежная быль».

Авторский вечер композитора Г.И. Челборакова. Слева направо: К.Е. Сунчугашева, Г.И. Челбораков, В.Г. Чаптыков, дирижер П.М. Ким

Вернувшись в Абакан в 1977 году, Георгий Иванович преподавал в музыкальном училище теоретические дис­циплины. Он открывает в училище класс чатхана, пи­шет на хакасском языке книжку «Уроки игры на чатхане» (1979), позднее, к меж­дународному симпозиуму «Чатхан, история и современность» (1996), подготав­ливает самоучитель игры на чатхане.
Обучая молодежь музы­ке, Георгий Иванович не мо­жет не писать песни — этого просит душа. Его соавторами становятся местные поэты Василий Барашков, Яков Тиспереков, Карней Нербышев, Михаил Кильчичаков, Евдокия Тыгдымаева, Ибра­гим Добров, Валентина Шулбаева, Николай Доможаков, Галина Казачинова, Кирилл Кильчичаков, Алек­сей Тюкпеев, Николай Тинников, Иван Костяков, Ми­хаил Аршанов, Александр Топанов, Семен Кадышев, Геннадий Сысолятин, Геор­гий Саражаков.
Многие песни на музыку Челборакова записывает краевой радиокомитет. Со­чиняет Георгий Иванович симфонические и вокальные произведения для оркестра, хора и солистов, выступав­ших в Хакасии.
В 1980-х годах записи пе­сен Челборакова велись в городе Фрунзе в сопровож­дении симфонического и эс­традного оркестра Киргиз­ского телевидения и радио под управлением Александ­ра Георгиева. Многие из этих записей были исполь­зованы при выпуске грам­пластинки, выпущенной к 50-летию Хакасской авто­номной области.
Георгий Иванович Челбораков написал музыку для ряда театральных постано­вок — к спектаклям «Всхо­ды» Михаила Кильчичакова, «Недопетая песня», «Не только любовь», «Мораль и панты» и к другим пьесам Валентины Шулбаевой, к музыкальным комедиям «Одураченный Хорхло» Александра Топанова и «Проделки Айдолая» Гаври­ла Котожекова.
Песни из спектаклей сра­зу понравились зрителю, их подхватили в народе, и вско­ре они звучали во всех кон­цертах, на радио и телевиде­нии, в поездах, на улицах. Последней постановкой с участием Г.И. Челборакова стал музыкальный спектакль «Сказание хайджи».
Произведения Челборако­ва помещены в нескольких сборниках песен. «Весенние облака» на слова В. Барашкова — в сборнике «Песни Саян»(1967); 10 песен — в сбор­нике «Сияние солнца» (соста­витель К. Сунчугашева, 1970); в сборнике «Моя тайга» опубликована песня «Вер­ность» на слова Е. Тыгдымаевой; 48 песен — во втором сборнике «Цвети, мой край родной» (1983); 44 песни для детей — в сборнике «Земля родная» (1995).
Первыми исполнителями песен Георгия Челборакова были будущие народные ар­тисты Хакасии Клара Сун­чугашева и Владимир Чаптыков. С его песнями дуэт исколесил всю Хакасию. В их исполнении звучали они в Бельгии, Финляндии, Герма­нии, Греции, Монголии. По­пулярные песни стали для хакасского композитора про­пуском в Союз композиторов СССР, куда его приняли в 1986 году. Его творчество придирчиво оценивали засе­давшие в комиссии знамени­тые советские композиторы Родион Щедрин, Микаэл Таривердиев, Ян Френкель, Владислав Казенин, Шервани Чалаев. Родион Щедрин был изумлен, услышав игру на чатхане в исполнении приехавшего из Хакасии композитора. «Это настоя­щая народная музыка, она удивительна и неожиданна», — произнес он. Ян Френкель добавил: «Строение мелодии правильное и интересное, я верю — среди народа, на ро­дине, она будет звучать дол­гие годы...» Микаэл Таривердиев так отозвался о пес­нях Челборакова: «Есть два пути: народные песни остав­лять так, как есть, или при­ближать свою мелодию к ней. Молодому композитору, становящемуся на ноги, надо помочь, предлагаю принять его в члены Союза компози­торов СССР...»
Георгий Иванович много ездил по Хакасии, собирая фольклор, в котором черпал свое вдохновение. Он общал­ся и дружил со многими хай­джи и тахпахчи. После кон­чины композитора в его ар­хиве осталось много еще не озвученных песен, фортепь­янные пьесы, неизданный учебный сборник «Хрестома­тия для чатхана», партитура первого хакасского балета «Абахай Пахта».
Мелодиям Георгия Ивано­вича Челборакова не сужде­но умереть.

