Топонимы

Источник: БУТАНАЕВ В.Я. Хакасские народные названия исторических памятников./ В. Я. БУТАНАЕВ.// Вопросы древней истории Южной Сибири./ отв. ред. Я.И. Сунчугашев. - Абакан: Хакасский НИИЯЛИ. 1984. - 176с. - с.127-134

В практике археологических исследований при определении культурно-исторических памятников широко применяются местные названия, которые больше отражают историческую суть явлений, чем обычные термины. Народными названиями интересовались многие исследователи истории и этнографии Южной Сибири. По местным топонимам даны наименования археологическим культурам: Афанасьевская от г. Афанасьева у с. Батени, Окуневская от аала Окунев у г. Абакана, Аидроновская от д. Андроново, Карасукская от р. Карасук у д. Сарагаш, Тагарская от острова Тагар у г. Минусинска, Таштыкская от р. Таштык у с. Батени, Аскизская от р. Аскиз. К сожалению, в силу различного рода обстоятельств, многие местные названия исторических памятников Хакасско-Минусинской котловины остались неизвестными для исследователей. В данной работе мы хотели бы частично восполнить этот пробел.

Со всех сторон Хакасско-Минусинскую котловину окружают горные хребты. Многие высокие вершины почитаются за родовые горы, на которых, согласно мифам, спаслись предки хакасов от всемирного потопа.

Горные перевалы, служившие с древнейших времен путями сообщений, почитались местным населением. В честь мифических духов гор на перевалах возводили каменные насыпи «обаа» (сагайцы) пли «тас тастачан» (качинцы). Иногда их называют «хырҒыс тазы» — т. е. кыргызские камни. Вероятно, последнее название отразило время возникновения этих памятников.

Многие горные вершины использовались древними хакасами для сооружения укреплений — све (ciбee). Первое научное сообщение о све было сделано Л.Р. Кызласовым. В 1959 г. в междуречье Июсов он обследовал 7 све, относящихся к периоду IX—X в. и позднее.1 Укрепления све до сих пор полностью еще не выявлены. Местное население указало нам более 50 гор, где построены све. Из них 15 называются «ciбее тағ» — т. е. крепость-гора. Своеобразным укрепленным районом надо считать междуречье Июсов, где нами отмечено 21 све. Легенды связывают возведение этих крепостей с периодом борьбы против монголов. Косвенно это подтверждается и термином «ciбee», монгольским по происхождению.2

В нескольких случаях крепостные сооружения носят названия «тура» — т. е. острог, деревянное укрепление. Например, «Таптан туразы» — крепость по р. Сыры, «Туралығ хая» ~ крепость по р. Аскиз и т. д. Вполне возможно, что стены указанных укреплений возводились из бревен.

В степной части Хакасско-Минусинской котловины Л.Р. Кызласовым были впервые обнаружены и раскопаны несколько древних городов.3 О существовании городов в долине Среднего Енисея свидетельствует и хакасский фольклор, который донес до наших дней слово «саар» — город. Интересно отметить, что один из обнаруженных городов был расположен в устье р. Уйбат, где местность до сих пор носит название «Сах саар»—укрепленный город. Л.Р. Кызласов пришел к заключению, что строители древнехакасских городов принадлежали к школе среднеазиатского архитектурного зодчества.4 Выводы исследователя подтверждают и данные языка, где термин «саар» является персидским по происхождению.5

В долине Среднего Енисея отмечено большое разнообразие погребальных памятников. Наиболее многочисленными являются курганы татарской культуры (VII—II в. до н. э.), называемого по-хакасски «кÿрген» или «кÿркен». Тагарские курганы с большими земляными насыпями называются «толадай». Последний термин известен только в Саяно-Алтайском регионе.