Источник: Сысолятин Г.Ф. Сочинения в 2-х томах. Том II./ Геннадий Филимонович Сысолятин - Абакан: Изд-во ХГУ им. Н.Ф. Катанова, 2001. - 352с. - с.276-280

ЗОЛОТЫЕ СТРУНЫ ДУШИ
Песни композитора Георгия Ивановича Челборакова - кто их не знает в Хакасии, Красноярском крае, наконец, в Сибири, кто их не поет?
Любят их люди за мелодичность, душевность, широту, стройность и плавность. Но прежде всего они вдохновенны, на какой бы лад ни игралась музыка.
Поют их дети и взрослые, поют поодиночке и в компаниях. Поют их мастера с эстрады. Вся Республика Хакасия их поет. Не верите? Так вот вам пластинка фирмы «Мелодия», на которую записаны многие, ставшие народными, песни Георгия Ивановича Челборакова в исполнении известных певцов: Владимира Терешкова, Владимира Чаптыкова, Клары Сунчугашевой, Нины Идемешевой, Зинаиды Аршановой... Здесь и вокальное трио - Светлана Абдина, Фаина Боргоякова, Ирина Поросенова... Здесь хакасский хор под управлением Нины Катаевой, и симфонический оркестр, и эстрадный оркестр Киргизского радио и телевидения. Вот такой широкий и богатый диапазон исполнения произведений хакасского композитора! Не менее широк и богат он по разнообразной тональности звучания - от тонкой задушевной лирики любовного тахпаха до «трубного гласа», положенного на музыку богатырского сказания.
На обложке пластинки кратко рассказано о Георгии Ивановиче: «Тонкое ощущение своеобразия природы хакасских степей, глубокий интерес к музыкальному фольклору наполняют мелодии песен Г. Челборакова, многие из которых («Счастье матери» на стихи Е. Тыгдымаевой, «Белая береза» на стихи О. Иптышевой и другие) быстро завоевали популярность у слушателей.
Первоначальные основы музыки Георгий Челбораков осваивал под руководством композитора Галины Куриной в Абаканском музыкальном училище (начало 60-х гг.), где позднее стал преподавателем по классу чатхана. Добрым советчиком начинающему композитору был А.А. Кенель, у которого Г. Челбораков перенял страсть к народному творчеству.
Время учебы в Уральской консерватории стало для композитора годами интенсивного творчества: появляются новые песни, фольклорные записи, музыкальное оформление спектаклей Хакасского областного драматического театра им.М.Ю. Лермонтова. Пишет Г. Челбораков и инструментальную музыку. Ему принадлежат симфонические поэмы «Таежная быль», «Подвиг твой бессмертен» и другие.
Лирическое начало, своеобразие мелодичного языка - вот основные признаки творческого облика композитора Г. Челборакова».
Целая творческая характеристика! И выдал ее не кто иной, как руководитель Абаканского музыкального училища Лев Григорьевич Ревич, которого я хорошо знал... Ревич сам был композитором, понимал, чем ценны музыкальные таланты. Это при нем в музыкальном училище с особой силой проявил себя талант А.А. Кенеля, написавшего сборник «Хакасия Ыр-лапча» («Хакасия поет») и создавшего музыку хакасской оперы «Чанар Хус». Помню и самого А.А. Кенеля, приходившего ко мне в редакцию «Советской Хакасии» и приносившего «рыбу» - размеры ритмов, на которые я делал ему переводы хакасских тахпахов. При Кенеле зародилась чисто хакасская инструментальная музыка (не путать с фольклорной, существовавшей века). Однако Кенель, русскоязычный человек, мог быть только ее «повивальной бабкой», что он и делал, аранжируя напевы тахпахов и чатханные наигрыши. Хакасия ждала собственного творца национальной музыки - хакаса. И дождалась!
Георгий Иванович Челбораков, прошедший хорошую школу служения музыкальным Слову и Ритму, стал первым хакасским композитором столь высокого ранга, членом Союза композиторов СССР, а ныне композитором России, зачинателем Союза композиторов Хакасии.
Не перечесть его произведений больших и малых. Но моему сердцу особенно дороги две вещи...
Еще в то время, когда тахпахи записывались от населения экспедицией писателей и ученых, сам А.А. Кенель принес мне для перевода тахпах «Ханская дочь хвалится».

Оол: Сыхтах, сыхтах, хан хызы,
Сынын корин, хан хызы.
Хыс: Сыным корпи, хайди поларга?
Сынсыргай корбеез
iме? -
Что по-русски значит:
Парень: - Выйди-ка, выйди-ка, ханская дочь.
На твой стан взгляну, ханская дочь.
Девушка: - Посмотрев мой стан, что хочешь?
Разве не видел стройное дерево?..

 Похвальба сопровождает и другие ответы девушки, где она сравнивает свое лицо с чистым зеркалом, а волосы - с шелковистыми кистями.
Сделав несколько пробных вариантов перевода, я вынужден был отойти от записи Кенеля. Уж очень прямолинейно хвалила себя хыс. Это не в натуре хакасских девушек, которые скромны, на какой бы ступеньке общественной лестницы они ни стояли. Но как сделать ответы хыс естественней? Может быть, через отрицательное сравнение, вот так:

Ханская дочь, покажись мне на миг.
Вправду ль стройна ты, как стройный тростник?
Вправду ль вздыхаешь над быстрой водой?
- Нет, это шепчет тальник молодой.