Большинство могильников и даже отдельно стоящие курганы у хакасов в прошлом имели свои названия. По их представлениям тагарские курганы — это укрепленные жилища древнего народа «ах харах», т. е. белоглазой чуди. Народ «ах харах» не захотел подчиняться чужеземному хану и погреб сам себя в своих домах. Поэтому, как объясняют легенды, в курганах находятся кости людей. В первоначальном смысле слово «кÿркен» в хакасском языке, как и во многих других тюрко-монгольских языках, употреблялось по отношению к прочному зимнему жилищу, сделанному из земли и камня. Например, до сих пор по р. Тея имеются местности с названием «Хындых кÿркен» — зимник Хындыха Бастаева, «Чабай кÿркенi» — зимник Чабая Бурнакова. В дальнейшем, в связи с укоренившейся легендой о чуди, смысл слова «кÿркен» изменился и стал обозначать курганы татарской культуры.

Под названием «чаа тас» в Хакасско-Минусинской котловине известны каменные могильники VII—IX в. Согласно легендам, чаа-тасы (букв. камни войны) возникли в эпоху битвы с монголами. Это якобы воткнувшиеся в землю камни, которые хакасские богатыри бросали в неприятеля. Иногда чаа тасы, имеющие обычно вид скученных высоких каменных стел, называют «хырых кÿркен» — сорок курганов (Капчалинcкий и Ташебинский чаатасы) или «хырых сыырат» — сорок могил (чаатас за оз. Беле). Народное название памятников «чаа тас» было введено в научный оборот в 80-х гг. XIX в. А.В. Андриановым и Д.А. Клеменцом.7 Термин «чаа тас» у других народов Саяно-Алтая не встречается. Этот факт наводит на мысль о местном происхождении культуры чаа тас.

Каменные стелы, балбалы и обелиски, а также угловые камни татарских курганов и чаатасов хакасы называют «кöзее» (саганцы) или «обаа» (качинды). Вероятно, раньше под словом «обаа» подразумевали каменную насыпь на кургане, ибо, как уже упоминалось выше, этим термином называются священные насыпи на горных перевалах. Археологические памятники, обозначающиеся словами «кöзее» и «обаа», имеются у многих тюрко-монгольских народов Южной Сибири и Центральной Азии.

Могильники позднего средневековья, с небольшими каменными насыпями, именуются хакасами «хырғыс cööri», т. е. кыргызские кости или могилы. Хырғыс cööri, по всей видимости, относятся к Аскизской культуре, т. е. X—XVII в. Нами отмечено 25 могильников с названием «хырғыс cööri» (12 в Ширинском, 9 в Орджоникидзевском и 4 в Аскизском районах). Народный термин, отмеченный еще дореволюционными исследователями, заслуживает особого внимания. Впервые он вводится в научный оборот Ю.С. Худяковым. Однако здесь хырғыс cööri фигурируют под названием «сууктэр» (сööктер), т.е. буквально кости или могилы. Ю.С. Худяков отбросил существенное определение «хырғыс», без которого термин теряет смысл.8

С именем «хырғыс» в Хакасско-Минусинской котловине связаны названия различных исторических памятников средневековья. Например, старинные пашни около аала Топанов, у г. Тигiр тайии по р. Туим, около аала Тарчы в Ширинском районе называются «хырғыс тарлаа» - кыргызские поля. Остатки от военных рвов по р. Чаланчул (Ширинский район) и в устье р. Табат (Бейский район) носят названия «хырғыс орамнары» — кыргызские окопы. Железные трехлопастные стрелы известны у населения как «хырғыс уғы». Места производства черной металлургии у хакасов носят названия «хырғыс узанған чир» — кыргызские мастерские. Они отмечены по р. Тея в урочище Саасханах, в верховьях ключа Иптiг хара суғ (Аскизский р-н). Средневековые поселения, на местах которых заметны следы от землянок — «чир иб» (ст. Капчалы, аалы Балганов, Бейка), называются «хырғыс чурты» — кыргызские жилища.

Название «кыргызский» для памятников эпохи средневековья характерно не только для долины Среднего Енисея и Южной Сибири, но и Центральной Азии и даже Якутии. Указанные факты подтверждают исторический период «великодержавия» енисейских кыргызов, когда они распространили свое господство на большую часть территории Северной Азии,

Заброшенные хакасские могилы XVIII—XIX вв. называются «атанах». Они отличаются от средневековых погребальных памятников. Вероятно, под влиянием христианства сжигание трупов прекращается, хотя сохранилось сжигание пищи для мертвых и, в некоторых случаях, ездовой лошади — хойлага. Останки погребают в колодах или завернутыми в бересту. Над могилой, кроме каменной насыпи, стали ставить деревянные срубы — «частанмай».

У хакасов практиковалось воздушное погребение «пурханға сығарарга» — т. е. поднимать к бурхану. На четырех столбах делали настил, куда ставили саркофаг. Это сооружение называлось «сартах». Сооружение «сартах» делали на вершинах гор, и предназначалось оно для погребения шаманов. Судя но термину бурхан и типу самого захоронения, можно предположить влияние буддизма на погребальный обряд хакасских шаманов. Буддизм в Хакасию усиленно проникал в эпоху позднего средневековья.9

Современные кладбища хакасов называются «сыырат» или «сööктер». Еще недавно они, вероятно, носили родовой или семейный характер. Например, в местности Хамхазы в Аскизском районе находятся «хобый сööктерi» — кивинские могилы, около аала В. Киндырла за г. Сарығ тигей «харғалар сööктерi» - каргинские могилы, около аала Алахтаев «пайгудуғ сыырады» — байкотовское кладбище и т.д.

Детские кладбища — «олған сыырады» — находились отдельно и недалеко от аала. Кенотафы — «кiзi сомы», т. е. букв изображение человека, делали в том случае, когда прах покойного исчезал (например, был украден) из могилы. Такие случаи бывали очень редко и нам назвали только один пример в аале Киштеев.

Древнее население Хакасско-Минусинской котловины с испокон веков занималось скотоводством и земледелием. До сих пор в долинах рек сохранились многочисленные оросительные каналы, служившие как для орошения пастбищ, так и для пашен. Каналы по-хакасски называют «кооп» или «танна». Канавы, отходящие от магистральной линии и непосредственно орошающие пашни и мочаги, носят названия «арғы» — т. е. арыки. Хакасские легенды связывают происхождение этих каналов и арыков с чудью (ах харах кообы, чуут чолы) или, в других вариантах, с кыргызами (хырғыс арғылары, хырғыс чолы). В некоторых мифологических сюжетах они якобы являются дорогами богатырского сивого быка — «кöк пуғa чолы».10 Например, древние каналы в долине р. Биджа и ирригационная трасса, идущая от р. Уйбат под г. Тогмас до аала Сапогов, носят названия «кöк пуғa чолы». В данном случае хакасское «пуғa чолы» можно сравнить с тувинским термином «буга», обозначающим канал. Этот факт говорит, о древних этнокультурных связях народов, живущих по р. Енисею.

В долине Среднего Енисея отмечено большое количество писаниц — «пiчiктiг тас» или «ÿлгÿ тас». В Таштыпском районе их называют «пiзеглiг тас», от древнетюркского слова «безэк» — роспись, резьба. Многочисленные наскальные изображения наносились с древнейших времен и вплоть до этнографической современности.11

От времен кыргызского каганата сохранились памятники письменности «пiчiктiг тас» или «сабыра». Термин «сабыра» обозначает надпись, вырезанную на камне, дереве или металле. Например, в одном из героических сказаний говорится: «Дальнобойную стрелу-чибе вытащил. От наконечника и до хвостового оперения была вырезана и кровью окрашена надпись-сабыра».12 Это слово сохраняется у всех народов Саяно-Алтая.

Больше всего памятников письменности в Хакасии было найдено в долине р. Уйбат. Если к тому же учесть, что Л.Р. Кызласовым в долине этой же реки раскопано три дворца, то можно предположить о бывшем культурном центре средневековой Хакасии. Об этом свидетельствует и следующая загадка: «Уйбаттаң килген ой адым оң саринда таң малығ (пiчiк)» — «Из Уйбата пришедший мой буланый конь на правом боку имеет тамги (книга, письмо)».13

Исследователи предполагают, что древние хакасы имели книги и библио­теки. Надо сказать, что хакасский язык подтверждает это мнение. В нем сохранились слова: хағас, чачын — бумага, пiчiк — письмо, киңде — книга, суғдур — священное писание, пiдер — вырезанный письменный знак и др.14