 Ластится к лодке река в полусне.
Чье там лицо отразилось в волне?
Ханская дочь, твои щеки круглы!
- Нет, то луна посветила из мглы.

 Косы волнистые в темную ночь
Свесила с берега ханская дочь.
- Парень, на косы мои ты не льстись.
Это уснувшей черемухи кисть.

 В таком виде тахпах вошел в мою русскую книгу, названную «Под звуки чатхана», изданную в 1958 году. И из этой книги его взял Георгий Иванович Челбораков в свой творческий запасник. В дальнейшем он дал тахпаху музыкальные крылья, Летящая на них в новой песне Георгия Челборакова ханская дочь не хвалится - она грустит, что не такая она стройная, как молодой тальник, не такая ясная, как луна, не такие ее косы, как белые цветочные кисти черемухи. А разве не о том же грустят многие юные хыс?
Новый песенный образ с музыкой Георгия Челборакова стал сильнее фольклорного прообраза, превратился в символ, олицетворяющий всех грустящих девушек. Исполать, Георгий Иванович, Вашей музыке, выражающей душу родного народа!
Нельзя не сказать о популярности имени хакасского композитора в далекой Якутии, ныне Республике Саха (Якутия). Там оценили его песни в 1979-м, когда в составе делегации писателей, артистов и музыкантов он представлял культуру народа Хакасии. Мы проехали почти всю Якутию от Нерюнгри до Мирного. Запомнились выступления в районном центре Чурапча, самом Якутске, приленских селах, если можно назвать так якутские наслеги. Нас сопровождали известные якутские литераторы, деятели культуры... Помню, Георгий Иванович приятно удивил радушных хозяев тем, что с ходу, после высказанного пожелания услышать в хакасском исполнении что-либо музыкальное, навеянное посещением Якутии, менее чем через час сочинил мелодию лирической песенки.
Объявляя после перерыва о возобновлении концерта, Михаил Кильчичаков бросил в зал:
- А песня готова. И мы дарим ее гостеприимному якутскому народу.
В руках Георгия Ивановича зарокотал и зазвенел чатхан, а из уст мастера хакасского вокала полились певучие слова:

Нынче вновь вернулся я
В эти милые края,
Чтоб увидеть, как танцует
Якутяночка моя...

А, может, были совсем другие слова? Но моя память удержала именно эти. Пели и гости, и хозяева. Все, кто находился в Доме культуры, встали. Женщины были растроганы до слез. Платочком по лицу провела и Мария Терентьевна Кабелькова, руководитель нашей делегации. Успех на долю композитора выпал полный.
Георгий Иванович из поездки в Якутию вывез не только сувениры - рога северного оленя и музыкальный инструмент темир-комус. Нет, он записал и запомнил не один десяток национальных якутских мелодий, обогативших музыкальную шкатулку его поющей души.
Из других лет общения с ним нельзя не привести появления в его творчестве «военной» нотки. Как это произошло? Но тут и я оказался «виновником», и случай этот описан в моей книге «Твой звездный час» посвященной 50-летию Победы над Германией.

В очерке «Солдатская память» я рассказал о получении в 1984 году письма из прикарпатского города Ивано-Франковска от школьного друга Василия Макаренко, о котором не знал и всю войну, и все послевоенные годы.
В тот день я, переживая радость, написал Василию все, что считал нужным о себе и своей семье.
А вместе с письмом в твердый пакет запечатал грампластинку с песней «В изрытом войною саду» - той самой.
Музыку к тексту песни «В изрытом войною саду» создал первый композитор-хакас Георгий Иванович Челбораков в середине семидесятых. И первым настоящим исполнителем ее стал заслуженный певец, преподаватель вокала Абаканского музыкального училища Владимир Терешков. Песня с этой музыкой и в этом исполнении записана на пластинку фирмы «Мелодия» в городе Ташкенте. И мне в свое время посчастливилось купить в магазине культтоваров несколько таких пластинок...
Не молчит муза хакасского композитора Георгия Ивановича Челборакова и в эти дни крутой ломки прежних основ жизни. Но это и дни полные надежд на возрождение цветущей Хакасии.
Напряженная творческая деятельность, непрерывный преподавательский труд в Абаканском музыкальном училище, импульсивность натуры и связанные с нею переживания, и усугубленные перипетиями сегодняшней действительности, сказались на здоровье Георгия Ивановича. Но когда кризис недуга миновал, композитор снова стал творить. Все чаще и настойчивее он обращается к образцам классической музыки. В задумках - собственные кантаты и оратории... Откуда знаю? От него самого. Была встреча, был разговор по душам.
В душе от уже создал такую ораторию. В ней, как в стихотворении Николая Доможакова «Музыка»:

И лебедь пролетел с призывом трубным,
И колыхнулся озера тимпан,
И солнце подскочило звонким бубном
Над гранями гудящими Саян...

Comments