В степях долины Среднего Енисея известно более 200 каменных изваяний, называемых хакасами «иней тас» — «старуха-камень». Как считают исследователи, время создания большинства из них относится к окуневской культуре, т. е. началу II тыс. до н. э.15 Из 50 услышанных нами народных названий для антропоморфных личин 13 имеют имена «хыс обаа» или «хыс кöзее» —«девушка-камень», а 16 названы «иней тас», «öрекен тас» или «хуртуях тас» — т. е. «старуха-камень». Одна из окуневских стел, имеющая сигарообразную форму, называется «киме тас», что в переводе с современного хакасского обозначает «лодка-камень». По форме она несколько напоминает длинную лодку. Однако заманчиво предположить кетское происхождение этого названия. «Кимэ» по-кетски значит бабушка.16

В таком случае название «киме тас» было бы идентично «иней тас». Развивая эту версию, можно было бы предположить кетоязычность населения, создавшего окуневские стелы, и что название «киме тас» дошло до нас в качестве реликта.

К средневековому периоду относятся лишь некоторые каменные изваяния хакасских степей. Вероятно, к ним надо отнести скульптуру «хырғыс иней» — кыргызская каменная баба, стоявшая по р. Нине в нише г. Иней тағ. Вплоть до установления Советской власти изваянию «хырғыс иней» ежегодно совершали жертвоприношение члены сеока хырғыс. В Июсских степях находилось средневековое изваяние, называемое «хозан хыс» — «заяц-девушка». Согласно мифам, хозан-хыс — это окаменевшая дочь Пÿрÿт хана (возможно, Бурятского хана), привезенная в Хакасию легендарным князем Ир тохчыном. Душа хозан хыс превратилась в зайца и стала главным онгоном у качинцев. Вполне возможно, что в связи с почитанием зайца средневековыми хакасами под название «хозан» — «заячий» понимались также и средневековые памятники. Например, каменные насыпи «обаа», относящиеся по легендам к кыргызскому времени, иногда называют «хозан тастачан» — заячьи камни. По р. Б. Июс один средневековый, кыргызский могильник (хырғыс cööri) расположен в местности «Хозанах» — заячий.

Уйбатская степь Хакасии по-своему уникальна, т. к. здесь находятся не только знаменитые Салбыкские курганы, но и сосредоточены почти все каменные скульптуры животных. В Уйбатской степи находились три каменных изваяния баранов — «хуча тас», два камня по форме напоминали лошадей — «ат обаа» и одно изваяние собаки — «адай обаа» (два изваяния стояли в Койбальской степи). У подножия г. Кÿнÿ тағ лежал синий камень, имеющий вид быка. Он так и назывался у хакасов «кöк пуға» — сивый бык. По легендам, это был богатырский бык, в котором заключалось счастье всего скота. С тех пор как он окаменел в Уйбатской степи у степняков стал хорошо расти скот. Среди стариков ходят легенды о золотой скульптуре жеребенка, которая якобы запрятана среди курганов у оз. Чалғыс кöл недалеко от ст. Уйбат. Каменные изваяния животных у хакасского населения почитались, и им систематически делались жертвоприношения. Наличие значительного числа скульптур животных говорит нам также о древности скотоводства в долине Среднего Енисея.

К загадочным памятникам древности относятся каменные «сундуки», называемые по-хакасски «оңло». У народа они считаются чудской работы. Нами насчитано 12 «оңло», причем 8 находятся на вершинах гор. 5«сундуков»- оңло сделаны из белого камня (кварц или мрамор) и стоят в местностях, где рядом нет выхода этих пород. Слово «оңло» в других тюрко-монгольских языках нам неизвестно.

Итак, мы привели известные среди хакасов названия исторических памятников и достопримечательностей долины Среднего Енисея. В названиях исторических памятников имеются термины как чисто тюркского, так и персидского, монгольского и, возможно, даже кетского происхождений. Все это говорит об этапах исторического развития указанного региона. Каменные изваяния типа «иней тас» считаются у народа женскими изображениями. Исторические памятники до сих пор почитаются хакасами, о них сложено множество легенд, мифов и преданий. Мы надеемся, что приведенные в работе народные названия исторических памятников помогут исследователям полнее раскрыть картину прошлой жизни населения Хакасско-Минусинского края.

Comments